home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Кровь ударила ему в голову. Кристи смотрела на него словно завороженная. Она, несомненно, поняла, что он хотел сказать. Поняла, но не оттолкнула. Джулиан вздохнул и осторожно коснулся рукой ее щеки. Кожа была нежной, чуть шелковистой. Такой мягкой и теплой…

В любой момент она может отступить назад, и волшебное очарование момента будет разрушено. Ее нежный образ в золотистых лучах солнца исчезнет.

Он вернется в реальность, которая в очередной раз даст ему понять, что эта девушка не для него. Добропорядочная дама, незамужняя, скорее всего, девственница — она гувернантка его сестер и компаньонка мачехи. Ему запрещено даже думать о ней в таком смысле. И опасно.

Однако есть вещи, ради которых стоит рисковать. Глаза за стеклами очков говорили ему, что она в высшей степени удивлена. Джулиан положил руку на талию и слегка прижал ее к себе, отчего маленькая грудь уперлась в его тело. Он только хотел ощутить вкус этих сочный губ…

Его намерения должны насторожить Кристи. Черт, почему она его не остановит? Она обязана это сделать! Скажи «нет»!

Кристи думала о том, что очень просто быть добродетельной, когда не испытываешь искушения. Джулиан Трентам был истинным искушением. Его ясные синие глаза горели желанием, его прикосновения обжигали ее, словно огонь, жадные губы были так близко…

Одно слово — одно, — и ничего не будет.

Он прикоснулся к ней губами, и в голове все завертелось.

Поцелуй. Просто поцелуй. Этого же хотел от нее и сын хозяйки. Он называл это спортом, ничего не значащим развлечением. Только на этот раз все было по-другому. Для этого мужчины поцелуй значил многое. Его губы едва касались ее рта, словно дразнили и приноравливались, прежде чем полностью подчинить себе. Кончик языка легонько подрагивал в уголке ее губ. Невольно поддавшись его сильному желанию, Кристи откинула голову назад и чуть приоткрыла рот. Внутри вспыхнул пожар, и все тело загорелось жарким огнем.

Джулиан почувствовал, как сердце сжали тиски, заставляя на мгновение остановиться. Борясь с желанием страстно впиться в ее губы, он нежно прикоснулся к ним, наслаждаясь сладким вкусом. Они похожи на мед, сладкий дикий мед. Ее неуверенность и неопытность делали этот поцелуй еще более приятным. И более опасным…

Джулиан резко отстранился и посмотрел на Кристи. Он чувствовал, что теряет контроль над собой, когда видит эти удивленно распахнутые глаза за стеклами очков.

— Это, — Джулиан четко произнес каждое слово, — не самая лучшая идея. — Сделав над собой усилие, он выпустил девушку и отошел. Джулиан старался вернуть себе способность мыслить здраво и не поддаваться внезапно вспыхнувшим эмоциям.

— Н… нет. — Кристи с трудом перевела дыхание.

Ни один порядочный джентльмен не имеет права покуситься на женскую добродетель. Он печально вздохнул. Сейчас не время и не место сказать мисс Дэвентри все, что он хотел. Особенно в таком состоянии, когда мысли в голове запутались до такой степени, что он потерял остатки здравого смысла.

Его взгляд упал на гроздь ежевики, до которой она хотела дотянуться. Спелые, ароматные и сладкие. Джулиан протянул руку, аккуратно сорвал их с ветки и, положив одну в рот, отправил остальные в корзину.

— Ваши ягоды, мисс Дэвентри. Желаю хорошо провести день.

Необходимо удалиться как можно скорее, пока он не натворил что-то такое, о чем впоследствии будет жалеть. Мисс Дэвентри молчала. Джулиан вскочил на коня и поскакал прочь, запретив себе оборачиваться.

Он сделал то, о чем думал много дней, но только сейчас окончательно понял, что поцеловать Кристиану Дэвентри было равносильно безумию. По рождению и характеру она была неприкасаема. О замужестве не могло быть и речи, а соблазнить непорочную девушку — позор для истинного джентльмена.

Но существует еще возможность сделать женщине честное и открытое предложение, не основанное на лжи и фальшивом бессердечном обольщении. Она могла бы быть рядом, пока сама не поймет, что именно он ей предлагает и не допустит, чтобы ее ввели в заблуждение романтические мечты.



Кристи проводила лорда взглядом. Несмотря на согревающие солнечные лучи, ее трясло как в лихорадке. Она провела рукой по губам. Как обычный поцелуй — всего лишь поцелуй — мог заставить ее испытывать такое волнение?

Кристи казалось, что она сейчас растает. Ее тело все еще ощущало прикосновение его рук, а губы чувствовали вкус его поцелуя. Сознание затуманилось, а мысли разбегались.

Сердце сжалось от одной мысли о том, что она сама позволила мужчине себя соблазнить. Сознательно. Почему же внутренний голос прошептал ей в тот момент, что этот риск оправдан? Ведь это не так!

Что ж, — не унимался шепот внутри нее, — Брейбрук богат. Ты получишь содержание и сможешь навсегда забыть о необходимости работать. Он даст тебе то, о чем ты всегда мечтала — чувство защищенности.

А если родится ребенок? Мысли закрутились с невероятной скоростью. Надо будет принять все меры предосторожности. Она понимала это, как никто. Гарри был хорошим доказательством необходимости таких мер, но было и еще одно, которое покоилось под каменной плитой на кладбище в Бристоле. Их младшая сестра. Кристи смахнула слезу. Ей было шестнадцать, когда умерла маленькая Сара. Сейчас ей было бы уже шестнадцать. Они стали бы поддержкой и опорой друг для друга, вместе думали бы, как выжить в этом мире. А может быть…

Нет, он не должна этого делать. Она никогда не сможет иметь ребенка, у которого не будет законных прав. Бастард. Ребенок, который не учтен в божественной канцелярии, которому всегда придется врать, отвечая на вопрос об отце. А этот самый отец не удосужится прийти даже на похороны собственного отпрыска. В душе закипал гнев, но Кристи заставила себя не думать о прошлом. Во всем этом не было смысла, как и в том, что однажды она не сдержалась и высказала в лицо графу Алкестону все, что думала.

Она не могла продать, пусть и за очень большие деньги, то, что отказалась отдать во имя любви. Страсть — это не любовь. Она пройдет, так же как прошла любовь. Пока этого не случилось, необходимо с удвоенной силой контролировать свои поступки.

Прелесть этого дня внезапно померкла, хотя все вокруг оставалось прежним. Так же ярко светило солнце, пели птицы, и ягоды ежевики наливались соком под жаркими лучами.

Кристи нагнулась и цодняла корзину. Она собрала вполне достаточно. Если бы можно было узнать, какие из ягод положил лорд Брейбрук, она бы бросила их на землю птицам.



Казалось, после столь длительной прогулки она должна быть очень голодна, однако проглотить каждую ложку супа удавалось с трудом. Это были ее проблемы, Брейбрук же совсем не выглядел озабоченным. Он вел себя так, словно женщина, сидящая рядом, была совсем не той, которую он целовал в лесу всего несколько часов назад. Конечно, она сидела не очень близко, но все же за одним столом.

Тем вечером их было только четверо. Она сама, леди Брейбрук, Мэтью и лорд. Эмма и Лизи остались на ночь у мисс Парджетер. В доме предыдущих хозяев Кристи всегда ела одна. Только когда приезжали гости или родственники, ей дозволялось обедать вместе со всей семьей.

Кристи чувствовала себя там вполне комфортно, если не считать домогательств его светлости, на которые она, впрочем, старалась не обращать внимания и вести себя так, словно ничего не происходит. В этом доме все обедали вместе за большим круглым столом, соблюдая лишь самые необходимые формальности. Им, кажется, не было никакого дела до того, кто решит к ним присоединиться. Никто не возражал, если разговор из плавной и спокойной беседы перетекал в жаркие и шумные споры. Отношения между домочадцами казались Кристи похожими на восковые свечи на столе — они готовы растаять без следа, но одарят окружающих теплом и светом. Одна возможность находиться рядом дарила ей ощущение покоя, несмотря на то, что она и не была частью семьи. Никто здесь не относился к ней пренебрежительно, совсем нет. Напротив, Брейбруки были радушны и предупредительны. Но не стоит забывать, что она не из их круга, хотя тепла и заботы хватило и ей.

Кристи слушала леди Брейбрук, которая рассуждала о том, что необходимо сделать до ежегодного летнего бала, который состоится через три недели. Конечно, это глупо, но Кристи позволила на мгновение почувствовать себя в центре этой предпраздничной суеты. Услышав обращенные к ней слова, она вздрогнула и стряхнула с себя глупую задумчивость.

— Конечно, мадам, — кивнула она. — Я обязательно прослежу, чтобы все спальни были готовы, если вы дадите мне список гостей, которые останутся на ночь.

— Спасибо, дорогая. — Миледи одарила ее улыбкой. — С вашей помощью мы со всем справимся быстрее. Жду не дождусь, когда Брейбрук наконец женится и мне будет с кем разделить домашние дела.

Джулиан, обсуждавший что-то с Мэтью, перевел на нее взгляд:

— Сирена, если забот слишком много, то…

— Ерунда. Теперь у меня есть мисс Дэвентри. Ах, спасибо, Уолтер.

Слуга поставил перед ней тарелку со вторым блюдом. Мэтью счастливо заулыбался.

— Я же говорил! Пирог с ежевикой! Здорово! — Он повернулся к Кристи: — Это вы собирали ягоды?

Она слегка покраснела.

— Да.

Вернувшись в Амберли, Кристи отнесла ягоды на кухню, полагая, что из них сделают джем или желе. Однако сейчас перед ней стояло ароматное напоминание о произошедшем в лесу. Вне всякого сомнения, для лорда это были просто ягоды. Обычный вкусный десерт. Такой может стать и она, если не будет вести себя осмотрительно.

— Семейная традиция, — весело произнес он. — Из первой ежевики пекут пирог к ужину. Я предупредил повара сегодня утром, чтобы обязательно испек пирог, если вы принесете ягоды.

Кристи вновь почувствовала, как в кожу вонзаются острые шипы.

— Выглядит аппетитно, — сказал Мэтью. — Спасибо, мисс Дэвентри.

— Не стоит благодарностей. Это всего… всего лишь ежевика, — смущенно ответила она. — Я думала, из нее сделают джем.

— Ни в коем случае, — вмешалась леди Брейбрук. — Первая ежевика должна запомниться навсегда. Ты согласен, Джулиан?

— Абсолютно, — ответил тот. — Ягоды кажутся очень сочными, мисс Дэвентри.

Щеки стали пунцовыми, когда она случайно встретилась с ним взглядом.

Если не считать отдельных фраз, лорд Брейбрук впервые за весь вечер обратился к ней напрямую. Лучше бы он и дальше предпочитал не замечать ее. В этом взгляде что-то настораживало Кристи. Он думал о чем-то большем, чем вкус спелой ежевики.

Кристи была совершенно растеряна и не могла собраться с мыслями, чтобы достойно ответить и поддержать беседу.

— Прогулка не очень вас утомила, мисс Дэвентри? — Мэтью повернулся к ней. — Вы так немногословны сегодня вечером. И бледны.

Лорд с интересом оглядел ее.

Кристи заставила себя улыбнуться Мэтью.

— Ничего страшного, просто немного устала, но это приятная усталость. — Или могла бы быть. — Знаешь, я видела так много птиц. — Кристи постаралась сменить тему. — Как ты и говорил. Только я не знаю названий и половины.

— Это нельзя так просто оставить, — весело сказал Мэтью. — Возьмите у Джулиана атлас птиц. — Он повернулся к брату: — Ты не возражаешь, Джулиан?

— Конечно, нет, — ответил милорд и повернулся к Кристи: — Однако я хотел бы кое-что с вами обсудить. Если вы придете после ужина в библиотеку, то сможете взять книгу.

Господи! Почему она никогда не может вовремя промолчать? Можно себе представить, что он хочет обсудить.

— Лучше в другой раз, милорд. Думаю, леди Брейбрук захочет обсудить детали летнего бала.

— Ерунда, дорогая, — отозвалась миледи. — Это может и подождать. Но вы мне кое о чем напомнили. — Она резко повернулась к пасынку: — Джулиан, я о твоей женитьбе.

Слова возмущения застряли у него в горле, и он молча посмотрел на Сирену.

— Что? — наконец сдавленно произнес Джулиан. С чего такие мысли? Они же говорили о ежевике.

— Женитьбе. — Сирена сделала глоток вина. — Думаю, что можно говорить при всех. Мэтт не будет об этом сплетничать, да и мисс Дэвентри тоже.

Быстрый взгляд в ее сторону позволил Джулиану понять, что она так же шокирована услышанным, как и он сам.

— Тем не менее, это очень сложно… — начал он.

— Уже пришло время серьезно подумать о браке, — перебила его мачеха и положила себе и мисс Дэвентри по куску пирога. — В тридцать два года давно пора обзавестись семьей. Пока не стало совсем поздно.

— Ты хочешь сказать, что я засиделся в женихах?

Мэтью прыснул от смеха.

— Замолчи, Мэтт.

— Извините.

— Не сказать, что очень засиделся, — продолжала Сирена, — но скоро все невесты будут для тебя слишком молоды. Подумай об этом! Потом окажется, что все подходящие девушки, красивые, благородные, хорошо воспитанные, куда-то исчезли.

Джулиан смотрел на нее во все глаза.

— Ведь именно это тебя интересует в женщине?

Именно эти качества он всегда считал самыми необходимыми для будущей жены. Но сейчас он и не думал о браке. И этот разговор был совершенно неуместным.

— Положи себе пирог, дорогой, — проворковала Сирена.

Очень странно устроены у нее мозги. Скажите на милость, какое отношение пирог с ежевикой имеет к женитьбе?

— Итак, — сказала она, наблюдая, как Джулиан кладет себе кусок и передает блюдо Мэтью, — раз ты не нашел себе спутницу жизни в Лондоне, следует внимательнее присмотреться к местному женскому обществу. Летний бал — прекрасная возможность выбрать себе невесту.

Господи! Джулиан положил кусочек пирога в рот, мягкие ароматные ягоды таяли на языке. Сирена сказала это так, словно речь шла о покупке новой кобылы на аукционе скаковых лошадей в Таттерсолсе! Впрочем, ее нельзя за это винить. У каждого свой взгляд на жизнь.

— Разумно. — Джулиан проглотил еще кусочек. Все же пирог восхитителен и в меру приправлен мускатным орехом.

Сирена вскинула брови.

— Само собой.

Только не все остальное.

— Дорогой, я хочу, чтобы ты высказал свое мнение. Думаю, очевидно, что это должна быть мисс Постелтон, но…

— Энни? — спросил Мэтью, замирая с ложкой у рта. — Мне кажется, она не совсем подходит Джулиану. Понимаете… не знаю, это не совсем… его тип женщин. Она с таким высокомерием посмотрела на Флинта, когда он просил ее танцевать с ним на летнем балу. Лиз поспешила вмешаться, чтобы исправить неловкость, и уверила его, что Энни будет рада с ним танцевать.

— Что ж, — вздохнула Сирена, — я просто высказала свое мнение. Брейбрук должен сам принять решение.

— Неужели? — спросил он с нескрываемой иронией в голосе.

Сирена взяла бокал с рейнвейном.

— Оставь этот сарказм, дорогой. Если ты, наконец, задумаешься о женитьбе, это пойдет только на пользу.

— Лучше уж он, чем я, — проворчал Мэтью, с сожалением посмотрел на брата, вздохнул и стал щедро поливать пирог сливочным соусом.



Надежды Кристи на то, что после разговора о браке милорд будет вести себя более сдержанно и разумно, рухнули, когда все поднялись из-за стола.

— Сирена, если не возражаешь, я хотел бы немного поработать. Да, я провожу мисс Дэвентри в библиотеку и дам ей книгу.

— Конечно, Джулиан. Мисс Дэвентри, бал может и подождать. Ведь ваш выходной день еще не закончен, и вы очень устали сегодня. Вам лучше пораньше лечь. Спокойной ночи, дорогая. — Она сделала знак слугам, чтобы они отвезли ее в комнату для рисования.

Мэтью быстро встал и вызвался сам отвезти мать.

— Спокойной ночи, мисс Дэвентри, — кивнул он Кристи.

Как только за ними закрылась дверь столовой, Кристи резко повернулась к лорду Брейбруку:

— Прошу простить меня, милорд, но я бы не хотела ничего с вами обсуждать. Если вы будете так любезны дать мне атлас, отправьте его в мою комнату. Спокойной ночи.

Его глаза сверкнули.

— Я сам принесу его, мисс Дэвентри. Сразу, как только найду. Надеюсь, вы не собираетесь ложиться так рано?

— Что? — Кристи едва не задохнулась от возмущения. — Прошу прощения, милорд?

— Мисс Дэвентри, мне необходимо с вами поговорить. Немедленно. Место можете выбрать сами. Моя библиотека или ваша комната. — Уголки его рта насмешливо дернулись. — Или вы предпочитаете мою комнату?

Кристи похолодела. Иногда мужские поцелуи значат меньше, чем ничего…

— Рекомендую выбрать библиотеку, — продолжал Джулиан. — Можете сесть рядом с колокольчиком, а я сяду достаточно далеко от вас, чтобы в случае необходимости вы успели им воспользоваться.

Она смотрела на него широко открытыми глазами. Возможно, он обманывает ее, однако такое было сложно представить. Скорее всего, у нее разыгралось воображение.

— Хорошо, пойдемте в библиотеку, — кивнула она. Там она будет чувствовать себя в большей безопасности.



Лорд Брейбрук не сделал ни малейшей попытки приблизиться к Кристи, расположившейся у камина, и сел за письменный стол.

— Вы знаете, для чего вы здесь, мисс Дэвентри, — начал Джулиан. — Прежде всего, хочу заверить вас, что у меня нет намерений соблазнить вас в этой комнате, как и в любом другом месте под крышей этого дома.

— Правда? — Тогда к чему тот поцелуй? Или это не входит в список грехов?

— Я хочу сделать вам предложение.

Нет, это невозможно! Он не может так поступить!

— Я хочу предложить вам стать моей любовницей.

С другой стороны, поистине в этом мире все возможно.

— Полагаю, вы объясните мне разницу между совращением и вашим предложением, милорд, — произнесла Кристи после недолгого раздумья.

— Разница в честности, мисс Дэвентри. Я не собираюсь говорить вам о поцелуях при луне или о вечной преданности. Я признаю, что испытываю к вам влечение, и предлагаю быть моей любовницей. После поцелуя сегодня днем вы не сможете отрицать нашу взаимную симпатию. Нет?

Кристи покачала головой. Еще один глупый поступок. Господи, помоги! Она до сих пор каждой клеточкой тела чувствовала прикосновение его нежных рук, мягких жадных губ, запах его тела. Кристи думала об этом даже сейчас, когда выражение его лица оставалось холодным, а взгляд был деловым и сосредоточенным.

— Вы должны понимать, что не принадлежите к тем женщинам, с которыми я мог бы вступить в брак, но вы будете хорошо обеспечены.

Кристи опустила глаза. Да, это уж точно.

— У меня есть несколько домов недалеко от города. Вы можете жить в любом из них, а я буду вас навещать. Разумеется, я буду осмотрительным.

— Разумеется, — пробормотала Кристи.

Осмотрительность — любимое слово графа. Именно поэтому он и не пришел на похороны Сары и ее матери. Тогда бы все соседи узнали, кем она была, и поняли бы, почему жила так уединенно от одного его визита до другого. Эти посещения становились все более редкими, а потом прекратились вовсе. Кристи осталась единственным человеком, который навещал ее мать. Век любовницы недолог, очарование и привлекательность с годами исчезают, а с ними и любовник. Маме еще повезло, что граф продолжал помогать им материально.

— Я обещаю вам, что буду щедрым любовником, мисс Дэвентри. Во всех смыслах. Мы заключим контракт, в котором будут прописаны и условия содержания детей. Когда я женюсь, вы не будете брошены.

— Ясно. Прекрасные перспективы для вашей будущей жены.

Он слегка покраснел.

— Вы меня не так поняли. Требования к жене и любовнице очень разные. В моем мире верность — не есть непременное условие брака. Я не ханжа и не собираюсь требовать от жены того, что не готов дать сам. После того как она произведет на свет наследника, при желании тоже может позволить себе… немного развлечься.

Кристи никогда не слышала, чтобы о таких вещах говорили с такой циничностью. Она не слышала ни о каких контрактах, но прекрасно понимала разницу между женой и любовницей. Жена нужна для продолжения рода и умножения благосостояния, а любовница для плотских удовольствий. А как же любовь? Она не прописывается в контракте, а является чем-то само собой разумеющимся при заключении брака?

— Мисс Дэвентри?

Она встала, испытывая боль и сожаление, смешанное с благодарностью за то, что он высказал свое предложение открыто, а не стал соблазнять ее сладкими речами о неземной любви.

Сейчас она более чем когда-либо поняла все ошибки матери. Нежные поцелуи были огромным искушением, они обещали нечто большее. Казалось, что с этим человеком все будет по-другому.

— Благодарю вас, милорд. Спокойной ночи. Завтра утром я подам леди Брейбрук прошение об отставке.

— Прошу прощения? — Он выглядел обескураженным.

— Я не принимаю предложение стать вашей любовницей, милорд.

— Это я понял. — Он сделал нетерпеливый жест рукой. — Но почему вы увольняетесь?

Кристи постаралась высказаться как можно лаконичнее:

— Милорд, вы получили отказ, и не думаю, что вам будет приятно, если я останусь.

Джулиан нахмурился:

— Кажется, я уже сказал, что не собираюсь вас соблазнять. Если вы отказываете мне, разговор окончен. Я не намерен пытаться проникнуть к вам в спальню и получить желаемое силой. Вы отказались. Так тому и быть. Не думайте, мисс Дэвентри, что я влюблен в вас и не смогу контролировать свои желания. В моем доме вы в полной безопасности.

В безопасности? Так же как мышь рядом с сытым спящим котом. Хотя что-то в его словах внушало доверие.

Он не мог ее обманывать. Кристи не воображала ничего подобного. Кроме того, ей так здесь нравится. Но сегодняшний разговор с лордом еще раз дал понять, что они принадлежат к разным мирам.

— Хорошо. Тогда я останусь.

Пока.

— Отлично. — Джулиан встал и подошел к стеллажам с книгами. — Вы уверены, что не пожалеете об отказе? — Он говорил так, словно предлагал ей купить что-то. Хотя, возможно, так оно и было.

— Уверена, милорд. Меня не привлекает такая жизнь.

Джулиан повертел в руках книгу.

— Я боялся, что оскорбил вас, но это ведь не так?

Оскорблена ли она? Сейчас она так шокирована, что не способна разобраться в своих чувствах. Стоит ли ей считать себя оскорбленной? Лорд Брейбрук не знал, что она была внебрачным ребенком графа, которому суждено было жить с чувством вины и неполноценности. Лорд всегда был честен с ней, а это уже заслуживает уважения. Он не стремился любым способом добиться желаемого, а предоставил ей право выбора. Это надо ценить.

— Нет, милорд. Вы были честны со мной, и я благодарна за это. Если вас это утешит, скажу, что у меня нет определенных качеств и необходимого опыта, чтобы стать вам хорошей любовницей.

Джулиан взял с полки еще несколько книг, подошел к столу и аккуратно положил их.

— Полагаю, мисс Дэвентри, этого будет достаточно.

Она вопросительно посмотрела на него.

Длинные тонкие пальцы погладили кожаный переплет. Эти руки способны творить чудеса с женским телом…

— Джордж Грейвз, «Британская орнитология». В трех томах. Леди Брейбрук будет приятно услышать ваше мнение. — Голос звучал холодно и отчужденно. Истинный аристократ. Возможно, даже в постели она обращалась бы к нему «милорд». — Мэтью настоящий эксперт в этой области. Можете задавать ему вопросы.

Кристи несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь прогнать глупые фантазии.

— Конечно, милорд. Благодарю.

Он дал ей понять, что разговор о его предложении закончен. Прекрасно. Кристи сама этого хотела. Ведь правда?

Стараясь не смотреть Брейбруку в глаза, она подошла и взяла книги. Он чуть повернулся в ее сторону, и Кристи резко вскинула голову.

— Если вы не оскорблены, мисс Дэвентри, и признаете, что нас влечет друг к другу… Позвольте спросить, почему вы мне отказали?

В его голосе было лишь любопытство, однако выражение лица подсказывало, что в этом кроется что-то еще.

Почему же она отказала?

— Вы сами предостерегали меня от этого, милорд, — ответила Кристи, не раздумывая ни минуты.

— Да? Когда?

— Сегодня днем. Когда сказали, что ни один фрукт не заслуживает участи быть съеденным.

Его губы дрогнули.

— Ясно. Может, вы передумаете? Одно ваше слово — и я все устрою.

— Вы сама доброта, милорд, — улыбнулась Кристи, взяла книги и поспешила удалиться. Это был достойный ответ.


Глава 7 | Бесприданница для лорда | Глава 9