home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

В последний день их пребывания в доме Кристи проснулась одна. Впрочем, как и каждое утро после их брачной ночи. Несмотря на то, что почти все дни они проводили вместе, Джулиан не удостаивал ее своим присутствием ночью. Он учил ее управлять коляской, они катались верхом и гуляли. Вечерами он читал вслух, а Кристи вышивала. Однажды она играла ему на клавесине. За последние несколько дней Кристи хорошо изучила вкусы мужа. Она знала, что он любит читать, какую предпочитает музыку и обожает яблоки. Она поняла, что Брейбрук воспринимал свой социальный статус как большую ответственность, нежели как привилегию.

Кристи многое о нем узнала, но не узнала его самого. Возможно, он не хотел этого. Его обходительность и внимательное к ней отношение служило своеобразным барьером, который ей было не под силу разрушить. А Кристи полагала, что брак должен быть несколько другим.

Вчера она поймала его любопытный взгляд, словно она делала что-то не так или у нее испачкано лицо.

Каждый день Джулиан желал ей спокойной ночи и удалялся к себе, оставляя ее растерянной и обреченной на бессонную ночь.

Сейчас Кристи проснулась на рассвете. Она встала и подошла к окну. Вдалеке над рекой поднимался туман. Должно быть, еще не больше пяти, но спать не хотелось.

Туман обволакивал массивные стены аббатства, увитые плющом. Было тихо. Днем размеренное течение жизни нарушат голоса и смех посетителей. Сейчас все дремлет в забытьи. Так было и с ней до того, как Джулиан поцеловал ее первый раз. После этого мир бесповоротно изменился.

До аббатства всего около мили. Кристи подумала, что сможет прогуляться и успеть вернуться к завтраку.



Джулиан провожал глазами хрупкую женскую фигуру, завернутую в плащ, спускавшуюся к реке. В предрассветном тумане она казалась иллюзорной, мистической.

Но он знал, как никто, что она была человеком из плоти и крови. Вчера вечером, изнывая от желания, он едва сдержался, чтобы не пойти к ней. Весь день он наблюдал за Кристи, размышляя, не рано ли будет вновь остаться с ней на ночь? Видимо, она почувствовала это и занервничала.

Джулиан снял ночную рубашку, умылся и стал одеваться. Всю прошедшую неделю он показывал Кристи окрестности. Он поймал себя на мысли, что в его жизни не было более счастливой недели. Однажды днем они ездили в замок Чепстоу. Кристи там очень понравилось. Она даже заплакала, когда он рассказал о долгой осаде крепости, когда войска Кромвеля наконец захватили ее и расстреляли командира на место.

Мы еще приедем сюда?

Может быть, не в этот раз, а в следующий?

Джулиан стал обуваться. Он с удовольствием приедет сюда еще раз, но уже когда его не будет глодать чувство вины. Ему должно быть стыдно, что он всю неделю избегал разговора о событиях их первой ночи. Он мужчина, у него больше опыта. Если кто и сможет исправить создавшееся положение, то это только он.



Джулиан шел по ее следам, которые были отчетливо видны на влажной от росы земле. Он был уверен, что знает, куда она идет. Аббатство должно выглядеть очень живописно в эти предрассветные часы, когда посетители еще не пришли.

Кристи сидела на одном из камней разрушенной стены. Выражение лица было отрешенным, задумчивым, словно обращенным куда-то вдаль. Джулиан размышлял, стоит ли беспокоить ее или подождать, когда она сама обернется. А может, лучше уйти?

Прежде чем он успел сделать шаг, Кристи резко повернулась и встала.

— Милорд? Джулиан?

Ей все еще было сложно привыкнуть называть его по имени, хотя ее имя так привычно легко слетало с его уст.

— Что-то случилось? — Она стыдливо опустила глаза. — Вероятно, мне не стоило сюда приходить… одной? Я что-то сделала не так?

Джулиан удивленно поднял брови. Она считает его брюзгой, вечно недовольным женой? Хотя в ее словах есть доля правды, ей лучше не приходить сюда без него.

— Нет. — Он покачал головой. — Я проснулся рано и видел, как ты вышла в сад. Я хотел поговорить.

— Ах вот как. — Она заметно расслабилась.

— Тебе здесь нравится? — Он присел на камень, оставляя место для нее.

— Очень. — Кристи села рядом.

Может, он оставил мало места? Она была так близко, что он ощутил запах ее тела, к которому успел немного привыкнуть за неделю, но он все еще каждый раз испытывал волнение. Теперь она не казалась видением, а была реальной, живой.

— Кристи?

Она встала.

Слова застряли в горле, все, что он хотел сказать, показалось нелепым и таким неуместным. Он поднял руку и нежно коснулся ее губ. Кристи чуть приоткрыла рот, и он почувствовал кончиками пальцев ее дыхание.

Джулиан обнял ее за талию и поцеловал. Он так долго мечтал об этом. Поцелуи других женщин были ему тоже приятны, но он не испытывал в них такой острой необходимости.

Он чуть отстранил ее и прижался щекой к волосам.

— Я хотел извиниться за то, что причинил тебе боль. — Это было совсем не то, что он хотел сказать, но слова вылетели сами собой и казались естественными, как и поцелуй.

— Причинил боль? — Кристи удивленно посмотрела на него.

Джулиан поцеловал ее в висок.

— Да, той ночью.

Кристи задрожала от неожиданных воспоминаний.

— Я хочу сказать… что в следующий раз все будет совсем не так. Ты не должна меня бояться. Я оставляю за тобой право решить, когда наша ночь повторится.

Кристи опустила голову, и он поцеловал ее в макушку.

— Нет, не говори ничего. Просто приходи. Я сделаю все, чтобы тебе было хорошо со мной. Вот и все, что я хотел сказать. Теперь ты можешь остаться одна и полюбоваться природой.

Джулиан отпустил ее и сделал несколько шагов.

— Я думал порыбачить сегодня, если ты не возражаешь. Уверен, миссис Брэкстон очень хочет рассказать тебе рецепты своих блюд.

— Да, — кивнула Кристи. — Мы договорились на сегодняшнее утро.

Джулиан улыбнулся:

— Увидимся за завтраком.

Он возвращался в дом, моля Бога о том, чтобы она правильно его поняла.



Кристи великолепно провела утро на кухне в компании миссис Брэкстон. В ее блокноте появилось множество рецептов джемов, консервов, а также полезных советов по ведению хозяйства. Она была все время занята, но мысленно часто возвращалась к событиям раннего утра. Джулиан очень добр к ней. Он все объяснил, почему не пришел к ней ни разу после первой ночи. Ах, если бы не ее стеснительность неделю назад! Он нашел такие деликатные слова, чтобы сказать, что она желанна.

Кристи размышляла об этом во время послеобеденной прогулки. Он решил, что ее пугает физическая близость с ним. Значит, он всю неделю не приходил, потому что боялся сделать ей больно. Кристи пошла по тропинке, которая вела к тихой заводи, скрытой от посторонних глаз склоненными к воде ивами. Шелест листвы и красота природы располагали к размышлениям. Там она сможет спокойно все обдумать.

Кристи была уверена, что Джулиан сказал ей правду. В его честности она была полностью уверена. Правда не всегда была приятной, но она ценила это качество мужа.

Джулиан оставил за ней право выбора и даже подсказал, как ей поступить.

Не говори ничего. Просто приходи. Я сделаю все, чтобы тебе было хорошо со мной.

Воспоминания заставили ее содрогнуться. Он имел в виду, что ей будет хорошо?

Кристи встала и пошла дальше по тропинке. Вскоре она вышла на залитый солнцем луг, на котором пасся знакомый черный жеребец. Кажется, его звали Завоеватель. На берегу реки стоял Брейбрук и задумчиво смотрел на воду.

Кристи смущенно захлопала ресницами. Джулиан, должно быть, плавал. Это единственное возможное объяснение тому, что он весь мокрый и… совершенно голый. Кристи словно завороженная смотрела на его спину. В их единственную ночь из-за тусклого освещения и собственной стыдливости она не разглядела его. На широких плечах бусинками серебрились капли воды, затем стекали по мускулистой спине, стройным бедрам и длинным ногам. Кристи никогда не думала, что красота может быть такой мужественной. Сердце неожиданно подпрыгнуло к горлу, упало и замерло где-то в животе.

Я оставляю за тобой право решить, когда наша ночь повторится.

Но он же не думал, что это произойдет на берегу реки! Она не может сказать ему… сказать что? Кристи несколько раз глубоко вздохнула. Не будет ничего страшного в том, что она скажет мужу, что не возражает, если он останется с ней на ночь. Возможно, сегодня? Сможет ли она произнести это и не показаться глупой? Джулиан ни в коем случае не должен понять, что при каждом взгляде на него все тело тает.



Пора возвращаться в дом, но так приятно погреться на солнышке после бодрящей прохладной воды в реке.

Завоеватель вскинул голову, и Джулиан обернулся посмотреть, что его встревожило. И увидел свою собственную жену. Глаза ее были широко распахнуты, должно быть, она была шокирована видом его обнаженного тела.

Джулиан мгновенно принял единственное возможное решение и прыгнул в воду.

— Ты меня искала? — спросил он, вынырнув.

— Э… нет. Не совсем. Я хотела сказать, что не ожидала тебя увидеть, но рада, что мы встретились.

Конечно, она увидела больше, чем ожидала.

— Ты будешь плавать? — Кристи нерешительно подошла к берегу.

Джулиан усмехнулся:

— Вообще-то я хотел обсохнуть.

— О… мне лучше уйти.

Вероятно, она все же боится его, несмотря на все его заверения, что ей ничего не угрожает. Господи, он никогда не испытывал такого желания, стоя по пояс в холодной воде. И не хотел, чтобы она уходила.

— Брось мне полотенце и закрой глаза.

Кристи выполнила его просьбу и села на берег реки, прикрыв глаза и опустив голову.

Джулиан быстро выбрался из воды, вытерся и стал спешно натягивать одежду.

— Мне уже можно открыть глаза?

Она была похожа на маленькую девочку, страшащуюся ослушаться взрослых.

— Если хочешь, — ответил Джулиан.

Кристи открыла глаза и окинула его любопытным взглядом. На губах появилась улыбка. Ему страстно захотелось поцеловать ее. Нет, сейчас не стоит. Тогда он просто не сможет сдержаться.

— Можешь не надевать рубашку, — сказала Кристи, вставая.

Она легонько коснулась пальцами его плеча, и Джулиан сам удивился своей реакции. Ее пальцы обожгли кожу, он едва справился с желанием заключить ее в объятия и поцеловать. Теплые волны побежали по телу. Даже если он сейчас прыгнет в воду, ему это не поможет.

— Джулиан?

— Да?

— Когда ты поцеловал меня сегодня утром… мне было очень приятно.

Сердце замерло в груди.

— Правда?

— Да. Мне всегда приятно, когда ты меня целуешь.

— Правда?

— Да. Ты… ты не мог бы поцеловать меня снова? Прямо сейчас.

Не мог бы он? Джулиан прижал ее к себе и повалил на мягкую траву.



Он понял, что погиб. Сладкий вкус ее губ сводил с ума, аромат тела окутывал и кружил голову.

Джулиан провел рукой по ее спине, нащупал мягкое выпуклое место и сильнее прижал к себе.

Он не должен этого делать. Только не здесь. Однако тело отказывалось ему повиноваться. Он был весь во власти непреодолимого желания. Может быть… Нет, он не должен позволять себе потерять голову.

Но она сама позвала его, чуть приподняв бедра. Он ждал от нее именно этого. Здесь и сейчас.

Застонав, он скользнул рукой под юбки, почувствовав жар ее плоти.

Ты… ты не мог бы поцеловать меня снова?

Она сама просила его! При этом она выглядела так по-детски невинно. Господи, что она с ним делает? Джулиан мечтал сорвать с нее одежду и насладиться ее телом, но вместо этого сел и взял рубашку.

— Хватит, — сказал он немного резко, стараясь не смотреть на Кристи. Сделав усилие над собой, Джулиан поднялся. — Прикройся.

Она лежала на траве, раскрасневшись от его ласк, и выглядела невероятно соблазнительно. Но она его жена и заслуживает большего, нежели быстрый секс на берегу реки.

— Извини… прости меня. Больше этого не повторится.

— Не повторится что? — Джулиан старался не смотреть на нее.

— Этого. Я хотела сказать…

Он резко повернулся к ней:

— Кристи.

На ее глаза навернулись слезы. Как он мог быть таким бесчувственным. Джулиан понял, что обязан ее успокоить.

— Кристи, милая, все хорошо. Ты меня извини. Я не хотел заходить так далеко. Тебе не стоит пугаться. Просто я очень хочу тебя.

Кристи подняла глаза.

— Ты меня хочешь?

Джулиан кивнул, боясь, что голос может дрогнуть и выдать его нервное состояние.

— Тогда почему ты остановился?

Почему? Самое лучшее сказать правду.

— Потому что ты сама не понимаешь, что делаешь.

Она сводит его с ума.

— Я все понимаю, но… как же мне понять… что тебе приятно, и… и как мне себя вести? — Ее щеки покрылись румянцем.

— Что?

Он все же сохранил способность размышлять здраво.

— Кристи, пойми, я остановился не потому, что ты… мы…

Черт! Он сам готов сгореть от стыда.

— Мне было очень приятно, — сказал Джулиан, — но через мгновение я бы не смог сдержаться и овладел тобой прямо здесь.

Возможно, ему бы понадобилось чуть больше времени, чтобы снять бриджи.

— Значит, ты не против того… что мне тоже нравится…

Когда она смущенно опустила глаза, Джулиану показалось, что начал кое-что понимать.

— Кристи, я счастлив, что тебе приятно.

Она смотрела на него широко распахнутыми глазами.

Они сидели и молчали, прислушиваясь к шорохам летнего луга и думая каждый о своем.

— Но ты сказал сегодня утром… и я… что это худшее место… Это не так?

Джулиан задумался. Сегодня утром он сказал ей, что она сама должна решить, когда они вновь проведут ночь вместе. Что еще за худшее место?

— Для чего худшее место, Кристи?

Она смотрела с недоумением.

— Я могу сказать?

— Конечно. Доверься мне. Так для чего?

— Самое плохое место для… — Она растерянно заморгала, не в силах подобрать слова.

— Для того, чтобы заняться любовью? — Джулиан коснулся ее волос и потянулся к ее губам.

Заняться любовью. Он раньше никогда не употреблял таких слов. Ни с одной из своих женщин. Это всегда был секс. Только не теперь. Не с Кристи.

— Только, — робко сказала она, — только это совсем не то… что ты ожидал от жены, верно?

Джулиан стянул рубашку через голову и отбросил в сторону.

— Нет. — Он нежно опустил ее на землю. — Но должен признать, что мне очень повезло жениться на женщине, которая хочет соблазнить меня на берегу реки.

— И ты ничего не имеешь против? Даже несмотря на то, что я твоя жена, а не…

Пардон, мадам?

— …а не любовница?

Жена, а не любовница?

Эти слова потрясли его до глубины души. Он вспомнил, как цинично рассуждал о роли жены и хозяйки дома, настаивая на том, что страсть — постыдная вещь для приличной женщины. Такой жены он бы не желал.

— Единственное, о чем я жалею, — Джулиан склонился над ней, — что так глупо рассуждал об этом раньше. В этом и есть причина нашей отчужденности? Ты боялась, что я буду осуждать тебя?

— Да, — еле слышно прошептала Кристи.

Джулиан поцеловал ее. Это было единственное, что он мог сделать.

— Ты была не права, — пробормотал он.

Увлеченная поцелуем, Кристи не чувствовала, как жадные руки расстегнули лиф ее платья, тонкая муслиновая ткань сползла с плеч. Она внезапно очнулась и покраснела. Однако было уже поздно. Его горячее дыхание обжигало шею и щеки.

— Джулиан…

Она обвила его руками.

— Ты хочешь, чтобы я остановился?

— Нет. О нет.

Кристи расслабилась, забыв о своих страхах казаться распутной.

— Слава богу!

Через минуту в сторону полетели бриджи и остальная одежда. Кристи лежала в объятиях мужа, чувствуя, как блаженство разливается по всему телу. Он гладил и целовал ее грудь и шею, опускаясь все ниже. Губы коснулись ее бедер, и кончики пальцев погрузились во влажную плоть. Перед глазами вспыхнуло пламя, и взрыв чувств и поглощающее блаженство накрыли ее.

Кристи приподнялась и потянулась к нему, но Джулиан нежно прижал ее к земле.

— Просто лежи спокойно, — прошептал он.

Он должен совладать со своим желанием войти в нее. Джулиан хотел подарить ей наслаждение, мечтал доставить удовольствие… Неожиданно ее тело напряглось, и она чуть отстранилась. Тогда он понял, что сказал.

— Нет, Кристи, нет, — шептал он, прижимая ее к себе. — Я не то хотел сказать. Никогда. Просто… я очень тебя хочу.

Джулиан прижался к ее губам.

— Я хочу, чтобы тебе было хорошо.

Он прикоснулся рукой к ее плоти, и она застонала.

— Джулиан?

Он крепко поцеловал ее в губы.

— Да, дорогая. Ты хочешь меня?

— Джулиан… да, пожалуйста, да!

— Как, моя милая, так? — Он осторожно вошел в нее.

— Да, о да!

— Не спеши…

Джулиан старался двигаться медленно и осторожно, несмотря на то, что уже едва мог контролировать себя.

Неожиданно Кристи широко открыла глаза и посмотрела на него совсем по-новому, словно открыла для себя неизведанное. Он понимал, что с ней происходит.

— Кристи… — прошептал он, его движения стали глубокими и быстрыми. Именно этого он и хотел. Хотел, чтобы она испытала наивысшее наслаждение.

Кристи не могла найти слова, чтобы передать свои ощущения. Никогда в жизни она не чувствовала себя столь беззащитной. Ей казалось, что их тела слились в одно целое, их охватило одно общее чувство блаженства и счастья. Она и представить не могла, что будет трястись от возбуждения в объятиях почти незнакомого, но теперь такого дорогого ей мужчины. Она не могла вообразить, что на свете существует такое блаженство.

— Джулиан, — прошептала Кристи и замолчала. У нее не было сил сказать, как она хочет его, хочет еще и еще.

— Тебе было больно? Мне остановиться?

В его голосе она услышала страсть, радость обладания и счастье дарить наслаждение.

— Нет, — прошептала Кристи. — Никогда.

Она сводила его с ума. Он крепко сжимал ее разгоряченное тело в своих объятиях и покрывал лицо поцелуями. Она извивалась и кричала от переполнявшего ее удовольствия. Он был рядом с ней, в ней, на ней, прижимал к себе, и казалось, уже никогда не отпустит.


Глава 15 | Бесприданница для лорда | Глава 17