home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Вечером следующего дня Джулиан поднимался по массивным каменным ступеням Абби-Хаус, прикрывая рукой дрожащее пламя свечи. О чем он думал, когда выбрал этот дом для свадебного путешествия?

Джулиан вспомнил свое детство, когда однажды летом они приехали сюда с Сиреной и близнецами Блейкхерстами. Мальчики ловили на реке рыбу, лазали по деревьям и скакали по всей округе на своих пони, иногда забывая вернуться домой на ночь. Беззаботные каникулы, когда важным было лишь, кто поймал самую большую рыбу, ловко перепрыгнул через забор или быстрее всех залез на высокое дерево. В его воспоминаниях здесь всегда было тепло и солнечно.

Зачем он привез сюда Кристи? Почему не повез в Бат, чтобы представить обществу свою молодую жену? Джулиан был уверен, что она предпочтет Бат, где можно походить по магазинам и познакомиться с новыми людьми. Однако когда он спросил ее, то Кристи сказала, что предпочла бы тихое, уединенное место. Поэтому он и вспомнил об этом доме. Но что она будет здесь делать?

Как он мог забыть приказать слугам приготовить вторую спальню? Экономкой в доме служила миссис Брэкстон, дочь местного фермера, а в ее понимании муж и жена должны делить одну постель. Джулиан погрузился в воспоминания. Когда его отец приезжал к ним тем летом, он всегда спал в комнате Сирены. Даже он никогда не обращался к миссис Брэкстон с просьбой приготовить вторую спальню. Что уж говорить о двух молодоженах!

Джулиан поднялся наверх и свернул в коридор. Кого он увидит сейчас в спальне? Женщину, которая час назад сдержанно пожелала ему хорошего сна, или испуганную молодую жену, какой она была прошлой ночью?

В комнате его ждала молодая жена, готовая ко сну, но еще не лежащая в постели.

Кристи, одетая в розовый шелковый пеньюар, сидела в кресле у камина и вышивала. Рядом на столике стояла масляная лампа. Блики света падали на ее лицо и плечи. Когда Джулиан вошел, она подняла голову.

— Я помешал? — спросил он, закрывая дверь.

— Конечно нет. Это же и ваша комната.

Джулиан нахмурился. Интересно, это лишь внешнее спокойствие или она справилась с волнением?

— Я не стал поднимать этот вопрос сегодня, но завтра я попрошу миссис Брэкстон приготовить вторую спальню.

Ему показалось, что ее лицо немного изменилось, но она промолчала.

— Делайте как вам угодно, милорд.

— Черт, Кристи! Мы муж и жена! Хоть в нашей спальне ты можешь называть меня Джулиан?

Он резко выдохнул и замолчал. Кричать на до смерти перепуганную женщину не очень разумно.

— Замужество дает мне это право?

Он смотрел на нее с недоумением.

— Разумеется! По крайней мере, наедине. На людях можешь называть меня Брейбрук или милорд. Я так думаю, — добавил он.

— Ты думаешь?

Джулиан направился к ширме, стоявшей в углу комнаты, и услышал за спиной смех. С чего она решила это обсудить?

— Да. Правда, я об этом не думал. Просто так принято.

— Тебя так воспитали, верно?

— Да… — Джулиан пожал плечами. — Это не столь важно, Кристи! — крикнул он из-за ширмы.

— Для тебя нет, — согласилась она.

А для нее важно. Джулиан ослабил шарф и расстегнул ворот рубашки. Их брак стал предметом сплетен, каждое движение или сказанное слово его супруги непременно будет обсуждаться во всех гостиных от Герфорда до Лудлоу. Дамы будут сплетничать о них за чашкой чая, удивленно приподнимая брови и бросая многозначительные взгляды. Джулиан стянул рубашку через голову. Он хорошо знал этот мир. Он сел и стал разуваться. Единственной причиной, по которой мужчина его положения мог жениться на такой женщине, как Кристи, — сумасшедшая любовь. В глазах всего общества он выглядел влюбленным по уши, а мисс Дэвентри — особой, ловко воспользовавшейся ситуацией в корыстных целях. Во всем виноват он сам. На туалетном столике стоял кувшин с водой. Джулиан умылся, надел приготовленную ночную рубашку и выглянул из-за ширмы. Ему не надо ничего объяснять этой женщине, сидевшей перед камином. Она все понимает. Впервые Джулиан задумался: будет ли она счастлива? Ему казалось, что это само собой разумеется, ведь она получила титул, богатство, статус в обществе. Чего ей еще желать?

Джулиан лег в постель и посмотрел на Кристи. Она продолжала вышивать носовой платок. Старательно и прилежно. В стеклах очков отражались языки пламени. Ему вспомнились слова Сирены о том, что вышивать при тусклом свете очень вредно, можно испортить зрение.

— Ты скоро закончишь? — спросил Джулиан.

Кристи отложила пяльцы и повернулась к нему.

Лицо было спокойным.

— Если хочешь, я… могу лечь.

Она решила, что он приказывает ей?

— Это не приказ, Кристи. Я подумал, что вышивать при таком свете вредно для глаз.

— О, я подумала…

— Я знаю, что ты подумала, — прервал ее Джулиан. — Я никогда не брал женщин силой и не собираюсь поступать так со своей женой.

Кристи смущенно опустила глаза.

— Прошлой ночью, — робко начала она, — я думала… что это потому… потому что ты не хочешь… — Она покраснела. — Я чем-то…

— Нет! — Джулиан пытался найти верные слова. — Нет, не в этом дело. — Он постарался заглянуть ей в глаза. — Я хотел тебя.

Она посмотрела на него с недоверием.

— Но ты была так напугана.

Кристи помедлила, потом кивнула:

— Но не от нежелания. Просто нервничала.

Нервничала? Да она казалась перепуганной до полусмерти.

— Я хотел тебя, — только и смог сказать Джулиан.

Его взгляд скользнул по ее волосам, лежащим толстой косой на плече. Он представлял, как они шелковистой волной лягут на подушку, а он прижмется к ней и зароется в них, будет вдыхать пьянящий аромат, целовать ее тело… Нет. Не стоит начинать с таких откровенных ласк, это может напугать и оттолкнуть Кристи.

— Милорд?

Она же девственница. Он должен быть осторожным и внимательным, чтобы не причинить ей лишнюю боль, душевную и физическую.

— Джулиан, — исправилась Кристи.

— Да. — Его способность контролировать себя вовсе не крепла с каждой минутой.

— Джулиан, мы ведь обязательно должны это сделать?

— Да.

Кристи глубоко вздохнула, словно делала над собой невероятное усилие.

— Тогда я бы предпочла покончить со всем как можно быстрее.

Не самое заманчивое предложение, которое он когда-либо получал от женщин. Однако радует то, что Кристи была с ним откровенна. Как умела.

— Иди же сюда.

Не отводя от нее глаз, Джулиан откинул одеяло на другой половине кровати. Кристи кивнула и стала раздеваться. Джулиан старался не упустить ни одного движения. Непослушные руки плохо справлялись с самой простой задачей, щеки залились румянцем.

Господи, он испытывал огромное желание лишь при одном взгляде на нее. Кристи потушила лампу. Теперь комнату освещал только огонь в камине и свеча на его тумбочке. Она стояла перед ним в той же скромной ночной рубашке, что и вчера. От воспоминаний о ее прекрасной обнаженной груди и мягкой шелковистой коже у Джулиана сдавило горло.

— Ложись, — хрипло сказал он.

Кристи охватил страх. Он не давил на нее, но она явственно ощущала, как он напряжен. Господи! Если она успела достаточно его изучить, то должна знать, что Брейбрук не грубое животное. И то, что она до сих пор девственница, лучшее тому доказательство.

Кристи посмотрела на кровать и сделала шаг. Дрожа всем телом, она легла рядом с мужем и накрылась одеялом. Джулиан пошевелился, и Кристи вздрогнула.

— Кристи?

— Все хорошо, — прошептала она.

Ах да. Прошлой ночью он расстегнул рубашку. Она подняла руку и стала неловко развязывать ленты, стягивающие горловину.

— Нет, — сказал Джулиан.

Нет?

— Это привилегия мужчины.

Он считает это привилегией?

Нежные руки осторожно коснулись ее груди. Внутри все заныло, Кристи опять показалось, что она готова растаять от охватившего ее жара.

— Подними рубашку, — тихо сказал он ей на ухо.

Кристи инстинктивно прижала руки к ногам, но заставила себя расслабиться и позволить Джулиану снять с нее рубашку через голову. Ей хотелось сильнее натянуть одеяло, но он быстро разделся и, откинув одежду в сторону, прижался к ней всем телом Прикосновение разгоряченного мужчины обожгло кожу. Кристи лежала, вытянув руки, боясь выдать свое возбуждение. Надо успокоиться. Он не причинит ей боль, он будет нежным… Но… ведь она лежит совершенно голая! Он нежно ласкал и целовал ее, гладил волосы и… Кристи вскрикнула от неожиданности, когда он попытался раздвинуть ей ноги. Она тяжело задышала. Ее охватили те же чувства, что и прошлой ночью. Вдруг она ему противна?

— Ш-ш-ш, — услышала она. — Расслабься.

Расслабься?

Джулиан накрыл ее своим телом, она поймала его жадный взгляд и почувствовала себя… беспомощной. Нет, не беспомощной. Всего одно ее слово, и он остановится. Но она не хотела этого. Кристи боролась с желанием прикоснуться к нему. Она не должна. А ей так этого хотелось, и еще хотелось, чтобы его пальцы коснулись ее там, где так нежно ласкали ее вчера.

— Хорошо, — пробормотал Джулиан и улыбнулся.

Значит, он не осуждает ее за то, что она возбуждена? Странно, ему это нравится? Он ведет себя нескромно, но… ей так приятно. Его пальцы проникли в ее тело, и Кристи вскрикнула.

— Так больно? — спросил Джулиан.

— Н… нет.

Господи, она хотела… еще.

Он склонился к ее груди и обхватил губами сосок. Внутри вспыхнул огонь, и разлилось тепло. Она изогнулась, тело неожиданно стало легким, словно невесомым. Кристи прижалась к Джулиану и обвила его руками.

И Кристи получила еще. Джулиан лег сверху, и она вскрикнула, когда бедра раздвинулись неожиданно широко, изнутри ее пронзила боль, и возникло ощущение, что существовавшая пустота, наконец, заполнилась. Джулиан замер.

— Прости, — хрипло прошептал он ей на ухо.

Через мгновение он продолжил, не в силах сдерживаться. Крик вырвался из груди Кристи. Боль, слезы, но вместе с тем новое, ни с чем не сравнимое удовольствие.

Джулиан приподнялся на руках.

— Все хорошо? — донесся, словно издалека, его голос.

Робкими движениями пальцы поправляли спутанные пряди волос. Они немного дрожат или ей кажется?

— Кристи, с тобой все в порядке? — Он коснулся влажных от слез щек.

Она плакала?

— Д… да, — едва переводя дыхание, ответила Кристи, все еще испытывая шок от новых ощущений.

— Прошу тебя, не шевелись.

Она напряглась и постаралась поднять на него глаза. Джулиан тихо застонал, закрыл глаза и сделал несколько осторожных движений. Еще и еще. Лоб покрылся капельками пота. Боль отступила, и Кристи прислушивалась к новым ощущениям. Быстрее, еще быстрее, дыхание стало тяжелым. Джулиан громко застонал и опустил голову на подушку, зарываясь в ее волосы.

Он несколько раз дернулся и лег рядом. Кристи чувствовала, как мышцы расслабились, он повернулся к ней и прижался губами к виску. Кристи подумала, что поцелуи, возможно, играют куда большую роль в супружеской постели, чем она предполагала.

Она тихо выдохнула. Вот все и закончилось. Она осталась жива. С удивлением она обнаружила, что они лежат обнявшись, крепко прижавшись друг к другу. Кристи постаралась освободиться. И Джулиан поднял голову и открыл глаза. Господи, ведь он не может прочитать ее мысли? Только бы он не счел ее неуклюжей и не стал относиться к ней с презрением. Джулиан перекатился на другую половину кровати. Он зол на нее? Разочарован? Наверняка она сделала что-то не так, но понятия не имела, как это выяснить.

Интересно, он сейчас заснет? Ей так хотелось помыться. Там, где он только что был, все казалось липким и мокрым. Кристи подозревала, что это кровь.

Она села и потянулась за рубашкой. Краем глаза она увидела, что Джулиан встал, накинул халат и скрылся за ширмой. Послышался шум льющейся воды. Значит, он тоже… Через минуту он появился в ночной рубашке и в халате и с полотенцем в руке.

Он обошел вокруг кровати и протянул ей пеньюар.

— Милорд? Джулиан? — Кристи опустила глаза. — Спасибо. — Она взяла полотенце и покраснела.

— Пожалуйста, — ответил он и отвернулся.

Завернувшись в пеньюар, Кристи поспешила скрыться за ширмой, стараясь не обращать внимания на ноющую боль во всем теле.

Джулиан посмотрел ей вслед. Что он мог сказать? Извиниться? Или пообещать, что в следующий раз будет лучше? Никто из его любовниц никогда не жаловался, но все они были опытными женщинами, оказавшимися в его постели по собственному желанию, а не потому, что он имел право на их тело и душу.

Он никогда не терял контроль над собой, как сегодня. Он сам напоминал себе голодного зверя. Зная, что она девственница, он старался действовать осторожно, но это лишь подхлестывало желание. Боли было не избежать, но как он мог быть таким грубым, что заставил ее плакать?

Конечно, произошедшее нельзя было назвать хорошим сексом, особенно для нее. Он никогда не испытывал такого возбуждения и пылкого желания обладать женщиной.

Это просто фантазии. Он хотел ее слишком долго. И у него никогда не было девственниц. «Новое блюдо всегда возбуждает аппетит», — шептал внутренний голос. Проклятие! Он никогда не хотел провести ночь с девственницей, он просто хотел Кристи. Джулиан постарался прогнать от себя эти мысли. Просто у него давно не было женщины, уже несколько месяцев, с тех пор, как он вернулся из Лондона. Это все объясняет. Дело только в нем.

Легче ему не стало. Что же он за животное, если мог наслаждаться женщиной в то время, как она испытывала такую боль?

Из-за ширмы появилась Кристи. Она была бледна.

— Ложись, ты, должно быть, устала.

Она скользнула под одеяло и замерла.

— Спокойной ночи.

Неожиданно для себя он повернулся и нежно поцеловал ее в губы. Джулиан был уверен, что она оттолкнет его, но она неожиданно расслабилась и ответила ему. Черт! Ее тело было таким мягким и податливым, что он воспринял это как приглашение. На этот раз все будет по-другому, медленно и осторожно.

Черт! Это невозможно, он только что лишил ее девственности, и причинить ей боль еще раз будет непростительно.

— На сегодня довольно. — Джулиан сделал над собой огромное усилие, чтобы произнести эти слова. — Спокойной ночи.

Неожиданно пришло осознание происходящего. Она его жена. Он лежит в постели со своей женой. Он никогда в жизни не спал с женщиной. Он проводил ночи с любовницами, изредка забываясь сном. Иногда это был быстрый секс на кушетке в гостиной. Сейчас с ним происходило нечто новое. Он чувствовал рядом присутствие женщины, жены, слушал ее тихое, ровное дыхание. Возможно, в этом новом опыте и нет ничего хорошего…

Проснувшись, Кристи почувствовала себя свежей и отдохнувшей. Она открыла глаза и поняла, что лежит в объятиях мужа. Ее рубашка задралась, обнажая бедро, в которое упиралась твердая мужская плоть. Прислушавшись к себе, Кристи поняла, что ощущает внутреннюю… пустоту?

Она подняла голову и натолкнулась на страстный взгляд синих глаз.

— М… ми… Джулиан?

Он отпрянул, поправляя рубашку. Кристи покраснела и натянула подол до самых икр.

— Прости, я… я не привыкла. Забыла, что ты здесь.

Он смотрел на нее во все глаза.

— Нет. Я… — Он запнулся. — Не важно. Чем бы ты хотела сегодня заняться? Покататься верхом?

Кристи медлила с ответом, размышляя, что бы хотелось ему.

Джулиан слегка покраснел.

— Нет, конечно нет. Прости. — Он протянул руку и погладил ее по щеке.

Кристи смутилась:

— Нет, все в порядке. — Внутренняя боль сменилась другим необъяснимым чувством, которое лишь усиливалось от его прикосновений.

— Здесь рядом Тинтернское аббатство. Мы можем прогуляться или взять коляску, если ты устала.

Джулиан казался ей нежным и заботливым. Даже доброжелательным. Но он все время держался чуть на расстоянии, словно они были едва знакомы, а не провели ночь вместе.

Все хорошо! Я же не больна!

Кристи не смогла произнести эти слова.

— Прекрасно, прогулка будет очень кстати. — Это должно убедить Брейбрука, что брачная ночь не нанесла ей вреда.

Вежливость станет основным принципом их брака, а ее глупые надежды на романтические отношения стоит навсегда выбросить из головы.



Вежливость и доброжелательность. Внимательность. К концу дня Кристи пришла к выводу, что ее муж самый благородный человек на свете, но ей никогда не было так одиноко. Как глупо. Ведь он провел с ней целый день.

Кристи посмотрела на закрытую дверь спальни. Ее отдельной спальни. Джулиан все же поговорил с миссис Брэкстон. Минуту назад он пожелал ей спокойной ночи и удалился в свою опочивальню.

Кристи казалось, что на нее вылили ведро холодной воды. Конечно, она не смела надеяться, что он останется с ней… Нет, она надеялась. И ждала этого весь день. Она сама лгала себе, убеждая, что не хочет его. Кристи боялась, что ее откровенное проявление своих чувств заставит Джулиана думать, что он женился на развратнице.


Глава 14 | Бесприданница для лорда | Глава 16