home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Настойчивый звонок телефона, в конце концов, разбудил Ким. Она скосила глаза на часы, которые стояли на туалетном столике. Три часа ночи! Кто может звонить в такое время в ночь на понедельник? Наверное, ошиблись номером. Какой-нибудь пьяница набрал наугад ее номер. Позвонит и перестанет, не буду брать трубку!

Телефон продолжал звонить. Не выдержав, Ким все же подняла трубку и охрипшим от сна голосом спросила:

— Кто это? Что вы хотите в такой поздний час?

— Собирайся и поскорее приезжай сюда. Чтобы стряхнуть остатки сна, она села и попыталась привести в порядок мысли.

— Джаред? Это ты? — В ее голосе зазвучал сарказм. — Ты звонишь, потому что некому переключить каналы на телевизоре? Ты хоть представляешь, который час?

— Знаю… Мне срочно нужна твоя помощь. Поспеши.

Он отключился, даже не попрощавшись. Ким разозлилась. Как посмел он звонить в такое время, да еще приказывать ей! В договоре не записано, что она должна просыпаться по его команде среди ночи и бежать на работу! Самое правильное было бы уснуть и никуда не ходить.

Обиженная, она вылезла из постели, и тут ее озарило. В его голосе звучало отчаяние. Что-то случилось, и ему действительно нужна ее помощь.

Что с ним? Может быть, он поранился? Или заболел? Ее охватила паника. Он сказал, что ему срочно нужна ее помощь. Она наскоро оделась и бросилась к машине.

Через несколько минут Ким была уже около дома Джареда. Не успела она позвонить, как большая дверь распахнулась настежь. То, что она увидела, повергло ее в глубокий шок.

Держа в руках орущего младенца, на пороге стоял Джаред. Его лицо выражало смесь паники и ужаса.

— Ты что-нибудь понимаешь в детях?

— В школе и колледже я подрабатывала нянькой.

— Хорошо, — сказал он и протянул ей визжащего ребенка. — Тогда ты, по моему разумению, специалист в таких делах.

Ничего не понимающая Ким машинально взяла младенца.

— Откуда ты…

— Я поменял памперсы и попытался накормить девочку, но она никак не может успокоиться. — Джаред умоляюще взглянул на Ким. — Сделай что-нибудь, чтобы она перестала плакать. Ей вредно так много плакать, она может заболеть.

На Джареде не было ничего, кроме джинсов. Его сильный торс и широкие плечи напомнили ей о их ночи любви. Судя по всклокоченным волосам, он только что выбрался из постели, в которой совсем недавно они были вместе. Ее сердце застучало сильнее. Чтобы отделаться от непрошеных чувственных воспоминаний о Джареде Стивенсе, она наклонилась к ребенку.

— Ты говоришь, это девочка? Как ее зовут? Сколько ей? Чей это ребенок и откуда он взялся?

Удивительное дело, этот сильный и уверенный в себе мужчина панически боялся плачущей девочки.

Казалось, Джаред не слышал ее вопросов.

— Да угомони ты ее! У меня ничего не получается.

Ким огляделась. Они стояли на пороге открытой двери, в которую врывался холодный ветер. Рядом не было никого, кто мог бы иметь отношение к ребенку. Она снова обратилась к Джареду:

— Где ее родители?

— Мне ее отдали. Значит, теперь я отвечаю за нее.

— Кто-то оставил ребенка здесь? — недоверчиво спросила она. — Что ты такое говоришь?

Ким ногой закрыла дверь и направилась в гостиную, ища, где бы присесть.

— Нет, не туда, — сказал он и повел ее в отдельный кабинет. Ее охватило отчаяние. Он был в таком состоянии, что не мог ничего толком объяснить. Около дивана она обнаружила вещевой мешок и одеяло.

Джаред метался из угла в угол.

— Джаред, — позвала она громко. — Джаред, успокойся, расстели одеяло на диване, чтобы я могла положить девочку.

Он вздрогнул и посмотрел на Ким так, будто только сейчас увидел ее.

— Что? А! Расстелить одеяло на диване! — Он сделал, как она просила.

— Как ее зовут? — спросила Ким, укладывая девочку на одеяло. Она едва не рассмеялась, когда увидела, как он закрепил подгузник. Ясное дело, он понятия не имел, как надо менять пеленки, и необходимость сделать это вывела его из равновесия.

— Ее зовут Хлоя.

Ким исследовала содержимое вещевого мешка. Там был небольшой пакет с памперсами, немного одежды, какое-то печенье и, наконец, потрепанный игрушечный медвежонок. Ким поправила малышке памперс, потом дала ей мишку, которого та с радостью схватила.

Сидя на краешке дивана, Ким укачивала девочку на руках, пока та не успокоилась и не уснула. Одновременно она краем глаза наблюдала за Джаредом. Он смотрел на нее с восхищением и благодарностью. Ким осторожно уложила Хлою на одеяло и потеплее укрыла ее.

— Ну вот, она уснула.

— Да, хорошо, что девочка успокоилась, — облегченно вздохнул он. — Спасибо за помощь. Никогда не думал, что все так просто. Надо было всего лишь дать ей мишку.

Ким с любопытством взглянула на него.

— Ну нет, не так-то все и просто. Она явно напугана — незнакомая обстановка, какой-то чужой дядя.

Ким присела на диван и внимательно посмотрела на Джареда. В глубине его зеленых глаз читалась неуверенность.

— А теперь, раз ты вытащил меня из постели в такой поздний час, объясни хотя бы, что произошло. Ты сказал, что Хлою дали тебе? Это как понимать? Кто дал? Кто ее родители? Почему они решили принести сюда ребенка среди ночи?

Джаред судорожно вздохнул и провел рукой по волосам.

— Всей истории я не знаю. Мне только сказали, что Хлое восемнадцать месяцев, то есть полтора года.

Ким подумала, прежде чем задать второй вопрос:

— Ты — ее отец?

Джаред бросил на нее взгляд, в котором угадывались и недовольство, и ирония.

— Я не знаю имени ее матери, но отцом определенно является Терри. Он принес мне ее где-то около полуночи и сдал на руки.

Джаред тяжело рухнул на диван рядом с Ким. Откинувшись на спинку, он устало закрыл глаза. Она видела, что он глубоко озабочен и растерян. Вот и проявилась еще одна черта характера этого непостижимого человека. Она протянула руку, чтобы разгладить суровые морщинки на его лбу, но тут. же отдернула, боясь физического контакта.

Ким продолжала наблюдать за ним. Постепенно его дыхание замедлилось, стало более глубоким — он уснул. На этот раз она осмелилась слегка коснуться кончиками пальцев его щеки.

Он дернулся и быстро огляделся по сторонам. Наконец остановил свой взгляд на Ким:

— Что случилось? — Потом снова откинулся на спинку дивана, выражая покорность судьбе. — Я уснул?

— Думаю, что да, но это и понятно. — Она помолчала, ожидая, что он объяснит ей все же, почему в его доме появилась Хлоя. — Но, не дождавшись этого, напомнила: — Ты начал рассказывать о том, что произошло.

Джаред встал и медленно подошел к другому концу дивана. Он с минуту разглядывал Хлою, потом повернулся к Ким:

— Она милая… когда не плачет. — Сев рядом с Ким, он погладил тыльную сторону ее ладони. — Что бы я делал без тебя? У меня нет никакого опыта общения с детьми.

Она тихонько засмеялась, вспомнив, какое напряжение было между ними в субботу.

— Мне тоже так показалось.

Их пальцы переплелись. Нежно сжимая ее руку, он постепенно притягивал ее к себе: их лица почти соприкасались.

— Прости, что я вытащил тебя из дому среди ночи. Я очень благодарен тебе. — Он легко коснулся губами ее губ и шепотом сказал: — Спасибо.

Сжав ее в объятьях, Джаред впился ей в губы страстным поцелуем, который выражал целую гамму чувств, от благодарности до страсти и желания. Снова его чувственность ослепила и опьянила Ким. В его поведении не было агрессивности, он не внушал ей физического страха. Но она не могла не признать, что он снова привел ее чувства в смятение. Она не знала, как вести себя с ним. Ей было ясно, что она любит его, но его поведение после ночи любви сбило ее с толку до такой степени, что она растерялась. Может, он просто играет с ней?

Ким страстно хотела быть с ним, но не хотела, чтобы Джаред узнал о ее истинных чувствах. Это не ее мужчина. Всю жизнь ей внушали, что семейству Стивенсов нельзя доверять. Она знала, какие слухи ходят по городку о любовных похождениях Джареда. Он был воплощением всего того, от чего ее учили держаться подальше. Надо остановить его, объяснить, что все в прошлом и не должно больше повториться. Нельзя позволять ему никаких вольностей…

Джаред еще крепче прижал ее к себе, и помимо воли Ким растворилась в его объятьях и порывисто обняла его за шею. Он легко коснулся губами уголка ее рта, потом поцеловал ее так, что у нее пресеклось дыхание. Волна желания нахлынула и увлекла ее.

Но тут же ее охватила паника. Ведь сколько раз она попадалась на этом! Ким отстранилась, прерывая его поцелуй, но он продолжал обнимать ее.

— Джаред, прекрати, — хрипло произнесла она. — Так не должно быть.

— Почему? — Его дыхание было прерывистым. Он провел указательным пальцем по ее припухшим от поцелуев губам, вызвав в ней новую волну желания. — Почему ты считаешь, что так не должно быть? Тогда ночью ты не возражала, а теперь в чем дело?

В его глазах она читала разочарование, отчаяние и вместе с тем чувственный зов, которому трудно было противостоять. Она не знала, что ответить на его вопрос. Между ними не должно быть близости потому, что она его любит, а он ее — нет, и еще потому, что он ведь практически выгнал ее после их первой ночи любви.

Неужели он так обращается со всеми своими женщинами? В каждой видит лишь потенциальную добычу для удовлетворения своих плотских аппетитов? А вдруг настоящее свое лицо он показал, когда в растерянности испуганно держал на руках плачущего ребенка? Она знала очаровательного и дерзкого Джареда Стивенса. Но было ли это настоящее его лицо? Он озадачивал ее, мешая сосредоточиться.

Заставив его разомкнуть объятия, она подошла к спящему ребенку и, чтобы переключить его внимание, заговорила:

— Ты так и не рассказал мне, как Хлоя попала сюда.

Она немного отодвинулась, чтобы не касаться его.

Джаред продолжал держать ладонь Ким в своей руке, это давало ему ощущение покоя и стабильности. Он знал, что сейчас не время для физического контакта, не время для ласк. Но было в Ким что-то такое, что заставляло его непроизвольно тянуться к ней. Ее присутствие сводило его с ума. Всякий раз наедине с ней ему приходилось сдерживать рвущиеся наружу чувства и неукротимое желание.

Джаред вытянул ноги и откинулся на спинку дивана, все еще продолжая удерживать ее руку. Сосредоточившись, он наморщил лоб и начал рассказывать:

— Хлоя… Это был сюрприз для меня. Насколько я понял из сбивчивых объяснений Терри, у него была девушка, которая забеременела от него и восемнадцать месяцев назад родила ребенка. Я понятия не имею, кто эта женщина, не знаю, встречался ли с ней Терри после того. Сегодня вечером она якобы принесла Хлою Терри и объявила, что ей не на что содержать девочку, так что пусть теперь он заботится о ней. Около полуночи Терри ворвался ко мне с ребенком на руках. Он признался, что действительно приходится Хлое отцом, но совершенно не создан для отцовства. Ну и как всегда, решил, что это не его проблема. Он сунул мне ребенка, бросил на пол мешок с вещами и заявил, что отправляется в путешествие. — Джаред обреченно вздохнул: — После этого Терри поспешно ретировался. Через три часа я позвонил тебе. Теперь ты знаешь столько же, сколько и я.

— И что ты намерен делать? Может быть, стоит узнать, кто ее мать, и связаться с ней?

— Я ничего о ней не знаю. Если бы Терри сам не признался, я бы ни за что не поверил. Впервые мой братец явился не для того, чтобы выпрашивать деньги. Не представляю, как ему удалось до сих пор скрывать эту историю. Предполагаю, что он не решился просить у меня денег, чтобы откупиться от мамы Хлои, так как знал, что я их ему не дам. Я считаю, он сам должен отвечать за свои поступки.

А ведь Джаред действительно настоял бы, чтобы Терри исполнил свой долг, подумала Ким. Но это так не похоже на человека, прослывшего плейбоем!

— Что ты думаешь делать с Хлоей? Станешь искать ее мать?

— Да, я поручу это утром Гранту Коллинзу. Она будет жить здесь, пока я не найду ей более подходящее место.

— А может быть, заявить в полицию? Ведь, по сути, это брошенный ребенок.

— Я не стану звонить ни в полицию, ни в детский приют.

— Но как же ты будешь заботиться о ней? Я все-таки думаю, что нужно позвонить в полицию.

Джаред отбросил ее руку и вскочил.

— Никакой полиции! Я не собираюсь травмировать ребенка. Она и так много пережила. — Он направился к двери.

Ким бросилась за ним.

— Погоди. Не так все просто! Девочку нельзя оставлять здесь! Существуют законы…

Он резко обернулся к ней:

— Я сказал, никакой полиции, и точка!

— Никакая не точка! Это брошенный ребенок! Ты должен оповестить соответствующие органы! Иначе тебя обвинят в похищении ребенка!

— Хлоя — не брошенный ребенок. Ее оставил у меня брат, взрослый и самостоятельный человек. Ну, пусть брат лишь по отцу, но я все же прихожусь ей дядей.

— Но…

— Никаких «но»! Никаких полиций и приютов. Ей будет хорошо здесь, — добавил он, немного успокоившись. — А утром я поговорю с Грантом, — он взглянул на часы, — то есть немного позднее. Он сразу же начнет поиски матери. Может быть, наймет частного детектива.

Он крепко сжал ее руку и заверил, что все будет в порядке.

Это снова был другой Джаред, уверенный и заботливый, который думал о ребенке, а не о собственном спокойствии. Она с радостью открыла для себя еще и эту черту его характера, в дополнение к его чувственному обаянию и физической красоте.

— Я проверю счета Терри. Не делал ли он в последнее время регулярных выплат кому-нибудь. — Он насмешливо хохотнул. — Речь не о карточных долгах, разумеется. Может быть, он выплатил сразу всю сумму восемнадцать месяцев назад или немного раньше, когда женщина поставила его в известность, что она от него беременна. Он мог дать ей денег, чтобы откупиться или чтобы она сделала аборт, и посчитал, что проблема решена. — Взяв Ким за руку, он потащил ее к двери. — Идем на кухню. Уже рассвело. Какой смысл тебе идти сейчас домой? Давай лучше позавтракаем.

Она взглянула на спящего ребенка.

— Нельзя оставлять Хлою одну. Если она проснется и увидит, что ее снова бросили, она испугается.

— Девочка крепко спит, к тому же она не спала большую часть ночи и утомилась от крика. Но если хочешь, можно принести завтрак сюда.

Ким немного поколебалась.

— Да, наверное, ты прав. Девочка, похоже, очень устала и спать будет крепко.

— Мы скоро придем.

Не отпуская ее руку, Джаред потянул ее за собой. Он хотел сжать ее в объятиях, но должен был удовлетвориться лишь прикосновением рук. Она почему-то решила, что им нельзя быть вместе. Он был с этим совершенно не согласен. Не было женщины, более для него подходящей, чем Ким.

Он не считал ее очередной своей победой. Как знать, может быть, на этот раз его посетила любовь? Никогда раньше Джаред не влюблялся, и сейчас ему было страшно.

Как только он включил в кухне свет, из подсобки раздался лай Пирата. Ким открыла дверь, и пес ворвался в кухню, заскользив лапами по гладкому полу, чтобы остановиться. Выражая свою радость, Пират весело прыгал вокруг Джареда и даже несколько раз успел лизнуть в щеку, когда Джаред почесал его за ухом.

— Доброе утро, Пират. Немного рано для тебя. Проголодался?

Пес радостно тявкнул и повернулся к Ким. Она наклонилась и погладила сенбернара, потом взглянула на Джареда.

— Пока ты готовишь кофе, я покормлю собаку. Правильно?

Обаятельнейшая чувственная улыбка, которая всегда сводила ее с ума, показалась на его губах.

— А ты все же усвоила свои обязанности.

Ким тряхнула головой. Она смирилась с обязанностью ухаживать за Пиратом прежде всего потому, что видела, как привязан к нему Джаред, как близко он принимает к сердцу собачьи радости. К тому же она и сама успела полюбить огромного сенбернара.

Насыпав псу еду и налив воды, Ким вернулась на кухню к Джареду. Он сунул ей в руки чашку с горячим кофе. Потом открыл дверцу холодильника и начал внимательно изучать его содержимое. Подавив зевок, достал апельсиновый сок.

— Ты не завтракала здесь в субботу, так что давай компенсируем потерянное время.

Пират навострил уши и залаял, услышав, что в дом кто-то вошел. Вскоре в дверях кухни появился Фред Кемпер. Управляющий жил в пристройке над гаражом. По его удивленному взгляду было понятно, что он не ожидал встретить их вместе в такой ранний час за завтраком.

— Вы что-то рано поднялись сегодня. Джаред осторожно посмотрел на Ким, она явно пришла в замешательство. Фред, наверное, подумал, что она ночевала здесь, решила Ким. Должно быть, он часто встречал женщин за завтраком с Джаредом в столь ранний час.

— Доброе утро, Фред! — ответил Джаред без всякого смущения. — У нас тут кое-что произошло. Я позвонил Ким, умоляя о помощи, и она пришла часа два назад.

Теплое чувство родилось в ее груди. Джаред объяснил ситуацию, чтобы избавить ее от неловкости. Точно так же он встал на ее защиту, когда на нее набросился Терри. Но почему же он повел себя совсем иначе наутро после ночи любви?

— Что случилось? Надо было крикнуть меня, а не вытаскивать Ким из постели посреди ночи.

— В обычной ситуации я так бы и поступил… Едва не сбив Джареда с ног, огромный сенбернар выбежал из кухни.

Проводив собаку взглядом, Джаред продолжал:

— Конечно, я позвал бы тебя, но на этот раз дело выходило за пределы твоей компетенции. У нас гостья, которая будет жить здесь.

— Неужели кто-то из города? Джаред озадаченно насупил брови:

— Точно не знаю, но, должно быть, и впрямь из города.

Фред вопросительно посмотрел на Джареда и, не дождавшись ответа, молча налил себе кофе.

С чашкой кофе в руках Ким направилась к двери.

— Я посмотрю, как там Хлоя. Боюсь, как бы она не скатилась с дивана.

— Подожди, я с тобой, — бросился за ней вслед Джаред.

Войдя в кабинет, Ким и Джаред замерли на пороге. Пират стоял у дивана, прислонившись к нему боком. Хлоя все еще спала, но, вероятно, перевернувшись во сне, скатилась к самому краю, и Пират своим телом удерживал ее от падения. Пес вопросительно взглянул на них, словно прося помощи.

Ким бросилась вперед и осторожно переложила девочку поближе к середине дивана. Освободившись от своей обязанности, Пират сел и начал принюхиваться к ребенку.

Джаред с любовью погладил Пирата и чмокнул его в нос.

— Молодец, Пират! Это Хлоя. Она пока будет жить с нами. Ты поможешь нам заботиться о ней?

К изумлению Ким, сенбернар тихонько зарычал, словно давая свое согласие. Она повернулась к Джареду:

— Надо приобрести для нее детскую кроватку с ограждением. Можно пока взять напрокат. Но это не все. В свои полтора года она, вероятно, уже умеет ходить, значит, может схватить все, что попадется ей на глаза. Поэтому нужно плотно закрыть дверцы всех шкафов, чтобы она не смогла их открыть. Теперь не надо ничего оставлять на столах, особенно посуду, остатки еды. Все, что ребенок может сунуть в рот, должно быть убрано. Не забывай закрывать двери, особенно ту, что ведет в бассейн и ванную. Хлоя может упасть в воду или ошпарить себя кипятком, открыв кран с горячей водой.

Ким оглядела мило обставленный кабинет.

— Учти, — продолжала она, — с маленьким ребенком в доме всегда начинается беспорядок. Девочка может испортить стены и вещи в твоих шикарно обставленных комнатах, особенно в гостиной и столовой.

Джаред обнял Ким за плечи.

— Значит, ты согласна? Я был прав, поместив ее сюда, покуда мы все не организуем?

Она растерялась.

— Ну, не знаю… Во всяком случае, пусть будет так до тех пор, пока твой поверенный не найдет ее мать.

— Хорошо. Я рад, что мы договорились. — Он слегка сжал ее плечи. Уютно прижавшись друг к другу, они стояли и смотрели на спящую девочку. Исходящее от Джареда чувство защищенности и тепла натолкнуло Ким на мысль о том, как все было бы, если бы этот мужчина постоянно находился рядом с ней, если бы они создали семью.

— Завтрак подан, — прервал их молчание голос Фреда.

Джаред взял ее за руку.

— Мы принесем тарелки сюда. — Он повернулся к собаке. — Пират, останься с Хлоей. Мы сейчас придем.


ГЛАВА ШЕСТАЯ | Полюбить врага | ГЛАВА ВОСЬМАЯ