home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

После пары часов тревожного сна Кристи чувствовала себя опустошенной. Ей снились темные пустынные улицы, по которым она бродила в поисках чего-то необъяснимого, эфемерного.

Брейбрук стоял у окна. Его лицо освещал тусклый свет за спиной, отчего черты казались нечеткими и расплывчатыми. Кристи не могла понять, зачем он послал за ней? Единственное, что приходило в голову, — желание лорда уволить ее прилюдно, в присутствии домочадцев. Или он хочет опять повторить свое предложение? Господи, помоги! У нее в очередной раз должно хватить сил отказаться.

Брейбрук сделал несколько шагов ей навстречу, и Кристи заметила, сколь скорбным было выражение его лица.

— Мисс Дэвентри, мое предложение выйти за меня замуж остается в силе.

Кристи пошатнулась, голова заболела еще сильнее. Несмотря на все произошедшее, он предлагает ей замужество? Кристи была так ошарашена, что не смогла сразу собраться с мыслями.

— Зачем? — еле слышно прошептала она. — Почему вы хотите жениться, зная обо мне все, когда даже… — Она смешалась и опустила глаза.

Брейбрук пристально смотрел на нее. Его пытливый взгляд проникал в самые тайные уголки души и вытягивал оттуда самые давние воспоминания.

— Кем он был?

Кристи встрепенулась, стараясь вернуть себе привычную строгость и неприступность. Неужели она позволила мыслям отразиться на лице так явно, что Брейбрук все понял?

— Поскольку я не приняла вашего предложения, это вас не касается, милорд.

— Кто он?

— Какая разница? Вы беспокоитесь, что я не девственница? — спросила она с некоторым раздражением.

— А у меня есть повод беспокоиться?

— Нет, поскольку я вам отказала, но и мое согласие не дает вам права на вопросы о моей личной жизни.

Его черты стали жестче.

— Поскольку мы собираемся пожениться, у меня есть право!

— Не вы ли сказали мне однажды, что не стали бы требовать от своей жены того, что сами не готовы ей дать?

Джулиан молчал.

— Хорошо, — сказал он наконец. — Допустим, у меня нет прав, но есть простое любопытство. Кристи, кем он был?

Она решила, что стоит покончить с этим раз и навсегда. Не стоит снова и снова бередить старую рану.

— Вы не знаете этого человека. Джереми был сыном торговца. Семья не богатая, но состоятельная. Я училась с его сестрой, и… — она нахмурилась, — и мы полюбили друг друга.

— И?..

— Он хотел, чтобы я вышла за него замуж, пришлось рассказать ему правду.

Брейбрук кивнул:

— Полагаю, больше вы его не видели.

Ах, как бы она хотела, чтобы дело было лишь в этом!

— Напротив. Он приехал через неделю. — Кристи сделала над собой усилие и продолжала: — Только теперь все изменилось. Он предложил мне содержание. — Она замолчала, не в силах продолжать.

— Вы согласились? — В его голосе не было и тени презрения.

— Нет. — Кристи мечтала немедленно провалиться сквозь землю или умереть. Он говорил с ней совсем по-другому, даже смотрел как-то иначе, словно она была товаром, который можно купить.

— Так почему же вы отказываетесь стать моей женой?

— Почему? — Кристи подняла на него глаза. — Вы тоже предлагали мне стать любовницей! Неужели вы думаете, что я соглашусь выйти замуж за мужчину, который так ко мне относится?

— Тоисhe [3], — сказал Джулиан. — Но вы мне отказали. Так же как и мужчине, которого любили.

Кристи поежилась. Любила ли она Джереми? Тогда ей казалось, что да, но сейчас она не могла ответить. Однако она была польщена тем, что он хочет на ней жениться. Джереми был бы хорошим мужем. Но любовь?..

— Я отказала ему, потому что разозлилась! — выпалила Кристи.

Уголки его губ дрогнули.

— Да, я могу себе представить, что вы разозлились.

— Не потому, что он передумал жениться на мне. Это я поняла. Причина в том, что он хотел получить все, не поступившись ничем.

Его светлость смотрел на нее во все глаза.

— Он… Конечно.

— Я отказала вам совсем не потому, что ищу более выгодного предложения! — У нее и в мыслях не было ничего подобного. — Все, что от вас требуется, — сделать так, чтобы люди узнали правду. Тогда вас никто не осудит.

— Кроме меня самого.

— Вас?

— Отклонив мое бесчестное предложение, вы дали понять, что мне не на что рассчитывать. И приняли всю вину на себя, несмотря на существующее между нами влечение.

Кристи не хотела об этом думать. Ей было тяжело вспоминать, как все внутри трепетало от его прикосновений. Он заставил ее поверить, что эти поцелуи lля него что-то значат. Что она ему небезразлична.

— Возможно, я хотела казаться неприступной.

— Неприступной? Кристи, вы единственная скромница в моем окружении! — Он неожиданно рассмеялся. — Пожалуй, еще Сирена.

Ей лучше сейчас не думать о леди Брейбрук.

— Это говорит о том, милорд…

— Вы ясно дали мне понять, что я вам не нужен, и я дал слово, что не буду настаивать. Но не сдержал его и погубил вас.

— Нет! — Ее глаза сверкали. — Это же был просто поцелуй, ничего более!

— К сожалению, этого оказалось достаточно.

— Вы не можете хотеть жениться на мне, — прошептала Кристи.

— Кристи, может, мы оба этого и не хотим, но у нас нет выбора. Я не намерен обнародовать вашу тайну.

Она едва не задохнулась. Надо сохранить спокойствие и посмотреть на ситуацию здраво. Она может выйти замуж за лорда Брейбрука или с позором покинуть Амберли. Если она откажется, а он не сообщит всем, что она незаконнорожденная, Гарри будет вынужден вызвать его на дуэль.

Из-за ее глупого жеманства погибнет один из двух молодых мужчин. А все потому, что она не хочет принять предложение, к слову весьма для нее лестное.

— Вам придется стреляться с моим братом, милорд?

— Кристи, не думайте! Наша с ним ссора разрешится. Я…

— Выстрелите в воздух? И чего вы добьетесь? Гарри отличный стрелок. Хорошо, я выйду за вас замуж. Вы не единственный, у кого есть совесть, милорд.

Джулиан опешил. Она поняла, что он не будет убивать ее брата, но согласилась стать его женой. Значит, она переживает за его жизнь? Она согласилась, чтобы спасти его?

Вы не единственный, у кого есть совесть, милорд.

— Все очень удачно разрешилось, не так ли? Через четыре недели вас устроит?

Кристи кивнула, повернулась и вышла из комнаты.

Джулиан стоял и смотрел на закрытую дверь. Он всегда хотел обойтись в отношениях с будущей женой без романтики, которая так усложняла жизнь. Похоже, этого у него будет с лихвой. Чтобы получить одно, надо пожертвовать другим. Словно по иронии судьбы, у невесты нет ни состояния, ни связей, которые так его интересовали.

Сейчас остается только одно: написать Алкестону письмо, сообщающее, что его непризнанная внебрачная дочь скоро станет виконтессой.



— Милорд?

Джулиан оторвался от бухгалтерских отчетов и посмотрел на дворецкого.

— Да, Галам.

— Милорд, позвольте доложить, что прибыл его светлость граф Алкестон.

— Что?

Джулиан выпрямился и отложил перо.

— Алкестон? Конечно пригласи!

Он получил послание от секретаря графа с подтверждением того, что его светлость получил письмо, но более ничего. Джулиан решил, что его не интересует полученное сообщение.

Галам нервно вздрогнул:

— Прошу прощения, милорд, но он сказал, что встретится с вами после…

— После чего? — Джулиан встал, отодвигая стул.

— После того, как переговорит с мисс Дэвентри. — Галам смутился. — Это не мое дело, милорд, но граф был очень… разгневан.

— Хорошо. Спасибо, Галам. Где они?

— В гостиной, милорд.

— Леди Брейбрук с ними?

Дворецкий покачал головой:

— Нет, милорд. Ее светлость уехали в Дауэр-Хаус с мистером Гейвергалом, чтобы решить с покупкой новой мебели.



Кристи с ужасом смотрела на графа.

— Я не знаю, что за сказку ты рассказала Брейбруку, девчонка, но если думаешь, что это сойдет тебе с рук, то ты глупее, чем я думал!

— Сказку? — Несмотря на охватившую ее дрожь, Кристи внешне оставалась спокойной. Она не позволит ему победить.

Алкестон окинул ее ледяным взглядом:

— Как тебе это удалось? Подловила его? Или выложила неожиданный козырь? Старая знакомая ситуация. Я прав?

Кристи молчала. Ей не было никакого дела до того, что он о ней думает.

— Как он может жениться на девчонке, у которой нет и пенни в кармане? Если он готов жениться на первой, которая прыгнула в его постель, он полный дурак.

— Поэтому вы здесь, сэр? — Кристи поймала себя на мысли, что не испытывает никаких чувств к этому человеку.

— А не следовало? — Алкестон зло рассмеялся. — Должен был позволить человеку измарать свою честь?

В далеком прошлом эти слова могли бы обидеть ее. Пристыдить. Сейчас ей было все равно. Кристи никогда не относилась к графу как к отцу. В ее душе была пустота.

— И как вы намерены его остановить? Встанете в церкви и признаетесь? А как же ваша пресловутая осторожность во всем?

Лицо графа покрылось пятнами.

— Мне не придется этого делать, девчонка. Я дам тебе шанс: скажи ему, что ты передумала. Отмени свадьбу, и я заплачу тебе. В противном случае я сам расскажу ему правду, и ты ничего не получишь!

Так он думает, что она обманула Брейбрука.

— Идите к черту, сэр, — спокойно сказала Кристи.

Граф был шокирован ее словами, но быстро пришел в себя:

— Думай что говоришь! Неужели ты считаешь, что он женится на тебе, если узнает правду?

— Какую правду, ваша светлость? — послышалось за спиной.

Алкестон повернулся. В дверях стоял лорд Брейбрук. Вид у него был грозный. Холодный взгляд синих глаз задержался на графе.

— Прошу прощения, ваша светлость. Не понимаю, почему дворецкий проводил вас в гостиную, а не ко мне. Очень неосмотрительно с его стороны, поскольку мисс Дэвентри еще не хозяйка в Амберли, а леди Брейбрук в отъезде.

Возникла пауза. К удивлению Кристи, Алкестон выглядел сбитым с толку, кажется, он даже стал меньше ростом.

— Я сам просил вашего человека прежде увидеться с… — Он пожевал губами. — Впрочем, это не имеет значения.

Брейбрук не сводил с него напряженного холодного взгляда. Кристи с ужасом и восхищением смотрела на Брейбрука. Ведь Алкестон граф, черт его возьми! Джулиан сошел с ума? Как он себя ведет?

— Полагаю, вы читали мое письмо, — сказал Брейбрук. — Вы, несомненно, желаете мисс Дэвентри счастья. Надеюсь, с вами все в порядке?

К Алкестону наконец вернулся дар речи:

— Да, спасибо. Я получил ваше письмо три недели назад! Вам очень повезло, что я решил вмешаться!

— Вмешаться? — Брейбрук удивленно поднял брови. Затем он подошел к Кристи, взял ее руку и положил на свою, накрыв ладонью. — Мы уже заключили договор с мисс Дэвентри, но если вам угодно посмотреть документы…

— К черту! — взревел Алкестон. — Я бы хотел поговорить с ней наедине, если вы не возражаете, Брейбрук!

— Я ничего не имею против, — ответил тот, — если вы будете выбирать выражения в присутствии мисс Дэвентри.

Алкестон поджал губы.

— Выбирать выражения в присутствии… — Он покосился на Кристи. — Хорошо. Я дал ей шанс, только чтобы обезопасить вас. Не знаю, какую ложь она придумала, но у нее нет права выходить замуж за человека вашего положения. Она внебрачный ребенок. Ее мать была моей любовницей. Мне жаль сообщать вам об этом…

— Почему вы думаете, что я об этом не знаю?

— Потому что… — Алкестон открыл рот от удивления. — Вы знали? Но в вашем письме…

— Я предпочел быть деликатным. Осмелюсь добавить, больше для вашей безопасности. Я справедливо полагал, что ваш секретарь прочтет письмо, поэтому называл мисс Дэвентри сестрой вашего крестника. Я знаю тайну рождения Кристи.

— Но как? Как вы узнали? Об этом никто не знал! Ее мать все считали вдовой.

В душе Кристи вспыхнула ненависть. Она вспомнила, как мама была вынуждена лгать всем окружающим.

— Я сказала ему!

Нежные пальцы коснулись ее плеча.

— Предоставь это мне, любимая.

Кристи едва не задохнулась от радости слышать эти слова.

— Понимаете, граф, мисс Дэвентри была со мной более откровенна, чем вы с ее матерью. — Голос Брейбрука стал еще жестче, а взгляд холоднее.

Алкестон побагровел, глаза, казалось, выскочат из орбит.

— Вы готовы жениться на ней и испортить родословную?

— Меня больше беспокоит ваше родство с моей будущей женой. — Брейбрук говорил резко и отрывисто. — Но, поскольку теперь мне ясно, что дочь не многое унаследовала от отца, я спокоен. Вы только для этого приехали?

— Что за дерзость! — Из глаз Алкестона, казалось, сейчас полетят молнии. — Я трачу личное время, чтобы предупредить вас, а вы позволяете себе оскорблять меня? Она не моя дочь, и вы не получите ни пенни!

— Вы меня успокоили, ваша светлость, — ответил Брейбрук. — Возможно, вы избавите нас и от вашего присутствия?

Кристи подняла глаза и испуганно посмотрела на Джулиана. Он непозволительно вел себя с графом, посмел оскорбить его, и все это ради нее? Ведь Алкестон принадлежал к высшему обществу, как и лорд Брейбрук, а она… Внешне Брейбрук выглядел спокойным, но, когда он касался ее рукой, Кристи чувствовала, как напряжены его мускулы.

— Ты идиот! — заорал граф. — Делай что хочешь!

Он выбежал из комнаты, хлопнув дверью.

Джулиан изо всех сил старался держаться в рамках приличий, однако о том, чтобы проводить графа по всем правилам, не могло быть и речи. Вместо того чтобы спуститься с гостем вниз, он повернулся к Кристи. Она выглядела на удивление спокойной, словно ей только что не пришлось стать свидетельницей того, что ее отец отрекся от нее. Казалось, в ее жизни ничего не изменилось. Может, так оно и было?

— Спасибо, милорд.

— Всегда рад помочь. Давайте присядем. — Джулиан помог ей сесть на стул, подошел к небольшому столику и налил в бокал немного бренди. — Вот, выпейте. Будет лучше.

— В этом нет необходимости. — Кристи смотрела удивленно.

— Черт возьми! — Джулиан смутился и замолчал.

— В чем дело, милорд?

Джулиан провел рукой по волосам и улыбнулся, глядя на нее с сожалением.

— Я только что сделал замечание вашему от… — Что-то в ее взгляде заставило его замолчать и построить фразу по-другому. — Я сделал замечание графу Алкестону, что он не стеснялся в выражениях в присутствии дамы, а сейчас сам веду себя так же недопустимо.

Ее взгляд потеплел. Джулиан налил себе бренди сделал большой глоток.

— Он мне не отец. Мой отец обязательно пришел бы на похороны Сары.

Сара? Ах, ее сестра.

— Я не обвиняю вас, Кристи. Вы никогда не рассказывали о своей матери. Не хочу казаться излишне любопытным, но…

— Вы имеете право, — уверенно сказала она, хотя Джулиан и не был с ней согласен. — Откуда вам знать, может, она была обычной уличной девкой или известной куртизанкой.

Брейбрук покачал головой:

— Маловероятно. Простая уличная девка не смогла бы воспитать вас такой, какая вы есть — истинной леди. А будь она известной куртизанкой, Алкестон не смог бы заинтересовать ее так надолго. И ваша мать не представлялась бы вдовой. Расскажите мне все.

Несколько мгновений Кристи хранила молчание, однако он не воспринял это как отказ отвечать. Кристи задумалась, вспоминая давно прошедшие дни. Наконец, она подняла глаза и вздохнула.

— Я знаю только то, что мне рассказала мама. Кое-что я прочла в ее старых письмах и дневнике.

Джулиан кивнул.

— Мама была дочерью мелкопоместного дворянина, который жил рядом с поместьем Алкестона. Ее имя Кэтрин. Кэтрин Луиза Дэвентри.

— Так ее звали?

— Да. Я нашла несколько писем ее отца и дневник, который она вела в юности и продолжала вести после побега.

— Понятно.

— Она писала, что Алкестон хотел жениться на ней, но у его отца было много долгов, поэтому молодому графу пришлось жениться на единственной дочери богатого помещика. Он ничего не рассказал моей матери об этом, когда предложил ей тайный побег. К тому времени, когда ее отец нашел дочь, граф был уже женат на богатой наследнице, а моя мать ждала ребенка. Я читала письмо маминого отца, в котором он отрекался от нее.

— Они никогда больше не виделись?

Кристи помрачнела.

— Думаю… мне тогда было лет шесть… Гарри уже родился, к нам приходил незнакомый мужчина. Тогда мы жили в Бате. Мне показалось, что это был мамин брат. Сначала она сказала нам называть его дядя Гарри, но мужчина очень разозлился. Когда он ушел, мама сказала, что теперь все будет хорошо. Видимо, он дал ей денег. До самой ее смерти мы получали ежегодную ренту.

— Алкестон помогал вам? — осторожно спросил Брейбрук.

Кристи закусила губу.

— До некоторой степени. После рождения Сары он приходил крайне редко. Тогда мы переехали в Бристоль. — На ее щеках появился румянец. — После каждой новой беременности мы переезжали, так легче представляться вдовой.

Джулиан не знал, что и сказать.

— После смерти Сары граф потерял к маме всякий интерес, но купил ей дом в Бристоле.

Джулиан вспомнил все, что знал об Алкестоне. Им, безусловно, двигал страх, что его тайная жизнь станет явной. Общеизвестно, что его тесть был непримирим в вопросах нравственности. Если бы он узнал, что зять имеет любовницу, он бы принял самые строгие меры. Возможно, семья Дэвентри знала об этом и таким образом смогла заставить графа помогать Кэтрин материально.

— Вы хотите, чтобы я нашел вашу семью?

— Нет. Когда мама болела, я написала им, но получила ответ от Гарри Дэвентри, что у него нет сестры. Я написала еще раз, когда мамы не стало, но не получила ответа.

Джулиан кивнул и сделал глоток бренди. Семья отреклась от дочери, принося страдания невиновным.

— Мы не будем им сообщать, — твердо сказал Джулиан.

— Думаю, им это неинтересно, — ответила Кристи с легкой улыбкой.

— Им же хуже, — усмехнулся Брейбрук.



Через два дня Кристи стояла перед алтарем в деревенской церкви. Несколько часов назад она уже слышала речь священника, но сейчас слова звучали для нее по-другому.

— Мы собрались здесь перед лицом Бога, чтобы связать этого мужчину и эту женщину священными узами брака…

Утром этого же дня в присутствии только членов семьи Сирена обвенчалась с Найджелом Гейвергалом. Их лица светились радостью, они были счастливы вновь обрести друг друга.



— Если кто может указать причину, по которой эти двое не могут вступить в брак, пусть скажет сейчас или не говорит никогда.

Сейчас эта фраза прозвучала угрожающе…Она ожидала, что в церкви появится Алкестон Слава богу, этого не произошло. Препятствий для заключения брака не было. Но правильно ли она поступила?

Брейбрук стоял рядом, едва дыша. Сирена была довольна тем, что этот брак с Джулианом меняет положение Кристи в обществе и снимает с нее грех рождения вне брака.

Конечно, это неприятно, но больше это никого не волнует, кроме тебя самой.

Несомненно, это был благородный и щедрый поступок, но Кристи не могла понять, как мужчина столь знатного происхождения захотел жениться на незаконнорожденной?

Через мгновение ее рука была в руке Брейбрука. Душа ликовала от счастья.

— Согласны ли вы?..

Кристи посмотрела на Брейбрука и залюбовалась его красиво очерченным профилем. Джулиан слегка сдвинул брови. Синие глаза сосредоточенно смотрели на священника. Может, он уже жалеет о своем поступке? По телу пробежала дрожь.

— …и быть с ней в горе и радости, пока Господь не разлучит вас?

Его пальцы сильнее сжали ее руку.

— Да.



Большинство гостей уже разъехались. Несколько человек остались в Амберли на ночь. Кристи стояла у окна своей спальни и любовалась закатом, окрасившим небо множеством прекрасных цветов. Парк показался ей немного необычным. Весь мир стал другого цвета, даже воздух стал другим.

Новая горничная принесла ночную сорочку и приготовила ванну с ароматным маслом, показавшуюся Кристи невероятной роскошью.

— Ее светлость, леди Гейвергал, дала мне этот флакон специально для вас. На сегодняшний вечер, — сказала Бэт и хитро улыбнулась.

Кристи с удовольствием погрузилась в горячую воду. Здесь было и мыло, чей аромат очень подходил к аромату масла. Кристи вдыхала восхитительный запах и думала о том, что это всего лишь ритуал, чтобы привлечь внимание мужа.

После ванны Кристи облачилась в свою простую ночную рубашку и посмотрела на красивое шелковое, с кружевом белье, которое дала ей Сирена, чтобы она могла предстать перед Брейбруком во всем великолепии, как и положено в первую брачную ночь.

Ее муж побывал во многих спальнях Лондона, и Кристи беспокоилась, сможет ли она выглядеть достойно. Комната Брейбрука была соединена с ее спальней, и Кристи услышала звук открывающейся двери и негромкие мужские голоса. Она сразу же попросила Бэт уйти, и служанка, сделав реверанс и стараясь скрыть улыбку, удалилась.

Хорошо, что Брейбрук еще не вошел и у нее есть время справиться с волнением.

За спиной раздался шорох.

— Кристи?


Глава 12 | Бесприданница для лорда | Глава 14