home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Думаю, я нашел именно тот дом на улице Крисмас-Степс, господин. Это единственный Дэвентри в городе. Однако… в доме живет молодая женщина, и, как мне удалось выяснить, это… миссис Дэвентри.

Господи! Джулиан стоял в самом начале улицы и удивлялся, что пришел сюда. Это был безрассудный поступок, но он все должен выяснить сам. Улица так круто шла вверх и вниз, что на ней построили ступени. Модбери говорил, что в конце она спускалась к набережной с многочисленными пивными заведениями и тавернами.

Вы не должны ходить туда, господин!

Черт, он действительно не должен. Сжимая в руке зонт, Джулиан шагнул на скользкие грязные ступени.

Возможно, в доме Дэвентри живет его содержанка — такие женщины частенько используют имена хозяев для прикрытия, или он действительно женат. Предпочтительнее, чтобы это была жена, а не любовница, пусть даже допущенная довольно близко. Такое поведение Дэвентри окончательно разрушит радушные мечты Лизи.

На улице стемнело, дул холодный промозглый ветер, приносивший с набережной зловонный запах капусты и рыбы, смешанный с другими неприятными запахами магазинов и таверн. Джулиан оглядел старые бревенчатые дома, в окнах которых брезжил редкий свет, и захудалого вида забегаловки на первых этажах, подтверждающие неблаговидную репутацию района. Он сверился с адресом, который дал ему Модбери. Дом был на противоположной стороне прямо перед очередной лестницей, между аптекой и рыбной лавкой.

Одноглазый облезлый кот, сидевший на пороге, зашипел и бросился прочь, когда Джулиан подошел к двери.

— Будьте благоразумны, мисс, — послышался громкий голос. — У меня письмо мистера Дэвентри, где написано: «дом и все его содержимое». Видите? Все его содержимое. Поэтому…

— Я полагаю, вы планируете выставить и меня на аукционе со всей моей одеждой, как то самое содержимое, — ответил строгий голос тоном классной дамы. — Если вы способны что-то понять, то сможете отличить мои личные вещи от остального содержимого. — Ирония сменилась гневом. — Поскольку мистер Дэвентри мне не муж, а брат, он не имеет никаких прав на мое имущество, как и на меня!

Проклятие, значит, все-таки не жена. Но возможность того, что она его любовница, все же сохраняется.

Вновь раздался раздраженный женский голос:

— На следующей неделе можете забирать дом и все его содержимое, меня здесь уже не будет.

Открыв дверь, Джулиан увидел крепкого высокого мужчину в старомодном костюме, похожего на зажиточного лавочника. Он стоял вполоборота к входу, но Джулиан вполне представлял себе выражение его лица.

— Послушайте, мисс! — взревел он. — Возможно, я немного неверно все понял, но это не дает вам право разговаривать со мной таким тоном! Я обращусь к шерифу и судебному приставу, если вы вывезете из дома что-нибудь кроме своей одежды и булавок. Все, о чем упоминается в письме, я должен получить! — Он вытащил лист бумаги и помахал перед лицом женщины. — Меня защитит закон, я это просто так не оставлю!

«Не стоит вмешиваться не в свое дело», — сказал себе Джулиан. Здравый смысл подсказывал, что благоразумнее держаться подальше от судебных разбирательств между мистером Дэвентри и его сестрой. Однако что же произошло в этом доме и что это за ситуация, которую мужчина не так понял?

— Думаю, вам лучше уйти, Гудал, и выяснить все с братом. Мой адвокат с вами свяжется.

Гудал не выглядел смущенным или растерянным. Он решительно сделал шаг вперед и склонился над женщиной.

— Вы мне угрожаете, мисс? — Голос звучал грозно.

Сестра она или нет, но в глазах женщины мелькнул страх, который заставил Джулиана действовать незамедлительно. Он переступил порог и поспешил внутрь.

— Гудал!

Мужчина вздрогнул и повернулся.

— Кто вы такой?

— Кажется, леди просила вас удалиться, — ледяным тоном произнес Джулиан. — Как знакомый мистера Дэвентри, я рекомендую вам так и поступить. Прежде чем я поговорю от ее имени с судебным приставом, вам не стоит врываться в дом и пугать женщину. Уходите.

Джулиан бросил вслед за Гудалом взгляд на мисс Дэвентри и успел заметить, что она небольшого роста, одета в скромное темно-коричневое платье и носит очки.

— Знаете что… — возмутился мужчина.

— Убирайтесь. — Джулиан достал визитку. — Что же касается того, кто я такой, — он протянул ее Гудалу, — я Брейбрук.

Недавно красное лицо мужчины стало белым как бумага.

— Я уверен… Я совсем не хотел…

— Уходите! — Джулиан жестом указал на дверь.

Когда Гудал вышел, Джулиан закрыл дверь и повернулся к женщине, готовый получить свою порцию благодарности.

— Ума не приложу, кто вы такой, но вы очень меня обяжете, если тоже уйдете.

От каждого произнесенного слова веяло холодом. Взгляд ее казался странным, словно пронзал тело и изучал человека изнутри. Джулиану неожиданно захотелось понравиться ей. Как на самом деле выглядела женщина, которая стояла перед ним, можно было только догадываться. Волосы скрывал уродливый чепец, а фигуру самое отвратительное платье, которое только можно представить. Все надежды на то, что это любовница Дэвентри, рухнули. Ни одна женщина, способная на такую связь, не будет ходить в подобном наряде да еще в очках.

Она гордо подняла голову и смотрела на Джулиана, поджав губы.

— Не стоит благодарностей, мадам. — Джулиан слегка поклонился.

— Я приберегу их до того момента, когда узнаю, кто вы и что делаете в моем доме, — последовал ответ.

— И вы этого никогда не узнаете, если выставите меня на улицу, — заметил Джулиан, взывая к логике.

— Хорошо. Так кто вы?

Эту женщину, безусловно, нельзя назвать любопытной. Джулиан достал еще одну визитную карточку.

Поколебавшись мгновение, она протянула руку, сохраняя спокойное выражение лица.

Джулиан следил за ее действиями словно зачарованный. Что-то в лице той женщины было загадочным и притягательным. Что же?

— Итак, лорд Брейбрук. — Она подняла на него глаза. — Допустим, вы лорд и есть, а не какой-нибудь самозванец.

— Смею заметить, что одно не исключает другого. — Джулиан улыбнулся.

— В это я охотно верю! — И затем: — Господи, да. У меня один глаз синий, другой карий! Надеюсь, теперь вы перестанете меня так откровенно разглядывать?

Один синий, другой… Действительно! Теперь он заметил. Из-за стекол очков на него смотрел холодный синий глаз и бездонный карий.

— Не беспокойтесь, я не ведьма.

Джулиан усмехнулся:

— Определенно нет, поскольку Гудал так и не превратился в жабу.

Ее глаза заблестели, словно она едва сдерживала смех. Уголки губ приподнялись, и Джулиан отметил, что они весьма красиво очерчены. Улыбка оказалась такой очаровательной, что он вздрогнул.

— Легкомысленный поступок, — сказала она, и уголки губ опустились.

— О, вы признаете. — Джулиан вновь поклонился.

В глазах мелькнуло удивление, но женщина быстро совладала с собой, и через мгновение выражение лица вновь стало чопорно-строгим.

Джулиан был заинтригован. Что же способно вывести ее из себя?

— Все ваши спасители могут рассчитывать на такой радушный прием? — спросил он. Ее лицо оставалось невозмутимым. — Я действительно знаком с Гарри. Что же касается причин моего визита, я хотел повидать вас, но случайно стал свидетелем разговора с Гудалом. Уверяю, у меня не было никаких корыстных мотивов, я вступился исключительно из благородства, миссис Дэвентри.

— Мисс Дэвентри, — поправила она.

Джулиан подошел ближе.

— А я полагал, что в доме живет миссис Дэвентри.

На ее лице мелькнула тень.

— Уже нет. Мама умерла несколько месяцев назад.

— Прошу меня простить, — тихо произнес Джулиан. — Мои соболезнования.

— Благодарю вас. Не хотите присесть? — Она указала на кресло рядом с камином. Царапины на кожаной обивке свидетельствовали о любви хозяйки к кошкам. Ей самой оставалось менее удобное место — деревянная скамья с висящими над ней часами с маятником.

Не задумываясь, Джулиан сел на скамью, поймав при этом удивленный взгляд.

— Что? — спросил он. — Вы думали, я позволю себе устроиться в кресле?

Ее губы дрогнули.

— Я считала, что джентльмен выберет кресло перед камином.

— Должно быть, так вел себя Гарри Дэвентри. Значит, он вовсе не джентльмен.

— А вы, значит, джентльмен. — Она поджала губы.

Джулиан рассмеялся:

— Обычно да. Заранее предупреждаю вас, если позволю себе что-то неприличное.

— Очень приятно. Могу я предложить вам чаю?

Строгая. Аккуратная. И спокойная, словно разговаривает с викарием.

Он не очень любил чай, не говоря уже о том, что при одной только мысли о качестве напитка, который ему здесь предложат, охватывал озноб.

Однако хорошие манеры прежде всего. Да и мисс Дэвентри не помешает выпить чего-нибудь горячего.

— Благодарю, с большим удовольствием.

Она кивнула:

— Прошу меня извинить. Я отпустила прислугу. — Она грациозной походкой вышла из комнаты.

Джулиан вздохнул и огляделся. Ведь он для этого и пришел, чтобы оценить уровень жизни Гарри Дэвентри. Если бы Лизи видела все это, то у нее точно пропало бы желание выходить за него замуж.

Хотя стоило отметить, что в комнате царила идеальная чистота. Пожалуй, это было свойственно характеру хозяйки. Деревянная мебель была тщательно отполирована, никакой паутины и пыли. У стены стоял шкаф с книгами. Все было старомодным, но говорило о недавнем благосостоянии семьи.

Интересно. Внимание Джулиана привлек складной обеденный стол у стены. На нем стояла лампа с рожками цвета меди, когда-то это была позолота. На небольшом сервировочном столике рядом с креслом аккуратными стопками лежали книги. Джулиан заметил много признаков того, что были времена, когда дела у Дэвентри шли хорошо. Возможно, они потеряли все в девяностых. Для его отца эти годы тоже не прошли бесследно, и после этого он стал гораздо осмотрительнее. Господи, как же здесь холодно!

Внезапная мысль взволновала Джулиана. Гарри Дэвентри хотел восстановить благополучие семьи за счет счастья Лизи. Его сестра, несомненно, тоже захочет разделить с ним богатство. Взгляд упал на книги у кресла. Скорее всего, что-то религиозное или тому подобное. Он протянул руку и взял первую попавшуюся. Сэр Вальтер Скотт. «Айвенго». Джулиан просмотрел остальные книги — в основном поэзия. Оказывается, мисс Строгость натура весьма романтическая. Мисс Остин. «Нортенгерское аббатство». Этот роман очень понравился Сирене.

Джулиан положил книги на место и нахмурился, отмечая явное противоречие во внешнем виде женщины и ее литературных вкусах. Интересно, какого же цвета у нее волосы? Скорее всего, серые. Такой цвет вполне подходит ко всему облику. К очкам, поджатым губам и железной выдержке. Или не такой уж и железной? Как бы это проверить?

Она должна скоро вернуться. Джулиан огляделся и увидел у окна небольшой чайный столик. Он встал и подвинул, его ближе к креслу. Мысленно похвалив себя за хорошие манеры, Джулиан усмехнулся. Джентльмен в любой ситуации остается джентльменом, и это не имеет никакого отношения к мисс Дэвентри или его желанию продемонстрировать ей, что не все мужчины сразу готовы занять кресло, оставив сестре место на жесткой скамье. Дело совсем не в этой женщине. Просто Джулиан всегда поступал так, как правильно.

Он перевел взгляд на потухший камин. Как же холодно! Пожалуй, стоит развести огонь. Это же минутное дело. Едва пламя разгорелось, дверь отворилась и вошла мисс Дэвентри с подносом в руках. Широко раскрыв глаза, она смотрела на пылающие дрова.

— Ох, но…

Джулиан встал, взял поднос из ее рук и поставил на заранее приготовленный столик. Женщина, не моргая, смотрела на столик, словно не понимала, как он сюда попал. Затем она взглянула на огонь в камине, и лицо ее стало напряженным, у рта залегли глубокие складки. Она показалась Джулиану усталой. Однако буквально через мгновение взяла себя в руки.

— Как это мило с вашей стороны. Прошу садиться. — Мисс Дэвентри взяла чайник и налила чаю. — Молоко? Сахар?

— Немного молока, пожалуйста.

Она протянула ему чашку, налила чаю себе и села напротив, высоко держа голову и выпрямив спину.

Джулиан сделал глоток. К его удивлению, чай оказался очень вкусным и ароматным. Чашки изящной работы, несмотря на мелкие трещинки, тоже хранили печать былого благополучия. Гарри Дэвентри никогда не рассказывал о своей семье, если не брать в расчет его упоминания о том, что Алкестон приходится ему крестным отцом.

— Может быть, вы объясните, как познакомились с моим братом?

Ледяной тон мисс Дэвентри вывел его из задумчивости. Знает ли она о Лизи? Если да, то Гарри наверняка действует с ее благословения. Эта женщина совсем не глупа и понимает всю выгоду этого союза. Она и сама во многом выиграет в случае этого брака.

— Ваш брат знаком с моей сестрой.

Мисс Дэвентри замерла с чашкой в руке и побледнела.

— Вашей сестрой? — Она вздрогнула и со звоном опустила чашку на блюдце. — Вашу сестру зовут мисс Трентам?

— Да. Она моя сводная сестра.

Ее взгляд стал еще строже, в лице появилась твердость и решительность. Проклятие! Она, несомненно, разделяет стремления брата улучшить их материальное положение и знает о его амбициях.

Женщина поджала губы.

Он обязан защитить Лизи. Остальное не имеет значения. Даже если придется сломить эту гордячку.

— Я незнакома с мисс Трентам, и мне не за что ее осуждать. Только если… — Она замолчала и многозначительно посмотрела на Брейбрука. Ее щеки залились румянцем. — Кажется, я понимаю, в чем цель вашего визита. Хотите предостеречь Гарри. «Оставьте в покое мою сестру, и я оставлю вашу». Верно?

Его охватило негодование.

— Прошу прощения? — Слава богу, его опасения не подтвердились.

Мисс Дэвентри мужественно выдержала взгляд.

— Приношу свои извинения, если оказалась не права, милорд. Просто мне в голову не приходит, по какой другой причине вы могли прийти сюда.

Неужели брат уже сообщил ей в письме о его репутации?

— Я вас понимаю, мисс Дэвентри. Но я джентльмен, что бы обо мне ни говорили.

— Ваша репутация меня не касается, милорд. — Она взяла чашку и сделала глоток.

— Тогда по какой причине вы полагаете, что у меня есть определенная репутация? — В конце концов, он совсем не собирается обсуждать этот вопрос с женщиной.

Она посмотрела на него исподлобья:

— У каждого человека есть определенная репутация. Просто… — глоток, — она разная. Поскольку вы джентльмен, у меня не может быть подозрений на ваш счет.

Джулиан едва не поперхнулся. Как это понимать? Она решила сразу расставить все точки над «i»? Сирену бы это очень развеселило.

— Мы говорили о вашей сестре, милорд. — Мисс Дэвентри решила сменить тему. — Как я уже сказала, не имею честь быть с ней знакома. Да и не уверена, достойна ли я. Но я не одобряю интерес к ней моего брата.

— Ценю вашу откровенность, мисс Дэвентри. Вы говорили об этом брату?

Она подняла подбородок и расправила плечи, отчего спина казалась неестественно прямой.

— Над камином висит зеркало, милорд. Посмотрите на себя. Вспомните о всех ваших домах и прочей недвижимости. И вашем положении в обществе. Посмотрите на себя и скажите мне, что вы видите.

Джулиан молчал. По циничности она превосходила его самого.

Он смотрел на эту доведенную до крайней бедности женщину, не утратившую, однако, чувства собственного достоинства, и так и не смог произнести заготовленный заранее ответ.

— Ваше молчание говорит само за себя, — продолжала мисс Дэвентри. — Гарри и мисс Трентам люди из разных социальных слоев. Вы никогда не позволите сестре совершить столь ужасный поступок. Полагаю, вы пришли сказать мне именно это. И еще, что не позволите больше Гарри видеться с вашей сестрой.

— Не совсем так, мисс Дэвентри, — сказал Джулиан.

Он хотел поступить именно так, но Сирена отговорила его.

Уголки ее рта дрогнули. Что же ее разволновало?

— Но вы же не можете одобрить подобный союз!

— Конечно, нет. — Джулиан вздохнул. — Но у моей сестры на редкость упрямый характер. Через четыре года она станет совершеннолетней, и я уже не смогу влиять на ее решения. Я полностью разделяю ваши взгляды, и, несмотря на ваше родство с графом Алкестоном…

— Мое что?

— Я говорю о крестном вашего брата, — повторил Джулиан, внимательно вглядываясь в ее лицо. — Вам плохо, мисс Дэвентри?

— Нет-нет, все хорошо. — Она постаралась улыбнуться. — Это сказал вам брат? Хотя это не имеет значения.

— Пожалуй. Ваш брат в любом случае не подходящая партия для моей сестры. Несмотря на его наследство.

Она согласно кивнула:

— Вы собираетесь отказать ему от дома?

— Нет.

Сирена предупреждала, что всевозможные запреты — кратчайший путь к тайным свиданиям. Джулиан не видел в этом логики, но…

— Нет? Что же вы тогда за брат?

Джулиан кашлянул.

— Весьма хороший и внимательный. Конечно, я могу запретить Лизи с ним встречаться, но такие истории порой плохо заканчиваются. Вспомним, например, Ромео и Джульетту.

— Лизи?

— Ее полное имя Алисия, — ответил Джулиан.

— Простите. Я совсем не хотела учить вас, как вести себя с сестрой и как управлять ее жизнью.

— Ох, надеюсь, я не управляю ее жизнью, как вы выразились.

— Извините. — Она покраснела.

— Если вы не перестанете постоянно извиняться, я решу, что вы ко мне подлизываетесь.

— О нет, милорд, я далека от этого!

— Да. Надеюсь, — пробормотал Джулиан.

Возникла пауза. Мисс Дэвентри бросила на него такой испепеляющий взгляд, что Джулиану показалось, что воздух сейчас вспыхнет. Он усмехнулся. Как бы ему хотелась, ох, как же ему хотелось, чтобы Сирена слышала их разговор. Сирене бы понравилась его немногословная собеседница. Женщина, которая почти осталась без крыши над головой. Лизи должна понять, что реальность суровее, чем она думает, и ее жизнь с Гарри Дэвентри будет больше похожа не на волшебный сон, а на ночной кошмар. Да, он должен преподать сестре хороший урок и заодно убить двух зайцев одним выстрелом. Джулиан вспомнил: он так и не сказал, что собирался.

— Мисс Дэвентри, — начал он, — насколько я понимаю, вы будете вынуждены искать жилье, когда ваш дом будет продан.

— Надеюсь, что смогу найти место гувернантки или учительницы.

Еще лучше.

— В таком случае я могу рассчитывать на то, что мое предложение вас заинтересует.

— Нет! Думаю, что нет! — Она вспыхнула.

Джулиан посмотрел прямо ей в глаза.

— Я не могу остаться на Крисмас-Степс, — возмущенно продолжала мисс Дэвентри, — но это совсем не значит… — Она замолчала и поджала губы.

Джулиан внезапно понял, что слухи о нем уже дошли до этого дома, поэтому его предложение женщине, живущей в таком районе, было истолковано неверно.

— Моей мачехе нужна компаньонка, — сказал Брейбрук. Он был разочарован.

Несмотря на вспышку гнева, мисс Дэвентри быстро пришла в себя и вновь выглядела спокойной.

— Ясно, — тихо произнесла она. — Однако я не могу поверить, милорд, что вам действительно требуется компаньонка.

Никаких извинений и объяснений. Та же прямая спина и строгий взгляд. Ей можно аплодировать.

— Почему?

— Такой вывод напрашивается сам собой. Если я буду жить в вашем доме, Гарри может использовать такое положение дел…

— Совершенно верно, — кивнул Джулиан. — Ваше пребывание в доме дает Гарри право навещать вас в любое время. Это будет полезно для Алисии.

Ее глаза удивленно распахнулись.

— Вы хотите сказать…

— Лизи познакомится с вами, узнает, что вам приходится самой зарабатывать себе на жизнь…

— Таким образом, у нее появится пища для размышлений, — закончила мисс Дэвентри.

— Именно. И это избавит меня от роли надзирателя и черствого бесчеловечного брата. Если вы примете мое предложение, я был бы вам очень благодарен.

Несомненно, Алисия посмотрит на молодого человека, который не способен обеспечить даже существование собственной сестры, совсем другими глазами.

Вновь возникла пауза. Женщина явно обдумывала сказанное им. Джулиан боялся, что мисс Дэвентри отвергнет его предложение, основываясь на собственных представлениях о добропорядочности. Что ж, она имеет на это право.

— Я сомневаюсь, что смогу стать хорошей помощницей леди Брейбрук, — наконец произнесла она.

Если бы это была не Сирена, Джулиан бы охотно согласился.

— Вы ей очень понравитесь. Ее утомляют кротость и покорность, а эти качества не входят в список ваших добродетелей. — Он выразился предельно ясно. Увидев румянец на ее щеках, лорд улыбнулся и продолжал: — Несколько лет назад произошел несчастный случай, который навсегда лишил ее возможности ходить. Ей нужна интеллигентная женщина для общения. Я думал о женщине старшего возраста, но полагаю, вы ей понравитесь. Вы что-то говорили об учительстве. У вас был подобный опыт?

— Да.

— У меня есть еще одна сестра школьного возраста и шестилетний брат. В данный момент у них нет гувернантки. Может быть, вы бы не отказались заниматься и с ними?

Женщина посмотрела на него с подозрением:

— Скоро лето закончится, и детям потребуются более интенсивные занятия. Как же я смогу выполнять две работы одновременно?

Джулиан покачал головой.

— Мы, несомненно, наймем вторую гувернантку, вам придется только замещать ее в выходные, — опроверг он все сомнения. — Если вы согласитесь взять на себя двойную, а вернее, тройную нагрузку, я буду платить вам соответственно. Скажем, сотню фунтов в год.

Джулиан не ждал, что мисс Дэвентри с радостью ухватится за его предложение, хотя обычное жалованье для компаньонки составляло не больше четверти этой суммы.

Ее розовые пухлые губы разомкнулись, и он с удовлетворением подумал, что смог заставить женщину проявить хоть какие-то эмоции.

— Вы не можете платить такие деньги компаньонке, которая будет иногда исполнять обязанности гувернантки, — произнесла она.

Черт! Джулиан слегка подался назад, стараясь сохранить вежливое выражение лица.

— Простите, мадам?

— Это же глупо, — повторила женщина, вновь поджимая губы.

Действительно, глупо. Что же еще хочет от него эта гарпия?

— Более того, — продолжала мисс Дэвентри, — это будет нечестно по отношению к другим гувернанткам, которые, возможно, будут старше и опытнее меня.

Джулиан открыл рот от удивления.

— Вас не устраивает, что я предложил слишком большую сумму?

Она нахмурилась:

— А что, вы полагаете, я имела в виду?

Он тряхнул головой, не в силах поверить в ее слова.

— Мисс Дэвентри, обычно люди не отказываются от места, если им предлагают высокое жалованье. Мое предложение остается в силе.

— Пятьдесят, — сказала женщина и прищурилась.

Джулиан вздрогнул. Господи! Он чувствовал себя торговцем на зерновой бирже, словно разговаривал не с гувернанткой, а покупателем, старающимся сбить цену.

— Мисс Дэвентри, ваша щепетильность заслуживает одобрения, но вы представляете для меня огромную ценность не только как компаньонка мачехи и учительница для детей.

— Но я ведь могу отказаться. — Она многозначительно посмотрела на него.

— Сотня фунтов в год, — твердо сказал Джулиан. Он едва сдерживал смех, глядя в разного цвета глаза этой честной женщины. — Если вас это успокоит, могу гарантировать, что никто не узнает сумму вашего жалованья. Включая другую гувернантку.

— Нет, не успокоит, — последовал резкий ответ. — Не имеет значения, будет ли кто-то другой об этом знать. Это будет известно мне.

Вот дрянь! Почему она не хочет умерить свою щепетильность и оценить его великодушие?

— Мисс Дэвентри, временами я играю в карты. И как правило, выигрываю. Давайте решим, что я буду платить вам двадцать пять фунтов за работу компаньонки, двадцать пять за услуги гувернантки, а оставшиеся пятьдесят за то, что вы отговорите мою сестру от идеи выйти замуж за вашего брата.

Ее глаза стали такими круглыми от удивления, что их едва закрывали очки.

— Хорошо, но при одном условии.

Он должен был это предусмотреть.

— Каком?

— В случае замужества вашей сестры во время моего пребывания в доме вы не выплачиваете мне пятьдесят фунтов. А если Алисия выйдет замуж за моего брата…

— К черту! Никаких если! — не выдержал Джулиан и сам не поверил, что сказал такое.

Что с ним происходит? Он никогда в жизни не позволял себе ругаться при дамах, но эта смогла вывести его из себя настолько, что он потерял контроль. Что же касается мисс Дэвентри, она была так шокирована, что вся чопорность мгновенно исчезла, и она вульгарно открыла рот.

— Прошу прошения, милорд?

Она смотрела на него холодным взглядом и, похоже, была вне себя от гнева. Под внешней сдержанностью скрывалось нечто совсем другое.

— Э-э-э, конечно нет, — поправился Джулиан. — В противном случае наша сделка не состоится. Согласны?

Под его властным взглядом она как-то сжалась и вернулась в прежнее состояние. На лице вновь появилось спокойное выражение.

— Я не одобряю азартные игры, — сказала она, вскинув подбородок. — Вы не можете ожидать, что…

— Черт возьми! — взорвался Джулиан. — Все, что я ожидаю, может рухнуть! Я ожидаю, что вы примете мое более чем щедрое предложение. Я ожидаю, что вы поедете вместе со мной в Герфорд через три дня. Я ожидаю…

— Три дня? — На лице появилась растерянность. — Но за три дня я не успею даже упаковать вещи!

— Этим займется мой помощник, — сказал Джулиан с надеждой, что его предложение принято.

— Тем не менее, не думаю, что смогу сопровождать вас в Герфорд!

— Почему, ч… почему нет? — Джулиан едва сдержался, чтобы не вставить крепкое словцо. — Как же вы планируете туда добраться?

— Не стоит понимать все так буквально! Я хотела сказать, что не могу путешествовать с вами в одиночестве. Нам придется остановиться по дороге на ночлег.

Джулиана вновь охватил гнев.

— Что за дрянная девчонка! Даю вам слово, что не собираюсь покушаться на вашу добродетель!

— Не имеет никакого значения, станете вы или нет. Моя репутация будет в любом случае запятнана. Мне двадцать четыре года, лорд Брейбрук, я не могу отправиться с вами в путь одна.

— Вы полагаете, что я найму вам компаньонку?

Джулиан не верил своим ушам. Он пять минут назад предложил этой женщине великолепное место, а они до сих пор спорят. Она заставила его потерять контроль над собой и вести себя так, как не подобает джентльмену.

— Конечно, нет. — Она равнодушно пожала плечом. — Я поеду в почтовой карете и…

— В ней вы не поедете!

— Лорд Брейбрук, мне часто приходилось путешествовать в дилижансе…

— Но не в этот раз! — взревел Джулиан. Как это глупо, так себя вести. Он знал, что гувернантки всегда ездят в почтовых каретах.

— Именно в этот!

У Джулиана потемнело в глазах от злости.

— Мисс Дэвентри, — процедил он сквозь зубы, — я начинаю понимать, почему вы считаете, что не подходите на роль помощницы! — Он прекрасно понимал, что она права, но не мог с ней согласиться. Ее строгое лицо и гордый поворот головы подтверждали, что она понимает свою правоту. — Мадам, я не могу позволить, — он натолкнулся на колючий взгляд, — чтобы человек, за которого я несу ответственность, отправился в столь долгий путь в почтовой карете. Вы поедете со мной! — поспешно добавил он, не давая ей возможность возразить.

— Только с сопровождением! — отрезала мисс Дэвентри.

— Хорошо. Вас устроит, если в вашей комнате в гостинице будет ночевать служанка? Или мне пригласить вдовствующую графиню? Я не посягаю на вашу целомудренность, но даже если бы это было и так, проводить время с гувернантками на постоялых дворах не самое мое любимое занятие.

Мисс Дэвентри покраснела до корней волос.

— Не беспокойтесь, я тоже не испытываю к вам симпатии, однако меня беспокоят возможные слухи. Я не хочу становиться предметом сплетен и осуждения. Служанки в моей комнате будет вполне достаточно. Разумеется, я сама буду платить за свое проживание.

— Вы этого не сделаете, — сказал Джулиан, чудом сохраняя спокойствие. — Вы будете работать у меня, мисс Дэвентри, поэтому я беру на себя все расходы. Вам ясно?

Взгляд ее глаз слегка потеплел.

— Да, милорд, — ответила женщина с поклоном.

Джулиан решил, что настало время смягчить напор, пока он не задушил эту гордячку или опять не разразился бранью. Решив разом все проблемы, он не мог допустить, чтобы мисс Чопорность разрушила столь удачный план, сказав, что не станет работать у джентльмена, который позволяет столь распущенно вести себя с дамами. И еще она может добавить, что боится стать предметом его домогательств по дороге в Герфорд.

— В таком случае желаю вам приятного дня, мадам. — Он встал и надел шляпу. — У меня будут дела в городе сегодня и в среду. Мы уезжаем в четверг. Мой экипаж будет у вашего дома в семь часов утра. — Джулиан поклонился. — Если только вы не пожелаете выехать раньше.

Мисс Дэвентри тоже встала:

— Я буду ждать вас в верхней части улицы, у часовни Трех Королей. У меня будет сундук и саквояж. Это не много?

Джулиан поднял брови:

— Вы вправе взять все, что считаете нужным. Если понадобится, мы отправим вещи с курьером.

Джулиан протянул ей руку. Он надеялся, что этот жест вежливости примирит их. Ничего более. Поколебавшись мгновение, мисс Дэвентри протянула ему свою ладонь. Джулиан непроизвольно вздрогнул. Ее рука так уютно уместилась в его, словно они дополняли друг друга. Он поднял глаза на девушку. Она смотрела на него так, словно ей в голову пришла та же мысль. Затем она опустила ресницы, неожиданно закрыв глаза.

Джулиан выпустил ее руку и отступил назад.

— Позвольте откланяться, мадам. Мое доверенное лицо с вами свяжется.

— Всего хорошего, милорд, — тихо ответила мисс Дэвентри.



Проводив лорда Брейбрука, Кристиана Дэвентри закрыла дрожащими руками дверь и прислонилась к ней спиной.

Она сошла с ума! Как можно было принять такое предложение? А что, если он вовсе не лорд Брейбрук? Что же в этом человеке такого особенного, что она позволила себе потерять последнее благоразумие? Она не позволяла себе подобного с тех пор, как ей исполнилось шестнадцать. Во всем этом нет ничего хорошего. Она бы обошлась и без этого места! Без того, чтобы чувствовать себя кому-то обязанной.

Она взяла визитную карточку лорда и стала ее рассматривать. Ничего особенного, такую может сделать любой человек. Но может ли кто-то другой знать об интересе ее брата к мисс Трентам?

В своем последнем письме Гарри писал, что она брюнетка с синими глазами. И лорд Брейбрук тоже. Если его сестра похожа на него, она должна быть очень хороша собой. Она никогда не видела глаз такой восхитительной синевы, прямо как в романах лондонского издательства «Минерва-пресс». Кристи казалось, что он заглядывает прямо ей в душу и с легкостью читает все тайны и секреты. Да. Это точно лорд Брейбрук. И она только что приняла предложение служить в его доме. Это должно быть весьма необычное семейство. Как правило, дамы столь высокого положения сами подбирают себе компаньонку.

Она фыркнула. Всему виной заносчивость этого лорда. Он ворвался к ней в дом так, словно уже купил его. И позволил себе возложить гораздо больше на свои плечи… широкие мускулистые плечи… Господи, с чего она вдруг думает о его плечах? Впрочем, именно они заставили Гудала прекратить скандал и покинуть ее дом и, конечно, эта визитка с именем и титулом. Лорд Брейбрук. Все это произвело впечатление и заставило Гудала пойти на попятную. А где же была она? Ах да. Этот высокомерный лорд указывал ей, что делать, усевшись на жесткую скамью вместо удобного кресла. Еще он передвинул столик для чая и взял у нее поднос, а до этого разжег огонь, чего она не могла себе позволить, хотя в доме было очень холодно. Ничего, до четверга дров ей хватит.

По крайней мере, она согрелась. Это единственная любезность с его стороны. Конечно, некоторые мужчины могут быть внимательными, но не стоит думать, что он сделал это для нее.

Чтоб он провалился! Считает возможным управлять жизнями людей в угоду собственным интересам и делает это так галантно, что…

А ведь он добился своего в конце концов…

И сделал все, чтобы ты приняла предложение!

Возникает вопрос: почему? Если не считать его желания изменить мнение сестры о возлюбленном, неужели он полагает, что она будет хорошей компаньонкой мачехе и гувернанткой детям?

А она налетела на него, как разъяренная кошка, вела себя непозйолительно грубо и спорила, когда он предлагал ей отправиться в Герфорд с комфортом.

Почему надо было терпеть все это, а не взять слова обратно и покинуть дом?

Зачем она спорила с ним, добиваясь понижения жалованья? Стоило принять его условия, конечно, с достоинством истинной леди.

Внутренний голос подсказывал ей, что не стоит сразу, без протестов и возражений, соглашаться на условия этого Лорда.

Между тем из-за спешки ее нового работодателя времени на cборы оставалось совсем мало. А на размышления о том, что она, возможно, приняла самое ответственное и важное решение в своей жизни, и вообще нет. Или это не она сама, а он, лорд Брейбрук, принял его за нее. Откуда эти мысли, что он может быть опасен? Какие глупости! Впрочем, для некоторых женщин такой мужчина может быть опасен, это она прочла в его глазах.

Поверьте мне, я не собираюсь посягать на вашу добродетель!

Это было немного обидно, но ведь она и правда не привлекательна для мужчин. Особенно таких, как лорд Брейбрук.

Хотя один его взгляд… Ей показалось, что он увидел ее, Кристи, а не просто мисс Дэвентри. Не стоит думать об этом. Только дуракам надо объяснять дважды. Было бы лучше, если бы он ее вообще не заметил. Мужчины порой очень странно понимают слово «нет». «Нет, я не хочу ложиться с вами в постель» звучит для них лучше, чем «Нет, вы предлагаете слишком мало».

Кристиана отошла от двери. Она не будет сожалеть, что придется покинуть этот дом. Она была счастлива здесь, только когда мама была жива. Все здесь напоминало о том тягостном времени, когда она ухаживала за умирающей. Однако жизнь продолжается, скоро наступит четверг.

Похоже, Гарри сошел с ума. Как он мог подумать, что столь благородная девушка, как мисс Трентам, составит ему партию? Сестра виконта! Она знала ответ. Полученное наследство и покровительство графа Алкестона вскружило ему голову, давая право рассчитывать на большее. Почему лорд Брейбрук не поступит как все и не выставит докучливого воздыхателя из дома? На это у нее тоже был ответ. Он полагал, что это только разозлит Алисию и оттолкнет от него. Девушка может пожелать добиться своего любой ценой.

Только… Существует еще один способ, как лорду Брейбруку добиться повиновения сестры, не предпринимая столь сложных мер. Будет достаточно одного письма. Мисс Дэвентри, поколебавшись, подошла к бюро.

Такое письмо может быть расценено как предательство. Благочестивые речи под маской лицемерия. Но для Гарри сейчас очень важно осознавать истинное положение дел. Ему необходимо понять, что он вел себя неверно. Им надо увидеться. Гарри не придаст ее письму должного значения. Она должна встретиться с ним и объяснить, что он не имеет права ухаживать за мисс Трентам или любой другой девушкой, не рассказав правду о своей семье.

Если правда неожиданно станет достоянием общественности, это приведет к полному краху. Может ли она взять на себя ответственность и вмешаться? Если она расскажет правду, то своими руками выроет яму между собой и семьей.

Не стоит забывать и о деньгах, предложенных лордом Брейбруком. У нее была некоторая сумма, ее вполне хватило бы на некоторое время, при условии, что цены не поднимутся. Однако этих денег не хватит, чтобы обеспечить безбедное существование в старости. Новое место дает возможность значительно улучшить материальное положение. Даже если она проработает год или чуть меньше, ей удастся хорошо заработать и отложить намного больше, чем на любом другом месте.

Надо будет упаковать книги. Брейбрук сказал, что его поверенный ей поможет. Это очень кстати, ему можно будет поручить продать мебель, оставленную мамой. Это, конечно, не большие деньги, но сейчас дорого каждое пенни. Кроме того, провались она на этом месте, если оставит хоть что-то Гудалу!

Кристи поступила вполне благоразумно, приняв предложение лорда Брейбрука. У нее будет свое жилье. Отдельное. Только бы повезло и Гарри усвоил урок, который она собиралась ему преподать.

Выбора нет. Необходимо отправиться в Герфорд и заставить брата понять, что между Дэвентри и Трентами лежит огромная пропасть и дело не только в состоянии. Если не удастся убедить Гарри, она сама расскажет лорду Брейбруку правду.

Несмотря на то, что в комнате было тепло, мисс Дэвентри поежилась, представив, с каким презрением будут смотреть на нее эти синие глаза, каким холодным и пренебрежительным станет взгляд. Ничего, она выдержит. Это не изменит ее решения.

Подобные страхи охватывали ее всякий раз, если кто-то новый появлялся в жизни. Ей казалось, что лорд Брейбрук на мгновение переступил определенную черту. Необходимо сделать все от нее зависящее, чтобы этого больше не повторилось.


Глава 1 | Бесприданница для лорда | Глава 3