home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



4

В течение недели у Джоша было много дел, но при мысли о предстоящей пятнице он волновался, как школьник.

— Знаешь, Джош, ты единственный, кто во время делового ланча действительно занимается делом.

— Кто, если не я? — усмехнулся Джош.

Джош и Адам сидели в ресторанчике «У Джо».

Они проводили деловые ланчи в этом заведении еще с тех пор, как фирма «Сладкие фантазии» была переведена в Манзаниту, а это было пять лет назад.

— К тому же у меня сегодня важное свидание.

Адам очень удивился.

— Ты идешь на свидание? Сегодня?

— А что в этом удивительного? — Джош поднял голову от бумаг. — Сегодня ведь пятница, люди часто назначают свидания на пятницу.

— Но не перед самой аудиторской проверкой.

Джош вздохнул. В обычных условиях он сидел бы сейчас с командой бухгалтеров и проверял вместе с ними каждую цифру. Но это в обычных.

— Я доверяю Биллу. — Билл работал в «Сладких фантазиях» контролером. — Он и наша бухгалтерия благополучно пройдут эту проверку.

Адам воззрился на друга и партнера в недоумении. Джош швырнул отчет на стол и раздраженно спросил:

— Ну, что еще?

Адам покачал головой.

— Ничего. Просто… пойми, я тебя не критикую, но обычно ты вникаешь в каждую мелочь. Ты никогда не откладывал никаких дел в компании ради свидания. Это небывалый случай. — Адам был не просто удивлен, он был заинтригован. — Кто она? — Адам всмотрелся в его лицо и вдруг расплылся в широкой улыбке. — Ты ее нашел, свою девственницу!

— Зря ты ее так называешь, — буркнул Джош.

Улыбка Адама стала еще шире.

— Ах да, верно, она больше не девственница, об этом ты позаботился.

— Вот именно. И впредь следи за своими выражениями. — В голосе Джоша зазвенел металл. — У меня сегодня свидание с Эйлин. Ее зовут Эйлин.

— Ну и ну! — присвистнул Адам. — Видать, эта Эйлин способная ученица! Чтобы заставить тебя сделать шаг в сторону от работы, девушка должна быть в постели настоящей акробаткой… или еще чем-то. Какие у тебя планы на вечер? Впрочем, можно не спрашивать.

— Планы у меня есть, — ответил Джош. — Мы поедем в Сакраменто: обед, музыкальное шоу — словом, все по полной программе.

И к концу вечера я буду знать все, что только можно узнать об Эйлин Джефферсон, мысленно добавил Джош, а она поймет, что следующие шесть месяцев, а может и больше, будут плотно заняты Джошем Монтгомери.

— Узнаю эту улыбку! Такая улыбка у тебя появляется, когда ты планируешь насильственный захват компании. — Адам покачал головой. — Похоже, дело обстоит куда серьезнее, чем я предполагал.

Джош беспечно отмахнулся.

— Она не такая, как все, и мне это нравится.

Адам хотел что-то сказать, но в последний момент передумал. Посмотрев куда-то за спину Джоша, он многозначительно вскинул брови и заметил:

— А вот это нравится мне.

Джош оглянулся и прищурился.

— Шелли?

К их столику подошла зеленоглазая блондинка, подстриженная по последней моде. Ее весьма внушительных размеров бюст туго натягивал алую шелковую блузку. На ней была короткая джинсовая юбка и туфли на шпильках. Джошу было нетрудно понять, почему Шелли понравилась Адаму, и многие мужчины в ресторане разделяли его мнение.

— Джош, это ты?

Джош встал и по-дружески обнял Шелли, но не мог не заметить, что она прижимается к нему своей пышной грудью чуть дольше, чем необходимо.

— Сто лет тебя не видел, — сказал он. — Кажется, со школы. Ты совсем не изменилась.

— Да, давненько мы не виделись, — улыбнувшись, сказала Шелли, оглядывая его с нескрываемым восхищением.

Джошу вспомнились другие глаза, карие, похожие на оленьи, смотревшие на него с трогательной смесью невинности и желания. Ему вдруг стало неловко, и он мысленно сказал себе, словно оправдываясь: «Я всего лишь поздоровался». Но легкая боль от укола совести не проходила.

— Как поживаешь? — быстро спросил он.

Красивое лицо Шелли сморщилось в горькой гримасе.

— Хорошо… вернее не очень. — Она машинально потерла палец левой руки на том месте, где когда-то было обручальное кольцо. — Я недавно развелась.

— Мне очень жаль, — искренне сказал Джош. В школьные годы Шелли слыла горячей штучкой и безжалостно разбивала мужские сердца.

— Я недавно переехала к родителям, но это временно, — заверила она его, словно ожидая, что Джош ее осудит. — Я нашла работу в туристической фирме, так что скоро у меня будет отдельное жилье.

— Значит, ты решила поселиться в Манзаните?

Шелли кивнула, прищурилась, разглядывая Джоша из-под длинных ресниц, и заметила:

— Это зависит от того, найду ли я тут что-нибудь достаточно привлекательное, чтобы остаться.

— Что ж, тогда мы еще увидимся.

Шелли немного оживилась.

— Это было бы замечательно. Я давно не была в городе, и такое впечатление, что у меня не осталось тут никаких знакомых. — Она снова погрустнела, и Джошу стало ее жаль. — Манзанита больше не тот тихий городок, из которого я когда-то уехала.

Джош похлопал ее по плечу.

— Это и к лучшему.

Шелли на прощание решила снова его обнять, но на этот раз Джош постарался, чтобы объятия не затягивались.

— Может, как-нибудь пообедаем вместе?

— Ловлю тебя на слове, — улыбнулась Шелли.

Она повернулась и пошла к выходу, соблазнительно покачивая бедрами. Джош заметил, что все мужчины в ресторане проводили ее взглядами.

Адам смотрел на друга с нескрываемым изумлением.

— Ты что, знаком абсолютно со всеми красивыми женщинами в радиусе пяти миль?

— Ага, — шутливо согласился Джош, — я дам тебе их список с номерами телефонов.

— Пообедаем вместе, — передразнил его Адам. — Почему ты не пригласил ее на ужин? Она же настоящая красотка!

— У меня уже есть одна прекрасная женщина, — со смехом ответил Джош.

Его смех внезапно оборвался, когда он сообразил, что у него вырвалось. У Адама, конечно, со слухом было все в порядке. Он прищурился.

— Вот как?

Джош ткнул пальцем в раскрытую папку, лежащую на столе поверх других.

— Расскажи-ка мне про эти новые шоколадные батончики, которые ты предлагаешь выбросить на рынок.

Адам заговорил о новой марке продукции, но Джош его не слушал. Он размышлял над своей фразой: «У меня уже есть одна прекрасная женщина».


Почти стемнело, когда Эйлин с бешено бьющимся сердцем вела машину к дому Джоша. Она собиралась заниматься сексом. Фантастическим, головокружительным сексом.

Эйлин нахмурилась и мысленно уточнила: фантастическим, головокружительным, ни к чему не обязывающим сексом.

Может, она совершает глупость, решив повторить незабываемый эксперимент двухнедельной давности? На этот раз перед ней уже не маячит мрачная перспектива умереть девственницей. Но зато ей предстоит жить с последствиями того, что произошло и еще произойдет. Она уже не раз пожалела, что согласилась на дикое предложение Джоша. Может, она сошла с ума? Или слишком увлеклась идеей набраться опыта в разных областях жизни?

А может, дело в том, что стоит Джошу Монтгомери приблизиться к ней на три фута, как у нее перед глазами все расплывается, а руки и ноги внезапно охватывает острое желание обвиться вокруг него?

Эйлин крепче сжала руль. Ладно, что греха таить, это тоже есть. Но прежде она никогда не шла на поводу у своего тела, а сейчас именно это и происходит. Ее не покидало ощущение, что ее с таким трудом завоеванная независимость лопнула как мыльный пузырь только потому, что ей наконец довелось познакомиться с настоящим, земным и при этом совершенно фантастическим сексом.

Казалось, тело говорило ей: «Да, я получило удовольствие и готово повторить это хоть сейчас. Ты не собираешься что-нибудь предпринять по этому поводу?»

Больше всего Эйлин пугало то, что так говорило не только ее тело. Вдруг она влюбилась?

Эйлин на мгновение прикрыла глаза. Нет, это не любовь, это просто секс.

В этот вечер она одевалась с особенной тщательностью. Она надела облегающее платье из голубого шелка, но платье было лишь чехлом для соблазнительного черного белья. Гвоздем программы был черный пояс с подвязками. Эйлин, чертыхаясь, провозилась с ним минут пятнадцать, но в конце концов разобралась что к чему и не могла не признать, что результат стоил затраченных усилий.

Она отрепетировала перед зеркалом несколько особенно сексуальных поз, наложила макияж, надела платье и рассмеялась, глядя в глаза своему отражению.

Как же я этого хочу!

Она пыталась представить, как будут развиваться события. Может, Джош с порога подхватит ее на руки и отнесет в кровать? Или он вопьется в ее губы долгим жадным поцелуем, а потом они начнут раздеваться, отмечая путь от двери до спальни разбросанной одеждой и бельем? Она не знала, что именно ее ждет, и это возбуждало ее больше всего. Кому-то, возможно, все уже известно и неинтересно, но для нее секс — пока еще новый, волнующий мир. Эйлин чувствовала себя, как ребенок, которому подарили новую сложную игрушку, или как взрослый, только что купивший машину, и она была полна решимости нажать на каждую кнопку и разобраться, для чего она предназначена.

Сегодня ночью она нажмет много разных кнопок.

Она затормозила на подъездной дороге. Ее сердце тут же забилось чаще. Выйдя из машины, Эйлин подошла к двери и нажала на кнопку звонка.

Джош открыл дверь, и ее сердце пропустило удар. Он был в черном костюме, белоснежной рубашке и малиновом галстуке. Волосы зачесаны назад, но несколько прядей падали на лоб, подчеркивая небесную синеву глаз. Джош выглядел как падший ангел. Или мужская фотомодель с рекламы швейцарских часов.

— Эйлин… — Его взгляд прошелся по ней, словно лаская. — Ты выглядишь… потрясающе.

Она улыбнулась.

— Надеюсь, это означает хорошо.

Джош поцеловал ее, она мгновенно приоткрыла губы и жадно прижалась к его рту. Он стиснул пальцами ее бедра, прижимая к себе. Она покачнулась. Пусть безумие начнется! Эйлин еще прижималась к Джошу, как вдруг он попятился и, тяжело дыша, погладил ее по щеке.

— Леди, а вы, оказывается, опасны! — Джош отступил еще на шаг и взял с вешалки пальто. Улыбнувшись, он щелкнул пальцами. — Подожди минутку, чуть не забыл, — произнес он и скрылся в кухне.

Эйлин удивило, что он надел пальто. Куда он собирается ее везти? Ей нравилось считать себя авантюристкой, но все же… Прервав ее размышления, Джош вернулся с розой в руке.

— Это тебе.

— Спасибо. — Эйлин несколько мгновений смотрела на цветок, потом поднесла его к лицу и понюхала. — Пахнет… пахнет розой.

Джош усмехнулся и пожал плечами.

— Я рад, что тебе понравилось.

Эйлин колебалась. Что прикажете делать с цветком? Поставить его в вазу? Взять с собой?

— Пошли, — сказал Джош. Эйлин решила взять цветок с собой. — Ты очень проголодалась?

От волнения ее желудок вытворял немыслимые кульбиты.

— Нет, нисколько.

— Это хорошо, — загадочно сказал Джош. — Пошли, а то опоздаем.

— Куда?

Он подтолкнул ее к двери.

— Скоро узнаешь. Это сюрприз. Я поведу машину.

Если Джош хотел ее удивить, то это ему удалось. Совсем не так она представляла себе этот вечер. Конечно, она не возражает против сюрприза… не очень возражает. Может, Джош старается подогреть ее возбуждение? В конце концов, он в этих делах весьма опытен.

Сидя в машине, Эйлин вдыхала сексуальный, слегка пряный запах его одеколона, наблюдала за игрой мускулов, когда он переключал рычаги. Ей стало не хватать воздуха.

Спокойно, остынь, сказала она себе.

Она пыталась притворяться спокойной всю дорогу до Сакраменто. Джош заехал на автостоянку и помог ей выйти из машины. Что он задумал? Может, он привез ее в отель?

Перед театром толпилась нарядно одетая публика. Эйлин хотела обойти толпу, но Джош положил руку ей на плечо и сказал:

— Нет, нам как раз сюда. — Он усмехнулся. — Это сюрприз.

Он достал из внутреннего кармана пальто два билета.

— Мы идем на шоу, о котором сейчас все только и говорят. Я подумал, что тебе должно понравиться. — Он снова усмехнулся, обнажив ровные белые зубы. — У нас места в первом ряду. — Он выжидательно посмотрел на Эйлин.

Она постаралась ответить как можно более восторженно:

— Это замечательно!

Эйлин была готова к чему угодно, например к медвежьим шкурам на полу, но музыка?.. Джош говорил что-то о погоде, кажется спрашивал, как прошел день, но Эйлин было трудно вникнуть в смысл его слов. Она была ошеломлена.

Нарядная толпа устремилась в двери театра.

Значит, это свидание, подумала Эйлин, мысленно посмеиваясь над собой. Почему-то я представляла его с чуть большим количеством секса.


Ресторан выглядел точно так же, как помнилось Джошу. Хрустальные люстры, белоснежные скатерти, неяркие розовато-лиловые стены. Бесшумно ступающие официанты в строгой униформе, тихое позвякивание хрусталя, приглушенный гул голосов.

Джош сидел за столиком в «Ле Бато», одном из лучших ресторанов Сакраменто, и ждал, пока Эйлин вернется из дамской комнаты. Он испытывал досаду. Вечер пошел не так, как было задумано. После театра, где они сидели на лучших местах, Джош устроил Эйлин небольшую экскурсию по парку скульптур. Все это время он почти без остановки говорил, ему уже надоело слышать собственный голос. Нельзя сказать, чтобы Эйлин угрюмо молчала, нет, время от времени она вставляла какие-то замечания, порой остроумные, вызывавшие у него смех, и вообще вела себя очень мило, но при этом оставалась неуловимой. Джош не смог подобрать другого слова. Она не флиртовала с ним, не жеманничала, не старалась узнать его получше и не давала ему никаких зацепок, которые позволили бы получше узнать ее саму. В результате Джош знал о ней не больше, чем в первую встречу, то есть практически ничего не знал.

Будь на месте Эйлин другая женщина, его бы это не волновало, даже наоборот. Джош припомнил нескольких женщин, которые утомляли его своими разговорами о прошлом и настоящем. Но с Эйлин все было иначе. Он был заинтригован, как никогда, и жалкие крохи информации о себе, которые она ему изредка бросала, лишь еще сильнее разжигали его аппетит.

В довершение всего Джош не мог избавиться от чувства, что Эйлин чем-то разочарована. Например, на какое-нибудь его высказывание она отвечала не сразу, а несколько мгновений с удивлением молча взирала на него. Так было и когда он сказал, что они идут в ресторан. Эйлин посмотрела на него, помолчала, потом вдруг рассмеялась, как будто вспомнила какую-то шутку. Не то чтобы она смеялась над ним, скорее было похоже, что она смеется над собой, хотя Джош не мог понять почему.

Словом, все пошло не так, как он планировал.

Возле их столика остановился Джерард, владелец ресторана.

— Джош, рад тебя видеть! — Он ненадолго присел за столик. — Только странно, что ты сегодня один. Кстати, где ты пропадал все это время?

Джош знал Джерарда лет двадцать, тот был старым другом семьи. Когда ресторан «Ле Бато» только открылся, родители Джоша стали одними из первых его постоянных клиентов.

— Был занят на работе. — Джошу не хотелось объяснять, что уже несколько лет не встречал женщины, которую бы стоило пригласить в одно из своих любимых мест. — И я сегодня не один.

Как раз в это время к столу вернулась Эйлин. Она приветливо улыбнулась Джерарду. Тот поспешно вскочил.

— Я вижу. — Джерард кивком выразил свое одобрение.

Эйлин протянула ему руку.

— Здравствуйте, меня зовут Эйлин.

— Рад познакомиться. — Джерард подмигнул Джошу. — Я распоряжусь, чтобы вам подали что-нибудь из наших лучших десертов, пожалуй, банановое суфле. — Он наклонился к столу и прошептал на ухо Джошу, но достаточно громко, чтобы слышала Эйлин: — Вижу, ты наконец нашел такую, за которую стоит держаться. Давно пора.

Джош кивком поблагодарил Джерарда и улыбнулся Эйлин.

— Прошу прощения за Джерарда, он старый друг нашей семьи.

— По-моему, он очень милый.

— Да, на свой лад. Джерард — неисправимый романтик и очень любит совать нос не в свое дело, — со вздохом сказал Джош. — Но ресторан у него великолепный.

— Да, я согласна. Еда выше всяких похвал. А банановое суфле я не ела с тех пор, как уехала из Нью-Йорка.

Наконец-то!

— Так ты жила в Нью-Йорке?

Эйлин заморгала, словно спохватившись, что допустила оплошность и сболтнула лишнее.

— Да.

— Когда?

— До того, как переехать сюда. Я пожила там некоторое время. Ты ведь тоже уехал из Манзаниты, чтобы учиться в университете? Кажется, ты учился в Гарварде? — Она игриво улыбнулась. — В ту ночь, когда мы… словом, ты упоминал, что играл в футбол.

Джош ее не винил, он и сам не знал, как лучше определить первую ночь, которую они провели вместе. У него потеплело в груди… и не только там. Он поспешил развить тему:

— Да, я уехал на учебу в Гарвард. Но в футбол я играл всего два года. Может, я и был неплохим нападающим, но мне не хватало некоторых качеств, необходимых, чтобы стать профессиональным футболистом. Для этого нужно быть одержимым футболом, а я любил разные виды спорта, да и заниматься бизнесом мне тоже понравилось.

Эйлин поднесла к губам бокал и глотнула вина.

— Значит, «Сладкие фантазии» оказались для тебя идеальным бизнесом.

Джош сам не заметил, как разговорился о «Сладких фантазиях», и стал рассказывать, как познакомился с Адамом, как они начали готовить первые «энергетические» батончики, как дело стало расширяться, превосходя самые смелые их ожидания, как в конце концов пришла пора расширить производство и Джош уговорил Адама перевести фабрику в Манзаниту, в город, где он вырос.

Лишь позже, когда они съели великолепный десерт, вышли из ресторана и пошли к машине, Джош осознал, что Эйлин сумела снова перевести разговор с себя на него, причем сделала это так виртуозно, что он опять ничего о ней не узнал.

— Спасибо за прекрасный вечер, я ничего подобного не ожидала, — сказала Эйлин в машине.

— Рано благодаришь. — Джош думал о сцене соблазнения, которую собирался разыграть в своем доме. — Вечер еще не закончился.

Немного помолчав, Эйлин спросила с придыханием:

— Не закончился?

Джош возбуждался только от одного того, что думал об этом.

— Далеко не закончился, — многообещающе уточнил он и покосился на нее.

По-видимому, его ответ ей понравился. Она чуть заметно порозовела и бросила на него зовущий взгляд. Давно пора, подумал Джош. Помедлив, он спросил:

— А где твоя роза?

— Извини, кажется, я оставила ее на столе в ресторане. — На этот раз Эйлин покраснела как помидор. — Нехорошо получилось. Мне никогда не дарили цветов, и я забыла, что пришла с розой. Я была немного рассеянна.

Джошу показалось, что она переживает искренне. Он улыбнулся и погладил ее по щеке.

— Ладно, ничего страшного.

Он подъехал к своему дому и затормозил. Эйлин сидела тихо, даже слишком тихо, словно о чем-то глубоко задумалась. Джош снова спросил себя, чем вызвана ее рассеянность. Может, она нервничает? С тех пор как они в прошлый раз занимались сексом — с тех пор как он лишил ее невинности, — прошло около недели. Джошу приходилось напоминать себе, что для Эйлин все это еще внове, что он должен держать себя в руках и действовать осторожно.

Он провел ее в гостиную и снял пальто, жестом предлагая ей последовать его примеру.

— Принести тебе что-нибудь выпить?

Эйлин сняла пальто и туфли на каблуках, которые аккуратно поставила в углу возле двери.

— Пожалуй, не откажусь от вина, если у тебя найдется. — Она присела на диван.

Он улыбнулся. Да, она определенно нервничает. Это он мог понять. Джош достал из бара бутылку вина, наполнил два бокала и, протянув один Эйлин, сел рядом с ней на диван.

— Ну как? Ты довольна сегодняшним вечером?

— Да. Спасибо, я прекрасно провела время.

Громкая похвала, ничего не скажешь! А он-то расстарался, только что не прокатил ее по городу в карете! Для неопытной женщины, лишь недавно расставшейся с невинностью, на нее слишком трудно произвести впечатление.

Джош поморщился.

— Я хотел, чтобы сегодняшний вечер стал особенным. — Он помолчал. — Мне нужно тебя кое о чем спросить. Ты весь вечер словно была где-то далеко. В чем дело?

— Ни в чем. — Она негромко рассмеялась. — Просто… гм… это было совсем не то, чего я ожидала.

— Вот как? И чего же ты ожидала?

— Не знаю, ничего конкретного, но уж если я чего-то и ожидала, то только не этого, вот и все.

— Ясно. — Джош прочел между строк. — Значит, тебе не понравилось.

— Да нет же, дело не в этом. Просто после прошлого уик-энда я ожидала, как бы это выразиться, что акцент будет сделан на другое. — Она густо покраснела. — Я имею в виду, что я в этом деле новичок, я была готова к более… то есть я ожидала, что мы просто…

— Эйлин, в чем дело?

— Я тебя хотела! — выпалила она.

Она его желала? Так вот что занимало ее мысли весь вечер! Джошу хотелось стукнуть себя ладонью по лбу.

— Почему же ты ничего не сказала?

— Ты так старался, и я не знала, как мне быть. Мне показалось, что с моей стороны было бы грубо не подыграть тебе. В конце концов, это был твой способ убеждения. Мне очень понравился ресторан, — добавила она, как будто пытаясь убедить его, что свидание не было полным провалом. — Кроме того, я чувствовала себя мальчишкой-подростком, который собирается предпринять… некоторые активные действия.

Джош рассмеялся.

— Это я могу понять, поскольку сам когда-то был мальчишкой.

Неудивительно, что она казалась разочарованной. В том, что касается сексуальных отношений с женщинами, он исходил из собственного опыта и не подумал о том, насколько она не похожа на других. Он считал, что она хочет, чтобы он за ней ухаживал, но в действительности ей был просто нужен он сам. От этой мысли его тело прошил разряд сексуальной энергии.

— Извини, кажется, меня немного занесло.

Эйлин улыбнулась и соблазнительно надула пухлые губки.

— Как ты сам сказал, вечер еще не закончился.

Джош усмехнулся, чувствуя, как его тело пробуждается к жизни. Он взял Эйлин за руки и нежно поцеловал в шею. Наградой ему стал негромкий вскрик возбуждения.

— Что у тебя было на уме?

Она потянулась к нему, щекоча дыханием его ухо.

— Я хочу, чтобы ты занялся со мной любовью. — В ее голосе смешалось смущение и возбуждение.

— Прямо сейчас? — спросил Джош, удивленный быстротой ее рук.

— Да, прямо сейчас.

Она двумя руками повернула его голову, и Джош успел увидеть ее лукавую улыбку. А в следующее мгновение она накрыла его губы своими…

Когда Джош вышел из ванной, Эйлин уже надела платье и туфли. Судя по всему, бюстгальтер и трусики она запихнула в сумку.

— Эйлин?

Она улыбнулась с чуть виноватым видом.

— Знаю, тебе кажется, что я поторопилась, но мне действительно пора.

— После того что сейчас произошло, ты просто уезжаешь?

— К сожалению, завтра утром мне нужно быть на занятиях йогой. Так что мне необходимо вернуться домой, немного поспать и к шести уже быть в спортзале. — Эйлин передернула плечами. — Представляешь, к шести! Но я тебе завтра позвоню.

Джош нахмурился.

— Правда?

Эйлин подошла к нему и быстро поцеловала его в губы.

— После сегодняшнего вечера я приняла решение. Я согласна на шесть месяцев.

Джош удивился еще больше. Казалось бы, он должен радоваться, что она согласилась. В конце концов он получил именно то, чего добивался. Эйлин согласилась с ним встречаться, и сегодняшняя ночь не обернулась полным провалом. Но он чувствовал странную опустошенность.

— Значит, полгода? Ты решила окончательно?

— Окончательно. — Она снова поцеловала его, глубоко вздохнула и пошла к выходу. В дверях она оглянулась, улыбнулась и бросила: — До скорого.

Дверь за ней закрылась, через некоторое время послышался звук отъезжающего автомобиля, вскоре и этот звук угас. И стало тихо.

Джош в чем мать родила стоял посреди гостиной и спрашивал себя, когда же он ухитрился полностью выпустить ситуацию из-под контроля.


предыдущая глава | Аромат этих роз | cледующая глава