home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

После ужина Ким одела Хлою в пижамку. Потом взяла девочку за руку и они пошли в кухню, где Джаред убирал последние тарелки из посудомоечной машины.

— Мне кажется, мы уже готовы ложиться спать.

Подняв Хлою на руки, она поцеловала ее в щеку.

— Скажи дяде Джареду «спокойной ночи», и пойдем бай-бай.

На лице Джареда появилась чувственная улыбка.

— Мне кажется, только одна из вас готова лечь в постель.

Она проигнорировала его комментарий вместе с убийственной улыбкой и опасным блеском глаз, хотя это далось ей нелегко.

— Скажи Хлое «спокойной ночи», и мы пойдем спать.

Подхватив на руки малышку и что-то тихонько нашептывая ей на ухо, Джаред пошел к лестнице. Пират тоже потопал туда, все время оглядываясь, чтобы убедиться, что Ким следует за ними.

Они вошли в гостевую. Ким смотрела, как Джаред осторожно укладывает девочку в кроватку. По его спокойным движениям, по тому, как заботливо укрыл он ребенка одеяльцем, трудно было поверить, что всего несколько часов назад он метался в панике, не зная, что делать. Он казался прирожденным отцом. Но способен ли он на продолжительные отношения?

Она подошла к краю кроватки и встала рядом с Джаредом, наблюдая, как девочка зевает и старательно трет кулачками глаза. Для нее это был трудный день среди новых людей и в новой обстановке.

Джаред обнял Ким за плечи.

— Какой спокойный ребенок! Неужели со всеми детьми так легко? — Он повернулся к Ким, и она поняла, что он спрашивает это искренне.

Она невольно рассмеялась.

— Ничего подобного! Ты, наверное, забыл, в какой панике позвонил мне среди ночи, когда никак не мог успокоить ее. Она и в самом деле выглядит очень счастливым ребенком, но именно это и настораживает. Обычно маленькие дети так себя не ведут. За целый день — никаких проблем.

Побежденная сном Хлоя наконец закрыла глаза. Убедившись, что она действительно спит, Джаред и Ким тихонько вышли из комнаты, прихватив с собой Пирата.

— Я лучше поеду домой. Уже очень поздно.

Джаред обнял ее. Его поцелуй был так сладок, обещал столько счастья, что у Ким заныло сердце. Он прервал поцелуй, чтобы сказать:

— Идем… выпьем по бокалу вина и…

— Нет, мне на самом деле надо ехать домой. — Воспользовавшись его минутной нерешительностью, она отошла подальше. — Встретимся утром. Я приду пораньше и приготовлю Хлое завтрак.

Ким поспешно вышла, села в машину и уехала. Но отправилась не домой, а в противоположную сторону, на городскую окраину. Там она огляделась, чтобы определить, где идет строительство. Миновав еще несколько кварталов, она подъехала к новому строящемуся муниципальному центру.

Она достала блокнот и карандаш и записала информацию, указанную на табличке: название строительной организации, название проекта, спонсор. К ее удивлению, строительство спонсировал не банк. Имя Джареда Стивенса, а также фирма «Стивенс энтерпрайзиз» нигде не значились. Интересно, какое отношение имеет Джаред к строительству этого здания?

Она узнала Джареда совсем с иной стороны, такой человек никак не ассоциировался с ее представлением о Стивенсах. Он защитил ее от Терри. Извинился перед ней за его грубость. Упомянул о том, что кое-какие дела его отца дурно попахивали и от этого ему явно было не по себе. Сказал, что доверяет ей дело с благотворительным фондом и верит в ее способности. И в довершение всего он добровольно, очень серьезно и охотно взвалил на себя ответственность за судьбу полуторагодовалого ребенка, которого никогда раньше не видел…

Такого Джареда Стивенса она любила. Но ведь и в то утро она видела того же самого Джареда Стивенса. Будущее становилось все более непроницаемым. Ким вздохнула.

Дома она прошла в спальню и, сбросив одежду прямо на пол, моментально провалилась в тяжелый глубокий сон.


Джаред проснулся рано. Ему удалось поспать, несмотря на то что одним ухом он невольно прислушивался к тому, что происходит в комнате Хлои. Он быстро принял душ, оделся и заглянул к девочке. Она все еще спала, обняв ручонкой плюшевого мишку.

Он позволил себе отвлечься, вспомнив о ночи любви, проведенной с Ким. Она была вершиной его желаний, именно той, единственной женщиной. Она дала ему ощущение настоящего семейного тепла. Совсем не так было в его собственной семье, и он очень боялся повторить этот пример в своей жизни.

Спустившись вниз, он сварил кофе. Ким обещала прийти пораньше и помочь с приготовлением завтрака. Он взглянул на часы, размышляя, сколько еще осталось ждать.

Ждать пришлось недолго. Прозвенел звонок у входной двери, возвещая ее приход. Он открыл дверь. Ким, прекрасная и желанная, стояла на пороге.

— Доброе утро. Рад видеть тебя.

На ее лице мелькнуло выражение озабоченности.

— Что-нибудь случилось? С Хлоей? Почему ты мне не позвонил?

Не ожидая ответа, Ким бросилась в гостевую. Джаред едва поспевал за ней.

— Погоди! Ничего не случилось. Она еще спит.

Ким остановилась и вопросительно посмотрела на него.

— Тогда почему ты сказал, что рад меня видеть? Я подумала, что-то случилось.

Он взял ее за руку:

— Я просто рад видеть тебя. Разве для этого нужно, чтобы что-то случилось?

Ким смутилась. Было непонятно, почему он так себя ведет и чего добивается.

Она почувствовала раздражение. Какую игру он затеял? Высвободила руку и отступила от него на пару шагов, внутренне отчаянно сопротивляясь его магнетическому влиянию.

— Я не знаю, чего ты добиваешься, Джаред, но второй раз я не позволю заманить себя в твои сети.

И тут же пожалела о своих словах. Ей не хотелось вспоминать, как он обидел ее тогда, чуть ли не выставив из спальни. Она искренне полюбила его, а он оттолкнул ее.

Его лицо выражало неподдельное удивление.

— Ты о чем говоришь?

Она сжала зубы и отвернулась.

— Ни о чем! Забудь.

Джаред схватил ее за руку и повернул лицом к себе. Его глаза метали зеленые искры гнева.

— Ну уж нет! Давай-ка выкладывай. Со мной это не пройдет. Что еще за тайны?

Она зло посмотрела на него.

— Да ты и так все знаешь.

Не спуская с нее глаз, он продолжал сжимать ее руку.

— Буду знать, если ты скажешь.

От ее уверенности не осталось и следа. Не смея глядеть ему в глаза, она уставилась в пол. И когда только я научусь держать рот на замке? Вот и попалась. Теперь надо либо высказать ему все начистоту, упомянуть о своей обиде, либо как-то увернуться от прямого разговора, сказать, что во всем виноват он сам.

Его голос немного смягчился.

— Ну же, Ким, выкладывай. Я не привык ходить вокруг да около.

Она вскинула голову, и их взгляды скрестились, как обнаженные клинки.

— Ах, ты не привык ходить вокруг да около! А как назвать ту маленькую комедию, которую ты разыграл передо мной в то утро в субботу? — В ее голосе зазвучали злость и обида. — Ты принес мне одежду и разве что словами не объяснил мне, что пора убираться. Ты же буквально указал мне на дверь, пытаясь избавиться от меня как можно скорее.

Его оглушил приступ острой вины. Такой реакции от нее он не ожидал. Да, поступил он дурно, но никак не предполагал, что она так обидится, ведь он действовал непреднамеренно. В то утро у него было тяжелое душевное состояние — он плохо осознавал, что происходит в нем самом. Джаред почувствовал себя загнанным в угол. Но он не разыгрывал комедию! И уж меньше всего хотел внушить ей, что воспринимает ее не всерьез!

Он заключил ее в объятия и коснулся ее губ легким поцелуем. Потом мягко, стараясь вложить в слова чувства, переполнявшие его, заговорил:

— Я не играл с тобой. Поверь, все, что я делал и говорил, вовсе не имело целью обидеть или оскорбить тебя. Просто так получилось…

Переминаясь с ноги на ногу, Джаред нервно потер шею. Он чувствовал, что должен что-то сказать, как-то объяснить свои поступки, но не знал, как это сделать, не раскрывая при этом уязвимые места, которые он всегда тщательно прятал от всех.

Он положил ладони ей на плечи.

— Ким… — начал он и увидел неуверенность и напряжение в ее глазах. Как найти подходящие слова, чтобы успокоить ее, не обнажая своих глубоко скрытых страхов? — Прости меня, Ким. Когда я принес тебе одежду, мне и в голову не пришло, что ты можешь расценить это как намерение выгнать тебя. Я просто подумал, что ты, может быть, захочешь что-нибудь накинуть на себя. Наверное, я поступил опрометчиво.

Он коснулся губами ее лба. Сумел ли он убедить ее?

Ким колебалась, не зная, что ответить ему.

— Я тогда очень расстроилась…

— Прости. Скажи ты мне об этом сразу, мы тут же все выяснили бы, и не нужно было бы копить обиду. В следующий раз, если тебе не понравится то, что я сказал или сделал, пожалуйста, говори мне прямо, чтобы не раздувать конфликт до непомерных размеров. Хорошо?

Его голос звучал искренне. Но можно ли ему доверять? Действительно ли инцидент произошел оттого, что они не поняли друг друга? Может быть, всему виной ее опасения и страхи?

— Хорошо, я учту это, — ответила она еле слышно.

В его объятиях она была как воск, готовый принять любую форму, послушный рукам скульптора. Она решилась высказать то, что было у нее на уме, раз выпал такой подходящий момент.

— Вчера по дороге домой я проезжала мимо стройки. На плакате было указано, что строится муниципальный центр. Среди спонсоров не было указания на «Стивенс энтерпрайзиз», но ведь Фред Кемпер каким-то образом занимается этим объектом. Есть ли какая-то связь между тобой и этой стройкой?

Джаред помолчал, размышляя. Ее вопрос прозвучал так неожиданно, что он не сразу нашел, что ответить. Тщательно подбирая слова, он начал:

— Эта организация является частью «Стивенс энтерпрайзиз». Я основал ее, когда принял дела после смерти отца, и использую для муниципальных мероприятий, если вижу в них целесообразность, а также для благотворительных целей, когда предпочитаю остаться анонимным спонсором.

Она не ожидала такого ответа. Поразмыслив над его словами, она осторожно сказала:

— А почему ты мне ничего не сказал, когда я спросила, зачем Фред пошел на строящийся объект?

— Я просто не думал, что это настолько важно для тебя.

Никогда за всю свою жизнь Джаред не чувствовал себя так неуверенно. Все началось после их ночи любви с Ким. Именно этого он и боялся, именно в этом никак не хотел себе признаться. Возможно, он окончательно и бесповоротно влюбился в Ким. Джаред мысленно поправил себя: не возможно, а совершенно определенно. И еще он понял, что с тех пор, как осознал это, все его поступки были целой цепью ошибок.

Джаред снова обнял ее. Не желая долее размышлять на опасную тему, он сказал:

— Послушай, ведь у меня очень большой дом, в нем целых пять свободных комнат. Достаточно места и для Хлои, и… для тебя. — И торопливо продолжил: — Я уверен, что Хлоя будет рада, если ты останешься здесь. — Он коснулся губами ее губ, его голос упал до шепота: — И я буду счастлив.

Приглашение Джареда поселиться в его доме взволновало Ким, но ведь он не упомянул, в каком качестве она будет тут жить. Ничего не сказал о любви. Все так перепуталось! Противоречивые чувства и мысли боролись в ней. Ким освободилась из его теплых объятий и отступила. Нужно успокоиться и привести в порядок чувства.

— Я хочу выяснить еще кое-что. Можешь ты прямо ответить на мой вопрос и рассеять мои сомнения? '!

Он почувствовал внутреннее беспокойство.

— Что? Что ты хочешь знать?

— Я хочу знать, чего ты хочешь, Джаред. Интрижку на лето? Любовницу на месяц? Короткое романтичное приключение? Чего ты ждешь от меня? Я уже не знаю, что думать. — Она заглянула в его зеленые глаза. И не прочла в них ответа на свой вопрос.

— Я хочу, чтобы грехи прошлого остались в прошлом. Я хочу положить конец глупой вражде между нашими семьями — раз и навсегда. — Он помолчал, собираясь с мыслями. Потом снова обнял ее. — Я хочу наслаждаться компанией прекрасной, желанной женщины, о которой беспрестанно думаю, и я очень рад появившейся возможности.

Он снова почувствовал страх. И замолчал, не в силах вымолвить, любит ее и хочет, чтобы они всегда, всю жизнь были вместе. Эти слова застряли у него в горле.

Волна разочарования обрушилась на Ким. Она спрашивала его о другом, а в ответ услышала лишь пустые комплименты. Как она могла смириться с этим? Обычное любовное приключение без всяких обязательств? Она не знала, что ответить, поэтому решила промолчать.

Джаред по-прежнему обнимал ее. Но если он может предложить только это, должна ли она отказаться из-за того лишь, что хочет большего? Пока она думала, Джаред, не дожидаясь ответа, впился в ее губы со всей силой своей страсти. Она ответила на его поцелуй глубоко и искренне. Ей так хорошо было в его объятиях! Она обвила его шею руками и отдалась волнам страсти.

Джаред подхватил ее на руки и понес вверх по лестнице. Она закрыла глаза в предвкушении того, что неминуемо должно было произойти, готовая душой и телом отдаться ему, всем своим существом показать ему, как она его любит.

Проходя мимо гостевой комнаты к своей спальне, Джаред резко остановился. Поставив Ким на пол, он шепотом сказал:

— Хлоя…

Он вошел в комнату и заглянул в кроватку. Девочка крепко спала, обняв плюшевого мишку. Она выглядела такой спокойной, словно ничто в мире ее не волновало. Ким подошла к нему. Он обнял ее за плечи и притянул к себе.

Ощущение семейного уюта снова охватило Джареда. Ничего подобного он не испытывал до встречи с Ким. Джаред поцеловал ее в щеку и снова заключил в объятия.

— Мне кажется, что она крепко спит. А ты как думаешь?

Она ответила хрипловатым шепотом:

— Мне тоже так кажется.

Он взял Ким за руку, и они пошли в его спальню. Через минуту оба, сбросив одежду, упали в объятия друг друга.

Ким пылала от возбуждения. Все колебания и сомнения, касающиеся дальнейших отношений с Джаредом Стивенсом, испарились, как только его губы коснулись ее губ. Их поглотила взаимная страсть. Переплетение рук, ног, тел, прерывистое дыхание и стоны слились в одну долгую песню любви.

Он обнял ее и крепко прижал к себе. Она скорее почувствовала, чем услышала его шепот:

— Ким, Ким… Ты… такая…

Не договорив, он зарылся лицом в ее волосы, уткнулся в шею и снова впился в ее губы. Он едва не признался ей в любви, но в самый последний миг что-то снова остановило его.

Ким выгнула спину, когда волны сладкой эйфории захлестнули ее тело. В пароксизме сильнейшего оргазма они прижались друг к другу, погружаясь в фантастические глубины океана наслаждения.

Никому еще не удавалось зажечь его так, как делала это она. Если бы только он смог преодолеть застарелые страхи и сказать ей о своей любви! Он откинул прядку разметавшихся волос с ее повлажневшей щеки, нежно поцеловал в губы и стал гладить плечи, волосы… Им не хотелось говорить, они просто наслаждались близостью.

Лежа на спине и глядя в потолок, он размышлял о любви, о семье и о будущем. Ему хотелось, чтобы они были вместе всю жизнь. И чтобы Ким помогала ему не только в организации благотворительного проекта…

Он нежно поцеловал ее в губы, снова ощущая их завораживающий манящий вкус.

— Я хочу попросить тебя.

— Попроси, — отозвалась она. Ее сердце дрогнуло. Что он скажет?

— Я хочу спросить о сборе средств на проект… — начал он и, не зная, как продолжить, снова поцеловал ее в губы.

Она смущенно и разочарованно нахмурилась.

— Ты имеешь в виду благотворительный проект? А что, есть проблемы?

— Нет, я просто хотел попросить тебя… — он смущенно кашлянул. — Ты не могла бы быть распорядительницей на приеме? Я понимаю, что в школе уже начнутся занятия и ты будешь работать, но ведь прием состоится в Сан-Франциско и мы смогли бы назначить его, скажем, на субботний вечер.

Его неожиданная просьба ошеломила ее. Уж не ослышалась ли она?

— Ты хочешь, чтобы я была на приеме? Как твоя подружка?

— Не просто подружка. Я хочу, чтобы ты вместе со мной встречала гостей, беседовала с ними, короче говоря, помогала бы мне вести прием. Я хочу, чтобы ты наравне со мной приняла участие в этом событии, чтобы вникла во все мельчайшие детали. Я хочу, чтобы на этом событии ты играла главную роль и тебе достались бы все лавры успеха.

Она размышляла. Несомненно, это очень приятное и щедрое предложение с его стороны, одновременно доказывающее его скромность и нежелание выпячивать себя. Таким же образом он использовал свою некоммерческую организацию, делая доброе дело и скрывая при этом свое участие в нем.

— Для меня это большая честь, — ответила она, и сердце ее переполнилось радостью. Он не говорил ей о любви, не давал никаких обязательств, но, возможно, это было все, что он со всей искренностью мог дать ей. Ким было достаточно знать, что она ему небезразлична, хотя он и не высказал это в словах. Она с трудом смогла выбраться из его объятий. — Наверное, Хлоя проснулась. Ей давно пора вставать.

Он обнял ее, не желая выпускать из постели.

— Ты, конечно, права, но мне так хорошо, что не хочется двигаться.

— Надо взглянуть на Хлою.

— В ее комнате тихо. Если она и проснулась, то пока ее явно ничего не беспокоит. — Он положил руку ей на грудь и начал ласкать гладкое полушарие. — Мне так хорошо с тобой. Давай останемся здесь еще несколько минут.

Она попыталась возразить, но, утонув в его объятиях, поддалась соблазну и закрыла глаза.

Из гостевой комнаты раздался тоненький голосок:

— Собачка… собачка…

Ким села, повернувшись в сторону двери.

— Давай-ка проверим.

Джаред вздохнул.

— Да, конечно. — Поцеловав в лоб, он выпустил ее из своих рук и выбрался из кровати. — Подожди, я сейчас.

Он поспешил в гардеробную и вскоре вернулся, неся в руках огромных размеров шерстяную футболку и банный халат. Протянув ей одежду, он сказал:

— Как насчет душа? — В его глазах появились искорки, а на губах — многозначительная улыбка. — Ты намылишь меня, я намылю тебя, а потом мы… — его голос дрогнул, выдавая тайные мысли.

— Очень соблазнительное предложение, но, пожалуй, время для этого сейчас неподходящее.

— Увы. Но я принес тебе одежку, чтобы ты могла пройти через холл.

Она взглянула на него и невольно улыбнулась. Он сел рядышком.

— Вот видишь, я учусь на своих ошибках.

Она натянула футболку, доходившую ей до середины бедер, наклонилась и поцеловала его в губы.

— Этого пока достаточно.

Ким поспешно направилась к девочке. Хлоя пыталась выбраться из кроватки. Ким взяла ее на руки, поцеловала в щечку и улыбнулась ей.

— Доброе утро, Хлоя. Кажется, я успела вовремя, ты ведь могла вывалиться на пол и ушибиться.

Вымыв ребенка, Ким повела девочку на кухню, где Джаред, одетый в спортивные брюки, готовил кофе. Он подхватил Хлою на руки и расцеловал в обе щеки.

— Доброе утро, малышка. Кушать хочешь?

Выбираясь из его объятий, девочка оглядела кухню.

— Собачка?

Джаред хмыкнул, поставил ее на пол и взглянул на Ким.

— Кажется, они с Пиратом очень понравились друг другу.

— Это хорошо. Пират защитит ее в случае…

Странно! Она совершенно забыла, что Хлоя будет жить здесь временно, ведь его поверенный уже ищет ее мать. А их отношения складываются так по-семейному, и она уже, кажется, начала к этому привыкать…

— Я приготовлю завтрак, а ты пока прими душ и оденься. Заметь, я не допущу, чтобы ты ушла. Ведь мы должны закончить то, что так славно начали. — Его глаза излучали искушение. — Может быть, мы устроим себе тихий час одновременно с Хлоей и продолжим с того места, на котором она нас прервала?


ГЛАВА ВОСЬМАЯ | Полюбить врага | ГЛАВА ДЕСЯТАЯ