home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Кристи попрощалась с Гарри и пошла по направлению к дому. Он не оставит Алисию. Положение оказалось более сложным, чем она предполагала. Кристи не сможет убедить брата не обманывать Алисию и ее семью. Как же глупо было предполагать, что у нее получится!

Слава богу, Гарри понимает, что если соблазнит девушку, это окончательно разрушит его жизнь. Кристи стало плохо. Братом руководил лишь холодный расчет, он не причинит Лизи вреда, но лишь потому, что понимает: опозоренная невеста станет для него тяжким бременем.

Неожиданно она поймала себя на мысли, что, если бы брат представил ей менее циничное объяснение, почему он никогда не решится похитить Алисию, она, скорее всего, не поверила бы.

Она знает, как поступить. Необходимо рассказать лорду Брейбруку всю правду. Обладая такой информацией, он будет вправе отказать Гарри от дома, и даже упрямая Алисия не сможет не признать его правоту.

Однако, если лорд предаст дело огласке, жизнь и карьера Гарри будет разрушена. Даже протекция Алкестона не поможет найти хорошее место. Возможно, граф сам откажется содействовать Гарри или выгонит его, как когда-то ее…

Да и ей самой придется уехать отсюда. Сможет ли она найти другую работу? Если только поменять имя…

Кристи пришла к выводу, что ей не стоит торопить события и говорить с лордом. Нет. Если она сможет помочь Алисии, возможно, леди Бейбрук и согласится составить рекомендательное письмо для нее на вымышленное имя. А что делать с Гарри?

Кристи вошла в дом через сад, медленно миновала коридоры и вошла в Большую залу.

Хватит ли у нее душевных сил, чтобы так жестоко поступить с братом?

Ответ пришел сам собой: если это убережет Алисию от роковой ошибки, то да, она готова действовать. Она не может равнодушно наблюдать, как из-за безрассудства Алисии и амбиций лорда Брейбрука рушится семья.

Нет, не стоит сейчас стремиться к разоблачению брата. Гарри может просто сделать вид, что отступился, но продолжать действовать скрытно. Кристи больно задело, что ее родной брат способен так цинично использовать наивность и неопытность девушки для достижения собственных целей. Это было бы не лучшее успокоение, но если бы она знала, что Гарри действительно влюблен в Алисию, ей было бы легче. Но он не влюблен. Он действовал более чем расчетливо и пытался использовать любовь лорда к Алисии как подспорье в осуществлении плана.

Кристи прошла под музыкальной галереей и свернула к главной лестнице. Надо скорее вернуться к леди Брейбрук и девочкам. Только она может открыть Алисии глаза на правду. Это касается не только финансового положения Гарри, а куда более серьезных вещей. Лизи должна понять, что Гарри не испытывает к ней никаких чувств.

— Мисс Дэвентри?

Кристи остановилась и повернулась. Лорд Брейбрук встал из-за огромного дубового стола.

— Милорд. Прошу прощения, я вас не заметила. Вы меня искали?

Он подошел к ней и сердито сдвинул брови.

— Вас что-то беспокоит?

Он смотрел на нее с некоторой подозрительностью. Догадался? Или ей кажется?

Кристи оказалась так близко к нему, что дыхание чуть сбилось. Ее охватил страх, что он способен читать ее мысли.

— Конечно нет! — поспешно ответила Кристи и заставила себя улыбнуться. — Что может меня беспокоить? Извините, милорд. Я должна вернуться к своим обязанностям.

— Семейным ссорам, например? Я видел вашего брата.

Улыбка застыла на губах, но лицо стало серьезным.

— Боюсь, что это не имеет к вам никакого отношения, милорд.

Лгать всегда непросто. Ее разговор с Гарри касался именно лорда Брейбрука. Может, все же сказать ему? Покончить с этим раз и навсегда?

Джулиан протянул руку и коснулся ее лба. Кристи стояла шокированная его поведением. Затем он провел пальцем по ее губам. Кристи была не в силах пошевелиться или вымолвить слово. Наконец, она сделала шаг назад и опустила глаза. Стараясь отвлечься, она стала рассматривать узор на персидском ковре на полу.

— Это все, милорд?

Джулиан выпрямился и вытянул руки по швам.

— Желаю вам хорошо провести день.

Он резко развернулся и вышел.

Кристи проводила лорда глазами, по телу пробежала дрожь. Зачем он это сделал? Еще хуже то, что ей показалось, словно перед глазами закрутились тысячи переливающихся кристаллов. Голова кружилась при одном воспоминании о прикосновении его руки.

Его репутация! Он развратник!

Все произошедшее лишило Кристи возможности здраво мыслить. И не только его прикосновение. Лорда Брейбрука интересовало ее душевное состояние, он заметил, что она не в себе.

Она доверяла себе не больше, чем ему. Кристи боялась тихого внутреннего голоса, который нашептывал ей, что милорд именно тот человек, который сумел разглядеть ее истинное лицо. Он заметил ее растерянность и, кажется, даже волновался за нее. Нет, она не должна об этом думать. Лучше остановиться, пока не поздно.



Надо держаться подальше от мисс Дэвентри. По непонятной причине он решил дождаться ее в безлюдной комнате. Самое простое застать ее одну, если спуститься раньше к ужину. Или любой другой трапезе. Он не позволил себе поинтересоваться, по какой причине появилась эта морщинка на лбу, а в глазах беспокойство и испуг. Это его не касается.

Он не мог найти объяснение тому, что в душе возникла пустота, когда утром мисс Дэвентри не вышла к завтраку.

Джулиан отрезал себе еще кусок ветчины, налил кофе и покосился на пустующее место мисс Дэвентри. Она не заболела? Господи, ему-то какое дело? И еще это абсурдное желание прикоснуться к ней. Почему невинный жест вызвал в нем больше эмоций, чем…

— Тебе не нравится ветчина, Джулиан?

Удивленный голос Сирены вывел его из задумчивости. Вот еще одна загадка: почему Сирена спустилась вниз в столь ранний час?

Он пожал плечами:

— Просто подумал, почему мисс Дэвентри не вышла к завтраку?

Увидев, как мачеха вскинула брови, он поспешил добавить:

— В конце концов, что же она за компаньонка, если нежится в постели, когда хозяйка уже бодрствует? — В голове непроизвольно возник образ мисс Дэвентри, лежащей на кровати, шелковистые волосы разбросаны по подушке — его подушке. Джулиан прогнал глупые мысли, кашлянул и придвинул стул ближе к столу.

— Поскольку Лизи и Эмма решили провести сегодняшний день с Люси Парджетер, мы позволили мисс Дэвентри взять выходной, — ответила Сирена. — К слову, она собирается куда-то уехать.

— Уехать? Куда?

Да и как? Насколько он знает, мисс Дэвентри не умеет управлять коляской.

В этот момент массивная дверь столовой приоткрылась, и появилась мисс Дэвентри. Джулиан с любопытством оглядел ее. На Кристи было одно из ее старых платьев серого батиста и темно-синий шерстяной жакет. В руках она держала капор. Волосы блестели и переливались в ярком солнечном свете, прядь выбилась из прически и упала на лицо. Джулиан вздрогнул, вспоминая прикосновение к ее мягкой теплой коже. Он сжал пальцы, борясь с желанием поправить этот непослушный локон.

— А, мисс Дэвентри, — улыбнулась Сирена. — Его светлость только что спрашивал о вас. Вы уже решили, как проведете выходной?

С подозрением покосившись на Джулиана, Кристи сказала:

— Я думала немного погулять, мадам.

Прогулка вполне безобидное занятие, но она может потеряться. Лес растянулся на много миль.

— Если пойдете по тропинке через лес, то выйдете к реке, а потом также вернетесь домой, — сказал Мэтью. — Я сейчас нарисую вам карту.

Тогда она точно заблудится. Мэтью хорошо рисует карты, но все же…

— Надо пройти четыре мили по лесу и потом вверх по холму, — вмешался Джулиан. — Она устанет.

— Ох, — Мэтью заметно расстроился, — вероятно это слишком, но…

— Она, — раздался голос леди Брейбрук, — любит гулять. И она вполне способна сама решать, как далеко ей стоит уходить. Спасибо Мэтью. Карта — отличная идея. — Она повернулась к Кристи. — Вам лучше взять с собой что-нибудь перекусить и воду. Я знаю эту тропу через лес. Большей частью она идет в гору. — Сирена улыбнулась. — Да, еще возьмите корзинку для ежевики.

— Ежевики?

— Да-да! — воскликнул Дейви и закивал, поспешно дожевывая тост. — Там у реки настоящие заросли, — добавил он. — Только если вы будете класть в рот больше, чем в корзину, потом разболится живот.

— Правда?

— Да. — Лицо Сирены оставалось очень серьезным. — Медицински доказанный факт. И ее сок очень плохо отстирывается. Это не доказано медиками, но проверено на собственном опыте. Не забывайте об этом.

Джулиану казалось, что мачеха издевается над ним, хотя она даже не смотрела в его сторону.

— Благодарю вас, мадам.

Опять эти милые ямочки на щеках, веселый блеск в глазах, пухлые губы растянулись в улыбке. Он представил, как она будет есть ежевику, пальцы рук и рот, перепачканные темным соком, станут сладкими и ароматными, манящими, как самый запретный плод… Господи, что с ним происходит? С чего эти эротические фантазии на тему мисс Дэвентри, собирающей ягоды? Безумие, тем более что он сидит за столом и завтракает со всей семьей.

— Не потеряйтесь, — холодно произнес он. — Только не хватало искать вас по всем окрестностям!

— Спасибо за заботу, ваша светлость.

Он вздохнул с облегчением, видя, как к мисс Дэвентри вернулась ее холодная чопрность и строгое выражение лица. Так ему проще отказаться от желания растопить этот лед… Джулиан изо всех сил старался отвлечься от своих мыслей, пока Мэтью рисовал карту, выдернув листок из альбома.

Растопить этот лед будет весьма не просто, поскольку он сам не хотел таять. Джулиан понял это вчера. Выражение ее глаз сказало ему все.

Если ему и не представится второй возможности разрушить воздвигнутую ею стену, так тому и быть. Он уже вышел из того возраста, когда неприступные женщины влекут к себе. Верно?

Джулиан резко отодвинул стул, а вместе с ним и Джуну, лежащую за ним. Собака вскочила и радостно завиляла хвостом.

— Пошли, Дэйви? — сказал он. — Сегодня я собираюсь заняться лошадьми на конюшне. Ты можешь пойти со мной, если хочешь. Конечно, если мама не против. — Постоянная болтовня младшего брата поможет ему отвлечься от мыслей о мисс Дэвентри.

Дэйви засветился от радости и взглянул на мать умоляющим взглядом.

— Мама? Можно? Пожалуйста!

Сирена слегка улыбнулась:

— Да, Дэйви, можешь идти.

— Ты не будешь скучать? — Джулиан взглянул на Сирену.

— Вовсе нет, — заверила она, наливая очередную чашку чая.

Вот и славно. Внутренний голос не давал покоя и кричал, что мачеха о чем-то догадывается.

Дэйви быстро проглотил последний кусок тоста, допил чай, наспех вытер рот салфеткой и вскочил. Джулиан взял брата за руку и почувствовал, что его маленькая ладошка все еще сладкая от джема. Наверняка он размазал его по всем штанишкам.

— Давай зайдем на кухню по дороге на конюшню. Надо взять кое-какой еды.

Джулиан был не в силах преодолеть неожиданное желание и повернулся к мисс Дэвентри. Она смотрела на Дэйви с нежной улыбкой. Затем подняла глаза, и их взгляды на мгновение встретились. Кристи поспешно отвела взгляд.

Она смотрела на него… с тоской? Или завистью? Но о чем может мечтать такая женщина, как мисс Дэвентри? О богатстве? Положении в обществе? Вполне возможно. Ее нельзя винить. Нам неизвестно, что произойдет в будущем. Джулиан посмотрел на Дэйви и стал внимательно слушать, что он говорит. Так братья покинули столовою.

Однако Джулиана все еще терзал вопрос: что же она будет делать, когда придет время покинуть Амберли? Ведь однажды этот день наступит. Куда она пойдет? Чем будет заниматься? И почему образ одинокой мисс Дэвентри, живущей в дешевой квартирке и считающей каждое пенни, вызывает дрожь во всем теле?



Тяжело дыша, утирая с лица пот и поправляя прилипшие ко лбу волосы, Кристи с трудом переставляла ноги, взбираясь на холм. Она прислонилась к толстому стволу дуба и перевела дух. Отсюда хорошо просматривалась извилистая тропа, пересекавшая густой лес. Теперь ей предстояло идти по дороге, петляющей по самым вершинам холмов. Мэтью предупреждал ее и все подробно нарисовал на карте.

Когда подниметесь наверх, сверните направо. Через пару миль будет поляна, с которой открывается великолепный вид на реку. Можете там пообедать. Пройдете еще сотни две ярдов и увидите тропинку, ведущую к реке, где мы катались верхом. Она приведет вас домой. Все очень просто.

Просто.

Если не считать того, что она едва забралась на холм, о котором Мэтью сказал, что он очень пологий. Кристи достала бутылку воды и сделала два больших глотка. Прохладная жидкость приятно освежила горло. Господи, как же жарко! Капор она сняла еще по дороге, и теперь он висел у нее на руке на завязанных лентах. Дорога шла через лес, густые кроны деревьев сдерживали солнечные лучи, поэтому обгореть она не боялась.

Кристи казалось, что она вся липкая от пота и грязная. Волосы растрепались, перчатки небрежно торчали из кармана. Стоит ли идти дальше? Кто ее там ждет? Только белки да птички. В этот момент пушистый заяц выбежал на тропинку и скрылся в лесу. Кристи улыбнулась. Вот еще и зайцы. Может быть, разумнее вернуться в Амберли?

Кристи огляделась. Вокруг, насколько хватало взгляда, был только лес. Солнечные лучи пробивались сквозь ветки могучих деревьев, касались листвы и словно окрашивались в салатовый цвет, создавая ощущение легкости и свежести. Все вокруг становилось воздушным. Этот мир принадлежит ей. И шелест листвы, и песни птиц, пугливые осторожные животные — это все ее. Кристи наслаждалась прекрасным пейзажем, сожалея, что не может остаться здесь навсегда. Внутри все пело и ликовало от ощущения полноты и радости жизни.

Переполняемая восторгом и почувствовав прилив сил, она двинулась вперед. Надо дойти до поляны и посмотреть, что за живописный вид открывается с вершины холма. Кристи неожиданно легко преодолела подъем и увидела внизу серебристую ленту реки, убегающую вдаль, чтобы слиться с более полноводной рекой Северн у города Чепстоу, которая затем впадала в море. Все в этом мире взаимосвязано. Кристи села и с удовольствие приступила к обеду, достав из корзинки хлеб, сыр и яблоки. Она мечтательно улыбалась и наблюдала, как маленькие, словно игрушечные, лодочки разрезают водную гладь. Эти сладкие яблоки тоже созрели благодаря тем же солнечным лучам, которые так приятно ласкают ее плечи и руки. Значит, и она часть всего этого. Кристи надела капор. Хотя, скорее всего, уже поздно, и ее лицо к вечеру покроется веснушками. Возможно, она даже слегка обгорела. Это совсем не важно. Она даже сняла жакет и убрала его в корзину. Собираясь на прогулку, Кристи и представить себе не могла, что так чудесно проведет день. Лучшего выходного и желать было нельзя. В Бристоле она могла гулять только по шумным грязным улицам, вдыхая отвратительные запахи. Здесь же воздух кристально чист, а вместо уличного шума — птичьи трели. Обшей картины не портил даже гул, доносящийся из деревни неподалеку.

Кристи посмотрела на лодку, движущуюся от одного берега к другому. Леди Брейбрук говорила о том, что собирается устроить пикник для детей и покататься на лодках. Конечно, миледи скажет, что не справится без посторонней помощи, и настоит, чтобы Кристи составила компанию Лизи и Эмме.

Она вздохнула. Все это очень пугает. Кристи боялась своей привязанности не только к леди Брейбрук, но и к детям. К эрудированному и спокойному Мэтью, способному, однако, как все мальчики, на шалости, к Эмме и Лизи, таким милым и жизнерадостным, и к маленькому Дэйви, всецело преданному старшему брату.

Кристи улыбнулась, вспомнив, как утром он тараторил без умолку, задавая его светлости один вопрос за другим, и преданно заглядывал в глаза. Милорд чуть склонил голову и внимательно слушал брата, крепко сжимая в руке маленькую ладошку, липкую от джема.

Все это глупые сантименты! Кристи гнала от себя подобные мысли. Это не ее мир, не ее жизнь. Брейбруки милы и внимательны к ней, но они не ее семья. Дай бог, когда она уедет отсюда, сможет сама позаботиться о себе. Она еще в восемнадцать, когда впервые влюбилась, знала…

Нет!

Кристи поспешно собрала корзину и встала. Нельзя позволять столь горьким воспоминаниям испортить такой чудесный день. Жаль, что этот выходной скоро закончится и придется ждать следующего. А ведь с погодой может и не повезти. Кристи достала корзину для ягод. Надо жить сегодняшним днем, не жалея о прошлом и не возлагая бессмысленных надежд на будущее. Она будет собирать ежевику. Кристи решила радоваться каждому мгновению, как белочки радуются каждому найденному орешку. Надо наслаждаться каждой мелочью, воспринимая их как подарок судьбы. Солнечным лучам, легкому теплому бризу, заливистому пению птиц и даже сладким ягодам.



Кристи уже два часа собирала ежевику и пришла к выводу, что еще долго не забудет этот день благодаря царапинам на руках. Она и представить себе не могла, что эти небольшие кустики окажутся такими колючими. Ветки цеплялись за волосы и юбку, руки были исцарапаны в кровь, а корзина заполнилась лишь на две трети. Кристи потребовался еще час, чтобы наполнить ее доверху, хотя она могла справиться и быстрее, если бы не отправляла так много ягод в рот. Она очень любила ежевику, а эти сочные, вызревшие на ярком солнце плоды были настоящим искушением.

Кристи умылась в реке и не стала вытирать лицо и руки, решив, что высохнет, пока доберется до Амберли. В любом случае стоит войти в дом через боковую дверь. Кристи чувствовала небольшую усталость, смешанную, однако, с восторгом и радостью. Она готова была проводить так каждый день, сейчас заключение в четырех стенах в городском доме казалось настоящим кошмаром. В Бристоле Кристи постоянно находилась в помещении — дома с мамой, в школе, на работе. Только получив задание, она могла выйти на улицу. У нее никогда не было возможности погулять просто в свое удовольствие. Да и ежевику она всегда покупала в лавке.

Кристи улыбнулась. Внезапно она заметила склоненную ветку, усыпанную ягодами. Привстав на цыпочки, она дотянулась до нее рукой и вдохнула восхитительно сладкий аромат. Неожиданно острые шипы кольнули ее в грудь, легко пронзив льняную ткань платья.

— Чтоб тебя!.. — не сдержалась Кристи и выпустила ветку.

В волосах опять запуталось несколько сучков. В следующую минуту она вздрогнула и замерла. В траве лениво грелась на солнышке зеленоватого цвета змея. Кристи вскрикнула, отпрыгнула в сторону, но потеряла равновесие и упала прямо в кусты. Змея даже не пошевелилась.

Не сводя глаз с зеленой ленты, она попыталась высвободиться и встать, но едва ей удавалось отцепить одну колючую ветку, как другая цеплялась за платье или волосы. Неожиданно змея подняла голову и повернулась в ее сторону. Несколько раз мелькнул раздвоенный язык. Кристи замерла в оцепенении. Через несколько секунд послышался шорох упавшей листвы и веток: змея уползла прочь в сторону реки. Кристи вздохнула с облегчением и, помедлив минуту-другую, принялась вновь бороться с прилипчивым растением.

Совсем рядом послышался топот копыт. Пробормотав под нос ругательства, Кристи повернулась через плечо. Она увидела чуть поодаль его светлость на жеребце цвета вороного крыла. Кристи невольно позавидовала тому, как милорд держится в седле. Словно он в нем и родился.

Нельзя и вообразить ничего глупее, чем потратить весь оставшийся день на борьбу с шипами из-за глупой гордости, не позволяющей позвать на помощь. Кристи набрала в легкие больше воздуха и закричала. Лорд Брейбрук повернул голову и поскакал на крик.

— Мисс Дэвентри, что-то?.. — Он замолчал, уставившись на нее широко распахнутыми глазами. — О! — Он язвительно усмехнулся, но спрыгнул на землю и направился к ней. — С вами все в порядке? — Оглядев ее исцарапанные руки, он нахмурился. — Что, черт возьми, вы такое делали? — Быстрым движением он достал носовой платок и вытер кровь.

— Я хотела дотянуться до них, — Кристи показала на сочные спелые ягоды, — но потеряла равновесие и…

— Мисс Дэвентри, — сказал лорд Брейбрук, — запомните правило номер один: никакие ягоды не стоят таких жертв.

— Это все из-за змеи. — Кристи потупила взгляд. — Уверена, что она была не опасна, но очень меня напугала.

— Змея? — Он вытащил сучок из ее волос и стал распутывать ветки, обвивавшие ее грудь.

Кристи замерла от прикосновения его пальцев. В горле застрял ком. Он действовал осторожно, но очень быстро и ловко. Ее окутал аромат его тела, смешанный с запахом кожи, лошадиного пота и чего-то еще незнакомого, очень волнующего. Лорд Брейбрук был так близко, что она разглядела темные тени на его щеках, хотя он, несомненно, брился этим утром. Кристи сжала руку в кулак и напряглась, когда его пальцы касались ее груди, отряхивая листву и ветки. Ткань платья была недостаточно плотной, и Кристи казалось, что он дотрагивается до обнаженной кожи.

— Извините, — сказал лорд и отдернул руку. — Я сделал вам больно?

— Что… извините? — Она судорожно глотала воздух. Его правая рука все еще чуть касалась ее груди, тепло пронзило все тело, вызывая необъяснимую боль.

— У вас пальцы дрожат. Я сделал вам больно?

— О нет. Конечно, нет. — Кристи опустила руки. Она никогда не находилась так близко к мужчине. Вот и вся причина ее волнения.

Лорд Брейбрук нахмурился:

— Какого она была цвета?

— Цвета? — растерянно произнесла Кристи. Она наконец смогла оторвать взгляд от этих заботливых смуглых рук. — Ах, змея? Зеленоватая. И довольно длинная. Может быть, в целый ярд. — Благоразумие подсказывало ей, что, скорее всего, змеи не вырастают до таких размеров. У страха глаза велики.

— Это травяной уж. Он не ядовитый.

Кристи вскрикнула, когда один из шипов вонзился ей в грудь.

— Черт. Укололись?

— Н… нет.

— Не двигайтесь. Я почти все распутал.

Через минуту Кристи была свободна.

— Вам надо промыть царапины. У миссис Хиггз в кладовке есть бальзам с окопником. Чудодейственная вещь при порезах.

— Спасибо, милорд.

В его взгляде что-то изменилось. Он до сих пор не отпускал ее и чуть касался обнаженных рук. Следовало отойти в сторону, но Кристи не могла пошевелиться, не могла высвободиться из его объятий, оторваться от вопрошающего взгляда. Ее тяжелое дыхание могло быть им неверно истолковано.

— Кто-то в Библии нашел в чаще агнца, помните? — Голос был тихим и ласковым.

Какие же это муки! Слышать его голос, смотреть в глаза…

— Авраам, — пролепетала Кристи. — Только он взял ягненка с собой в лес, чтобы принести в жертву вместо сына.

Его глаза вспыхнули.

— Поскольку я не собираюсь приносить вас в жертву…


Глава 6 | Бесприданница для лорда | Глава 8