home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Скользнув за руль серебристого «порше» Джареда, Ким почувствовала нервное возбуждение. Ей было знакомо это чувство. Она испытала его, когда однажды села за руль дорогого спортивного автомобиля, который ее попросили отвезти в мастерскую механика. Машина имела красивую обтекаемую форму и была мощной, как и ее хозяин, неохотно признала она.

Ким удивилась, когда он, вручая ей ключи, спросил только, умеет ли она пользоваться ручной передачей. Будь у нее такая машина, она никому и никогда не позволила бы ездить на ней, тем более человеку, у которого были все основания сделать какую-нибудь пакость хозяину. Она, конечно, не собирается сознательно портить дорогую вещь. Но мало ли что? Он может подумать, что она сделала это нарочно. Ким была в полной растерянности. В течение дня она без конца размышляла: что за человек этот Джаред Стивенс? Ответа не было.

Заведя мотор, она взглянула на часы. Было уже около пяти часов. Осталось только вернуть Джареду машину, и на этом ее рабочий день можно было считать оконченным. В общем, все прошло нормально. Она подружилась с Пиратом, который, несмотря на свои гигантские размеры и трехлетний возраст, больше напоминал щенка-переростка, игривого и наивного.

А вот хозяин Пирата… Каждый раз, когда она оказывалась под одной крышей с Джаредом, ее не покидало ощущение всеподавляющей энергетической напряженности, отчего ее чувства и мысли приходили в полнейший беспорядок.

Он дал ей несколько мелких поручений: написать письмо в благотворительный фонд, послать объявление в периодическое издание, напомнить руководителям отделов о предстоящем совещании и другие мелочи. Очевидно, он не собирался посвящать ее в серьезные дела. Она понимала, что он ей не доверяет, и знала, почему. На его месте она поступила бы так же.

Дела в офисе тоже не относились к бизнесу. Джаред вручил ей список телефонов, по которым она должна была позвонить: перенести срок чистки бассейна на другой день, договориться о покупке и доставке нового бильярдного стола, а также нескольких ящиков вина, составить график чистки ковров. Все это, по ее мнению, мог сделать управляющий Фред Кемпер.

Она постоянно чувствовала на себе взгляд Джареда, даже когда стояла к нему спиной. Это смущало и одновременно возбуждало ее. Что за человек этот Джаред Стивенс? Хотя он намеренно обманул ее с работой, в то же время он был совершенно не похож на своего мерзавца брата.

Терри Стивенс был по природе своей жесток, циничен и высокомерен. Он считал себя выше всех в семье, особенно доставалось от него Ким. Он не упускал ни одной возможности оклеветать и унизить ее. Она затаила на него обиду, решив, что никогда не простит его. Джаред же предоставлял ей полную свободу, только изредка давая указания. Она вынуждена была признать, что сам он действительно весь день просидел в кабинете, неотрывно занимаясь делами. Все складывалось не так уж и плохо.

Она направила «порше» Джареда к служебному входу и завела машину в гараж. Потом вошла в здание офиса через парадный вход. Через приемную и зал для совещаний прошла к кабинету Джареда и остановилась перед дверью. Он сидел в кожаном кресле, откинувшись на спинку и положив ноги на крышку стола. В руке у него был какой-то документ, кажется контракт, на котором он сосредоточил все свое внимание. Видно было, что он чем-то сильно озабочен. Лицо было расстроенное, брови сдвинуты, он явно сердился.

Ким поколебалась, не зная, стоит ли отвлекать его. Может быть, просто положить ключи на стол и тихонько и незаметно удалиться, пока он ее не заметил? Она уже собиралась повернуть назад, но тут он поднял глаза и увидел ее.

— Вы поставили мой автомобиль? — Он сбросил ноги со стола, встал и быстрыми шагами направился к ней.

— Да. — Она протянула ему ключи. — Мне, наверное, можно идти домой?

— Не спешите, Ким, — сказал он, беря у нее ключи. При этом руки их соприкоснулись, и она снова почувствовала волну возбуждения, пробежавшую по телу. — Мы еще не закончили.

Она взглянула на часы:

— Сейчас почти половина шестого. Я здесь с восьми утра. Наверное, дела могут подождать и до завтра, — сказала она с легким раздражением в голосе. — Вы хотите поручить мне еще какие-нибудь мелочи? Может быть, сбегать за газетой? Или проверить почту и принести вам корреспонденцию? Вывести собаку на прогулку? Проверить буфетную и разместить продукты в алфавитном порядке? — Она с вызовом посмотрела на него. — Скажите, что надо сделать?

Поймав ее взгляд, он неотрывно смотрел ей в глаза. Ее раздражение сменилось смущением. Ей снова показалось, что он читает ее мысли, которые в данный момент были далеко не лестными для его самолюбия. К тому же сопровождались учащенным сердцебиением.

Он продолжал молчать. От этого она еще больше смутилась и отвела взгляд. Вся ее решимость иссякла. Она с трудом проглотила комок в горле. И повторила:

— Так что надо сделать?

— Почту принес Фред, газета у меня есть, в буфетной полный порядок, а Пират бегает по двору самостоятельно.

Ким вспыхнула от его снисходительного тона, чувствуя, что заслужила упрек. Пожалуй, она слишком много себе позволяет. Правда, она с самого начала хотела устроить Стивенсу нелегкую жизнь, но почти сразу же отказалась от своих планов. Ким не любила ссор, хотя в этом человеке было что-то толкающее ее на дерзости. Она настораживалась всякий раз, когда он начинал говорить.

Может быть, сейчас он скажет что-нибудь такое, что разрядит растущую между ними неловкость? Выругает ее за несдержанность?

Казалось, прошла целая вечность, а он все молчал. У нее даже свело желудок. Ну почему от него исходит такая невыносимая чувственность? Как выкинуть его из головы? Что делать? Когда он наконец заговорил, она не услышала в его голосе и тени недовольства.

— Я всего лишь подумал, что неплохо бы залезть в холодильник и приготовить что-нибудь поесть. Я могу поджарить на гриле отбивные, а вы приготовите салат. — Он склонил голову набок и вопросительно посмотрел на нее. — Конечно, если у вас нет других планов на вечер.

Не ослышалась ли она? Ужин? Этого он хотел? Ким еще больше смутилась. Давно она не оказывалась в таком глупом положении. Волна его чувственного магнетизма снова накрыла ее с головой. Они что, будут одни в доме или к ним присоединится Фред? Какие намерения у Джареда? Может ли она доверять ему? Вернее, может ли она доверять самой себе, оставшись наедине с очень привлекательным мужчиной?

Она поколебалась, не зная, как ответить на это неожиданное предложение.

— Я… то есть я хочу сказать, что у меня, в общем-то, нет никаких особых планов на вечер. Да, пожалуй, было бы неплохо перекусить.

И что теперь, когда она дала согласие? Нервное напряжение подсказывало, что она вскоре об этом пожалеет.

— Хорошо. Тогда я пойду принесу бутылку вина из погреба, а вы тем временем покормите Пирата.

Он встал, приглашая ее следовать за собой.

Ким стояла как громом пораженная. Опять он за свое! Начал с серьезных вещей, а потом поручил ей мелочи. Она с трудом подавила гнев. Ей не хотелось срываться и усугублять ситуацию, но желательно было все же выяснить свое место в этом доме. Она сжала зубы и, стараясь говорить спокойно, начала:

— Покормить собаку? А что, для этого нужны особые навыки? Нет, такое не пройдет. Я вот подумала и вспомнила, что у меня есть дела. Так что, извините, я лучше…

И тут кто-то позвонил в дверь. Сразу же вслед за этим в дверь забарабанили изо всех сил. Наконец створки с грохотом распахнулись. Высокий темноволосый мужчина ворвался внутрь. Он огляделся, и его торопливый взгляд натолкнулся на Джареда.

— Мне кое-что нужно от тебя.

Во вновь прибывшем Ким узнала Терри Стивенса, который мучил ее на протяжении всех ее школьных лет.

И удивилась, услышав сдержанные слова Джареда:

— Тебе всегда что-то от меня нужно.

Терри с опаской взглянул на Ким, словно только что заметил ее. Потом повернулся к Джареду. Его слова источали ядовитый сарказм:

— Что она здесь делает? У нас «день открытых дверей» для Доналдсонов?

Во взгляде Джареда мелькнул гнев.

— Тебя не касается, что она здесь делает.

Терри повернулся к ней и указал пальцем на дверь:

— Убирайся отсюда, Ким! Мне надо поговорить с братом по личному делу.

Джаред быстро встал между Ким и Терри, не давая ей возможности ответить на грубость.

— Мы с Ким собирались поужинать. Поскольку тебя никто не приглашал, убраться придется тебе.

Ким попыталась собраться с мыслями. Она не знала, что и думать. Джаред вступился за нее и защитил от нападок негодяя брата? Он в самом деле встал на ее сторону и указал Терри на дверь! А она всего несколько секунд назад набросилась на него с обвинениями! Нет, она решительно ничего не понимает в поведении Джареда.

Зло поглядывая на Ким, Терри понизил тон и сказал уже тише, но так, чтобы она услышала:

— Нам надо обсудить личные проблемы. Я не могу ждать, пока ты накормишь Ким.

— Дела могут подождать. Мы обсудим их в рабочее время. Завтра в десять часов приезжай в офис.

Терри окончательно отказался от требовательного, агрессивного тона:

— Ты не понимаешь, тут проблема…

Джаред ответил, жестко чеканя слова:

— Я прекрасно понимаю, в чем состоит проблема, поскольку только что просматривал контракт, который сегодня днем мне любезно переслал Тони Вильямс. По контракту оплата должна поступить через тридцать дней. Ты не имел права ставить на нем подпись. Контракт обязывает «Стивенс энтерпрайзиз» заплатить сто тысяч долларов за то, чего она никогда не увидит, так как это станет одной из твоих многочисленных игрушек. В этом состоит твоя так называемая проблема?

Терри нервно взглянул на Ким, потом отвел брата в сторону.

— Это дело не предназначено для ушей Доналдсонов.

— Я уже сказал тебе — завтра в десять. — Джаред отвернулся от Терри, потом снова взглянул на него. — И не опаздывай. У меня очень плотный график.

Затем он взял Ким под руку и повел ее через фойе в основную часть дома, оставив Терри стоять в прихожей. Она не знала, что сказать, но чувствовала, что должна как-то отреагировать.

— Мы оставили вашего брата в прихожей…

Он прервал ее, не дав продолжить, и в его голосе она услышала горечь:

— Терри — мой брат по отцу, он появился от второго… а может, третьего брака моего отца. Я уже не помню, сколько женщин называли себя миссис Рон Стивенс. — Он нахмурился, потом, насмешливо хмыкнув, продолжал: — Нет, скорее всего, это была его вторая жена, кажется, у него их было штук шесть. Возможно, и до моей матери у него был еще кто-то, кого я не знаю. Это если не брать в расчет многочисленных любовниц в промежутках между браками. — Внезапно тон его изменился, на губах появилась любезная улыбка. — Перед тем как нас грубо прервали, вы, кажется, пытались меня убедить… — внизу громко хлопнула дверь, вероятно, это ушел Терри, — что у вас есть какие-то дела вечером. Вы займетесь ими сразу же после того, как мы поужинаем.

В ответ она пробормотала несколько слов, из которых можно было понять, что она согласна. Ким не сопротивлялась, когда он привел ее в роскошно обставленную кухню. Опять он сумел уговорить ее. Почему она позволяет Джареду руководить ею? Почему не может возразить ему? Куда девалась ее решительность? Его присутствие подавляло ее волю.

Пройдя через кухню, они оказались в большой комнате. Он открыл дверь, за которой была лестница, ведущая вниз.

— Я сейчас принесу бутылку вина, — сказал он, и уголки его рта озорно дрогнули. — Еда для Пирата в буфете, а миски — на полу в углу.

Он исчез прежде, чем она успела что-либо сказать.

Ким стояла на месте, обдумывая дальнейшие действия. Она хотела поспорить с Джаредом относительно своей обязанности кормить собаку, но ведь он вступился за нее перед разъяренным Терри. Ким все еще не пришла в себя после резкого разговора Джареда с Терри. Надо же, Джаред бросился на ее защиту! Его голос звучал достаточно резко, когда он объяснял ей, что Терри приходится ему братом лишь наполовину. Вот уж чего она совсем не ожидала от члена семейства Стивенс.

В душе ее родилось теплое чувство к Джареду, когда она вспомнила его слова. Он не унизил ее объяснением, что она всего лишь отрабатывает долг отца, а категорически заявил Терри, что присутствие Ким — не его ума дело.

В то же время она чувствовала внутреннюю неуверенность. Почему он так ведет себя по отношению к ней и почему она так остро реагирует на его близость? Ее волновал даже звук его голоса. Уставясь на дверь, за которой он исчез, Ким размышляла, как ей быть.

Можно, конечно, проигнорировать его просьбу покормить собаку, но ей не хотелось показаться такой мелочной. Пес ведь ни в чем не виноват. Смирившись, Ким вздохнула. Пожалуй, она обдумает все потом, когда вернется домой. А пока… Она открыла буфет и достала оттуда пакет с сухим собачьим кормом. Потом наклонилась за миской. И тут с удивлением увидела в задней двери собачий лаз невиданных размеров. В него запросто мог пролезть человек, а значит, и любой чужак. Абсурдность такого технического решения привела ее в веселое расположение духа, и она невольно рассмеялась.

Джаред поднимался по ступеням, держа бутылку в руке, когда услышал ее смех. Этот звук буквально заполнил все его существо. Такой же смех он слышал утром, и тогда он поразил его до глубины души. Внутри его что-то сжалось, сердце опять заколотилось с неистовой силой — все та же реакция на ее близость.

Он не мог объяснить себе, почему настоял, чтобы она осталась и поужинала с ним. Это был спонтайный порыв, как тогда, когда он предложил ей отработать долг отца. Ему почему-то хотелось, чтобы она постоянно была рядом. Не пожалеет ли он об этом позднее? Им руководили чувства, а не разум. Все началось с невольного влечения, потом возникло что-то, чему он не мог подобрать название.

— Что случилось?

Она резко повернулась, глаза ее испуганно распахнулись ему навстречу, щеки окрасились смущенным румянцем.

— Как вы меня напугали! Я не слышала, как вы вернулись.

Он улыбнулся, и в его улыбке не было ни насмешки, ни превосходства.

— Вы так смеялись, что не услышали бы, даже если бы въехал трактор.

— Ах, это… — Она перевела дух и, едва сдерживая новый приступ смеха, указала на собачий лаз. — В этот лаз пролезет вор любых размеров, несмотря на все ваши охранные ухищрения.

Он понимающе хмыкнул.

— Я решил, что вор, увидев дырку такого размера, задумается, какого размера должно быть животное, для которого она сделана, и хорошо подумает, прежде чем решится на опасную встречу.

Она застенчиво улыбнулась:

— Да, наверное, в этом есть смысл.

— Кроме того, — он невольно поднял руку и слегка коснулся ее щеки и волос, — система защиты охватывает все двери в доме, включая кухонную и ту, которая ведет вниз.

Джаред поставил бутылку рядом с пакетом собачьей еды. Он знал, что переходит все границы, но остановиться уже не мог. Нельзя ему вступать в личный контакт с этой женщиной, особенно при сложившихся обстоятельствах, но желание переполняло его, подавляя тихий голос разума. Кончиками пальцев он провел по ее щеке, потом по плечу, руке и сжал ее ладонь. Невольно вырвались слова:

— У вас красивая улыбка. Улыбайтесь чаще. — Все еще сжимая ее руку, он притянул ее к себе, как это было утром, когда он помог ей подняться с пола. Только на этот раз он не сдерживал себя. Наклонясь к Ким, он коснулся губами ее губ. Его поцелуй был легким и нежным. И едва не свел его с ума. Он почувствовал ее колебание — она не знала, как поступить. Потом мягко отстранилась и прервала поцелуй.

В ее голосе слышались потрясение, смущение и гнев:

— Что вы себе позволяете?

Он не отстранился, его лицо по-прежнему было совсем рядом.

— Это получилось помимо воли.

Ким нервно огляделась. Она находилась между Джаредом и столом, отступить было некуда. Несмотря на охватившее ее волнение, она постаралась, чтобы голос ее звучал спокойно.

— Возможно, вы привыкли так поступать с женщинами, но со мной у вас это не выйдет. Мы с вами заключили договор, и мне бы хотелось, чтобы в будущем вы воздерживались…

Ворвавшись через собачий лаз, Пират с разбегу врезался в Джареда, который потерял равновесие и упал на Ким. В этот неловкий момент они одновременно ухватились друг за друга, пытаясь сохранить равновесие, но не сумели и в невольных объятиях рухнули на пол, причем Джаред оказался сверху, лицом к лицу с Ким. Он не делал попыток встать или даже пошевелиться.

— Вы не ушиблись? — Джаред с неудовольствием отметил, как охрип от волнения его голос. Выходило, что чувства его глубже, чем он ожидал. Ему страстно хотелось снова поцеловать ее, почувствовать ее вкус, он был бы счастлив провести в этой позе весь вечер, прижавшись к ней телом… Однако разум подсказывал ему, что фантазии его несвоевременны, что нужно срочно выходить из этой ситуации.

Он провел кончиками пальцев по ее щеке, заправил за ухо выбившуюся прядку волос и переспросил:

— Пират не ушиб вас?

— Н… нет… не ушиб, — выговорила она, чувствуя, как все ее тело охватывает сладостная волна чувственности. Его грудь прижималась к ее груди, их дыхания смешивались. У нее горела щека в том месте, где ее коснулись его пальцы.

Так не должно быть, думала она. Плохо уже то, что она не оказала никакого сопротивления, когда он пытался ее поцеловать. И теперь, когда он буквально лежит на ней, никто из них даже не шевельнется, чтобы изменить это положение.

Ей нельзя было принимать его приглашение на ужин. Нужно было дать ему пощечину, когда он пытался поцеловать ее. Нужно было оттолкнуть его и подняться на ноги. Почему она так не сделала? Ей даже не хотелось думать об этом, иначе она пришла бы к неутешительным выводам. И все-таки Ким заставила себя действовать. Она толкнула Джареда в грудь, одновременно удивляясь мощи его мускулов, и попыталась высвободиться.

— Пустите меня.

Джаред неохотно поднялся на ноги. Как только он встал, Пират принялся лизать лицо Ким. Джаред схватил пса за ошейник.

— Пират, стыдно!

Он оттолкнул пса и подал руку Ким. Тут ему следовало остановиться, но он уже не мог, представляя, что бы произошло, если бы не ворвался Пират.

— Я уже во второй раз поднимаю вас сегодня с пола. — Он подавил невольную улыбку. — Учитесь стоять на ногах.

Ким, проигнорировав его руку, поднялась на ноги самостоятельно. Его поцелуй потряс ее гораздо сильнее, чем второе падение на пол. Более всего ее взволновало то, что она сама хотела этого поцелуя. Кое-как пригладив растрепанные волосы, она попыталась обрести спокойствие.

— И в том и в другом случае меня сбила с ног ваша собака.

— Я же говорил вам утром. Вы ему просто понравились. — В голосе Джареда слышалось легкое поддразнивание.

Ким умышленно не смотрела в его сторону. Чтобы скрыть смущение и справиться с возбуждением, охватившим ее, она схватила пакет с собачьей едой и немного насыпала в миску. Потом налила псу воды, предварительно выплеснув старую. Все это время она чувствовала на себе взгляд Джареда, полный желания, который возбуждал в ней такие же ответные чувства.

Что же я буду здесь делать целых три месяца, если так трудно прошел первый день? От этой мысли ей стало очень неспокойно на душе.

Поставив на пол миску с водой, Ким перевела дух. Она глубоко вдохнула, задержала дыхание и медленно выдохнула, чтобы окончательно успокоиться. После чего повернулась к Джареду. В ней боролись два чувства: гнев и смущение. А он выглядел таким спокойным, словно поцелуй был для него делом обычным, как формула приветствия и прощания.

Одновременно ее мучило чувство обиды за то, что он снова использовал ее, и за то, что она не воспротивилась его поцелую, а теперь ощущает себя виноватой. Она не знала, что ему сказать, и не знала, как поступить.

Одно было ясно: ей нужно как можно скорее убраться из этого дома, подальше от чувственного обаяния Джареда Стивенса. Она приняла деловой вид и поправила одежду.

— Я накормила собаку. На этом мой рабочий день закончился, как я понимаю.

Он удивился и тут же добавил:

— А как же ужин?

— У меня дела, — заявила Ким и пошла к выходу. Джаред бросился за ней:

— Погодите! — Он нагнал ее уже у выхода. — Какие дела?

Она гневно сжала губы.

— Моя личная жизнь вас не касается. Я подписала с вами контракт, чтобы отработать долг моего отца. Но уже сожалею, что согласилась на это. — Ее голос понизился до шепота. — Должен же быть какой-то другой путь, чтобы решить наши финансовые проблемы.

Он понимающе улыбнулся, показывая, что все хорошо понимает.

— Да, конечно. Путь есть.

И впился губами в ее губы. Поцелуй набирал силу. Джаред снова почувствовал, что она колеблется, но через мгновение, к его восторгу, она начала отвечать на его поцелуй. Он не предполагал, даже в мыслях не держал, что все так обернется, когда предлагал ей поужинать вместе. И стал осознавать всю опасность своей затеи, только когда она дала согласие. То, что толкало его к ней, подстегивало его мысли и страсть, похоже, не было обычным плотским желанием и похотью. Он отбросил роящиеся в его голове опасливые мысли о возможных последствиях.

Ким понимала, что не должна была отвечать на его поцелуй. Нужно было возмутиться, хлопнуть дверью, уйти. Возможно, она очень скоро раскается в своем поведении, но пусть это будет потом, когда-нибудь… А сейчас ее захватило жаркое чувство, не оставляя места для здравых размышлений. Она и не подозревала, что поцелуй может быть таким всепоглощающим и упоительно-чувственным. Она думала, что знает о поцелуях все, но ее прежний, как оказалось жалкий, опыт не шел ни в какое сравнение с тем, что она ощущала, когда ее целовал Джаред. Решив отложить раскаяние на потом, она отдалась приливу страсти.

Поймав себя на том, что она поднимает руки, чтобы обнять Джареда за шею, Ким спохватилась. Но он еще крепче прижал ее к себе, отчего сладостная дрожь прошла по всему ее телу. Нельзя этого делать, нельзя! Она должна выскользнуть из его объятий, оттолкнуть его и строго сказать, чтобы в будущем он ни при каких обстоятельствах не смел поступать с ней подобным образом. Собрав остатки здравого смысла, она с трудом все же высвободилась из его крепких объятий и перевела дух, стараясь восстановить дыхание. Щеки ее пылали румянцем смущения. От стыда она не могла смотреть в его сторону. Резко открыла дверь и выбежала из дома.

— Подождите! — услышала она за собой голос Джареда, но даже не обернулась, стремясь поскорее избавиться от его пьянящего, завораживающего присутствия.


ГЛАВА ВТОРАЯ | Полюбить врага | ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ