home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 4

Батлер был готов зажать руками уши, пренебрегая всеми правилами приличия. Сколько же можно было слушать визгливые реплики рассерженной Луизы Строуберфилд!

Однако престарелый хозяин дома, как истинный джентльмен, держался из последних сил, и даже выдавливал из себя вымученную улыбку.

– Да, да, миссис Строуберфилд… Действительно, миссис Строуберфилд…

– Я не переживу всего этого! – заломила в отчаянии руки графиня.

– Вы совершенно правы, миссис Строуберфилд, – тут же нашелся Ретт и с удовлетворением подумал, что сейчас за все отыграется. – Вы не переживете всего этого, если не сделаете все то, о чем я вам говорю!

Первый раунд он уже выиграл, так как графиня взбешенно взглянула на него.

– Да не хочу я разговаривать с вашим поверенным! – воскликнула Луиза. – Это меня совершенно не интересует, можете меня понять?

Разговор происходил в квартире верхнего этажа. Вокруг безостановочно сновали каменщики и водопроводчики, подымая пыль. Ремонт шел полным ходом.

– Не волнуйтесь, мистер Батлер! Все будет сделано по высшему классу! – с наигранной уверенностью произнесла женщина. – У-ф-ф!

Она устало присела на кучу битого кирпича.

– Как вы не можете понять, – сказала Луиза. – Да, вы правы! Видите, я это признала!

Батлер внимательно смотрел на нее. На лице графини не было и тени раскаяния, просто какая-то усталость и безразличие. Складывалось впечатление, что признание собственной неправоты для этой женщины действительно ничего не значит, что причина ее несчастий заключается в чем-то другом, что гораздо серьезнее…

Луиза вздохнула.

– Вы правы, мистер Батлер, а я не права! Ну и что с того? Вопрос исчерпан этой простой констатацией факта!

Солнце, заливавшее ярким светом всю мансарду, заставляло женщину щуриться.

– Но не думаете ли вы, мистер Батлер, что я готова была примчаться сюда среди ночи только из-за того, что рабочие разрушили не ту стенку? Батлер пожал плечами.

– Да-да, я готова была приехать среди ночи, и меня остановило только то, что у вас почему-то не отвечал телефонный аппарат!

Ретт при этих словах усмехнулся в усы. Совет Перкинсона оказался правильным.

– Стенку? – воскликнул Батлер с возмущением, – вы называете это стенкой?

Луиза издала звук, похожий на тихий стон.

– Дайте мне сказать, мистер Батлер! – сказала она. – Вы вели себя безобразно! Почему вы вторглись к Алену Перкинсону! И как вы разговаривали с ним?

– Считаю, что нормально, – спокойно возразил Ретт Батлер.

– Это вы называете нормальным? – Луиза фыркнула. – У Алена выдержанный характер! И если он так кричал на меня, значит его кто-то вывел из себя! И потом…

Женщина быстро перевела дух и продолжала уже более спокойно:

– Если я из каких-то своих личных соображений сочла целесообразным не разглашать подробностей нашего с вами контракта, то и вы этого не должны были делать! Разве не так, мистер Батлер? А коль вы это сделали, то я имею полное право думать, что у вас была какая-то корыстная цель.

Ретт помотал головой, но Луиза, казалось, этого не замечала.

– У вас могла быть цель… Ну хотя бы защитить мистера Дюпона в ущерб моим интересам!

Из горла Батлера вырвался изумленный крик.

– Как? – вскричал Ретт. – Какой еще мистер Дюпон? Я не знаю никакого мистера Дюпона! К тому же мне нет дела до чьих бы там ни было интересов! Если хотите знать, я достаточно прочно стою на ногах для того, чтобы ни от кого не зависеть!

– Так! – сказала Луиза Строуберфилд. – Вы не знаете, кто такой Дюпон! Тогда я вам скажу, кто это! Это мой кредитор! И я ему задолжала огромную сумму денег!

– Меня ваши проблемы не волнуют, уважаемая миссис Строуберфилд, – ответил Батлер. – Извините, пожалуйста, за прямоту.

– Ничего, махнула рукой Луиза. – А что вы скажете насчет Перкинсона?

– Насчет Алена Перкинсона? – удивился Ретт. – А кстати, кто он вам?

Женщина насмешливо посмотрела на Ретта Батлера.

– Вы еще не догадались? Нет? Странно! – она покачала головой. – А вам это и в самом деле интересно знать?

Ретт неопределенно кивнул головой.

– Хорошо! – неожиданно зло сказала Луиза. – Я скажу, кто он мне, если вас это так интересует! Так вот, он находится у меня на содержании!

Луиза остановилась, чтобы полюбоваться произведенным эффектом. Ее слова попали в цель, Батлер от неожиданности даже открыл рот.

– Он мой любовник! – продолжала женщина, в упор разглядывая глаза Ретта Батлера под густыми седоватыми бровями.

– Хотите знать также, во сколько он мне обходится в месяц?

Все это графиня выпалила вызывающим тоном, но потом, через секунду, закусила губу и разразилась слезами, бормоча про себя:

– Боже мой, Боже мой… Какой ужас! Как низко я пала!

Ретт Батлер не знал, как себя вести. Он был буквально поражен, а главное, смущен.

Наконец, Ретт решил подойти к плачущей женщине, однако в это мгновение в дверном проеме появились Джессика и Роберт.

Джессика сразу бросилась к плачущей матери:

– Мама! Что случилось, что произошло? Скажи, он тебя обидел?

Девушка гневно посмотрела в сторону Батлера. Тот с досадой отвернулся.

Графиня Строуберфилд запрокинула голову вверх, чтобы скрыть слезы. Она не отвечала на вопросы дочери и только продолжала судорожно всхлипывать.

Но тут Луиза заметила, что Джессика пришла не одна, а со своим женихом. Графиня сразу набросилась на него:

– Так вот он, миленький мой! Тут я из-за него с ума схожу, выслушала кучу неприятностей! А он все где-то шляется!

– Прошу вас, Луиза! – сказал молодой человек – Успокойтесь… Что вы хотите?

– Сейчас же вели рабочим сделать все, как и было! – железным тоном произнесла миссис Строуберфилд. – Не то будет много неприятностей.

– Послушайте, я ведь сделал только то, что вы сами велели, – растерянно проговорил молодой человек.

Луиза сверкнула в его сторону глазами.

– Ладно, пусть все восстановят, и дело с концом! – быстро сказала она. – И вообще, хватит об этом!

Графиня поднялась с кирпичей и отряхнула подол длинного платья.

– Мама, ну разве можно было позволять себе садиться? – затараторила Джессика. – Во-первых, я подумала, что тебе плохо, раз ты сидишь на куче строительного мусора, во-вторых – посмотри, как ты измазалась!

Девушка принялась хлопотать вокруг матери, вооружившись носовым платком, которым она пыталась стереть пыль с платья графини.

– Спасибо, доченька! – сказала Луиза. Она взяла Джессику под руку.

– Ну хорошо, хорошо, – сказал Роберт, подойдя к Батлеру. – Только поверьте…

– Где Ален? – в это время спросила Луиза у своей дочери.

Девушка пожала плечами.

– Я его не видела. Вчера вечером мы заходили в один трактир, было уже поздно. Один из друзей Алена, его зовут, по-моему, Монди, сказал, что Перкинсон собирается куда-то уехать…

При этих словах Джессика легонько провела рукой по щеке матери, стирая следы слез.

Тут до разговаривающих женщин донесся голос взбешенного Ретта Батлера:

– …Никаких оправданий у вас быть не может! Мы же ясно договорились! Это безумие. И кому только могло прийти в голову разрушать капитальную стену? Вы хоть знаете разницу между капитальной стеной и перегородкой? В моем доме это очень легко: капитальные стены из кирпича, перегородки – из дерева!

Хозяин дома отчаянно жестикулировал перед носом отступающего назад Роберта Хайнхилла, срывая на нем все накопившееся зло.

– Но зачем ты приехала? – тихо спросила Джессика у матери.

– Как, ты не знаешь? – удивилась Луиза. – Этот полоумный, – она кивнула на Батлера, – сказал Алену, что квартиру я не купила.

– Ну и ну! – протянула Джессика.

– Да! – горько усмехнулась графиня. – Теперь мне придется ее купить!

Джессика нахмурила бровки. Она мгновенно оценила ситуацию и посмотрела на Батлера, который как раз направлялся вместе с Робертом к женщинам.

– Мистер Батлер ни за что ведь не продаст нам эту квартиру! – нарочито громко произнесла девушка, обращаясь к матери, но одновременно косясь на Ретта. – Правда, мистер Батлер? Вы не расстанетесь с этой квартирой ни на каких условиях?

Ретт Батлер остановился и сунул большие пальцы под жилетку.

– Теперь я даже не сдам ее ни на каких условиях! – спокойно произнес он.

– Что такое? – встревоженно воскликнула Луиза Строуберфилд, переводя взгляд с дочери на Ретта и обратно. – Вы сговорились?

– Ну зачем ты так, мама? – укоризненно покачала головой Джессика.

– Помалкивай, неудачливая лгунья! – остановила ее мать. – Я хочу слышать, что скажет мистер Батлер, он порядочный человек!

Ретт обескураженно посмотрел на Луизу.

– Миссис Строуберфилд, – стараясь говорить спокойно, начал Батлер, – вы прекрасно знаете, что вопрос о продаже квартиры даже не подлежит обсуждению!

Глаза Луизы медленно наполнились слезами. Она подошла совсем вплотную к Батлеру и, обращаясь к нему одному, произнесла:

– Вас, очевидно, настроили против… Скажите правду, мистер Батлер!

Она обернулась к дочери.

– Какая подлость, Джессика, с твоей стороны! Ты что же, думаешь, я оставлю без денег тебя и твоих многочисленных друзей?

– Но, мама! – начала девушка.

– Не перебивай! – сердито остановила ее Луиза. – Уж, кажется, на тебя я всегда тратилась без счета! Но тебе этого мало, доченька, и ты делаешь все, чтобы отдалить от меня единственного в мире человека, который приносит мне хоть немного радости!

Джессика не выдержала.

– Что ты такое говоришь? – возмущенно воскликнула она. – Не я ли тебе, мама, всегда говорила, что ты на Алена тратишь мало денег? Не я ли тебя умоляла договориться с хозяином этого дома… мистером Батлером, – уточнила девушка, встретившись с Реттом глазами, – чтобы ты сняла для Перкинсона квартиру?

Она явно искала у Ретта поддержки!

– Скажите ей сами, мистер Батлер! – умоляюще сказала девушка.

Она взяла Ретта за руку, как бы приглашая вмешаться. Однако, Батлер осторожно высвободил руку и отрицательно закрутил головой:

– Извините… Совершенно не хочу лезть в ваши семейные дела…

– Вы только подтвердите, как старалась я для моей мамы! – повторила просьбу девушка.

Прямо перед Батлером были ее прекрасные большие глаза. Эх, сбросить бы мне пару десятков лет, с грустью подумал Ретт Батлер.

– Увы, ваша дочь права! – сказал Ретт Луизе, пытаясь унять накал страстей. – Я позволил этой девушке уговорить себя…

Графиня уставилась на дочь с выражением раскаяния на лице.

– Правда, я сильно сожалею об этом теперь… – продолжал Ретт. – И все-таки, – он принял свой прежний уверенный и холодно-рассудочный вид. – Уважаемая миссис Строуберфилд, если вас не затруднит, загляните ко мне вниз, там будет ждать мой поверенный…

– Какой ужас! – иронически воскликнула Луиза. – Это меня страшно испугало!

Что за чудо? Она уже смотрела на Батлера просветленными и даже веселыми глазами! Настроение этой женщины менялось на противоположное почти мгновенно. Теперь ей хватило только того, что он, Ретт, доказал искренность действий дочери.

Впрочем, для матери это должно было значить немало…

– Нет, нас теперь заботит только ваша капитальная стена, – продолжала Луиза Строуберфилд. – Не беспокойтесь, мы ее восстановим!

– Я абсолютно спокоен! – решительно возразил Батлер. – Наш контракт расторгнут.

С этими словами он резко повернулся и шагнул к двери.

– Вы здесь больше не нужны, – бросил Ретт рабочим по дороге, видя, что они слоняются без дела. – Можете уходить…

Рабочие были растеряны. Они попытались что-то спросить у Роберта и Джессики, но те снова погрузились в обсуждения семейных проблем и не обращали на строителей никакого внимания.

– Может, ты все-таки объяснишь… – тихо сказала Джессика матери.

– Нечего объяснять! – прервала та. – Ты мне сама сказала, что Ален уехал. Значит, все кончено! Слышала бы ты, как он разговаривал со мной вчера вечером… Я думала, у меня разрыв сердца будет…

Джессика неожиданно жестко возразила:

– У тебя же сердце как у двадцатилетней девчонки! Только на прошлой неделе ты прошла полное обследование у доктора Уотеррса!

– Да что мне эти обследования! – воскликнула Луиза. – Помнишь беднягу Раймона? Его уверяли, что у него сердце как у двадцатилетнего, но не успели даже договорить, как он упал и умер…

Девушка повернулась к своему жениху и многозначительно посмотрела на него:

– Да будет тебе, все знали, что Раймон – старая развалина! Послушай, мамуля, сейчас тебя ждет Мери, лучше поезжай к ней, прими ванну, поспи. В таком виде тебе показываться дома не следует.

– Никого не хочу видеть! – возразила Луиза, – тем более Мери, которая всегда говорила, что Ален эксплуататор… что он слопал целое состояние у старухи Джексон… Не понимаю, откуда эта Джексон могла взять целое состояние… Пока был жив мой отец, он помогал ей, искупая грехи своей молодости…

– А ты ничего не говори Мери, – сказала Джессика. – Собственно, тебе и сказать ей нечего, ничего ведь и не случилось…

– Но Ален все-таки уехал? – спросила Луиза. Джессика вздохнула и посмотрела на мать так, как будто у нее было за плечами по крайней мере вдвое больше лет, чем у матери.

– Если и уехал, то вернется! – произнесла девушка покровительственным тоном. – Не бери в голову, мама. Робби проводи мать к автомобилю…

– А ты? – спросил Роберт.

– Пойду к мистеру Батлеру, попытаюсь склеить разбитую вазу, – тряхнула головой Джессика.


* * * | Последняя любовь Скарлетт | * * *