home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ПЯТАЯ

Гладя Ким по щеке, Джаред почувствовал, как она напряглась. На ощупь ее кожа была мягкой, гладкой и шелковистой. Волосы напоминали тонкий золотистый шелк. Было в этой женщине что-то такое, что воспламеняло его желание и затуманивало разум. Он хотел обладать ею: коснуться каждой клеточки ее тела, узнать ее всю. Он скользнул ладонью по ее шее, мягко притянул к себе голову и коснулся губами ее губ.

Через мгновение тело Ким напряглось. Широко раскрыв глаза, она отступила на два шага, чтобы быть подальше от него. Он заметил неуверенность и страх в ее глазах. И ощутил внезапное потрясение. Страстно желая продолжить то, что начал, он вовсе не хотел снова создать неловкую ситуацию, тем более — обидеть.

Он протянул руку, слегка коснулся ее щеки и отступил. Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, он взглянул ей в глаза, перевел взгляд на ее прекрасные соблазнительные губы.

В ответ на ее немой вопрос он сказал:

— Вы правы, займемся-ка лучше ужином.

И, взяв с полки бутылку вина, жестом предложил ей подняться по лестнице.

Через несколько минут они уже готовили ужин. Джаред открыл бутылку вина и положил кусочки мяса на гриль. Ким в это время занималась салатом. Они сдержанно беседовали на нейтральные темы. Когда все было готово и можно было садиться за стол, Джаред взял Ким за руку, притянул ее к себе и тихо, ласково сказал:

— Я очень люблю долгие летние дни. Сегодня, кажется, будет красивый закат. Давайте поужинаем на свежем воздухе.

Джаред поставил на поднос две тарелки, два бокала и бутылку вина. Через раздвижную стеклянную дверь они вышли из столовой на открытую террасу. Он накрыл стол, усадил Ким и разлил вино по бокалам.

— За плодотворное лето, — сказал он, подняв свой бокал. Помолчал, склонив голову набок и держа бокал в руке, потом вопросительно посмотрел на Ким.

Та наморщила лоб:

— За познавательное лето.

— И за возможность лучше узнать друг друга, а может быть, и разобраться окончательно, в чем же причина этой злосчастной междоусобицы двух семей. Наше поколение должно покончить с нею.

Они сдвинули бокалы. Он отпил глоток. На закатном солнце ее волосы стали совсем золотыми, а в голубых глазах появились золотистые искорки. В этот момент она была воплощением прежде неведомой ему красоты. Он видел ее неуверенность — она явно не знала, что делать. Потом все же отпила глоток вина.

Ким поставила бокал на стол. Может быть, и в самом деле пора разобраться в этих межсемейных распрях, стоит ли упорствовать и настаивать на продолжении вражды? С ее стороны это было бы глупо. Однако она все еще не до конца доверяла ему. Чего он хочет? Может быть, это еще одна попытка доказать превосходство Стивенсов над До-налдсонами? Усыпит ее бдительность, а потом натворит что-нибудь мерзкое исподтишка. Она надеялась, что это не так, но опыт, история семьи и постоянные неудачи отца говорили о том, что лучше быть настороже.

Ким перевела взгляд на горизонт. Действительно, закат обещал быть необыкновенно красивым. Красные и золотые полосы прочертили небо. Эффект еще более усиливался шумом волн, шуршащих по кромке песчаного берега. Зажглись уличные фонари и украсили побережье бухты цепочкой огней, похожей на бриллиантовое ожерелье. По краю террасы зажглись и замигали маленькие декоративные огоньки. Включилось подводное освещение на дне бассейна. Ким откинулась на спинку кресла, закрыла глаза и глубоко вздохнула.

Джаред волновал ее. Все пошло не так, как она предполагала. Он не обманывал ее, но окончательно запутал. Нельзя доверять такому красивому и чувственному мужчине, хотя одно его присутствие сводит ее с ума, учащает пульс, сбивает дыхание.

Она открыла глаза и нервно прокашлялась.

— Чем я буду заниматься завтра? — Ким отпила еще немного вина. Ей хотелось спросить, какие еще мелочи он намерен поручить ей, но вовремя сдержалась, сообразив, что при данных обстоятельствах лучше не накалять атмосферу. Ведь он начал разговор о необходимости покончить со старинной враждой. Если он делает первый шаг к примирению, почему бы ей не ответить ему тем же?

— Я еще не составил список. Давайте отложим разговор о делах до завтра. В этот прекрасный вечер мне бы хотелось поговорить о вас.

— Обо мне? Вряд ли это интересно. — Она поковыряла салат, пытаясь скрыть смущение.

Съев несколько кусочков мяса, Джаред отложил вилку.

— Я не согласен. Например, объясните мне, почему вы выбрали профессию учителя? Есть много других профессий, которые гораздо лучше оплачиваются.

Ким напряглась.

— Я не считаю, что деньги — решающий фактор при выборе профессии, — возмущенно сказала она. — Существует и другой подход.

— Вы правы, — согласился он, не обращая внимания на ее воинственный тон. — Деньги — не самое главное в жизни. Но вы не ответили на мой вопрос.

Ким удивилась, что он так легко согласился с ней.

— Я люблю профессию учителя. Мне нравятся связанные с ней трудности, нравится видеть результат своего труда, когда в глазах ученика светится понимание, когда он радуется тому, чего достиг. От этого я счастлива. Я могу формировать характер ребят, помочь им реализовать свои возможности.

Потягивая вино, он задумчиво смотрел на нее. Даже в сумерках он видел, как она нервничает. Но у нее так горели глаза, когда она рассказывала о своей работе. Очевидно, что работа ей нравится и она находит в ней удовлетворение. Он накрыл ладонью ее ладонь.

— Я восхищаюсь вашей целеустремленностью и уверенностью. Вам повезло, что вы так рано утвердились в жизни и нашли себя профессионально. Это редко кому удается.

Стемнело окончательно. Огни ламп мягким светом легли на стол. Ким чувствовала прикосновение его ладони, но руку не убирала. Что-то в его тоне и в выражении его лица затронуло ее чувства более, чем она хотела. Она склонила голову набок и обратилась к нему:

— Как все грустно! Не значит ли это, что вы среди всей этой красоты еще не нашли себя? — Свободной рукой она обвела пространство вокруг. — Не может быть, чтобы вам не нравилось все это.

Она старалась разгадать, что кроется за внешностью человека, характер которого казался ей все более сложным. Он ее озадачил. Она уже ни в чем не была уверена. Может быть, ее смущает его внешняя привлекательность, мешая составить правильное представление? Похоже, она его совсем не знает.

— Конечно, мне нравится быть богатым и, соответственно, многое себе позволять. Но не в этом же смысл жизни.

— Тогда, — она резко убрала свою руку, в ее голосе появились колючие нотки, — вы должны использовать свои деньги не только для своего удовольствия.

Он не прореагировал на ее колкость, только слегка сузил глаза. Она снова напряглась. И зачем только она это сказала? Кто тянул ее за язык? Ведь она вовсе не завидовала ему. Может быть, в ней заговорила обида? Обида за деда и отца?

Она пожалела, что убрала руку, — ей теперь не хватало его тепла.

— Простите, я не имела в виду ничего плохого. — Ее голос понизился до шепота. — Я не знаю, почему я так сказала. — Были ли ее слова и поступки просто защитной реакцией, желанием быть с ним?

Она не знала.

— Не надо так волноваться.

Мягкий свет, оттенивший красивые черты его лица, отразился страстью в ее душе. Она не знала, что сказать, как унять бурю взволнованных чувств, поэтому, чтобы успокоиться, переменила тему разговора:

— Прекрасное вино, да и мясо очень вкусное, отлично пожарилось.

— Спасибо. Я рад, что вам понравилось.

— Действительно, куда приятнее ужинать на свежем воздухе. Отсюда такой красивый вид! — Обычный обмен любезностями, хотя воздух звенел от напряжения. Ким знала, что это она во всем виновата. Она чувствовала, как смятенные чувства неизбежно влекут ее навстречу Джареду. От чувственного напряжения она особенно остро ощущала неловкость своего положения.

Она вообразила себя в объятиях Джареда Стивенса. Представила, как сплетаются их тела на шелковых простынях огромной двуспальной кровати. Ясно почувствовала, как скользит ее тело по его обнаженному торсу, как его пальцы ласкают ее плоть… У нее участилось дыхание, когда она вспомнила его поцелуй, который уже обещал многое и красноречиво говорил о его опыте в утехах любви.

— Скажите, что вы знаете о вражде между нашими семьями? — прервал ее размышления его голос.

Ким облегченно вздохнула. Не хватало только, чтобы эротические ощущения взяли над ней верх и превратили ее в безмозглую куклу! Она боялась, что эмоции могут выйти из-под контроля. Однако выбранная им тема заставила ее вздрогнуть и насторожиться.

— Мне бы не хотелось обсуждать это. Всю свою жизнь я только и слышала что об этой вражде. Она подорвала здоровье и сократила жизнь моего отца, омрачила все мое детство. Я хочу забыть об этом навсегда. — Она серьезно посмотрела ему в глаза, перевела дух и наконец спросила в свою очередь: — Почему вы заговорили об этом?

Он снова взял ее за руку и мягко улыбнулся.

— Думаю, что в этом желания наши совпадают.

Я тоже хочу раз и навсегда покончить с этой историей. Что было — то было, тут уж ничего не изменишь. Но все это прошло, и грехи прошлых поколений должны остаться в прошлом.

Между ними сгустилась, искрясь электрическими разрядами, атмосфера чувственного желания. Даже на расстоянии Джаред чувствовал вкус ее губ. Желание обладать ею было таким сильным, что он даже отшатнулся. Что же такое делает с ним эта женщина? Чем она отличается от всех остальных?

Одно он понял четко и окончательно: Ким Доналдсон никогда не согласится на легкий флирт или интрижку, чтобы удовлетворить желание плоти, а он ни за что на свете не согласится на долгую связь с последующими обязательствами. Он не может позволить себе поддаться глубокому чувству, выходящему за рамки плотского удовольствия. Ким относилась именно к таким женщинам, которые способны поймать в ловушку любого мужчину и сломать ему жизнь. Ему это не подходит. На примере своего отца и его многочисленных браков Джаред знал, к чему это приводит. Так стоит ли начинать? Тогда зачем он преследует ее? Он слегка сжал ее руку, потом поднес к губам и поцеловал ладонь.

Она почувствовала облегчение, когда он сказал, что тоже хотел бы забыть старинную семейную вражду. Словно груз свалился с ее плеч.

Он поднял свой бокал и вопросительно взглянул на нее.

— За окончание междоусобицы?

— За окончание, — повторила она.

До конца вечера они беседовали на различные темы — о фильмах, книгах, путешествиях, телепередачах. Джаред включил стереомузыку. Он взял ее за руку и поднял с кресла. Затем, обняв, плавно повел ее в танце. Они начали привыкать друг к другу, и напряжение исчезло. Лишь чувственное облако по-прежнему окружало их, притягивая друг к другу.

Наконец Ким не без сожаления сказала:

— Уже поздно. Мне пора домой. Спасибо за чудный ужин. Все было хорошо.

Рука об руку они прошли через дом к выходу.

— Я получил огромное удовольствие. Спасибо, что согласились побыть со мной. Как это приятно, когда в разговоре не нужно контролировать каждое слово.

Они задержались перед дверью, наслаждаясь чувственной близостью. Он заключил ее в объятия и легонько коснулся губами ее губ, но, не в силах оторваться, полностью завладел ее ртом и судорожно сжал в объятиях, не в состоянии более контролировать свои чувства. Все в ней сводило его с ума.

Его поцелуй углубился. Их языки переплелись, еще больше возбуждая желание. В его понимании Ким воплощала в себе все, чего мог пожелать мужчина.

Его дыхание щекотало ей ухо, когда он прошептал:

— Останься со мной сегодня ночью.

Миллионы мыслей и чувств мелькали в ее голове, подстегивая фантазию и желание быть с ним. Осмелится ли она принять его приглашение? Останется ли она в его воспоминаниях еще одной девушкой на ночь, пополнит ли она список его побед? В глубине души Ким понимала, что уже слишком много ему позволила, да и сама увлеклась без меры. Она должна вовремя положить этому конец, чтобы не влюбиться в него без оглядки. А может быть, она поздно спохватилась?

— Нет, лучше не надо… Я… мне нужно домой. Увидимся завтра.

Не помня себя, Ким вылетела на улицу.

Джаред смотрел вслед отъезжающей машине. Второй раз она ушла от него. Но сейчас они хотя бы расстались мирно.

Он запер входную дверь и медленно направился в спальню. В его мыслях царила полная неразбериха. Ни одну женщину он не желал так, как ее, хотя никак не мог понять почему. Завести с ней интрижку? Летний роман? А вдруг здесь кроется что-то другое? Возможный ответ заставил его содрогнуться от страха. Он не хотел об этом думать.


Ким замедлила скорость перед поворотом к дому Джареда. Она провела еще одну бессонную, беспокойную ночь в буре чувств.

Ужин с Джаредом был чудесным. Ей правилось быть с ним, но к чему все это приведет? Ким не знала, что и думать. Она вздохнула и, объехав дом, остановилась перед служебным входом. Мысли ее были в полном смятении.

Войдя в помещение офиса, Ким неожиданно оказалась в сильных и горячих объятиях Джареда.

— Добро пожаловать, — сказал он тихо прямо ей в ухо.

— Доброе утро…

Но он уже нашел ее губы. Поцелуй был непродолжительным, но оглушил ее, парализовав все чувства, кроме страсти, которую она так старательно пыталась утихомирить прошлым вечером.

— Так-то мы начинаем рабочий день, — с трудом выговорила она.

— Но так гораздо интереснее, — добавил он, целуя ее в висок, после чего с неохотой выпустил из объятий.

Джаред приготовил для Ким несколько заданий, все они в основном требовали ее присутствия в офисе и не имели ничего общего с тем, чем она занималась раньше. Ким с удовольствием обнаружила, что ей предстоит заниматься серьезным делом, включающим работу с клиентами и деловыми планами. Она восприняла это как знак доверия и была очень тронута.

С каждым днем отношения между ними принимали все более дружеский характер. Однажды он приятно поразил ее тем, что устроил обед во дворе на манер пикника. Прошли недели, и они стали хорошими друзьями, окончательно позабыв про семейную вражду. Но страсть, однажды вспыхнувшая между ними, постоянно давала о себе знать, и часто наедине они, крепко обнявшись, осыпали друг друга жадными поцелуями, будя в мыслях чувственные фантазии.

Джаред по-прежнему просил ее остаться с ним на ночь, но она, хотя и страстно желала близости, всякий раз отговаривалась тем, что ей надо домой. Она боялась идти на это, хотя сама себе не могла объяснить, почему. Может быть, ее останавливала мысль о множестве женщин, которые бывали с ним в постели? Или она опасалась, что он подумает, будто она легкомысленно относится к сексу и потому не воспринимает их возможную связь всерьез? А может, страх ее связан с тем, что он сам несерьезно относится к ней? Или она испугалась опасности всерьез влюбиться в него? Желания и страхи постоянно боролись в Ким.

Прошло четыре недели. Она окончательно запуталась в своих чувствах к Джареду, не зная, как поступить. Каждый раз, когда он касался ее, она погружалась в волны чувственного желания. Каждую ночь, лежа в постели в отцовском доме, она размышляла, как долго сможет выдерживать осаду со стороны Джареда, противостоять его обольстительным ухаживаниям и бушующим в ней желаниям.

Наступил вечер конца недели. Закончив работу, Ким приводила в порядок бумаги на столе. Джаред уехал на деловую встречу с банкирами в Сан-Франциско и попросил ее подождать его возвращения. Не зная, когда он приедет, Ким взглянула на часы и направилась в дом — покормить Пирата. Решив, что Джаред попросил ее подождать, чтобы вместе потом поужинать, она, на случай выхода в свет, надела голубые — шелковые брюки, белую блузку и любимое золотое ожерелье. Она заметила, что он поехал в строгом костюме с галстуком.

Когда она вернулась в офис, Джаред только что приехал. Он выглядел сногсшибательно красивым и энергичным. Ее сердце забилось сильнее, и кровь быстрее заструилась по жилам. Его модный темно-серый костюм, белая рубашка с золотыми запонками, легкие кожаные туфли темно-серого цвета от Гуччи — все говорило о том, что перед нею могущественный и богатый человек, с которым нельзя не считаться.

— Ким, я подумал и решил обсудить с тобой кое-что важное.

— Что?

Он знал, что поступал несправедливо, так долго давая ей мелкие поручения. За последние дни у них установились ровные и дружеские отношения, а в офисе, с тех пор как она обосновалась там, воцарилась деловая, рабочая атмосфера. Ему необходима была помощь в том благотворительном проекте, который затеял его клиент. Чем больше он об этом думал, тем более ему нравилась мысль поручить этот проект Ким. Они смогут вместе работать над проектом, и благодаря этому она будет дольше оставаться в его доме.

— Как ты собираешься устраивать акцию по сбору средств?

— Какую акцию? Что ты имеешь в виду?

— Ну как же… Чтобы люди добровольно и с радостью жертвовали как можно больше на благотворительность, надо организовать эту акцию так, чтобы в ней приняли участие известные люди — социальная и деловая элита. Ну и, разумеется, угощение, напитки, танцы, развлечения. Тогда сборы будут хорошими. А чем займется благотворительная организация, которую нужно поддержать? Он провел ладонью по затылку.

— Я не помню точное ее название, только знаю, что она планирует предоставить убежище и обеспечить защиту женщинам и детям, подвергающимся насилию в семье. Это — конек жены нашего лучшего клиента. Они вцепились в меня, желая, чтобы я был инициатором и все организовал. Я уже подумывал нанять для этого специальную службу, но, раз ты знаешь, как это делается, я был бы рад, если бы этим занялась ты. Помощь для меня была бы огромная. К тому же, если отпадет необходимость нанимать специалистов, больше денег останется на собственно благотворительность. — Он помолчал, потом отодвинул прядку волос с ее щеки и поцеловал ее за ухом. — Мы смогли бы работать над этим проектом вместе.

Ким страшно обрадовалась.

— У меня действительно есть организаторский опыт. Пару раз я возглавляла благотворительные акции в средней школе, где преподаю. Но это были довольно скромные мероприятия, высший свет в них не участвовал.

От его улыбки у нее снова тревожно дрогнуло сердце.

— По мне, так твой опыт как раз кстати. Мы обдумаем, как лучше организовать твой рабочий день до конца лета. Я хочу провести эту акцию в Сан-Франциско, скажем, в конце сентября или в начале октября в одном из самых больших бальных залов города.

Она не могла сдержать радость:

— Ты хочешь, чтобы я работала вместе с тобой? Над таким огромным и важным проектом?

— Да, и я верю, что ты с ним справишься. — Он долго смотрел в ее глаза, проникаясь и восхищаясь их глубиной.

Его предложение застало Ким врасплох. После занятий всякими мелочами на нее свалилась такая ответственность! Но душа ее пела от радости. Ведь он сказал, что верит ей и что они будут работать над проектом вместе.

Это уже не поспешные страстные поцелуи и пьянящие прикосновения, которыми они обменивались на протяжении прошедших недель. Их отношения теперь не ограничивались его постоянными просьбами о том, чтобы она осталась на ночь. От предвкушения настоящей работы у нее замирало дыхание, его доверие и вера в ее способности пьянили не меньше ласк.

Она постаралась обрести спокойствие.

— Когда ты хочешь, чтобы я приступила к работе над новым проектом?

— Если не возражаешь, мы начнем утром. Я знаю, что ты не обязана работать по субботам, но зато в этот день нам уж точно никто не помешает. Мы сможем хотя бы набросать план действий.

— Прекрасно. Я с удовольствием поработаю в субботу, — с готовностью ответила она.

— У меня есть несколько брошюр по благотворительности. По-моему, они на кофейном столике в гостиной. Идем, ты сможешь просмотреть их.

Ким последовала за Джаредом в гостиную. Войдя, она огляделась, отмечая красоту убранства комнаты. И вспомнила, что проходила через нее в свой первый рабочий день. Джаред протянул ей брошюры.

— Вот, — сказал он. — Здесь собрана информация по благотворительным организациям.

Она не успела убрать руку, как он взял ее за запястье и поцеловал ладонь. Целуя, он смотрел ей в глаза.

— Я по-прежнему приглашаю тебя остаться со мной на ночь.

Она покачала головой и почти прошептала:

— Пожалуйста… — Ее сопротивление его чарам слабело с каждым вздохом, а желание росло. — Агентство по имуществу устраивает в воскресенье день открытых дверей. Мне нужно привести все в порядок. Я хочу продать дом отца.

Понимал ли он, как привлекательно звучало для нее его приглашение? Она страстно хотела провести с ним ночь!

— Я думаю, ты должна остаться, — проговорил Джаред, слегка пожимая ее пальцы. Именно этого она и ждала. В следующее мгновение их губы слились. Ее сопротивление было сломлено. Желание, которое она пыталась подавить с самой первой их встречи, вырвалось наружу. Выронив брошюры, она крепко обняла его за шею. Вся ее былая решимость растаяла в его жарких объятиях.

В момент, когда она обняла его, Джаред внезапно и неожиданно испытал острое чувство, его будто ударила молния. С первой их встречи он сгорал от желания, но касание ее рук переполнило чашу. Это уже было не просто чувственное плотское желание, она затронула самые глубины его существа, всколыхнула в нем что-то неведомое. Что? Он не пытался и не хотел это понять.

Заключив ее лицо в свои ладони, он заговорил хрипловатым от страсти шепотом:

— Знаешь, как ты прекрасна и желанна?

Не дав ей ответить, он снова обнял ее и крепко поцеловал. Потом прижал ее к себе, языком проникая в нежные глубины ее рта. Одна его рука погрузилась в ее волосы, а другая ласкала плечи, постепенно спускаясь к спине и ягодицам.

Его пальцы проникли ей под блузку. Расстегивая пуговицы, он целовал ее обнаженную кожу. Гладя спину, расстегнул и снял ее лифчик, бросил его и блузку на пол.

От прохладного воздуха она вздрогнула, но тут же почувствовала, как ее укутало теплом его объятий. Она скинула туфли. Уже никто из них не притворялся, что ничего не происходит, она даже не пыталась убедить себя, что хочет остановить неминуемое. Более всего на свете она желала любви Джареда. Пальцы ее дрожали, когда она гладила его по обнаженной коже.

Она развязала и сняла его галстук, бросила на пол. Потом расстегнула пуговицы его рубашки. Запустив руки внутрь сорочки, она наслаждалась прикосновением к сильному мускулистому телу. Его губы снова завладели ее губами — жадно, жарко, чувственно. Но он сдерживался, не решаясь требовать большего против ее воли. Он прервал поцелуй лишь для того, чтобы скинуть на пол рубашку.

Потом он сбросил с ног туфли и увлек ее за собой на диван. Прислонившись к спинке, он привлек Ким к себе, продолжая ласкать ее обнаженные плечи и спину. Его пронизывал жар от прикосновения ее обнаженных грудей.

Еле слышно Джаред прошептал:

— Великолепная и страстная.

Она пыталась расстегнуть его ремень и молнию на брюках, а он в это время потянулся к шнурку ее слаксов. Их руки встретились и, сталкиваясь, поспешно освобождали друг друга — от мешающей одежды.

В какой-то момент Джаред приподнялся и, задыхаясь, проговорил:

— Идем в спальню.

Он скатился с дивана, схватил Ким за руку и поставил на ноги. Потом поднял ее и быстро понес вверх по лестнице.


Джаред поцеловал влажную от пота щеку Ким, легко коснулся ее губ, по-прежнему держа в объятьях. Он не хотел прерывать их потрясающий физический контакт. У него были женщины, которые требовали, чтобы он немедленно подтвердил, какие несравненные они в постели. Были и такие, что начинали вымогать у него обещание жениться на них или хотя бы не бросать, но он никому никогда и ничего не обещал. Случалось, что женщины рассказывали ему о своих бывших любовниках, чтобы произвести на него впечатление своей опытностью, — такие женщины его не интересовали.

Ким была другая. Она ничего не говорила. Она замолкла и, казалось, что-то обдумывала втайне от него. Он почувствовал себя неловко. Куда только девалась его хваленая самоуверенность?

Никогда прежде он не испытывал такого взрыва эмоций, как с Ким. Он вспомнил, как много ошибок наделал его отец со своими многочисленными браками и внебрачными связями, как много здоровья и нервов потратил на все это, и со страхом подумал, что ему нужно бежать, пока не поздно, пока ситуация не вышла из-под контроля.

Но нутром чувствовал — поздно.

Продолжая сжимать Ким в объятиях, он всячески пытался убедить себя, что ничего не изменилось, все по-прежнему хорошо, хотя в душе знал: былого не вернуть.

А Ким, лежа в его объятиях, знала, что отныне она полностью и навсегда принадлежит ему, и только ему. Она и раньше чувствовала, что влюбляется в него. Теперь же это было для нее очевидно. Но ей следовало принять тот факт, что такие мужчины никогда не соглашаются на длительную связь, тем более на брак.

Достаточно ли ей того, что она останется лишь его любовницей? Одно она знала наверняка: какие бы отношения ни связывали их до того, как она отдалась ему, теперь все в корне изменилось. Чувство эйфории и полета сменилось сомнениями и унынием. Неужели она совершила то, о чем будет сожалеть? Возможно, что и так.

Джаред поцеловал ее в щеку, нарушая ход ее мыслей. Потом пощекотал носом ее шею и начал ласкать грудь. Снова ее тело пронзило острое желание. Он прошелся пальцами по внутренней стороне ее бедра, и она опять забыла обо всем на свете.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ | Полюбить врага | ГЛАВА ШЕСТАЯ