home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Всю следующую неделю Ким была очень занята. Она с энтузиазмом взялась за осуществление благотворительного проекта. С неменьшим энтузиазмом она восприняла новый поворот в ее отношениях с Джаредом. Они проводили вместе часы, пока Хлоя спала.

То, что началось как неприятная обязанность и вынужденная отработка долга отца, стало центром ее жизни. Ким почти все время была в доме Джареда, помогала ему заботиться о девочке. Все это стало для нее таким привычным, будто она обрела свою семью… В их отношениях были тепло, забота, самоотверженность и любовь. Все казалось таким понятным.

Однако она твердо решила не переезжать в дом к Джареду. Он предложил ей перевезти хотя бы некоторые вещи, чтобы иметь возможность переодеться, когда они задерживались на работе допоздна. От этого она тоже отказалась. В их отношениях до сих пор не было определенности и взаимных обязательств, и Ким не хотела ставить себя в положение, когда будет слишком трудно расстаться, если вдруг что-то случится — например, Джареду надоест их связь.

Каждую ночь она возвращалась в отцовский дом. Агент по оценке собственности нашел на него покупателей, супружескую пару, готовую приступить к переговорам. Ким начала понемногу упаковывать необходимые вещи, чтобы, когда все эти дела будут завершены, перевезти их в свою квартиру в Сан-Франциско; решала она и что ей понадобится, а что следует выбросить. Наконец она приступила к разборке ящика с отцовскими вещами, включая коробку, в которую сложила все папки с документами.

В первой папке хранились длинные списки с перечислением поездок по Соединенным Штатам и по другим странам и городам; списки книг, которые он планировал прочесть; фильмов, которые он хотел посмотреть; планы ремонта и перестройки внутри дома; имена людей, которым он хотел позвонить. Все эти списки объединяло одно: это были невыполненные дела. На нее волной нахлынула грусть. Составлял ли отец эти списки уже после того, как узнал правду о состоянии своего здоровья, о том, что у него больное сердце? Тишину дома нарушил ее горестный вздох. Этого ей уже никогда не узнать. Папка была отложена в сторону.

Следующая папка содержала личную переписку отца с братом, который умер десятью годами раньше. Она просмотрела пару писем. В них не было ничего, что касалось бы ее или собственности. И эту папку она отложила в сторону.

В следующих двух папках тоже хранились личные письма, не имеющие никакого отношения к собственности. Наконец она взяла в руки последнюю папку.

Ей сразу же бросилась в глаза надпись: «Рон Стивенс». Ким начала внимательно просматривать листки. В документах содержались подробные описания каждой встречи ее отца с Роном Стивен-сом и другими представителями компании «Стивенс». Там были заметки о переговорах по телефону и в переписке. Она разложила бумаги на письменном столе.

В течение двух часов Ким тщательно изучала эти документы, после чего, уставшая и окончательно разбитая, откинулась на спинку стула. Она была в совершенной растерянности. В полных горечи и обиды строчках она физически ощущала гнев отца, когда он объяснял, почему ничего не должен «Стивенс энтерпрайзиз», несмотря на существование письменного документа, утверждающего обратное. Этот документ, вексель, показывал ей Джаред.

Среди бумаг обнаружилось пояснение отца: уже после подписания им векселя обстоятельства изменились в его пользу и долг был погашен.

Она попыталась взглянуть на это с позиции логики, беспристрастно. Почему отец допустил, чтобы конфликт длился долгие годы? Ни в одном документе не было упоминания об участии адвоката со стороны отца. Во всех делах участвовал лишь поверенный Стивенсов. Если действия отца укладывались в рамки закона, почему он ни разу не консультировался с адвокатом?

Знал ли Джаред об этих обстоятельствах? Его имя не упоминалось ни в одном из документов. Ким почувствовала, как внутри у нее все сжимается. Ей так не хотелось, чтобы Джаред был вовлечен в эти дела, хотя она и не исключала такую возможность. Ким собрала бумаги в папку, решив, что утром посоветуется об этом с Джаредом. Ведь он сам просил ее обращаться прямо к нему, если возникнет проблема. Это был как раз тот случай.

Наконец уставшая Ким отправилась спать. То, что она узнала, никак не выходило у нее из головы, внушало тревогу. Последние несколько недель она жила в стремительном темпе, понимая при этом, что ее любовь и интимная связь с Джаредом возникли в неподходящее время и в неподходящем месте.

Она думала, что конфликт между семьями остался позади. Но, похоже, он снова дает о себе знать. Является ли долг в двадцать тысяч долларов законным? Или это очередной отголосок застарелой вражды? Гадать не стоит. Она покажет эти документы Джареду и попросит его кое-что объяснить. Ким всячески пыталась побороть мрачные предчувствия. Джаред все объяснит и назовет вещи своими именами, она в этом уверена.

Проснувшись утром, Ким стала поспешно собираться на работу. Она приехала пораньше, чтобы помочь Джареду. Нужно поднять Хлою, одеть и накормить ее.

Джаред открыл ей дверь и встретил долгим и нежным поцелуем.

— Проходи на кухню. Мы как раз завтракаем. Я и тебе приготовил.

К своему удивлению, Ким поняла, что он уже успел и одеть Хлою, и приготовить ей завтрак. Она удовлетворенно хмыкнула, наблюдая, как он вытирает салфеткой вымазанные сиропом ручки девочки. Ей было приятно смотреть, как бережно обращается с ребенком Джаред.

Что будет, когда поверенный разыщет мать Хлои? — подумала Ким с беспокойством. Девочка живет в этом доме гораздо дольше, чем они с Джаредом предполагали. Ребенок выглядит счастливым. Хлоя стала центром внимания и заботы со стороны Джареда, Ким, Фреда и Пирата. Но сочтут ли работники социальной опеки такие условия достаточно благоприятными для девочки?

Словно в ответ на ее невысказанный вопрос после обеда позвонил поверенный Джареда. По тону голоса Джареда, который доносился из кабинета, можно было понять, что его разговор с адвокатом был не из приятных. Через несколько минут Джаред подошел к ее столу.

— Мы разговаривали о Хлое, — сказал он, мотнув головой в сторону кабинета. — Детектив нашел ее мать, и Грант отправляется в Окленд на встречу с ней.

— И что будет потом?

— Это мы узнаем вечером, когда он вернется. Он обещал сразу же после встречи приехать сюда.

— В любом случае придется созваниваться с органами социальной опеки. — Заметив, что ему неприятно об этом слышать, она слегка коснулась его руки. — Джаред, ты прекрасно понимаешь, что рано или поздно этого не минуешь. Необходимо сообщить в полицию, что ребенок покинут и матерью и отцом.

Взяв ее за руку, он печально произнес:

— Я знаю.

Подняв Ким со стула, он обнял ее, словно ища у нее защиты. Последние несколько недель были лучшими в его жизни. Рядом с Ким и Хлоей он был счастлив. Всю свою сознательную жизнь он мечтал о такой семье.

Ким чувствовала его напряжение, и это только добавляло беспокойства, которое не отпускало ее после того, как она прочла бумаги отца. Она должна показать ему найденные документы. Ей необходимо знать правду, чтобы наконец покончить одновременно с долгом и враждой между двумя семействами.

Что ожидает ее и Джареда в будущем — Ким не знала. Несмотря на прекрасные отношения и физическую близость, он ни разу не сказал ей, что любит ее, не сделал никакого определенного предложения. Уверенность она может почувствовать лишь в том случае, если окончательно выяснятся все вопросы, связанные с найденными документами. Только после этого ей можно планировать будущее. Недоговоренность рано или поздно приведет к взаимному отчуждению.

Похоже, что наступило самое подходящее время. Хлоя только что уснула. Они успеют обо всем поговорить, пока она спит. И вместе смогут окончательно разрешить все проблемы, тем более что все равно надо ждать поверенного после его встречи с матерью Хлои.

— Джаред, — начала она, нервно кашлянув, — послушай…

Он вопросительно взглянул на нее, слегка приподняв брови:

— Что случилось?

Она глубоко вздохнула, собираясь с мыслями.

— Вчера вечером я кое-что нашла. После смерти отца остался ящик с его бумагами. Вчера я их просматривала. Мне попался один документ. Там есть подробные отчеты о встречах моего отца с твоим и работниками «Стивенс энтерпрайзиз», на которых они вели переговоры, касающиеся долга в двадцать тысяч. Мой отец указывает на кое-какие нарушения, которые он раскрыл.

— Нарушения?

— Да, со стороны твоего отца. Он якобы давал обещания, которые потом не выполнял, совершал, скорее всего, противозаконные операции, которые почему-то были закреплены контрактом… словом, мой отец объясняет, почему его долг может считаться аннулированным.

Она протянула ему листок с аккуратно напечатанным списком, в котором доводы ее отца были перечислены в хронологическом порядке.

Джаред молча взял у нее бумагу. Пока он читал, она следила за выражением его лица. Потом он некоторое время смотрел в пол, затем перевел взгляд на окно. Хотя он ничего не говорил, его лицо не выражало ни смущения, ни изумления, ни потрясения. Из этого она сделала вывод, что все перечисленные обстоятельства были ему хорошо известны. Наступил момент, которого она так боялась!

— Джаред… — Она постаралась говорить без гнева и обиды. Ей не хотелось делать преждевременные выводы, то есть повторять свою прежнюю ошибку. — Давай поговорим. Скажи, что я все неправильно поняла. Объясни, что все это значит. — Ее охватила паника. — Не молчи. Скажи хоть что-нибудь.

— Я не готов все объяснить тебе. Я всегда подозревал, что в этом деле есть какой-то подвох. Но у меня не было доказательств.

Она в упор посмотрела на него.

— Ты подозревал, что твой отец вел нечестную игру, но мне ничего не сказал об этом? И заставил меня отрабатывать долг моего отца, даже заключил со мной контракт, чтобы использовать меня как служанку!

— Какую служанку? Тебе не кажется, что ты несправедлива ко мне?

От волнения она еще больше повысила голос:

— Несправедлива? А с твоей стороны справедливо бы о нанимать меня на работу в счет уплаты долга, в существовании которого ты сам, по твоему признанию, сомневался?

Он тоже повысил голос:

— Я не считал это несправедливым, поскольку мне было известно, что твой отец поставил моему фальшивый товар и взял за него хорошие деньги. Подделка обнаружилась, лишь когда груз распечатали и проверили. Твой отец так и не возместил убытки.

— Тогда почему ваш поверенный не начал тяжбу, а ограничился векселем?

Джаред не ответил. У него не было ответа. Он не хотел ввязываться в мышиную возню Рона Стивенса и Пола Доналдсона. Для них, похоже, это была игра, главным условием которой было как можно сильнее досадить друг другу. Он не хотел участвовать в их игре. Для него имели значение только вещественные доказательства — контракт и вексель, проведенные по документам «Стивенс энтерпрайзиз».

А Ким ждала ответа. Не дождавшись, она горько произнесла:

— Твое молчание достаточно красноречиво. Все, что ты говорил раньше о прекращении распрей между нашими семьями и о вечном мире, — все это пустые слова.

Она взяла со стола свою сумочку, вынула из нее ключи от машины, глубоко вздохнула и направилась к двери. У самого порога она обернулась.

От ее ледяного тона задрожал воздух.

— Завтра утром я возвращаюсь в Сан-Франциско. — Последние ее слова прозвучали с надрывом. — Когда проснется Хлоя, передай ей, что я уехала. Скажи, что я люблю ее. — С этими словами Ким выбежала из дома.

Джаред словно прирос к полу. Он не мог ни двигаться, ни говорить, ни даже думать. Вскоре он услышал, как отъехала ее машина. Подпрыгнуло сердце, и вернулась способность двигаться. Он выскочил на улицу, но было уже поздно. Он увидел лишь, как ее машина исчезла за поворотом. Он бегом вернулся в дом и, схватив связку ключей, уже готов был выбежать к машине.

Пронзительный крик малышки привел его в чувство. Хлоя. Он совершенно забыл о существовании Хлои. Что делать? Ребенка бросить никак нельзя, но ведь нужно во что бы то ни стало догнать и вернуть Ким. Девочка продолжала плакать, и ему пришлось поспешить к ней.

Он вступил на неизвестную территорию с того самого момента, когда встретил Ким, и теперь уже не владел ситуацией и совершенно растерялся. Женщина, которую он любил, с которой хотел прожить до конца жизни, только что покинула его дом, заявив, что уезжает, а он ничего не мог сделать, чтобы ее остановить. Он так и не набрался храбрости сказать, что любит ее.

Войдя в спальню Хлои, он моментально понял, в чем дело. Девочка пыталась выбраться из кроватки. Ее плюшевый мишка лежал на полу. В комнату вбежал Пират. Огромный пес пронесся мимо Джареда, поднял мишку с пола зубами и перекинул его через борт кроватки.

Вынув Хлою из кроватки, Джаред понес ее на кухню.

— Кушать хочешь? — спросил он. Но все его мысли были направлены на Ким. Прежде чем она покинет Оттер-Крест, он должен что-то придумать и уговорить ее остаться.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ | Полюбить врага | ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ