home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ВТОРАЯ

Ким охватила волна смятения, которая сменилась вспышкой гнева, подогреваемого чувственной улыбкой Джареда и явным вызовом во взгляде его прищуренных глаз.

— Что вы сказали? — спросила она, не веря своим ушам. Прозвучало довольно резко, но она и не собиралась смягчать свой тон.

— Я согласен, чтобы вы отработали свой долг в течение этого лета, пока у вас в школе каникулы. Тогда вам не придется где-то занимать деньги. — Уголки его губ дрогнули, видно было, что он старается подавить усмешку.

Она вконец разозлилась. Он решил поиграть с ней! Подразнить! Это читалось на его лице, в его похотливой усмешке, в маслянистом блеске его глаз.

С усилием подавив ярость, она медленно и размеренно произнесла:

— Такой нелепый способ понравился бы, без сомнения, многим женщинам из тех, что часто посещают вашу спальню. Я не отношусь к их числу!

— Ничего себе! Не очень-то обольщайтесь! Не знаю, что вы себе вообразили, но я предлагаю вам законный путь решения вашей проблемы. Мне нужна девушка, умеющая добросовестно работать, на летний период, пока я сам нахожусь здесь. Обычно я приглашаю одну из своих секретарш из главного офиса в Сан-Франциско, но готов взять на это место вас. А взамен… — Его голос смягчился, взгляд прошелся по ее телу и остановился на лице.

Она не смогла сдержать гнев:

— Что взамен? Вы спишете мой долг, включая проценты? — Она скептически взглянула на него. — Не слишком ли много денег за три месяца работы на законных основаниях?

Он не спускал с нее глаз. Ей казалось, что его взгляд пронизывает ее насквозь. Гнев сменился страхом: не слишком ли далеко она зашла? Может быть, не стоило спешить с выводами на его счет? Но не могла же она допустить, чтобы дело о долгах передали в суд! Тогда они отберут и отцовский дом. Нет, никак она не научится держать свои мысли при себе, а рот закрытым!

— Денег много, если просто так отдать их. Я же подсчитываю, во что мне обойдется вызов сотрудника из главного офиса. Ведь в этом случае мне придется не только дополнительно заплатить ему, но и оторвать его от основной работы. Да к тому же обеспечить жильем и заплатить компенсацию за работу вдалеке от дома. А у вас есть дом в Оттер-Крест, и, насколько я понимаю, вам хватит средств, чтобы оплатить проживание в нем в течение лета.

Да, в его словах было много разумного, но она все еще ему не верила. Ведь он был Стивенсом. А, сколько она себя помнила, ее отец и отец Джареда постоянно ссорились. Такие же отношения были и между их дедушками. Похоже, она оказалась в тупике. Джаред лишил ее выбора.

Ким собралась с духом и решила сделать последнюю попытку, чтобы хоть как-то отвоевать свои позиции:

— Я настаиваю, чтобы мой адвокат составил документ, подтверждающий условия нашего соглашения. В том случае, конечно, если я соглашусь принять ваше предложение.

Чувственная улыбка Джареда смешала на миг ее мысли, у нее участилось дыхание.

— Только так, и не иначе. Пусть все будет чинно и законно, — ответил он.

В любом случае получается, лихорадочно размышляла она, что соглашение будет односторонним: она все отдает, а он все забирает. Все не в ее пользу. За эти три месяца ее жизнь может стать адом, ведь никто не знает, как ей будет работаться под началом Стивенса. Стоит ли идти на это? Но ей так хотелось развязаться наконец с этим долгом, а потом навсегда уехать из Оттер-Крест и забыть о существовании Стивенсов. И… скрыться от магнетических чар волнующе привлекательного и дерзкого Джареда Стивенса. Она напрасно пыталась выкинуть эту грешную мысль из головы, но та по-прежнему мучила ее, возбуждая и воспламеняя.

Мягкий голос Джареда прервал ее размышления:

— Ну так каким будет ваш ответ? — В его глазах светилось торжество победителя. — Решимся ли мы погасить долг легким путем, или мне вызывать поверенного, чтобы он отсудил ваш дом?

Она едва не задохнулась от возмущения, но, к счастью, комок в горле помешал ей высказаться немедленно. Джаред загнал ее в угол. От обиды и оттого, как ловко он повернул дело в свою пользу, ее била мелкая дрожь. Она неохотно кивнула, соглашаясь. Только бы не пожалеть потом об этом!

— Ваш кивок означает, что вы принимаете мое предложение?

— Да, — с трудом выдавила она. — Только пусть сначала мой адвокат ознакомится со всеми документами.

Джаред снова открыл кейс, достал из него блокнот, ручку и уселся на диван.

— Что вы желаете указать в соглашении?

Прошло еще полчаса, прежде чем Джаред покинул дом Доналдсонов. Они вместе составили список пунктов, которые должны быть отражены в соглашении. Он предложил своего адвоката для составления договора, но она настояла на своем. Договор должен быть готов к понедельнику. У него в распоряжении будет четыре дня, чтобы составить ее рабочий график и определить объем работы.

Направляясь к машине, Джаред внутренне ликовал. Пусть ее адвокат составляет договор. Он в любом случае найдет возможность завалить ее работой по мелочам, чтобы не дать ей передохнуть.

Джаред сел в машину, вывел ее и поехал по улице. Ему действительно нужен был хороший помощник на летний период. Он задумал много новых проектов. Кроме того, он вел строительство промышленного центра, там требовался тщательный контроль. Впрочем, он не собирался доверять ей слишком ответственные дела, не веря в ее способности. К тому же с какой стати она станет стараться ради его выгоды? Нет, рисковать он не намерен. Она очень ясно дала ему понять, что вражда между Стивенсами и Доналдсонами продолжается. Поэтому, чтобы не наделать непоправимых ошибок, он поручит ей что-нибудь легкое, не требующее особого профессионализма.

На пути к дому он продолжал прокручивать в уме разные возможности и варианты. Что преподнесут ему эти летние месяцы?


Ким разглядывала одежду, которую привезла с собой из Сан-Франциско. Что бы такое ей надеть в первый день работы в офисе Джареда Стивенса? Взглянула на часы. 6.30 утра. Она почувствовала волну раздражения, уже который раз за последние дни. У нее осталось два часа свободы, после чего, согласно контракту, она лишится летнего отдыха.

Последние три дня Ким в основном занималась уборкой в доме, кроме того, отдала вещи отца в приют для бездомных, еще раз просмотрела его финансовые документы, связалась с кредиторами. Еще определила, что из вещей она оставит себе, а что придется продать, и вместе с агентом по собственности составила подробную опись вещей. Не успела лишь просмотреть несколько папок с различного рода документами. Нужно было срочно упорядочить самые неотложные дела. Она положила нетронутые папки в отдельную коробку и отодвинула ее в сторону. Потом посмотрит, когда будет время.

Ее адвокат Гэри Паркер принес ей составленный по всей форме договор, где были указаны пункты, обговоренные Джаредом и Ким. Они оба подписали документ. Теперь ей оставалось только появиться в летнем офисе компании Стивенсов. На душе было неспокойно. Но отступать явно поздно — огромный долг как дамоклов меч висел у нее над головой.

Наконец она решила остановить свой выбор на слаксах, простом пуловере и босоножках. На завтрак Ким сварила себе кофе, налила стакан апельсинового сока и съела сдобную булочку. А затем отправилась в компанию «Стивенс энтерпрайзиз», в летний офис Джареда.


Ким остановилась перед поворотом, на другой стороне улицы. Сидя в машине, она разглядывала массивное двухэтажное здание. Внутри нее бурлил водоворот мыслей и чувств, оставляя в душе тяжелый осадок. Эта земля принадлежала дедушке Джареда Виктору Стивенсу, который с помощью шулерских приемов в покере выиграл ее у Джорджа Доналдсона, ее дедушки. С этого и началась вражда между их с Джаредом дедушками, которая продолжилась и между потомками обоих семейств.

Ким даже близко никогда не подходила к этому месту, тем более не входила на огороженную железными прутьями площадь и в это здание из красного кирпича. Сто акров земли на берегу океана когда-то составляли гордость ее деда и основной капитал семьи. Потеря земли лишила его состояния и подорвала дух. А Виктор Стивенс с помощью этой земли приумножил капитал своей семьи, к тому времени и так уже немалый.

Всю жизнь она только и слышала о том, как у них обманом забрали землю, как Виктор Стивенс разорил ее дедушку, а сын его Рон Стивенс, словно не желая нарушать семейную традицию, продолжал обманывать Доналдсонов. Ей было непонятно, зачем тогда отец поддерживает деловые отношения с Роном Стивенсом. Но мать ничего не знала, а отец отказывался объяснять. Ким жила в атмосфере обиды, которую постоянно испытывал ее отец, — это сказывалось на отношениях в их семье. Поэтому она с радостью отправилась учиться в колледж, а когда нашла работу, и вовсе переехала в Сан-Франциско.

Теперь она смотрела сквозь открытые ворота на большой дом. К нему примыкали закрытый пляж и лодочная пристань. Остальная земля — девяносто акров, — которая должна была принадлежать Доналдсонам, а не Стивенсам, и так уже богатым к тому времени, была продана за несколько миллионов долларов. И вот теперь именно ей, Ким, предстояло работать на Джареда, чтобы способствовать финансовому успеху и без того процветающих богачей Стивенсов.

Ничего не поделаешь. Надо было соблюдать условия договора, подписанного ею, чтобы расплатиться с долгами отца. Ким завела мотор и через открытые ворота въехала в длинный проезд.

Уверенность покидала ее по мере того, как она подъезжала к импозантному зданию. Под конец ее охватило чувство, очень похожее на панику. Припарковавшись у входа, она некоторое время сидела, вцепившись в руль, пытаясь взять свои эмоции под контроль. Наконец, глубоко вздохнув, вышла из машины и поднялась по трем ступенькам к двери. Дрожащей рукой нажала на кнопку звонка.

Через мгновение дверь распахнулась, мужчина лет шестьдесяти в комбинезоне и клетчатой рубашке появился на пороге.

— Вы мисс Доналдсон?

— Да.

Отступив в сторону, он жестом пригласил ее внутрь.

— Я Фред Кемпер, управляющий. Джаред ждет вас, — сказал он, взглядом указывая на холл и предлагая ей следовать за ним.

Через арку проема она разглядела роскошно обставленную гостиную со сводчатым потолком, с галереей вдоль трех стен и огромным камином. За ней располагалась столовая с великолепной хрустальной люстрой над столом. Вокруг стола было расставлено не менее двадцати стульев. Ким никогда не видела такую большую столовую в частном доме.

Вся обстановка говорила о богатстве, вкусе и высоком социальном положении хозяев. Ким почувствовала обиду, за которой последовала вспышка гнева. Все это должно было принадлежать ее семье: ее дедушке, а потом отцу. Тогда жизнь матери была бы более счастливой и легкой, а отец наверняка прожил бы дольше. Увы, все получилось иначе. Виктор Стивенс обманом отнял у ее дедушки эту землю… — Сюда, пожалуйста.

Голос Фреда вывел ее из задумчивости. Она последовала за ним, и вскоре они вошли в дверь, которая вела в другую часть дома, очевидно пристроенную позднее. Ким оказалась внутри просторного помещения.

— Джаред скоро будет, подождите немного.

Ким посмотрела вслед удаляющемуся Фреду. Как только дверь за ним закрылась, она села на кушетку и огляделась. Удобное и добротное помещение было оснащено современной оргтехникой, позволяющей Джареду управлять производством прямо из дома.

Его дом. Она сжала губы, чтобы унять вновь поднявшийся в ней гнев. До тех пор пока поверенный Джареда не явился к ней с векселем, она не задумывалась о земле, потерянной ее семьей, и о состоянии Стивенсов. Она знала лишь, что потеря земли подорвала дух и здоровье отца, но к ней лично это не имело никакого отношения. Теперь же волею судьбы она оказалась в гуще старинной вражды двух семейств. Теперь все это касалось лично ее.

Она снова окинула взглядом помещение. В глазах большинства жителей городка Джаред был просто плейбоем, проматывающим унаследованное им состояние, и не более чем номинальным президентом компании, который, очевидно, долго не удержится. Основную же работу выполняли добросовестные и квалифицированные специалисты, знающие свое дело. Но тогда зачем он пошел на такие траты, зачем пристроил целое крыло для нового офиса? И вообще, чем он собирался занять ее?

Дрожь волнения пронизала ее тело, щемящее чувство тревоги подсказывало, что, скорее всего, она совершила большую ошибку, приняв это предложение. Она закрыла глаза, и перед ее мысленным взором встал образ Джареда. Взгляд его зеленых глаз и дьявольски чувственная улыбка снова всколыхнули ее чувства.

— Я рад, что вы пришли вовремя.

Мягкий голос Джареда смешал ее мысли и разбудил внимание. Она открыла глаза. Он стоял на пороге открытой двери, которая, по-видимому, вела в кабинет. У нее невольно участилось дыхание. Возможно, он не самый красивый мужчина в мире, но в тот момент ей показалось, что с ним никто не может сравниться. Склонив набок голову, со сложенными на груди руками, он прислонился к косяку двери и казался простым и доступным.

Ким перевела дыхание. В последнее время она ни с кем не встречалась, но это не повод увлекаться, и тем более Джаредом Стивенсом. Его семья способствовала разорению ее деда. Из-за них ее отец вел жалкую жизнь. Джаред Стивенс — враг! Она постоянно должна напоминать себе об этом.

— Я обычно пунктуальна, мистер Стивенс, — сказала она, злясь на себя за напряженность своего голоса и крайнюю нервозность. Она не хотела, чтобы у него сложилось неверное представление о ней. Не так надо начинать свой первый рабочий день. Она расправила плечи и встала. Необходимо дать понять ему, что, работая здесь, она не намерена терять независимость.

Он окинул ее острым взглядом.

— Называйте меня Джаред. Мистер Стивенс был мой отец.

Он сделал вид, что не заметил подчеркнутой дерзости ее тона. Вскоре она поймет, какой он крепкий орешек. Не спуская с нее глаз, Джаред выпрямился и прошел к письменному столу. Он напрасно надеялся, что она перестанет так остро возбуждать его чувства. Ничего подобного! Его сердце стучало как сумасшедшее, он чувствовал, что задыхается. Она была такой же красивой и такой же желанной, какой он запомнил ее с их предыдущей встречи. Джаред перевел дух. Впереди у него напряженный рабочий день. Ему нужно сосредоточить все мысли на работе. У него нет времени предаваться сладострастным мечтам, во всяком случае не сейчас!

Он жестом пригласил ее к кофейному столику у стены.

— Наливайте себе кофе, если хотите. Потом я быстро проведу вас по всем помещениям офиса, и приступим к работе.

Поскольку Джаред ждал, Ким решила налить себе чашку кофе.

— Здесь вход в офисное крыло дома. — Он обошел помещение и распахнул дверь наружу. — Вы будете пользоваться этой дверью, а не парадным входом. Парковка прямо перед дверью. — Он вручил ей карточку-ключ. — Это чтобы открывать ворота. — Она высунула голову в открытую дверь и выглянула наружу. Он закрыл дверь и пошел в том направлении, откуда появился, объясняя на ходу: — Здесь приемная, где работают мои помощники в летний период. Здесь конференц-зал, в котором мы проводим совещания.

В небольшой комнате стояли стол и шесть стульев. В глубине виднелась еще одна дверь, куда он и направился. Ким последовала за ним.

— Здесь мой личный кабинет. — Перегнувшись через стол, он сгреб разбросанные на нем бумаги и сунул их в папку. Вероятно, до лучших времен, когда он поймет, сможет ли доверять ей. Может быть, тогда он посвятит ее в тонкости своего бизнеса, но не раньше. А до тех пор пусть это будет подальше от ее глаз.

Ким огляделась. Кабинет был достаточно просторным. Двустворчатая дверь вела на балкон, откуда можно было выйти во внутренний дворик. Это позволяло Джареду в любой момент незамеченным покинуть офис. Ким вышла наружу. Металлическая сетка огораживала просторный двор. В стороне стояла собачья будка. Похоже, домашнему любимцу живется совсем неплохо. Неподалеку виднелись кухонные окна и еще одна дверь. С другой стороны сетки широкая веранда вдоль задней части дома вела к бассейну, рядом была ванная комната. К пляжу надо было спускаться по склону. Через двор вела дорожка, по обе стороны которой были высажены цветы, заканчивалась она воротами на частную пристань. Там на воде стояла ослепительно белая яхта. Все говорило о достатке, легкой жизни и комфорте.

И все это было украдено дедом Джареда у ее деда!

— Все очень мило, даже роскошно.

— Да, спасибо. Жаль только, что я не могу жить здесь постоянно, ведь главный офис да и прочие производственные площади — в Сан-Франциско. Приходится больше бывать там.

Возвращаясь вместе с ним в кабинет, Ким пыталась выкинуть из головы сердитые мысли. Там ей снова бросилась в глаза папка с документами, которые он поспешно спрятал от нее. Что было в той папке: личные письма или деловые бумаги? И снова возникла неприязнь к Джареду. Должно быть, какие-нибудь темные делишки, которые привыкла проворачивать семья Стивенс. Одно ясно: в их махинациях она участвовать не собирается. Если он думает…

— Вы ладите с животными?

Она повернулась к нему. Погрузившись в свои мысли, она не сразу поняла, что он обращается к ней.

— С животными?

— Да. Это будет вашим первым заданием. — Он протянул ей список. — Вам не придется возить Пирата к парикмахеру в своей машине. Возьмете одну из моих машин, «форд-эксплорер», к нему Пират привык более всего.

— Какой пират? Какой парикмахер? — Наморщив лоб, она уставилась в поданный ей список, едва различая слова. И тут, сквозь смятение, услышала пронзительный свист. Подняв глаза, она увидела, как Джаред снова свистнул и огромная собака, вбежав через открытый балкон, скачками направилась к ней. Ее первой мыслью было бежать от этого чудовища, но, не в силах сдвинуться с места, она лишь беспомощно наблюдала за приближением массивного животного.

Все произошло в мгновение ока. Подбежав, гигантский пес поднялся на задние лапы, положив передние ей на плечи. То ли она сама упала, то ли собака ее опрокинула, Ким не поняла. Очнулась она лежа на спине, собака лизала ее лицо. Она попыталась оттолкнуть пса, но тому, похоже, понравилась эта игра.

Джаред ухватил собаку за ошейник и оттянул в сторону. В его голосе звучало неподдельное удовольствие, когда он приказал животному:

— Пират, позволь Ким встать.

Он отпустил собаку, которая успела-таки еще раз лизнуть Ким в щеку мокрым языком, а потом отступила в глубь комнаты.

Джаред протянул руку, чтобы помочь Ким подняться на ноги. Поколебавшись, она приняла его помощь. От прикосновения к его руке волна чувственного возбуждения прошла по всему телу Ким. Он легко, словно перышко, поднял ее на ноги. Она попыталась отдернуть руку, но он не пускал. Напротив, притянул ее так близко к себе, что их тела почти соприкасались. Она взглянула ему в лицо, и снова взгляд его зеленых глаз потряс ее до глубины души.

Джаред продолжал удерживать ладонь Ким. Страстно желая поцеловать ее губы, он знал, что не осмелится сделать это. Для самого себя неожиданно мягким тоном он спросил:

— Ну как вы? Пират не ушиб вас?

Она высвободила свою руку, оставив ему неожиданное чувство потери. Он не мог понять, что волнует его больше: потеря контакта с ней или болезненное желание его возобновить.

Ким попыталась избавиться от внезапно нахлынувшей волны страсти. На миг ей даже показалось, что он хочет ее поцеловать. К ее удивлению, эта мысль не показалась ей неприятной. Чтобы окончательно прийти в себя, она начала отряхивать одежду и приводить себя в порядок.

— Господи, что же это такое было… — сказала она, вытирая руками лицо.

— Это Пират. Иногда он начинает вести себя шумно. Обычно он не жалует чужих, но вы ему явно понравились.

Она недоверчиво взглянула на него:

— Это Пират? И вы хотите, чтобы я одна отвезла это чудовище к парикмахеру?

— Выражайтесь осторожнее, — предупредил Джаред. — Пират очень чуток к словам.

Она бросила на него гневный взгляд, потом подняла список, который пес выбил у нее из рук, и начала читать:

— «Отвезти Пирата к парикмахеру, забрать вещи из химчистки, вызвать механика для ремонта „порше“».

От чувственного возбуждения не осталось и следа, ему на смену пришло раздражение. Сузив глаза, она зло уставилась на него.

— Так вот какую работу я должна у вас выполнять! Я-то думала, что вам на лето нужен помощник в офисе, а не девчонка на побегушках.

Он изобразил деловой вид:

— В нашем контракте не указано, что ваша работа ограничивается секретарскими обязанностями.

— Но я поняла…

Он сунул связку ключей ей в руки:

— Пирату будет неудобно ехать в вашей маленькой машине. Возьмите «эксплорер». Он припаркован у входа.

— Погодите, — сказала она, не давая ему обмануть себя деловой миной и решительными действиями. — Нам нужно поговорить.

— Поспешите. Пирата ждут к девяти часам. — С этими словами Джаред повернулся и ушел к себе в кабинет, а Ким продолжала стоять в приемной, уставившись ему вслед. Как же ей не пришло в голову, что в договоре нужно детально указать, чем она должна заниматься! Она гневно сжала губы. Он все предусмотрел, чтобы унизить ее. Он с самого начала этого хотел. Надо будет встретиться с адвокатом, чтобы обговорить такой непредвиденный поворот событий.

Она взглянула сперва на ключи, которые он вручил ей, потом — на список. Там была приписка с именами и адресами собачьего парикмахера, химчистки и механика. Она повернулась к собаке, которая сидела около письменного стола. Пират смотрел на нее большими карими глазами, слегка повиливая хвостом. Его поза говорила о том, что он готов всегда сидеть так спокойно.

Напряжение начало покидать ее, она успокаивалась. Преодолев первое потрясение при виде огромного сенбернара, Ким была вынуждена признать, что собака великолепна.

— Ну что, Пират, кажется, нам с тобой придется поехать к парикмахеру. У тебя есть какой-нибудь поводок?

Пес, склонив голову набок, некоторое время разглядывал ее, потом затопал к кабинету Джареда, на пути смахнув хвостом корзину с бумажным мусором. Она оглядела свою помявшуюся и запылившуюся одежду. Если так будет и дальше, то до конца лета ей придется обойтись джинсами и футболками. Самая подходящая одежда для такой работы. Очевидно, ей не надо поддерживать имидж фирмы перед клиентами Джареда или присутствовать на деловых встречах и презентациях.

Ее охватило странное чувство. Он, несомненно, обманул ее по части обязанностей. Но при этом Ким почувствовала облегчение, поскольку совершенно не хотела участвовать в делах фирмы.

Она призвала на помощь логику. Даже из худшего нужно извлечь пользу для себя. Может быть, он хотел, чтобы она поняла, кто здесь хозяин. Оно и лучше. Пусть думает, что он командует в этой ситуации. Если ее работа у Джареда заключается лишь в том, чтобы выполнять мелкие поручения, ей будет легче отработать долг и решить проблему, не подключая адвоката. В любом случае она как-нибудь переживет три месяца, указанные в контракте.

В комнату вбежал Пират, держа в зубах поводок, который тащился за ним. Пес подбежал, положил перед ней поводок, тявкнул и завилял хвостом. Гигант вел себя как игривый щенок, заглядывая ей в глаза в ожидании прогулки. Она подобрала с пола поводок и прицепила его к ошейнику. Пес немедленно бросился к двери, таща за собой Ким.

— Эй, Пират! Не спеши так! — Она невольно рассмеялась, видя радость собаки, и двумя руками ухватилась за поводок, стараясь удержать пса, за которым едва поспевала.

Джаред в своем кабинете услышал ее смех. Стоя в дверях, он наблюдал, как Ким управлялась с огромным псом, спеша за ним к зеленому «эксплореру».

Что ж, смех у нее приятный, но он не видел ее лица. Интересно, какая у нее улыбка, подумал он. Три раза он встречался с ней, но ни разу не видел даже тени улыбки на ее прекрасном лице. Он закрыл глаза, вызывая в памяти ощущение от прикосновения к ее руке, когда он помогал ей встать с пола, и от ее близости, когда их тела почти соприкасались и ему страстно хотелось поцеловать ее в приоткрытые губы.

Должно быть, это плохо, думал он, чувствуя, что лукавит.

Он уже не знал, чем руководствовался, когда брал на работу Ким. Наверное, лучше было бы просто списать долг Доналдсона и закрыть дело. Нельзя было поддаваться первому порыву и предлагать Ким отработать долг. И зачем он только связался с Доналдсонами! Но теперь уже поздно.

Джаред попытался успокоиться. Она умна и, без сомнения, могла бы стать его помощницей на лето. Но можно ли ей доверять? Стоит ли доверять члену семьи Доналдсон в делах, касающихся Стивенсов? А может быть, именно так можно положить конец нелепым распрям между двумя семействами? В одном он был уверен: ему надо держать ее подальше от своего кабинета, если он хочет сосредоточиться на делах. Влияние этой женщины на его чувства очевидно, ее присутствие полностью сбивает его с мыслей.

Он заставил себя вернуться к делам, хотя никак не мог изгнать из мыслей образ Ким и забыть ощущение от прикосновения ее руки. И с внутренним содроганием Джаред подумал, что спокойная жизнь для него закончилась.


ГЛАВА ПЕРВАЯ | Полюбить врага | ГЛАВА ТРЕТЬЯ