home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Назавтра, как только Ретт Батлер зашел в свой кабинет, раздался телефонный звонок. Батлер подумал, что это звонит Николсон. Ретт недавно позволил уговорить себя вложить кругленькую сумму в одно предприятие, обещающее солидный барыш. Теперь молодой управляющий названивал ему по утрам, извещая, как идут дела.

Однако это оказался Лино Аури, новый адвокат Ретта Батлера. Аури извинился за ранний звонок.

– Что случилось, уважаемый Лино? – обеспокоенно спросил Ретт.

– Это нетелефонный разговор, – извиняющимся тоном произнес Лино. – Знаете, если вы не против, я сейчас приеду…

– Хорошо! – ответил Батлер. – Жду вас!

Ретт положил трубку и прошелся по кабинету. На полотнах, развешенных по стенам, Батлер видел все те же сюжеты, но утром они выглядели гораздо привлекательнее, чем вечером. «Как и живые люди, – уныло подумал Ретт. – Члены семьи… Все зависит от настроения человека! Можно по-разному видеть картину, и это зависит только от твоего настроения, а когда смотришь на живого человека – тогда и от его настроения также…»

Ретт подошел к окну и распахнул его. В комнату ворвался свежий ветер. Батлер подставил ему лицо и улыбнулся. Так он делал каждое утро, несмотря на погоду.

К дому подъехал экипаж, из которого выбрался низкий полноватый человек в черном блестящем цилиндре. Это и был адвокат Лино Аури. Следом за адвокатом из экипажа вылезли женщина и мужчина. В руках у незнакомца был широкий сверток. Лино Аури и другой мужчина пропустили даму вперед, открыв перед ней парадную дверь. Она незамедлительно вошла внутрь дома. Мужчина последовал за ней.

Мистер Аури расплатился с извозчиком и вошел в дом за своими спутниками.

Ретт Батлер нахмурился и отошел от окна. «Что, в самом деле, могло привести ко мне этого дельца? – подумал Батлер, закрывая окно. – Я ему не назначал, к тому же он не один…»

Раздался стук в дверь.

– Войдите! – крикнул Ретт.

Дверь отворилась, и в кабинет вошел мистер Аури. Его объемная кучерявая шевелюра была несколько примята цилиндром, который он уже снял и отдал Саманте в прихожей. Черные жесткие усы топорщились над верхней губой.

Они были достаточно длинные и стояли торчком. Ретту Батлеру все время казалось, что такие усы должны постоянно щекотать адвокату нос, отчего тот непрерывно должен был бы чихать.

Но, видимо, мистер Лино Аури давно привык к своим усам. По крайней мере, ни одного чиха Ретт Батлер не слышал от этого человека за все время своего знакомства с ним.

– Проходите, проходите, Лино! – воскликнул Батлер. – Что случилось?

Лино Аури оглянулся назад, давая понять, что за его спиной кто-то есть.

– Разрешите? – неуверенно произнес он.

– Конечно! – повторил Батлер. – Прошу вас пройти!

Однако адвокат Аури остался у порога. Он, запинаясь, произнес:

– Вчера мне позвонила графиня Строуберфилд… Вы ее знаете…

– Ретт поднял брови.

– Ах, так она графиня… Я видел вчера эту женщину. Однако мы не знакомы. Надеюсь, уважаемый Лино, вы пришли сюда не по ее поручению?

– Осторожнее, мистер Батлер, не скажите чего-нибудь лишнего! – вдруг раздался знакомый голос из-за плеча адвоката. – Нам тут все слышно!

Ретт вздохнул. Теперь он понял, что женщина, которую он видел из окна, была ни кто иная как Джессика Строуберфилд, а сопровождавший ее мужчина – Роберт Хайнхилл, ее жених. «Не надолго же они оставили меня в покое! – с досадой подумал Ретт.

Адвокат посторонился, и Батлер увидел в дверном проеме нечто странное. Перед ним была только длинная и узкая юбка мисс Строуберфилд. Торс и половина лица девушки были закрыты давешней картиной.

Джессика хитро усмехалась из-за холста.

– Скажите сейчас же, что рады, иначе меня просто удар хватит! – воскликнула девушка. – Дело сделано, мы ее купили!

Ретт Батлер пожал плечами.

– Что ж, поздравляю…

– Куда ее поставить? – спросила девушка.

Из-за ее плеча выглянул довольный Роберт Хайнхилл. Не дожидаясь приглашения, молодые люди вошли в кабинет и поставили картину у стены – туда, где она стояла вчера.

Появление картины не оставило Батлера равнодушным. Он с интересом посмотрел на полотно, но сразу же взял себя в руки и холодно осведомился:

– Но зачем вы привезли ее сюда? – он обернулся к адвокату. – Лино, дорогой, что вы скажете?

Мистер Аури смущенно промолчал.

– Мы купили ее! – с торжеством в голосе повторила Джессика.

– Как я уже сказал, – запинаясь, начал Лино Аури, – мне вчера позвонили и сделали выгодное предложение…

Батлер возмущенно посмотрел на него:

– Вы имеете в виду, что предложение сделали через вас мне? Но в таком случае делать заключение о его выгодности я должен сам!

Адвокат обиженно засопел.

– Как ваш поверенный, я счел возможным выслушать столь заманчивое предложение, – сказал мистер Аури, – и даже дать вам совет…

Ретт резко оборвал его:

– Благодарю вас, мистер Аури! Свой долг вы выполнили, вопрос исчерпан!

Джессика переводила взгляд с одного мужчины на другого.

– Уважаемый мистер Батлер, не сердитесь, пожалуйста! – умоляюще произнесла девушка. – Это ведь мы его заставили поехать к вам и взять нас. Знаете, я вас прекрасно понимаю. Я знаю, какой несносный может показаться мама незнакомому человеку! Но, право, нельзя же из-за этого…

Девушка подошла вплотную к Ретту, он почувствовал запах ее духов.

– Прошу вас, выслушайте же меня! Если бы вы только знали, как важно нам снять у вас на год верхнюю квартиру, клянусь, вы бы отдали ее нам сразу, и, может быть, вообще даже даром…

– По-видимому, – Лино Аури перебил Джессику, – графиня Строуберфилд не уточнила, что квартира нужна ей только на один год. Поскольку вы мне говорили, что не собираетесь заниматься оборудованием библиотеки до наступления весны… Я позволил себе…

– Да и не в этом дело! – воскликнула Джессика, в свою очередь перебивая адвоката, – дело не в том, что на один только год. Мы там вообще почти не будем жить! Так уж почему-то всегда получается. Нам не сидится на одном месте, наше семейство все какое-то неприкаянное. Вот почему мне необходимо пожить самостоятельно! Теперь и мама это поняла. Мы с Робертом сможем не только проверить здесь свои чувства, но и приглядывать за Аленом. Но если мы с вами не договоримся, мама, чего доброго, еще передумает, и тогда вся затея лопнет! Вы меня понимаете? Батлер помотал головой:

– Нет! В Сан-Франциско полно прекрасных домов, которые могут вам подойти…

– Но мама отыщет тысячу предлогов, чтобы не ходить и не смотреть их! – с жаром воскликнула девушка.

– Насколько я понял графиню, – заговорил адвокат, – присутствующая здесь мисс помолвлена с…

Джессика посмотрела на Лино и продолжила:

– Да, мы с Робертом помолвлены, мы испытываем себя! Мама согласна, чтобы я ушла из дому и пожила с Робби здесь, у Алена!

– А кто такой Ален? – спросил Ретт.

– Ну что вы, мистер Батлер! – воскликнула Джессика. – Вы же познакомились с ним вчера. Мансарда эта его. Вернее – для него.

Ретт Батлер невольно залюбовался необычайно красивыми глазами девушки. Он поймал себя на том, что смотрит на Джессику с таким же восхищением, как смотрел когда-то на юную Скарлетт, а в последние годы разве что на произведения искусства.

Ретт спохватился, затряс головой и провел рукой по лицу, чтобы прогнать наваждение.

– Ну что же, признание за признание, – спокойно проговорил Батлер. – С устройством библиотеки на мансарде действительно никакой спешки нет. Главная причина моего отказа заключается в том, что я уже старый самодур или, более мягко говоря, старый невротик… – Ретт улыбнулся, обнажив все еще белые ровные зубы. – Я не выношу никакого шума, никаких незнакомцев у дверей своего дома и необходимости вступать в ненужные мне контакты, в чем-то себя ограничивать или стеснять!

– Вы не старый и не невротик! – горячо возразила Джессика. – Вы… очаровательны! Правда?

Она оглянулась на жениха. Юноша удивленно хмыкнул и отвернулся.

– Не обращайте внимания, – девушка махнула рукой. – Вы мне нравитесь. Ну, немножко самодур… Допускаю… Но мы все немного самодуры! Ваши причуды по крайней мере прекрасны, как вот эти картины, девушка показала рукой на стену. – И только не говорите, что это полотно вам уже не нравится!

Теперь она показала на картину, которую только что принесла.

Тут подал голос Роберт:

– Он сам звонил в художественный салон мистеру Моринду, произнес юноша, обращаясь к Джессике, когда мы еще были там..

– А, ну да, а я и запамятовала, сказала девушка, успокаиваясь. Моринд и этот второй… Тректон, они были в отчаянии… Понимаете, мистер Батлер… Мама, оказывается была права, когда говорила, что эти антиквары – жулики. Ведь они нам отдали картину вдвое дешевле, чем запрашивали с вас.

– Вот этого как раз тебе и не стоило говорить, – желчно произнес Роберт.

– Нет, пусть знает! – воскликнула девушка.

Владельцы салона хотели сыграть на том, что мистер Батлер богат и достаточно расточителен! Представляете, каково им будет узнать, что картина оказалась здесь, у мистера Батлера! Да они просто лопнут от злости!

Она весело рассмеялась. Смех ее был так заразителен, что Ретт сам невольно улыбнулся.

Джессика поймала улыбку Батлера и принялась ковать железо, пока горячо.

– Итак, мистер Батлер, можно считать, мы в расчете! Примите эту картину в виде аванса за три месяца как полагается!

Взгляд Батлера снова остановился на полотне. Искушение было велико, адвокат почувствовал, что это самый подходящий момент для вмешательства.

– Так что же, мистер Батлер? спросил Лино Аури. Удовлетворим просьбу этих молодых людей? Вы сдадите квартиру сроком на один этот год, разумеется, без возобновления контракта.

Ретт с досадой обернулся к нему.

– Не смешите, меня, Аури. Квартиру, требующую ремонта, не снимают на один год. Я же к ремонту приступать пока не собираюсь и брать на себя обузу…

Джессика сделала шаг вперед и нетерпеливо притопнула ножкой.

– Какой ремонт? – воскликнула она. – Нам квартира подходит и так? Правда, Роберт?

Молодой человек кивнул.

– В этой квартире достаточно просто побелить стены, уверенно продолжала девушка. – А это могут сделать маляры, которые в прошлом году производили аналогичные работы в нашем загородном доме. Мама их снова наймет… Ну, еще надо будет привести в порядок ванную комнату…

Джессика смотрела в глаза Батлеру и говорила:

– Вот и все действительно необходимые работы! Разве это много? Мы все их берем на себя! Больше ничего не надо, право же, ничего! В противном случае, как вы правильно заметили, мистер Батлер, не стоило бы и возиться…

Она бросила взгляд на жениха.

– Что же касается шума… Мы позаботимся о том, чтобы покрыть пол коврами… Так, Робби, милый?

Молодой человек вздохнул и похлопал себя по карману, где, видимо, лежал его бумажник.

– Что же, придется потратиться… – печально подтвердил он.

– Нет, – покрутил головой Ретт, все-таки, это не такой уж и маленький ремонт…

– Нет, мистер Батлер! – закричала Джессика. Не надо упрямиться! Вам подворачивается ужасно выгодная сделка! Знаете, сколько мы будем платить вам в месяц?

Адвокат Аури осторожно кашлянул:

– Действительно, Ретт…

– Хочу вам заметить, что я не стеснен в средствах! – поднял протестующе руки Батлер. – И меня не интересуют подобные сделки!

– Зато вас интересует картина! – сказал Роберт Хайнхилл.

– Знаете, мистер Батлер, – произнесла девушка. Мама даже не в курсе этой истории. Она нам просто выделила определенную сумму денег, и мы должны в нее уложиться: заплатить за наем, обстановку, ремонт…

Она вновь подняла на Батлера свои огромные глаза, которые так понравились Ретту, и заговорила горячо, доверительно, с дрожью в голосе.

– Одно только вы должны мне обещать, сказала Джессика, понижая голос. – Правда, это условие в контракт о найме жилья мы внести не сможем… Если мама попросит вас продать ей эту квартиру, вы отказываетесь и сразу же сообщаете мне. Девушка вздохнула.

– Надо остерегаться некоторых маминых выходок. Никогда не знаешь наперед, что же ей взбредет в голову… А потом она же сама и раскаивается. Бывает, это даже до болезни ее доводит…

Батлер криво усмехнулся.

– Я говорю, что вообще не собираюсь сдавать квартиру, а вы уже обсуждаете вопрос о продаже…

Джессика порывисто подскочила к Ретту и неожиданно чмокнула его в щеку.

– Нет-нет! Ни слова больше! – воскликнула она. Потом, словно испугавшись собственной смелости, отступила на шаг назад и произнесла, показывая на картину:

– Что же нам делать с этой вот штуковиной, если мы ее все равно купили? Нас просто засмеют! Она, конечно, красивая, но…

На картине была изображена дама с двумя детьми – мальчиком и девочкой, рядом с ней стояли двое мужчин.

– Как по вашему, мистер Батлер, кто эта дама? И кто ее муж? Тот или этот? Который постарше, правда? А второй мужчина – ее друг. Вы обратили внимание? Старшая дочь похожа на мужа, а маленький мальчик – на друга…

Ретт Батлер внимательно посмотрел на девушку. Что такое она говорит, та, кто годится ему во внучки! До чего бесцеремонна современная молодежь…

Саманта гладила постиранное и только что высушенное белье в одном из подсобных помещений на втором этаже, как вдруг раздался страшный, словно взрыв, грохот. Саманта втянула голову в плечи и инстинктивно глянула на потолок. Его поверхность покрылась сетью мелких трещин.

– Господи, Боже мой! – перекрестилась служанка. Раздался второй удар, еще более сильный. Стены дома задрожали. Саманта отошла от гладильного стола, прижалась к стене и с ужасом посмотрела вверх.

От потолка отлетел здоровенный кусок штукатурки и упал на темные брюки хозяина дома, которые служанка только что гладила. В нескольких местах потолка стала просачиваться и капать вода.

Саманта подбежала к окну, распахнула его и, высунув голову, крикнула вверх:

– Эй! Что там такое? Вы с ума сошли? Здесь же все рушится!

Она перевела взгляд во двор и решила позвать на помощь привратника:

– Том! Иди сейчас же сюда! Эти чертовы мастера разломают все… Кто только позволил это им делать?

– Не волнуйся! – прокричал ей снизу Томсон Клейн, пожилой привратник. – Это работают каменщики, они производят ремонт на мансарде в соответствии с контрактом, который заключил хозяин!

– Каким контрактом? – покрутила головой Саманта. – По-моему, он не заключал никакого контракта!

– Тогда поговори с рабочими, – лениво произнес привратник, – они тебе сами все объяснят!

Сказав это, он пошел по своим делам.

Саманта вздохнула и отошла от окна. Она, переваливаясь с ноги на ногу как большая утка, пересекла гардероб, переднюю и коридор, поднялась по лестнице на третий этаж и дальше под самую крышу.

Дверь на мансарду была заперта.

– Эй, вы, там! – Саманта подергала дверь и, не добившись результата, закричала в замочную скважину:

– Сейчас же отвечайте, что это вы себе позволяете? Ответом ей был третий взрыв, который превзошел по силе оба предыдущих.

– Сейчас же откройте! – заорала взбешенная Саманта.

– Мы производим ремонтные работы! – раздался голос из-за запертой двери. – А на все вопросы мы будем отвечать только хозяину дома!

– Мистер Батлер сейчас в конторе! – сердито сказала Саманта. – Я его служанка, он мне полностью доверяет! И поэтому я считаю, что имею полное право знать, чем вы там занимаетесь!

– А мы так не считаем! – весело ответил голос из-за двери.

Саманта изо всех сил стала трясти запертую дверь обеими руками.

– Открывайте, иначе я сейчас вызову полицию! – закричала она.

Раздалось недовольное ворчание и медленные шаги в сторону двери. Наконец, дверь открылась, и перед служанкой предстал усатый рабочий-каменщик, весь запыленный и измазанный в известке.

– Вы заперлись, как самый настоящий мошенник! – разъяренно прошипела Саманта. – Что вы тут делаете? Испытываете новое оружие, которое будете использовать при сегодняшнем ночном ограблении?

– Да что случилось? – вскричал рабочий. – Не могу понять вашего гнева. Ну, громыхнуло пару раз… Ну и что с того?

– Громыхнуло! – передразнила каменщика Саманта. – Давайте спустимся вниз на один этаж, я вам покажу дело ваших рук!

Последние слова она произнесла с явной угрозой. Каменщик, наполовину испуганный, наполовину заинтригованный этим предложением, отряхнул руки, потом вытер их о штаны и произнес:

– Ну, что ж, миссис, пройдемте!

Они спустились и зашли в подсобное помещение, где Саманта услышала взрывы.

– Вот – показала служанка рукой на потолок. – Смотрите! Сейчас он провалится на голову! И, к тому же, стала протекать вода! Такого вообще никогда не было!

Каменщик вздохнул с облегчением.

– Вода – это не мы! Мы работаем совершенно в другой стороне!

Он показал пальцем.

– Вот там мы работаем!

Саманта посмотрела туда, куда указывал грязный палец работника, и ее губы перекосила злобная усмешка.

– Ладно, оставим воду, любезный мистер! – сказала служанка и уперла руки в бока. – Но там, куда вы указали, я вижу основные трещины! Еще несколько мгновений назад их не было!

– Подумаешь, трещины! – пожал плечами каменщик. – Этот дом, говорят, выдержал Гражданскую войну? Так ведь он еще три таких войны выдержит!

– Это вы будете объяснять мистеру Батлеру, когда он вернется! – сказала Саманта.

– Да какое нам до него дело! – закричал каменщик, – мы работаем…

– Вы вообще не имеете права работать! – жестко произнесла служанка. – Ни там, ни здесь!

Ее рука обвела весь потолок.

– Знаете что? – сказал рабочий. – Наше дело – выполнять указания архитектора! Мы честные каменщики. Мы подрядились выполнять определенную работу – и мы ее выполняем! А если вам что-то не нравится, обращайтесь к нему!

– К кому? – переспросила Саманта.

– Да к архитектору! – воскликнул усатый каменщик и вышел в коридор.

Слушая, как затихает стук его тяжелых башмаков, Саманта крутила головой и бормотала про себя колоритные негритянские проклятия.


* * * | Последняя любовь Скарлетт | * * *