home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Кристи проводила лорда взглядом и повернулась к брату.

— Смотрю, он тебя опекает. Черт возьми, Кристи! Как я могу поддерживать репутацию джентльмена, если моя сестра…

— Если твоя сестра что, Гарри? — возмутилась Кристи. — Сама зарабатывает себе на жизнь? А что я должна была делать, если ты продал дом? Умирать с голоду? — Она перевела дыхание и постаралась успокоиться. — Нет. Мы ведем себя недопустимо. Я не позволю нам поссориться. Давай начнем сначала. — Она постаралась улыбнуться. — Очень рада тебя видеть. Как дела? Это твоя лошадь?

Гарри дернул плечом:

— У меня все хорошо. Это молодой жеребец сэра Джона. Его светлость упомянул в рекомендательном письме, что я умею объезжать лошадей. Как же все-таки ты здесь оказалась, Кристи? Почему из всех предложений ты выбрала именно это?

— Я ничего не выбирала. Его светлость сам пришел в наш дом с визитом. Я же все объяснила в письме.

— Что? — Гарри открыл рот от изумления. — Зачем ему это понадобилось? Черт, Кристи! Его репутация… — Он замолчал. — Как он тебя нашел? Видимо, шпионил!

Она пожала плечами:

— Понятия не имею. Он пришел, когда в доме был твой друг Гудал. Мы разговаривали. Гудал вел себя крайне невежливо, лорд Брейбрук вмешался и поставил его на место.

— Он вмешался?

— В доме были и мои вещи, Гарри, а Гудал не хотел соглашаться с тем, что я имею право их забрать.

— Проклятие! — в гневе воскликнул Гарри. — Зачем тебе они нужны, если дом продан?

— Мне нужны были деньги. И я продала некоторые вещи. — Кристи решила не упоминать, что оставила себе кое-что из того, что напоминало о маме, а также все книги. Пусть лучше думает, что она продала все.

Его глаза сверкнули.

— Не сомневайся, я разделю вырученные за дом деньги поровну. Однако ты не объяснила, почему приняла предложение работать в этой семье?

— А почему бы и нет?

— Потому что Брейбрук использует тебя, чтобы подобраться ко мне! Неужели ты не понимаешь? Оставьте мою сестру в покое, сэр, и я не причиню вреда вашей — это же очевидно!

Слава богу, Гарри не пришло в голову, что она прекрасно осведомлена о планах лорда.

— Он еще велит шпионить за мной и Ал… мисс Трентам! — огрызнулся Гарри.

Кристи закусила губу. Она предполагала, что брат не будет в восторге от ее нового места, но не ожидала такой бурной реакции.

— Не больше, чем просил бы об этом любую другую гувернантку, — ответила Кристи, испытывая легкое угрызение совести. — Да и что я могу рассказать? Ты же пытаешься убедить всех, будто ты истинный джентльмен. Это дает повод надеяться, что ты и вести себя будешь соответственно. Разве я не права?

— Черт, Кристи! Я говорю совсем не об этом! Почему ты думаешь, что Брейбрук будет вести себя порядочно по отношению к тебе? — Гарри постарался сменить тему.

— Он никогда не давал повода сомневаться в этом, — тихо произнесла Кристи. — Моя спальня рядом с комнатой леди Брейбрук, все дни я провожу с ней или детьми. Если он и говорит со мной, то только по делу. Не могу сказать, что он заинтересован во мне как в человеке, способном повлиять на тебя.

Гарри пренебрежительно фыркнул:

— А как ты думаешь, скольких гувернанток Брейбрук учил ездить верхом? Я уже не говорю о новом платье! Сама бы ты не смогла купить такое.

Кристи покраснела.

— Его подарила мне леди Брейбрук, чтобы я могла сопровождать ее дочерей. Ей оно уже не пригодится. И милорд оказал мне любезность и дал несколько уроков по той же причине. Мисс Трентам очень мила и не любит заставлять конюхов сопровождать ее на прогулке. — Она подняла на него полные растерянности глаза.

Гарри ничего не ответил, но его взгляд и хмурое выражение объясняли все лучше любых слов. Алисии не сложно выяснить, когда Гарри свободен, и отправиться одной на прогулку верхом. Тем более что мать, прикованная к инвалидному креслу, не может ее сопровождать. Кристи почувствовала, что ее охватила злость и негодование, но она постаралась справиться с собой. Не надо сейчас ничего говорить. В любом случае больше у Лизи ничего не получится.

— Не натягивай так сильно удила! Вот так! Молодец!

Повернувшись, Кристи увидела Дэйви, скачущего галопом и готового выполнить еще один прыжок. На лице мальчика было столько радости и азарта, что она не выдержала и улыбнулась, вспомнив при этом собственные недавние ощущения. Лорд Брейбрук с гордостью следил за младшим братом. Кристи смотрела на них с восхищением. Надо же, такие простые вещи…

— Кристи! Ты меня слушаешь?

Она вздрогнула и повернулась.

— Извини. Что ты сказал?

— Будет лучше для всех, если ты уволишься и вернешься в Бристоль.

— И как я это объясню?

Гарри бросил на нее сердитый взгляд:

— Мне все равно. Скажи, что ты получила более выгодное предложение. Или что тебе не нравится жить за городом. Лорд знает, что ты никогда не жила в сельской местности.

— У меня просто никогда не было такой возможности! — ответила Кристи. — А теперь понимаю, что очень люблю природу. — Это было правдой. Она только сейчас поняла, как была рада уехать из города.

— Тогда выбери версию с более выгодным предложением.

Кристи понимала, что лорд Брейбрук мгновенно поймет, что это ложь.

— Как гувернантка и компаньонка одновременно, я получаю гораздо более высокое жалованье, чем могла рассчитывать. Его светлость весьма умен. Кроме того, куда я пойду?



Гарри все еще пытался убедить сестру в крайней необходимости ее скорейшего отъезда, когда вернулась Алисия и компания.

Девушка доброжелательно всем улыбнулась.

— Вы должны еще выбраться на прогулку в среду, мистер Дэвентри, — сказала она. — Уверена, мама отпустит мисс Дэвентри на часок.

— Почему в среду? — спросила Кристи.

— У меня выходной, — проворчал в ответ Гарри. На этот раз он не выглядел осчастливленным предложением Лизи. Наткнувшись на выразительный взгляд сестры, он попытался улыбнуться. — Может быть, ты тоже возьмешь выходной по средам, Кристи? Мы бы могли проводить часть дня вместе. Иногда.

Призвав на помощь всю свою дипломатичность, Кристи ответила:

— Я должна прежде поговорить с леди Брейбрук. И сообщить ей новую информацию о том, что в этот день выходной у Гарри. Сколько раз он не приезжал проведать сестру, когда не был занят работой!

Лорд Брейбрук закончил заниматься с Дэйви.

— Нам пора домой. Вы четверо можете скакать вперед и не ждать нас.

Дети попрощались и унеслись прочь.

Брейбрук повернулся к Гарри и Постелтону.

— Желаю хорошо провести время, джентльмены. Думаю, леди Брейбрук благосклонно отнесется к вашему желанию навестить сестру.

Кристи натянуто улыбнулась:

— Благодарю вас, милорд. Тогда скоро увидимся, Гарри.

— Да. Да, конечно, — пробормотал тот.

— Всего хорошего, мистер Постелтон. — Она кивнула приятелю брата.

— Аи revoir, мадам. Это по-французски. Надеюсь, буду иметь честь вскоре видеть вас снова, — ответил молодой человек в слишком изысканном стиле для обращения к простой гувернантке.

Кристи едва заметно поджала губы.

— Я гувернантка, мистер Постелтон, — сообщила она с милой улыбкой, — и способна различить французские слова.

Джулиан кашлянул. Пожалуй, пора уходить.

— Всего хорошего, Постелтон, — произнес он с преувеличенной вежливостью и быстро отвернулся, чтобы не рассмеяться в лицо молодому человеку. — Поехали, мисс Дэвентри, надо догнать детей.

Они пустили лошадей рысью и поскакали по живописному лугу. Оказавшись на значительном расстоянии, чтобы их не могли услышать, лорд Брейбрук произнес:

— Я бы рекомендовал вам, мисс Дэвентри, быть осторожнее с Постелтоном. Он не всегда достойно ведет себя с женщинами, считая их существами низшего порядка.

Мисс Дэвентри презрительно фыркнула. Она прекрасно поняла, что представляет собой этот молодой человек.

— Вы поэтому считали, что не сможете служить компаньонкой?

Кристи резко натянула поводья и посмотрела на лорда. Глаза ее сверкали, а щеки стали пунцовыми.

— Вы так полагаете, милорд? — В голосе слышалось легкое презрение. — Тогда для вас не будет сюрпризом, если я скажу, что независимо от родословной и состояния мистер Постелтон не джентльмен, если считает вправе так вести себя в присутствии дам! Думаю, это касается и его отношения к вашим сестрам.

Джулиан кашлянул. Значит, она правильно поняла все намеки Постелтона.

— Но они, в отличие от вас, ничего не поняли, мисс Дэвентри. А что поняли вы?

Она посмотрела на него с удивлением:

— То, что он хотел сказать. Я не достойна покровительства миледи, поскольку у меня нет состояния.

Она пришпорила Мерлина. Кристи ехала рысью и делала все, как учил ее лорд Брейбрук. Почему же его это раздражало?

— Проклятие! Что же вы намерены делать? — сказал Джулиан, когда их лошади поравнялись.

— Вернуться домой! — Она немедленно прикусила язык. — Я хотела сказать, в Амберли.

Больше она не произнесла ни слова.

Что же было в ней такого, что не могло оставить его равнодушным? Почему возникло желание задушить Постелтона? А потом объяснить мисс Дэвентри все, что он хотел ей сказать. Наивность и доверчивость могли сделать ее легкой добычей для таких мужчин, как Постелтон. Или он сам. Каково это, никогда не иметь возможности довериться людям? Не впускать никого постороннего в свою жизнь из боязни оказаться легкой жертвой без связей и покровительства? Что-то он расчувствовался чуть ли не до слез, надо выбросить все из головы и вернуться к реальности.

Мисс Дэвентри сидела в седле гордо подняв голову и выпрямив спину, однако выражение ее лица говорило о том, что она испытывает невероятную душевную боль.

— Натяните поводья, мисс Дэвентри. Поедем медленнее.

Она повиновалась.

— Он устал? — взволнованно спросила Кристи, поглаживая Мерлина по шее. — Он уже старый, верно? Может, я для него слишком тяжелая?

Джулиан посмотрел на нее и улыбнулся. Она весит столько, что Мерлин мог и не заметить седока. Но сам он это почувствовал, когда помогал ей сесть в седло. А еще ощутил исходящий от нее дурманящий аромат лаванды. Лаванды и чего-то еще свежего и манящего, о чем не хотелось даже думать.

— Нет, мисс Дэвентри, — ответил Джулиан. — Я беспокоюсь за вас. Мышцы будут сильно болеть с непривычки.

Она кивнула, и они тронулись в путь в тишине.

Джулиан вздохнул с облегчением, когда увидел Дэйви, поджидавшего их за лесом.

— Стар устал, — сообщил он. — А все скакали слишком быстро.

— Ты молодец, поступил правильно, — похвалила мисс Дэвентри. — Ты назвал ее Стар из-за этой отметины на лбу?

Дэйви обиженно надул губы.

— Это мерин, мисс Дэвентри. Вы что, не знаете разницу?

Джулиан едва скрыл улыбку. Ну и как наша чопорная мисс Строгость выкрутится в этой ситуации?

— Боюсь, что ты прав, Дэйви. Я ничего не понимаю в лошадях. Может, расскажешь?

Мальчик вполне исчерпывающе, но без лишних подробностей объяснил новой гувернантке разницу между кобылами, жеребцами и меринами. Джулиан подумал, что он получил много полезных знаний, часто бывая на конюшне.

Кристи время от времени кивала и бормотала что-то себе под нос. Казалось, сказанное совсем ее не удивляет. Поскольку она верно поняла более чем нескромные намеки Постелтона, это тоже не должно выбить ее из колеи. Кроме того, мисс Дэвентри пополнила знания Дэйви новыми французскими словами.



Вскоре они въехали на вымощенный булыжником двор. Кристи с сомнением посмотрела вниз. А как же ей спешиться? Соскользнуть вниз? Тем временем лорд Брейбрук легко соскочил с лошади и, передав поводья конюшему, направился к Мерлину.

Кристи напряглась, вспомнив, как его руки крепко обнимали ее за талию и касались ноги. Нет! Она высвободила левую ногу, опустила правую и скользнула вниз.

Расстояние до земли оказалось большим, чем ей казалось сверху. Ноги плохо слушались и подгибались.

Джулиан успел подхватить ее, прежде чем она упала на камни. От неожиданности Кристи крепко ухватилась за него, вдыхая неожиданно резкий запах разгоряченного мужского тела.

— Какого черта вы делаете? — резко вскрикнул Джулиан. — Я же предупреждал, что мышцы будут болеть!

Обиженная его грубостью, Кристи постаралась отойти в сторону, но не могла устоять, и лорду пришлось вновь прижать ее к себе.

— Вы не говорили, что ноги совсем откажут!

Джулиан усмехнулся:

— Надо было сказать, что они будут ватными?

— С мисс Дэвентри все в порядке, Джулиан? — Раздался голос за спиной.

К ним подошел Мэтью.

— Помочь ей добраться до дома?

— Да, — кивнул его светлость. — С твоей лошадью все хорошо?

— О да. Мы последнюю милю ехали медленно, чтобы лошади чуть остыли, — весело ответил Мэтью. — Возьмите меня под руку, мисс Дэвентри.

Кристи положила ладонь ему на руку и попыталась сделать шаг. Точно, они стали ватными! Еще шажок.

— Вот так, мисс Дэвентри, — подбодрил ее Мэтью. — Не стоило вам так резко спрыгивать на землю. Хорошо, что Джулиан был рядом. А то упали бы прямо на булыжники.

— Чертовски повезло, — раздался голос за спиной.

Кристи повернулась и наткнулась на строгий взгляд синих глаз. По спине побежали мурашки от неожиданного воспоминания о том, что несколько минут назад он стоял так близко и прижимал ее к себе, словно она принадлежала только ему.

— Благодарю вас, сэр, за ваш урок и неоценимую помощь.

Его губы вытянулись в узкую линию.

— Рад помочь, мадам. Хорошего вам дня.

Он взял Мерлина под уздцы и повел в конюшню.

Кристи повернулась к Мэтью. Слова лорда больно задели ее, словно хлесткая пощечина.



Укрывшись от посторонних взглядов рядом со стойлом Мерлина, Джулиан перевел дух. Господи, помоги! Он до сих пор ощущал очертания ее стройного тела. Маленькая упругая грудь и легкий аромат лаванды, выбившийся из прически золотистый локон, упавший на лоб, и испуганный взгляд за стеклами очков, чувственный, слегка приоткрытый рот.

Интересно, каковы ее губы на вкус? Джулиану было не просто интересно, он намеревался выяснить это. Надо постараться видеться с ней как можно реже.

И не потому, что он боялся соблазнить ее, но и потому, что не мог подавить в себе влечение к этой женщине.

Мисс Дэвентри представляла для него явную опасность. И прежде всего потому, что не подозревала о его чувствах. Она и сама не понимала, как воздействует на мужчин. Это не она была в опасности, а он, постоянно думая о прелестях компаньонки собственной мачехи.



— Мисс Дэвентри! — послышался властный голос, и Кристи обернулась.

После прогулки она провела весь оставшийся день с миледи до тех пор, пока не пришло время переодеваться к ужину. Все тело ее нестерпимо болело, каждый шаг давался с огромным трудом, а ступени стали истинным испытанием.

— Милорд.

Джулиан нахмурился:

— Это одно из платьев леди Брейбрук?

Сердце замерло в груди. Он считает ее недостойной носить это великолепное платье из серого шелка. Кристи поправила шаль с красивой вышивкой, также подаренную миледи.

— Леди Брейбрук хотела, чтобы я его надела.

Точнее сказать, миледи более чем настаивала. Она приказала. С ужасом думая о той боли, которую придется перенести, поднимаясь по лестнице, Кристи попросила разрешения остаться в своем старом платье и получила отказ. Она уже не помнила, когда ей было так легко общаться с женщиной, если не считать мамы и Сьюки. Кристи очень ной, боялась потерять контроль над разумом и поверить в искреннее к ней расположение.

Ее последняя хозяйка обращалась с ней как с прислугой, вызывая только тогда, когда надо было что-то сделать. Леди Брейбрук вела себя совсем иначе. Ее теплота и забота тронули самые тонкие струны в душе Кристи. Ах, лучше бы этого и вовсе не было.

— И вы ее послушались.

Его тон был слегка напряженным, но Кристи постаралась ответить как можно спокойнее:

— Как видите, милорд.

Ее голос прозвучал даже несколько отрешенно. Кристи показалось, что ей не хватает воздуха. Ничего в нем нет особенного. В лорде Брейбруке нет ничего, что могло бы заставить ее задыхаться.

Она и раньше видела красивых мужчин, хорошо одетых и с ярко-синими глазами. Не было никакой причины так волноваться, когда он обнял ее за талию и помог сесть в седло. В этом нет ничего личного.

— А капор, мисс Дэвентри?

— Мой.

Он в этом и не сомневался. Ни минуты. Сирена никогда бы не купила такое безобразие. Джулиан мысленно поблагодарил Бога за то, что из-под него не было видно волос мисс Дэвентри.

Он кивнул и пригласил мисс Дэвентри пройти в столовую, стараясь при этом не разглядывать ее слишком явно. «Такие формы не назовешь пышными», — не смог не отметить он про себя. Лорд всегда любил роскошных женщин. Воспоминания о таких дамах должны помочь ему сейчас отвлечься и забыть о тонкой талии мисс Дэвентри.

К счастью, Лизи, Мэтью и Сирена уже спустились к ужину. Иначе ему бы пришлось остаться наедине с гувернанткой. Наспех завязанный платок слишком сдавливал шею, и это был единственный повод, чтобы покинуть столовую. К счастью, Джулиану не пришлось им воспользоваться.

— Ах вот вы где. — Сирена улыбнулась им и немедленно нахмурилась.

Джулиан удивленно заморгал и опустил голову, чтобы проверить, все ли на нем надето, или, находясь в задумчивости, он забыл надеть, например, брюки.

— Нет, моя дорогая! Только не этот капор! Не с таким платьем!

Джулиан не смог сдержать смешок и взглянул на мисс Дэвентри. Как она отреагирует?

Смиренно. Никакого протеста. По непонятной причине это его задело. Когда он несколько минут назад спросил о ее головном уборе, она едва не зашипела, как кошка.

— Джулиан, умоляю, сними его!

Снять? Он должен снять с нее капор? Пальцы мгновенно похолодели.

— Что снять, Сирена? — спросил он в надежде потянуть время.

— Этот кошмарный капор мисс Дэвентри! И немедленно, Джулиан!

Мисс Дэвентри подняла руку и стянула головной убор, прежде чем Джулиан, как послушный солдат, бросился исполнять приказ.

Он взял капор из ее рук, и она посмотрела на него, словно не верила своим глазам.

— Так намного лучше! — одобрила Сирена.

Джулиан был с этим согласен. Однако стоило ему взглянуть на прическу Кристи, как возникло нестерпимое желание погладить ее восхитительные волосы. Рассудок подсказывал, что надо немедленно вернуть ей головной убор и сказать Сирене, что не стоит так откровенно критиковать вкусы других.

— Дай это мне, Джулиан, — велела Сирена.

Джулиан протянул ей капор, и мачеха, приподнявшись на кресле, села на него. По ее лицу было видно, что мисс Дэвентри его никогда больше не увидит.

— И обещайте, что это будет последний капор, который я на вас видела. — Сирена повернулась к Кристи. — Будете носить их в моем возрасте.

Лизи захихикала.

— Мама, а мистер Гейвергал сказал, что даже в твоем возрасте носить такое недопустимо.



Опять Гейвергал! Кто он, черт возьми, такой? А сестра могла быть чуточку тактичнее с мисс Дэвентри.

— Кто такой этот Гейвергал, Лиз, и почему он высказывает мнение о головных уборах твоей матери?

— Ничего особенного, — отозвалась Сирена.

— Он давний мамин друг, — объяснила Лизи. — Он обосновался здесь неподалеку и раз в несколько дней приезжает навестить маму. Разве вы не знакомы?

— Еще нет, — ответил Джулиан и серьезно посмотрел на Сирену. — С нетерпением жду встречи.

— Уверена, вы скоро познакомитесь. — Сирена чуть порозовела. — Так о чем я говорила? Ах да. Мисс Дэвентри, носить такой капор в двадцать четыре года просто отвратительно. Тем более когда у вас такие роскошные волосы. Просто преступление их прятать. Верно, Лизи? — Она многозначительно посмотрела на дочь.

Лизи растерянно заморгала.

— Что, мама? Ах да, извини. Мисс Дэвентри, вы выглядите намного привлекательнее без этого чудовища на голове.

Действительно. На несколько лет моложе и во много раз красивее. Даже несмотря на очки.

От Джулиана не ускользнуло, что Сирена нарочно сменила тему разговора.

Кем бы ни был этот Гейвергал, мачеха явно предпочитала о нем не говорить.

— Если вы закончили критиковать вкус мисс Дэвентри, может быть, приступим к ужину? — предложил лорд Брейбрук.



Последующие несколько дней Кристи приспосабливалась к ритму жизни в доме. Утром, до того как леди Брейбрук спускалась вниз, она занималась с Дэйви и Эммой. После обеда совершала прогулку с Лизи и Эммой, попутно беседуя по-французски или по-итальянски. Иногда Лизи брала с собой карандаш и делала наброски.

С лордом Брейбруком Кристи почти не виделась. Ей даже казалось, что он питает к ней неприязнь и намеренно избегает встреч. Милорд никогда не пытался завести с ней разговор и обращался лишь в случае крайней необходимости. Он больше не просил Кристи составить компанию ему и сестрам во время прогулки верхом.

Днем, когда лорд уезжал с детьми кататься на лошадях, Кристи оставалась с леди Брейбрук. Когда милорд был занят, ей приходилось ехать самой вместе со старым конюхом Твигом. Он, терпеливо объяснял мисс Дэвентри, что и как следует делать, и относился к ней с большой симпатией.

Однажды днем, через неделю после ее прибытия, Кристи отправилась с Алисией и Эммой в сад, чтобы немного порисовать. Размышляя по дороге о происходящем в доме, она пыталась убедить себя, что все так и должно быть.

Какое имеет значение, нравится ли она его светлости или нет. Несмотря на все его недостатки, он не способен уволить человека, хорошо справляющегося со своими обязанностями. Пока миледи ею довольна, она в полной безопасности. Да и план лорда работает превосходно. У Кристи было огромное количество поводов и возможностей продемонстрировать Алисии, какой станет ее жизнь в случае брака с Гарри. Например, этот урок рисования.

— Вы же знаете, мы уже рисовали Амберли, — проворчала Эмма.

Однако Кристи было не так просто разубедить.

— Превосходно. У нас появится возможность сравнить рисунки. Весьма занимательно смотреть, как люди по-разному могут изобразить один и тот же давно знакомый пейзаж. Кроме того, вы увидите, как изменился ваш стиль и насколько более совершенной стала техника.

Эмма поморщилась:

— Я бы с большим удовольствием пошла на конюшню, рисовать лошадей.

Продолжая ворчать, Эмма, однако, раскрыла альбом, и некоторое время все трое молчали, увлеченные работой. Наконец, Кристи решила сделать перерыв и взглянуть на работы учениц.

Увидев их, она едва сдержала смех. Оба рисунка больше говорили о характерах художников, чем о красоте замка. Эмма с особой тщательностью передавала мельчайшие детали: количество окон, кустов и деревьев. Алисия изобразила Амберли как некую каменную глыбу с мрачным двором и небо, затянутое облаками, которых сейчас не было и в помине.

— Но сегодня солнечно, Лиз! — воскликнула Эмма.

Сестра сердито нахмурилась:

— Какая разница. Амберли кажется таким загадочным, когда надвигается гроза. Как в «Удольфских тайнах».

Эмма округлила глаза.

— В этой глупой книге?

— Она не глупая! Ты ее даже не прочитала!

— Только потому, что мама не разрешила! — возмутилась Эмма. — И Мэтт сказал, что она глупая. — Девочка повернулась к Кристи: — А можно посмотреть на ваш рисунок, мисс Дэвентри?

— Конечно. — Кристи протянула ей альбом.

— Но это совсем не Амберли, — растерянно сказала она. — Вы же сказали, «наш дом».

— Ваш дом Амберли. А это мой дом. Вернее, мой бывший дом. Его должны продать.

— Ох, как красиво! — сказала Эмма. — Посмотри, Лизи.

Кристи затаила дыхание. Она педантично вырисовывала каждую деталь дома, изобразила соседние дома, где располагались аптека и рыбная лавка, старалась передать всю убогость улицы. Ей это вполне удалось. Картина была совсем не привлекательной.

Алисия казалась обескураженной.

— Вы там жили? — спросила она таким тоном, словно подобное и вообразить было невозможно. — Но я думала, у вас был дом в городе… как говорил мистер Дэвентри.

— Он и есть в городе, — бодро ответила Кристи. — В самом центре Бристоля, недалеко от набережной. Там, правда, шумновато. Состоятельные люди предпочитают Клифтон. Я жила в этом доме с мамой, когда оставила школу. Хотя почти год работала помощницей учителя. Потом служила гувернанткой в доме в Клифтоне. Вскоре мама заболела, и мне пришлось ухаживать за ней. — Кристи замолчала, решив опустить ненужные и болезненные в данном случае подробности. Например, такие, как домогательства сына ее хозяйки. По крайней мере, на этом месте таких проблем удалось избежать.

Эмма не сводила глаз с рисунка.

— А это аптека рядом с вашим домом, мисс Дэвентри?

— Аптека? — Алисия сидела, потрясенная услышанным.

Кристи кивнула:

— Да. Это было очень кстати, когда мама болела. От набережной долетал не очень приятный запах, но в целом дом очень хороший. Не большой, но зато мы могли держать только одного слугу, и магазины близко. Будем собираться?

Алисия закусила нижнюю губу и принялась молча собирать вещи.

— Что-то случилось, Алисия? — мягко спросила Кристи.

Девушка вспыхнула:

— О нет. На вас сейчас одно из маминых старых платьев, мисс Дэвентри?

— Да. Я так благодарна леди Брейбрук. Сама я много лет не могла позволить себе тратить деньги на обновки. Приходилось экономить.

Алисия смотрела на нее так, словно не верила своим ушам.

— Много лет?.. — Она замолчала и посмотрела вдаль. — Кажется… это… не мистер Дэвентри?

Кристи обернулась. Вне всякого сомнения, это был Гарри.

Алисия покраснела и покосилась на Кристи.

— Как приятно. Я хотела сказать, для вас, мисс Дэвентри.

Гарри подошел ближе и слегка поклонился.

— Добрый день, дамы. Леди Брейбрук сказала, что вы в саду. Решили немного порисовать? — Он повернулся к Алисии и широко улыбнулся.

Девушка улыбнулась в ответ, но Кристи заметила, что улыбка была немного натянутой, а взгляд не таким, как прежде, счастливым.

— Мы рисовали Амберли, — пояснила Эмма. — Мисс Дэвентри сказала, чтобы мы нарисовали наш дом, а она нарисовала свой дом в Бристоле. Просто ужас! Вы бы видели эту аптеку!

Несомненно, эти слова не доставили Гарри удовольствия, но он смог сохранить невозмутимое выражение лица.

— Неужели? — Он повернулся к сестре. — Миледи позволила нам прогуляться. И просила мисс Трентам и мисс Эмму вернуться в дом.

— Конечно, — кивнула Кристи и улыбнулась Эмме. — Не могла бы ты отнести мой альбом и карандаши в комнату, Эмма?

Проводив девочек взглядом, Гарри набросился на сестру с упреками:

— Какого черта ты это сделала?

Она подняла брови:

— Ты считаешь, мисс Трентам не должна знать, что ее ждет в случае замужества? Ты-то, конечно, расписал ей, что владеешь фешенебельным домом в городе…

— Это не твое дело! — прорычал Гарри. — Лучше подумай о своей репутации! Все только и говорят о том, что Брейбрук волочится за тобой. Я попытался разуверить сэра Джона, но…

— Что ты сделал? — Кристи почувствовала, что выходит из себя. — Как ты посмел обсуждать мою личную жизнь?

— Он распутник! Здесь все это знают! Он даже… — Гарри замолчал и откашлялся. — Ладно, не будем об этом. Даже сэр Джон говорит, что Брейбрук не смотрит на горничных, но это не значит, что он не способен совратить гувернантку. — Он зло посмотрел на сестру. — Хотя ты не в его вкусе. Возможно, тебе и не о чем волноваться. Если только ему не станет совсем скучно.

— Его светлость никогда не будет пребывать в такой глубокой тоске! — выпалила Кристи. Она не стала говорить о том, что, скорее всего, у его светлости есть любовница неподалеку.

— Могла бы и обо мне подумать, — проворчал Гарри. — Что обо мне подумают люди, если все вокруг шепчутся о том, что моя родная сестра должна сама зарабатывать себе на жизнь! А в этом нет никакой необходимости! Его светлость тебе поможет. Если только ты…

— Нет! — перебила брата Кристи. — Мне от него ничего не нужно! Гарри… будь благоразумен!

— Благоразумен? Я вполне благоразумен! Самый быстрый способ упрочить свое положение в обществе — удачно жениться.

— Ты не имеешь права жениться, не сообщив правду о себе! Оставь в покое мисс Трентам, которая привыкла ко всему этому! — Кристи сделала широкий жест рукой. Под «всем этим» она подразумевала каменный замок с прекрасным садом, живописные луга, лес и сверкающую гладь реки, окаймленную холмистыми берегами. Эти места и были миром Лизи, от которого они с Гарри так далеки. В этом мире нет места внебрачным детям графа.

Кристи всегда знала эту тайну, хотя ей никто и не рассказывал. Она узнала об этом в восемь лет, подслушав разговоры людей на улице. В десять она поступила в школу, и ей были даны четкие инструкции, что она должна говорить о своем «отце», когда и как он умер. И что граф Алкестон был «крестным отцом» Гарри. Кристи знала об этом и в восемнадцать, когда влюбилась в первый и последний раз.

Хотя Гарри всегда был в отличном от нее положении. У него была возможность по-своему устроить жизнь благодаря собственным заслугам. Ей же предстояло всю жизнь прожить с клеймом, потому что ее мать была любовницей графа. Порочная. Потенциальная распутница. Грехи ее матери людская молва приписывала и дочери.

Казалось, брат прочитал ее мысли:

— И кому стало лучше от твоей правды? Если бы ты не была такая щепетильная…

— Моей правды! Я просто хочу, чтобы все было честно. Что ты можешь дать мисс Трентам?

Гарри пожал плечами:

— Его светлость сказал, что повысит мне денежное содержание, когда я женюсь. Особенно, если брак будет выгодным. Да и у нее будет приданое.

— У нее будет приданое, только если брат согласится! — произнесла она. — И ты ничего не можешь требовать у Алкестона. На него нельзя полагаться!

— По крайней мере, я не был так глуп, чтобы пренебрегать им, как делала ты. Я уверен, что он не прогонит меня. — Его губы дрогнули. — Я не вижу смысла придавать столько значения факту моего рождения. Что же касается Брейбрука, он слишком любит Алисию, чтобы позволить ей голодать. Я уверен, что он скорее поможет мне, чем откажется от сестры.

Кристи трясло от злости, но она старалась сохранить душевное равновесие.

— Я об этом не подумала. Как выгодно, что милорд так предан семье.

Гарри залился краской.

— Я совсем не это имел в виду! Слушай, Кристи, не придавай этому так много значения. Мой удачный брак выгоден нам обоим. Если мне удастся убедить отца помочь тебе, ты сможешь жить с нами и будешь помогать Алисии по хозяйству.

— Как благородно! Это же все меняет! Я подумаю.

Гарри вздохнул с облегчением:

— Так-то лучше. Вот увидишь, это все к лучшему. Я совсем не намерен соблазнить Алисию или бежать с ней. Ее связи помогут моей карьере. — Он достал из кармана элегантные дорогие часы. — Мне пора. Встреча в Герфорде. Да, возьми выходной в среду на следующей неделе. Мы сможем вместе поехать в Герфорд. Сэр Джон разрешил мне брать один из его экипажей.

Кристи улыбнулась:

— Боюсь, что не смогу, Гарри. Среда не подходит леди Брейбрук.


Глава 5 | Бесприданница для лорда | Глава 7