home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Дверь захлопнулась, и Джулиан закрыл глаза, с силой сжав руки в кулаки. Вот и все. Он подспудно ожидал услышать отказ. Ей даже было неинтересно выслушать до конца, что он готов предложить. Что же особенного в этой Кристиане Дэвентри? Она не красавица, но он никогда в жизни не желал женщину больше, чем сейчас. От этого ее отказ становился еще более болезненным.

Многое в ней казалось необычным. Она не была похожа ни на его прежних любовниц из высшего общества, ни на тех, с которыми он проводил время в Лондоне. Женщина-загадка, бабочка, парящая над миром. Он не мог представить ее на балу, в опере или в парке. Он хотел, чтобы она принадлежала только ему. Ему. Здесь.

Не в том смысле, что в этом доме. Это невозможно. Где-то рядом, чтобы можно было несколько дней подряд проводить вместе… В такое счастье невозможно поверить. Раньше с ним такого не случалось. Джулиан посещал любовниц только ради секса, ему никогда не хотелось просто провести с ними время. Проклятие! Сейчас он мечтал рассматривать вместе с ней книги по орнитологии, вместе искать птиц, которых она видела в лесу. Возможно, рассказать что-то новое. Смотреть, как она смеется и удивляется. Сделать что-то, чтобы в глазах не было печали, которую он так часто замечал.

Мисс Дэвентри ему отказала. Она даже не оставила ему надежду, что может передумать. Она сказала это твердо и спокойно. Ни слез, ни упреков. Кажется, она даже не удивилась.

Ни один фрукт не заслуживает участи быть съеденным.

Эта фраза тронула тайные струны его души, вызывая чувство стыда. Черт, ведь это правда. Ведь в такой ситуации женщина должна чувствовать себя уязвленной. Общественное мнение осуждает именно женщину. Мисс Дэвентри решила, что ради него не стоит рисковать всем. Он заверил ее, что она может чувствовать себя в безопасности, и должен держать слово.

Ее неопытность не давала ему покоя. Джулиан не сомневался, что проведет бессонную ночь, размышляя, как исправить такое положение вещей.

Достаточно! Он дал слово, что не намерен соблазнять ее. Ежевику из меню необходимо исключить.



Последующие несколько дней Джулиан был полностью погружен в работу. Он занимался делами имения, составляя список того, что должно быть сделано до наступления зимы. Какие постройки следует отремонтировать, какие деревья спилить, каких работников переселить. Он часто брал с собой Дэйви и старался как можно реже встречаться с мисс Дэвентри. Они виделись только за завтраком и ужином, но при этом всегда в обществе Сирены или кого-то из домашних. Они обменивались лишь приветственными фразами «доброе утро» и «добрый вечер», стараясь не смотреть друг на друга.

«Все складывается очень хорошо», — думал Джулиан, когда спустя десять дней после сцены у ежевичника садился в приготовленную для него коляску. Мисс Дэвентри занималась своими обязанностями, для которых ее и наняли: исполняла поручения леди Брейбрук, давала уроки Дэйви, присматривала за Лизи и Эммой во время уроков музыки, говорила с ними по-французски и по-итальянски и, если верить Сирене, оказывала неоценимую помощь в подготовке неминуемо приближающегося летнего бала. Сегодня утром по поручению Сирены она отправилась в магазин за шелком. Вместо того чтобы отправиться верхом на встречу с сэром Джоном Постелтоном, Джулиан велел подготовить экипаж, чтобы подвезти мисс Дэвентри до деревни. Как же глупо он поступил!

Говорят же: с глаз долой, из сердца вон. Так и следовало себя вести.

Выезжая со двора, он думал, почему же эта неудавшаяся попытка завоевания женщины не идет у него из головы? Завоевания? Более глупого слова нельзя и представить. Мисс Дэвентри была не из тех женщин, которых завоевывают. Но он по-прежнему хотел ее. Это была не единственная причина, по которой он предложил подвезти ее. Он мечтал остаться с ней наедине, говорить с ней. Возможно, подразнить ее или поддеть каким-то высказыванием. Должно быть, он сошел с ума. Джулиан очень беспокоился, что она и близко не подойдет в коляске и наверняка отвергнет его предложение.



Звякнул дверной колокольчик, и Кристи вошла в магазин. После яркого солнечного света глаза не сразу привыкли к полумраку, царящему в помещении. Она огляделась. Многочисленные полки были доверху заполнены всевозможными товарами, начиная от обуви и заканчивая сырами. Более дорогие вещи, как чай и специи, были выставлены на закрытом прилавке и доставались мистером Уилкинзом по требованию покупателя.

Чуть в стороне с потолка свисали огромные куски нежного окорока, в воздухе витал удивительный аромат свежевыпеченного хлебы. Помещение сияло безупречной чистотой. Маленький аккуратный человек за прилавком пристально оглядел Кристи, но, узнав ее, расслабился и слегка поклонился.

— Добрый день, мисс Дэвентри, — улыбнулся он. — Чем могу служить?

— Добрый день, мистер Уилкинз, — ответила Кристи. — Мне нужен шелк с вышивкой для ее светлости и батист для меня. — Необходимо сшить новые носовые платки.

Мистер Уилкинз засуетился, и скоро перед ней лежали несколько рулонов ткани. Кристи достала образцы, которые дала ей леди Брейбрук, и принялась тщательно изучать материал. Может, что-то голубое? Да. Только не столь яркого оттенка. Небесно-голубое? Кристи открыла рот, чтобы попросить поднести рулон к окну, но в этот момент зазвенел колокольчик, и дверь открылась.

Мистер Уилкинз, достававший рулоны с батистом, повернулся к входу и недовольно поджал губы, словно увидел что-то неприятное.

— В чем дело?

Его холодный тон неприятно резал слух, и Кристи обернулась посмотреть на вошедшего.

Она невольно застыла в оцепенении.

В гостиной в Амберли висели миниатюрные портреты всех отпрысков леди Брейбрук. Дети были изображены в возрасте пяти лет и были удивительно похожи друг на друга: все темноволосые, со светящимися синими глазами.

Сейчас перед ней стоял словно оживший портрет Алисии. Те же черные кудри и яркие глаза, только кожа благодаря солнечным лучам приобрела золотистый оттенок.

— Ну? — раздраженно спросил Уилкинз. — Что тебе надо?

Девочка, стоящая в дверях, заметно нервничала.

— Пожалуйста, сэр… пожалуйста, пакет булавок для мамы и розовые ленты. — Голос становился все тише. — У меня есть деньги. — Малышка разжала руку и протянула продавцу шиллинг.

На лице мистера Уилкинза появилось недовольное выражение.

— Тебе придется подождать. Я должен обслужить эту леди.

— Не стоит беспокоиться, мистер Уилкинз, — поспешила вмешаться Кристи. — Я все равно еще не выбрала. Обслужите девочку.

— Что ж, — проворчал тот и достал пакетик с булавками. — Вот. Но ленты не трогай. Я не позволю перепачкать мне весь товар, пока ты будешь их выбирать.

Давно похороненные ею воспоминания вновь всплыли в памяти.

Девочка промолчала, лишь вздохнула и протянула деньги.

— Мистер Уилкинз, — произнесла Кристи, стараясь унять волнение, — уверяю вас, у меня чистые руки. Позвольте мне посмотреть все ленты, а девочка укажет на те, что ей понравятся.

Лицо продавца порозовело.

— Не стоит беспокоиться, мисс Дэвентри, — начал Уилкинз, — поверьте…

В этот момент открылась дверь, но Кристи не стала поворачиваться.

На лице лавочника появилось подобострастное выражение.

— Мистер Постелтон! Мисс Энни! — Уилкинз сорвался с места и, низко кланяясь, побежал к входу.

Мисс Энни… Кристи посмотрела через плечо на девушку, которую иногда видела в церкви. Энни Постелтон, как обычно, начала приветствие с «ой!» и прошла внутрь. Удивительно, как не рухнул потолок этого магазина, когда под его сводами одновременно оказались молодая леди и девушка, которой лорд Брейбрук предлагал стать его любовницей. А о девочке и говорить не приходится.

— Ой, мистер Уилкинз! — сказала Энни. — У меня так много дел! Вы же знаете о бале в Амберли! Ой, мне необходимо новое платье, так что я хочу взглянуть на ваш шелк!

— Разумеется, мисс Энни! — залебезил Уилкинз. — Только скажите, какой цвет вам угодно, и я немедленно принесу!

На этом терпение Кристи лопнуло.

— Пожалуйста, вот ту коробку, сэр!

Все повернулись и посмотрели на нее с удивлением.

— И мне бы не хотелось заставлять леди Брейбрук ждать, мистер Уилкинз.

Мистер Постелтон смерил ее взглядом:

— В чем дело? Гувернантка Брейбруков, если не ошибаюсь?

— Гувернантка мисс Трентам, — поправила его Кристи.

Губы мисс Постелтон растянулись в кривой усмешке.

— Ой, да. Гувернантка. — Она одарила Кристи презрительным взглядом и повернулась к прилавку. — Я не задержу вас надолго, мистер Уилк…

Но тот уже выкладывал на прилавок коробку с лентами.

— Спасибо, — сказала Кристи и чуть наклонилась к девочке с улыбкой. — Нравятся розовые? А как тебя зовут?

Малышка подняла глаза и кивнула.

— Нан, — прошептала она.

За спиной раздался громкий возглас:

— Ой, правда! Нед! Видишь, кто это? — Мисс Постелтон громко рассмеялась. — Боже милостивый!

Нан задрожала. В душе у Кристи закипала ненависть. Она вспомнила, господи… Она вспомнила, как люди в Бате перешептывались, когда видели ее, вспомнила всех продавцов в магазинах, которые упорно ее не замечали и всегда делали вид, что забыли арифметику, когда отсчитывали сдачу. Тогда она ничего не могла понять. Но сейчас все понимала, и достаточно хорошо. И эта бедная малышка… Сколько ей лет? Пять? Шесть? Уже вынуждена терпеть осуждения.

Кристи мило улыбнулась:

— Как дела, Нан? Я мисс Дэвентри. Служу в Амберли. — Она выбрала несколько лент розовых оттенков из коробки на прилавке, на котором Уилкинз уже раскладывал ткани для мисс Постелтон. Кристи делала вид, что не обращает на них никакого внимания, хотя краем глаза заметила, что Нед Постелтон поглядывает на нее через плечо.

Нан внимательно разглядывала ленты, стараясь не касаться их руками.

— Вот эти, — наконец, прошептала она.

Ленты были превосходного глубокого цвета, почти малинового.

— Очень красивые, — сказала Кристи. Этот оттенок великолепно подойдет к ее темным кудряшкам. — Это для тебя? Будет очень красиво.

Нан кивнула:

— Потому что я хорошо себя вела.

«Такое незатейливое удовольствие», — подумала Кристи. Она убрала остальные ленты в коробку и бросила взгляд на мистера Уилкинза, который крутился вокруг мисс Энни, нахваливая ее безупречный вкус. Мисс Постелтон морщила нос, недовольная качеством желтой ткани и оттенком бледно-розовой.

Кристи выдохнула и приготовилась к бою.

— Мистер Уилкинз…

— Можете обслужить эту леди, Уилкинз, — вмещался мистер Постелтон, опираясь на прилавок и поворачиваясь к Кристи. — Моя сестра может выбирать часами. — Он подмигнул Кристи.

Мисс Постелтон оторвала взгляд от материи, смерила Кристи взглядом и равнодушно пожала плечом.

— Ой да, пожалуйста! Мне нет до этого никакого дела!

Мистер Уилкинз поспешил отмерить необходимую длину ленты, на которую Нан смотрела словно завороженная, не дыша.

Девочка аккуратно положила сдачу в карман и смущенно улыбнулась Кристи.

— Спасибо, мисс.

Звякнул колокольчик, она выбежала из магазина и побежала вверх по улице.

Кристи посмотрела ей вслед. Ее душа разрывалась от чувства сопереживания этой малышке и желания уничтожить мужчину, из-за чьей похоти эта девочка вынуждена влачить столь жалкое существование. Нан была так похожа на нее саму много лет назад. И Сару. Или ее собственных детей, прими она предложение Брейбрука. Невинные создания, приговоренные обществом.

Вздернув подбородок, Кристи повернулась к продавцу.

— Какая милая девочка, — сказала она. — Такие необыкновенные глаза. Никогда не видела ничего подобного.

Мисс Постелтон захихикала.

Пусть думают что хотят! Она-то знала, где видела эти глаза. Кристи была готова поставить на кон все свое годовое жалованье, если Постелтон или Уилкинз когда-то позволили бы себе обращаться с отцом так, как с его дочерью.

— Да, хорошенькая, — пробормотал мистер Уилкинз.

— И так хорошо воспитана, — продолжала Кристи, словно размышляла вслух. — О человеке многое можно сказать, если присмотреться к его манере вести себя с окружающими, — закончила она и стала перебирать ткани.

Мисс Постелтон неожиданно подняла голову и посмотрела с возмущением.

Мысленно послав ее к черту, Кристи продолжала:

— Должно быть, ее родители очень хорошие люди.

Мистер Уилкинз несколько раз открыл и закрыл рот словно выброшенная на берег рыба, и захлопал глазами. Затем он стал быстро укладывать покупки Кристи в пакеты. Словно не замечая смешки мисс Энни, Кристи протянула деньги.

Мистер Уилкинз вскинул брови и нервно сглотнул.

— Ах да. Джейн Робертс… она вдова. Так случилось.

— Так случилось, мистер Уилкинз? — Кристи была рада, что ей представилась возможность хоть немного отомстить людям за собственное унижение, пусть и спустя много лет. Она вспомнила героя шекспировской пьесы и почувствовала, как приятно, однако, получить от человека хоть фунт плоти [1]. А лучше три.

Уилкинз растерянно хлопал глазами.

— Э-э-э, да. Он умер, старина Том, ее муж. За несколько месяцев до рождения дочери.

— Как печально, — покачала головой Кристи. — Какое несчастье. Благодарю вас за помощь, мистер Уилкинз. Хорошего дня. — Она вежливо кивнула мистеру Постелтону и его сестре и направилась к выходу.

— Бедная леди Брейбрук, она вынуждена проводить время в обществе прислуги, — раздался за спиной злобный голос.

Кристи резко повернулась:

— Ой, вы так думаете? Я полагала, ее светлость выше деревенских сплетен, но если вы считаете, что ей будет интересно знать, что я вас здесь встретила, мисс Постелтон, я обязательно передам. Хорошего вам дня.

Не дожидаясь ответа, Кристи покинула магазин под бешеный звон колокольчика. Она была удивлена, заметив, что ее трясет. Она много лет назад приучила себя не реагировать на подобные издевки. Даже не столько в свой адрес… но после смерти Сары Кристи не могла думать о детях, которым уготована такая же участь.

Она постаралась прогнать тяжелые мысли. Сара покоится на церковном кладбище на окраине Бристоля, на могиле растут белые розы. Ей там хорошо, лучше, чем раньше. В этом Кристи всегда себя убеждала.

Неожиданно она увидела, что к ней приближается коляска, которой управлял лорд Брейбрук. При виде его Кристи мгновенно обуял гнев. Такое уже случалось с ней после смерти маленькой Сары, когда она высказала графу все, что о нем думает. На этот раз она должна сдержаться. Ей уже не шестнадцать лет, да это, в сущности, ее совсем не касается. Кристи ускорила шаг, решительно устремляясь в противоположном направлении. Главное — не встречаться с лордом. Если она пройдет мимо, то неминуемо остановится и заговорит с ним. Только Богу известно, что она может ему наговорить. Все мысли о самоконтроле мгновенно вылетели из головы.



А чем, собственно, она так удивлена? Подобное случается повсеместно. Откуда такое всепоглощающее чувство глубокого разочарования? Она ожидала, что он возьмет свою незаконнорожденную дочь в дом, где она будет воспитываться вместе с законными наследниками? Едва ли лорд на такое способен!

Громкий свист вывел Кристи из состояния задумчивости. В пятидесяти ярдах группа деревенских мальчишек крутились около невысокой каменной стены. Они старались подойти ближе, пихая и расталкивая друг друга. Кристи пригляделась. Что у них там? Щенок с привязанным к хвосту куском кирпича. Или котенок? Кристи бросилась вперед, туда, где спорили и переругивались мальчишки.

— Эй ты, грязное отродье, — кричал один из них. — Мой отец говорит, что ты и твоя мать просто игрушки для богатеньких господ.

— Отвали, Боб! Все знают, что он больше не приезжает. Эй, дай мне!

— Нет!

самого высокого парня лет тринадцати и повернула к себе. От неожиданности тот пошатнулся и толкнул рядом стоящего товарища.

— Немедленно прекратите! — громко сказала Кристи.

В этот момент она увидела у стены Нан. Девочка тряслась от страха, кудри перепутались, платье было все в грязи, а по ногам из-под платья текла кровь. Рядом в дорожной пыли валялись разбросанные свертки.

Мальчишки испуганно смотрели на Кристи. Тот, которого она схватила за плечо, утер нос рукавом и засопел.

— А что мы такого сделали?

Не слушая его, Кристи оттолкнула ребят в сторону и склонилась над Нан. Она подобрала ее покупки и протянула девочке.

Мальчишки стали переглядываться.

— Мы же просто играли, — сказал один из них. — Правда, Нан?

Остальные закивали.

Девочка молчала, растирая кулачком слезы по грязным щекам.

— Правда, Нан? — повторил он.

— Да, — прошептала малышка, прижимаясь к юбке Кристи и хватаясь за ее руку.

Кристи перевела тяжелый взгляд на мальчишек и смотрела на них так, пока они не стали отступать.

— Хотели повеселиться! — крикнул старший.

— Странное развлечение, — послышался за спиной низкий голос. — Довести маленькую девочку до слез и исцарапать в кровь.

Кристи повернулась, услышав знакомый голос.

Брейбрук стоял чуть поодаль, держа в руках вожжи. Лицо его было суровым и напряженным.

— Спасибо, мисс Дэвентри, за вмешательство, — сказал он. — Если я еще раз поймаю этих шутников, обязательно поговорю с их родителями. — Голос звучал вполне спокойно, но мальчишки занервничали и стали переглядываться.

— А теперь, — продолжал он, — каждый из вас извинится перед мисс Дэвентри и Нан.

Под его строгим взглядом ребята опустили глаза и стали бормотать извинения.

Когда все разбежались, Брейбрук немного успокоился. Сейчас о его внутреннем напряжении говорили лишь плотно сжатые губы.

— Можно мне посмотреть на раны? — ласково сказал он, наклоняясь к девочке.

Кристи вздрогнула. Лорд вел себя так, словно не знал о своих правах на этого ребенка. Не выпуская ладонь Кристи из рук, девочка кивнула. Джулиан чуть приподнял ее юбку и стал изучать синяки и царапины.

— Я упала, когда бежала, — тихо сказала Нан.

Брейбрук ничего не ответил, но Кристи заметила, как заходили желваки на скулах. Он вытащил из кармана платок и приложил к коленке.

— У меня есть вода. — Кристи достала из сумки бутылку.

— Спасибо, — сказал лорд, намочил платок и стал смывать грязь и кровь.

— Вот так-то лучше, — сказал он, наконец. — Все чисто.

Гнев, который немного отступил, когда она наблюдала за заботливыми действиями лорда, захлестнул Кристи с новой силой.

— Я отведу Нан домой, милорд, — холодно произнесла она.

Кристи была уверена, что он не захочет составить ей компанию и идти с ними через всю деревню.

Джулиан кивнул:

— Хорошо. У меня еще есть здесь дело.

Кристи задержала дыхание, борясь с очередным приступом возмущения.

— Конечно, милорд. Хорошего вам дня. Пойдем, милая, — мягко произнесла она. — Я провожу тебя домой. Как ты думаешь, твоя мама угостит меня чаем?



Когда через полчаса лорд Брейбрук покидал деревню, он был уверен, что каждый мальчишка, с которым он говорил сегодня, останется вечером без ужина. Что бы их родители ни думали о Джейн Робертс и отце ее дочери, никто из них не осмелился бы возразить лорду Брейбруку из Амберли, которому принадлежала добрая половина деревни.

Это не сложно. Но необходимо сделать кое-что еще. Разговор с Джейн будет совсем не таким простым.

Джейн Робертс открыла дверь и покраснела, увидев на пороге лорда Брейбрука.

— Добрый день, милорд.

Он слегка напрягся, почувствовав плохо скрываемую враждебность в голосе.

— Доброе утро, Джейн, — вежливо ответил Джулиан. — Как живешь?

Темные глаза сверкнули исподлобья.

— Хорошо. Вам что-то нужно, милорд?

— Нет. — Он покачал головой. — Я только пришел сказать, что поговорил со всеми мальчишками и их родителями, так что подобное больше не повторится. Мисс Дэвентри объяснила, что произошло?

— Да. Спасибо, — ответила женщина, чуть помедлив.

— Скажи, Джейн, раньше подобное случалось?

Она пожала плечами:

— А что еще можно ожидать?

— Проклятие! Когда ты просила меня больше не приезжать, я предупреждал, что так будет! Как я мог помочь, если ничего не знал?

— Мы очень вам обязаны.

— Обязаны! Ради всего святого, что ты говоришь, Джейн? Может, тебе лучше переехать? Поселишься там, где люди не будут, едва взглянув на Нан…

— …обзывать ее дочерью шлюхи? — Закончила женщина. — С чего бы мне уезжать из собственного дома?

— Я не выгоняю тебя. — Джулиан почувствовал, что начинает заводиться. Так было во время каждого их разговора. — Я желаю вам обеим добра.

— Это, конечно, совсем другое дело, — зло сказала Джейн. — «Вдова» с ребенком и неизвестным источником дохода уезжает туда, где ее никто не знает. Можно сразу повесить на дверь табличку «шлюха».

— Прости меня, Джейн, — тихо произнес Джулиан. — Мне бы хотелось, чтобы все было по-другому, но…

— Десять лет! — Женщина повысила голос. — Десять лет брака и никаких детей! Я считала себя бесплодной. Но даже это не имело бы значение, если бы… если бы…

— …если бы она не была точной копией своего отца, — закончил фразу Джулиан. — Я могу ее увидеть?

Джейн посмотрела на него с сомнением и пожала плечом.

— Если хотите. Нан! Нан!

За ее спиной послышался быстрый топот, и вскоре рядом показалась девочка, прятавшаяся за складки юбки матери.

Лорд Брейбрук улыбнулся:

— Доброе утро еще раз, Нан. Тебе уже лучше?

Малышка кивнула, но не произнесла ни слова.

— Я разговаривал с Бобом Пратчетом и его друзьями. Больше они не будут так себя вести. А если будут, мама сообщит мне. Да?

Еще один кивок.

— Какие у тебя красивые ленты. Новые?

Он понятия не имел, новые ли эти ленты, но в темных кудряшках они выглядели восхитительно.

— Да, — прошептала Нан. — Мисс Дэвентри помогла мне их выбрать. Мистер Уилкинз не разрешил мне самой их трогать, боялся, что я все испачкаю.

— Правда? — Джулиан сверкнул глазами. С этим ему тоже предстоит разобраться. Черт бы их всех побрал! — Я обязательно поговорю с Уилкинзом, — сказал он, обращаясь больше к матери, чем к дочери.

— Можете также сказать ему, что мне не очень приятно переплачивать за товары в его магазине. — Джейн уперлась руками в бока.

— Обязательно. — Лорд Брейбрук еле сдерживался, чтобы сохранять внешнее спокойствие. — На будущее, Джейн, сообщай мне о таких вещах. Я не против того, чтобы нести ответственность, но ничего не смогу сделать, если буду находиться в неведении.

— Вы помогали нам, хотя совсем не должны были. О чем еще я могу просить?

— Пожалуйста, обязательно дай мне знать, если что-то подобное повторится, — сдержанно произнес лорд.

Женщина потупила взгляд:

— Забудьте обо всем, что я наговорила. Вы всегда были добры к нам. — Джейн нахмурилась. — Только скажите этой мисс Дэвентри, чтобы не ходила сюда. Не думаю, что она понимает, что произошло. Одно дело привести Нан, но она захотела войти. Ладно, выпила чаю, и хватит. Мне чаю не жалко. Она добрая. Но скажите, чтобы больше так не делала. Не хочу, чтобы у нее были проблемы из-за ее же доброты.

Джулиан усмехнулся:

— Указывать мисс Дэвентри, что ей делать, а что нет? Если я и выживу после этого разговора, меня придется отскребать от стены!


Глава 8 | Бесприданница для лорда | Глава 10