home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2

С каждым вздохом Джош вбирал в себя неповторимый аромат Эйлин — смесь легкого цветочного запаха духов и еще чего-то, похожего на детскую присыпку. Прошлой ночью Эйлин была невероятна. Такого наслаждения Джош не испытывал уже… он даже не мог вспомнить, насколько давно. Он крепче сжал ее в объятиях, наслаждаясь податливостью ее тела. Стоп!

Он порывисто сел в кровати и обнаружил, что сжимает в объятиях… две подушки. Что за чертовщина? Хорош же он, размечтался, когда женщины, о которой он грезит, даже нет рядом с ним в постели!

Посмеиваясь над собой, Джош покачал головой и встал, чтобы найти Эйлин и вернуть ее в постель. Он не собирался отпускать ее так легко. Одеться Джош не потрудился: до ближайших соседей далеко и никто не может заглядывать в его большие, от пола до потолка, окна. Кроме того, ему не терпелось найти Эйлин. Джош на миг задумался, надела ли Эйлин его рубашку или разгуливает по его дому в чем мать родила. Одной этой мысли оказалось достаточно, чтобы он снова возбудился и проснулся окончательно.

Дверь в ванную была открыта, свет не горел. Может, Эйлин решила приготовить ему завтрак? Джош заглянул в кухню. Но и там никого не было. Ему пришла в голову не очень приятная мысль, он вернулся в гостиную, посмотрел повнимательнее, и настроение у него сразу испортилось. Одежды Эйлин нигде не было видно, сумочки тоже. Джош подошел к входной двери и распахнул ее.

На пороге стоял Адам. В одной руке он держал коробку с пончиками, другую тянул к кнопке звонка. Увидев Джоша, Адам рассмеялся.

— Доброе утро, герой-любовник. Вот, решил принести тебе и твоей… гм… гостье завтрак.

Джош посмотрел поверх плеча друга на подъездную дорогу. Автомобиль Эйлин исчез.

— Проклятье!

Джош вернулся в дом, Адам вошел следом за ним. Не обращая внимания на гостя, Джош прямиком прошел в ванную, натянул спортивные брюки и футболку. Потом, все еще бормоча под нос ругательства, пошел на/кухню, где Адам уже удобно устроился за столом со стеклянной столешницей.

— Ты на редкость не вовремя, — буркнул Джош. Он запустил руку в коробку и взял пончик.

— Знаю, — согласился Адам, тоже беря пончик, — наверное, мне полагается извиниться, но, после того как вчера в баре ты прервал меня на самом интересном месте, я подумал: какого черта? Я тебя предупреждал. Скажи спасибо, что я подождал до девяти часов. Так где она?

Джош откусил кусок пончика, политого шоколадной глазурью, и включил кофеварку.

— Она ушла.

— Подробности. — Адам озорно усмехнулся. — Меня интересуют подробности.

— Нет у меня никаких подробностей, — огрызнулся Джош. — Я сам не знаю, куда она девалась.

— Я имел в виду ночь.

— Достаточно сказать, что я нарушил данное самому себе слово и все-таки уложил ее в постель. — Джош помолчал, откусил еще кусок пончика, прожевал и закончил: — А теперь она исчезла.

— Значит, в ней что-то есть?

— С чего ты взял? — Джош подозрительно покосился на друга, не доверяя его серьезному виду и ожидая подвоха.

— Потому что я не видел у тебя такого лица с тех пор… да, пожалуй, никогда не видел.

— Какого такого лица?

Адам хмыкнул.

— У тебя такое странное выражение… нечто среднее между тем, с каким ты смотришь на обнаженную красотку, и тем, какое у тебя бывает, когда тебе наступили на ногу.

Джош нехотя рассмеялся.

— Не могу понять, почему она ушла. — Он налил себе кофе и тут же отпил из чашки, не дожидаясь, пока кофе остынет. Ему нужно было срочно подкрепиться кофеином. — Ночь была фантастическая. А утром я просыпаюсь и обнаруживаю, что она исчезла не попрощавшись.

— Она не оставила записку? — спросил Адам. — Может, у нее сегодня утром неотложное дело?

Джош испытал облегчение. Конечно, как он сам не догадался, что Эйлин нужно было куда-то уехать с утра пораньше! Может, она оставила еще где-нибудь записку? Обыскав буквально весь дом, Джош вернулся в кухню и сел за стол напротив Адама.

— Ничего: ни записки, ни номера телефона…

— Она не оставила на тумбочке возле кровати двадцатку?

Джош бросил на друга свирепый взгляд.

— Очень смешно. Убирайся!

— Эй, приятель, полегче! — Адам поднял руки. — И не выгоняй меня, я же привез пончики. Разве это меня не оправдывает?

— Не нужны мне эти чертовы пончики, мне нужна Эйлин. Прямо сейчас.

— Так найди ее телефон в справочнике и позвони.

— Я не знаю ее фамилии, — нехотя признался Джош.

Адам расхохотался.

— Не знаешь фамилии?

Джош развел руками.

— Ну да, я занимался фантастическим сексом с девственницей, а теперь она ушла, и я не знаю, как ее найти.

Адам улыбнулся, но от дальнейших насмешек благоразумно воздержался. Он рассудил, что Джошу сейчас не до смеха.

— Всегда можно найти способ. Давай рассуждать логически. Как все это началось?

Джош рассказал другу все с начала и почти до конца, не вдаваясь только в самые интимные подробности того, что произошло ночью.

— Она была так решительно настроена! Ей непременно нужно было заняться сексом этой ночью. Со мной. Такое впечатление, будто она выполняла некую миссию. Как я уже говорил, это было удивительно… и немного походило на помешательство.

Адам нахмурился и задумчиво потер подбородок.

— Говоришь, она помнит тебя по школе?

— Да. Но я не помню никакой Эйлин. Мы с ней точно не дружили.

— Естественно, ей двадцать девять, а тебе тридцать три, — рассудил Адам, — она никак не могла учиться с тобой в одном классе или даже в параллельном.

— Да, верно. — Джош подсчитал в уме. — Мы могли учиться в школе одновременно только один год. Когда она только поступила в среднюю школу, я уже учился в выпускном классе.

— Вот именно. Значит, тебе нужно всего-навсего выяснить, кто учился в младшем классе в год твоего выпуска.

— И как я, по-твоему, могу это узнать?

— Я что же, должен все за тебя сделать? — Адам снял с подставки чашку и налил себе кофе. — У тебя ведь есть школьный ежегодник, не так ли? Возьми и посмотри, какие там были Эйлин.

Адам сделал глоток, поморщился и добавил в кофе сахар и сливки.

— Почему я сам не догадался? — смутился Джош.

— Потому что ты сейчас не способен мыслить трезво. Во всяком случае, выше талии. — Адам одарил друга одной из своих фирменных ухмылок. — Так что бери ежегодник и давай вместе выясним, кто она, твоя таинственная Эйлин. Если она и впрямь так хороша, как ты утверждаешь, может, у нее найдется сестра.

Подумав, Джош развел руками.

— У меня нет ежегодника, он остался в доме родителей, в Сан-Диего. А они сейчас в Европе и вернутся только через три недели.

Адам покачал головой.

— Так дело не пойдет. За три недели ты меня с ума сведешь, надо что-то придумать. — Он помолчал и вдруг щелкнул пальцами. — Есть! Надо посмотреть в библиотеке!

— Отличная мысль, — просиял Джош. — Спасибо, Адам, я твой должник.

— Погоди, Джош, только один вопрос. А что, если Эйлин не хочет, чтобы ты ее разыскивал? Я знаю, о твоем успехе у женщин ходят легенды, но я слыхал, что среди них тоже попадаются такие, которые предпочитают стоянку на одну ночь.

Вопрос застал Джоша врасплох, но он решительно отмел сомнения:

— Эйлин не такая.

— Откуда ты знаешь?

— Я знаю себя. Если я чего-то захочу, я это получу. — Джош улыбнулся, предвкушая продолжение. — Поверь мне, это не будет стоянкой на одну ночь.

Адам посмотрел на друга и поднял чашку, чокаясь, как бокалом вина.

— Что ж, выпьем за удачную охоту! У бедняжки нет ни одного шанса.


Эйлин сидела в кабинете врача, глядя на сложный агрегат, с помощью которого ей только что сделали рентгеновский снимок грудных желез. Сама процедура была уже закончена, и Эйлин ждала, когда проявят снимок.

Возможно, ей было бы легче, если бы она могла с кем-то поговорить, поделиться своими страхами. Она звонила Бетани, своей лучшей подруге, но той не оказалось дома. Будучи известным фотографом и работая в модельном агентстве, Бетани вообще редко сидела на месте, разъезжая по всему свету. Поэтому связаться с ней в экстренных случаях было практически невозможно.

Кроме Бетани, у Эйлин не было близких подруг. Конечно, были еще коллеги, но рассказать им… Эйлин покачала головой. Что она может им сказать?

Были приятельницы. Они были знакомы около двух лет, иногда ходили вместе на ланч, изредка в кино, но подлинной душевной близости между ними не было. Не могла же Эйлин запросто сказать им: «Привет, кажется, у меня нашли рак груди, я ужасно боюсь смерти, разрешите поплакаться вам в жилетку?»

Нет, это исключено.

Мама… Матери Эйлин пока не позвонила. Она решила не волновать мать, пока не будет знать окончательный диагноз.

В кабинет вошла медсестра. Сердце Эйлин подпрыгнуло и забилось где-то в районе горла.

— Ну что?

— Извините, я не знала, что вы еще здесь. — Медсестра казалась удивленной. — Думаю, доктор сейчас придет. — Она поспешно вышла.

Эйлин бессильно обмякла на стуле. Ожидание становилось невыносимым. Она ждала результатов еще с пятницы. В пятницу она побывала в другом кабинете, очень похожем на этот. Эйлин помнила свой визит к гинекологу так отчетливо, как помнят кошмарный сон, не дающий покоя весь день. После обычного осмотра врач сел за стол, строго посмотрел на Эйлин и спросил:

— Вы осматриваете свою грудь?

Эйлин ненадолго задумалась.

— Да, от случая к случаю.

Врач нахмурился.

— Грудь необходимо осматривать регулярно, каждый месяц. Вы ведь знаете, как это делается?

— Да, знаю.

— А мне кажется, не очень хорошо знаете.

Врач надел резиновые перчатки и стал показывать Эйлин, как нужно ощупывать молочные железы. Эйлин слушала не очень внимательно и мысленно составляла список того, что нужно купить в магазине. Красный перец, лук, рыбное филе…

— Вы должны ощупывать грудь, двигаясь от внешней стороны к внутренней.

— Понятно. — Наверное, нужно купить рис. Кажется, он кончается…

— Затем… — Врач замолчал.

Эйлин помнила, что не обратила на это внимания. Она тогда раздумывала, купить ли готовое печенье или испечь самой.

— Давно у вас это уплотнение в правой груди?

Эйлин похолодела.

— Н-не знаю, — пролепетала она заикаясь. На маммографию ей удалось записаться лишь на понедельник, до тех пор оставалось только ждать. У Эйлин было время задуматься о жизни, и она задумалась.

Я никогда не была в Италии, да и не только в Италии, вообще в Европе, думала она. Ей всегда хотелось поездить по свету, но после окончания учебы она очень много работала. В конце концов она не выдержала напряжения, уехала из Нью-Йорка и вернулась в Манзаниту, тихий провинциальный городок. Эйлин твердила себе, что лишь взяла небольшую передышку, чтобы перегруппировать силы, но когда-нибудь обязательно осуществит все то, что давно откладывала. И вот оказалось, что у нее, возможно, не осталось времени в запасе. Так ли это, скоро выяснится, а пока она даже не знала, сколько ей осталось жить.

Я не успела сделать витражное окно, думала Эйлин, не научилась танцевать фламенко, сто лет не была в клубе. Я так и не научилась готовить китайские блюда, не нарисовала автопортрет, не побывала на Гавайях… Боже правый, чем я вообще занималась в жизни? Я даже ни разу не занималась сексом!

По какой-то неведомой причине Эйлин сильнее всего поразило последнее. Видя на примере своей матери, что может сделать с женщиной любовь и брак, Эйлин никогда не стремилась к серьезным отношениям с мужчиной. Однако она рассчитывала, что когда-нибудь познает интимную близость… когда-нибудь, когда звезды расположатся на небосклоне благоприятным образом или подвернется подходящий случай, например возле ее дома будет случайно проезжать потрясающий мужчина, похожий на античного бога, и у него, опять же совершенно случайно, именно в этот момент лопнет шина. Как бы то ни было, Эйлин представляла, что это должно произойти без каких-то усилий с ее стороны.

И что же теперь делать? Сойти в могилу одинокой девственницей, которая так нигде и не побывала?

Побывать в Европе она уже не успеет. Витражное стекло за выходные опять же не изготовить, и научиться танцевать фламенко за два дня тоже невозможно. Но кое-что она все-таки может успеть сделать до понедельника… И она это сделает!

С мрачной решимостью Эйлин достала из шкафа самое сексуальное платье, какое у нее только было, туфли на высоченных каблуках, надела все это и отправилась в бар «Фуникулер», который считался единственным баром в Манзаните, где можно «снять парня». Здесь она высмотрела Джоша Монтгомери. Эйлин смутно помнила его по школе, кроме того несколько раз видела мельком в городе.

«Инцидент с Джошем», как впоследствии мысленно окрестила происшедшее Эйлин, был похож на сон, это было нечто слишком восхитительное, чтобы быть правдой. И вот сейчас, сидя в одиночестве в кабинете врача, Эйлин понимала, что была права. Это действительно было нечто нереальное.

— Мисс Джефферсон?

Эйлин оглянулась.

— Да, доктор Джонс, это я.

Врач был высокий, худощавый, светловолосый, с блеклыми голубыми глазами. Глядя на него, казалось, что этот человек никогда не улыбается.

Врач улыбнулся.

— Вам только что сделали маммографию, не так ли?

— Да. — Эйлин нервно сцепила пальцы. — И я… это…

— Рентген подтвердил, что опухоль не злокачественная, это всего лишь кальцификация тканей. Разумеется, вам все равно следует регулярно осматривать грудь и показываться врачу, но в остальном все в порядке, вы можете идти.

Несколько секунд Эйлин не шевелилась, потеряв дар речи от неимоверного облегчения. Потом она спохватилась и пробормотала:

— Спасибо.

У нее не рак, она не умирает! Эйлин вышла на улицу. Было прохладно, но день выдался ясный, солнце для марта светило на удивление ярко. В воздухе пахло весной. Эйлин завела машину и выехала со стоянки. Теперь, когда все выяснилось, она, конечно, собиралась вернуться на работу. Машина словно сама везла ее по улицам Манзаниты в сторону публичной библиотеки. Эйлин смотрела по сторонам и видела то, чего не замечала раньше: как красивы деревья, как много выросло новых домов и как они преображают облик городка. Она заметила маленькие магазинчики косметики и модной одежды, на которые раньше не обращала внимания. У старой закусочной «У Джо» тоже появились новые соседи: с одной стороны — салон красоты, с другой — цветочный магазин.

Эйлин поправила очки. Эти изменения произошли явно не за один день, почему она раньше ничего не замечала?

Она не умирает.

У нее в запасе полно времени. Но, с другой стороны, то же самое она думала и до того, как у нее обнаружили опухоль. Судьба дала ей второй шанс, и она не должна, не имеет права его упустить. Первым делом нужно записаться на курсы. Нужно отправиться в какое-нибудь путешествие. А еще надо поговорить с приятельницами. Может, стоит в пятницу вечером пойти с ними в тот клуб, в который они обычно ходят.

Эйлин свернула на стоянку перед большим кирпичным зданием, к которому подъезжала каждый день, кроме выходных, вот уже два года. Она улыбнулась и решительно сказала себе, что больше не повторит прежних ошибок. Судьба дала ей отсрочку приговора, а что еще важнее: она дала ей шанс.

За это она во многом должна благодарить Джоша.

Эйлин вышла из машины и летящей походкой, почти не касаясь земли, прошла к зданию. Признаваясь Джошу, что боится секса больше, чем чего бы то ни было, она не кривила душой. Ей действительно казалось, что сблизиться с другим человеком куда сложнее, чем выучить иностранный язык или отправиться в кругосветное путешествие. Если бы Джош повел себя с ней грубо, отпугнул бы ее, возможно, она уступила бы своим страхам и снова спряталась бы в свой кокон несбыточных мечтаний, прикрываясь отговорками.

Но теперь, когда Джош принял ее, казалось бы, немыслимое предложение, ей стало все нипочем. Эйлин думала, что отныне она может делать все, о чем раньше только мечтала. Благодаря Джошу начало положено, и теперь перед ней лежит широкая длинная дорога.

Жаль, конечно, что она, вероятно, никогда больше с ним не встретится, чтобы сказать ему об этом. Джош, наверное, не догадывается, что своей помощью изменил всю ее дальнейшую жизнь. Интересно, вспомнит ли он еще когда-нибудь о ней?..

Что ж, даже если нет, все равно спасибо тебе, Джош Монтгомери, зато, что ты оказался беспроигрышным вариантом.

Улыбаясь своим мыслям, Эйлин вошла в библиотеку.


В понедельник утром Джошу полагалось проводить собрание по итогам продаж за квартал, а не заниматься изысканиями в библиотеке, пытаясь найти следы своей партнерши на одну ночь. Джош улыбнулся: уж он позаботится о том, чтобы та ночь не осталась единственной.

Он вошел в стеклянные двери публичной библиотеки Манзаниты.

Джош вернулся в Манзаниту пять лет назад и за это время ни разу не заглядывал в библиотеку. Он и в школьные-то годы не был здесь завсегдатаем, но догадывался, что все библиотеки примерно одинаковы. Каждый его шаг отчетливо слышался в тишине.

Джошу повезло. Пожилой библиотекарь сразу направил его в темный альков в глубине зала — по-видимому, там хранилось нечто вроде местного архива. Джош увидел на полках переплетенные журналы, на стенах висели черно-белые фотографии, относящиеся к различным событиям в жизни города, например к Фестивалю Миндаля или большому пожару в здании городского совета, случившемуся в те времена, когда он еще учился в школе. Он остановился возле стеллажа с ежегодниками, нашел нужный год и достал том в потертом синем переплете.

С нескольких фотографий на Джоша смотрело его собственное лицо. Неужели он когда-то был таким юным? И кто допустил, чтобы он ходил в такой одежде?

Он пролистал ежегодник, ища страницы, относящиеся к младшему классу средней школы. На групповых фотографиях все застенчиво улыбались и казались похожими друг на друга.

Тогда он стал смотреть по именам, пока не наткнулся на Эйлин Джефферсон. Он нахмурился и стал листать дальше, потом вернулся обратно. Не может быть, чтобы это была она!

Джош всмотрелся в фотографию Эйлин Джефферсон. У девушки было мечтательное выражение лица, во всяком случае взгляд через стекла очков казался каким-то ошеломленным. Ее кудрявые волосы торчали во все стороны. Джош не был уверен, но ему показалось, что у нее на зубах брекеты.

Не сразу, но Джош стал узнавать в этой девочке женщину, с которой провел ночь. В школьные годы ее лицо было более пухлым, но в нем уже тогда угадывались высокие скулы и сильный, решительный подбородок. Было нетрудно понять, почему он ее не помнил. Ему тогда было восемнадцать, он был звездой футбольной команды, вокруг него крутились болельщицы. Да что там, в те времена любой девчонке с грудью размера «Д» его внимание было гарантировано, но на очкастую малышку с кудряшками он и не взглянул бы.

Сейчас Джош стал гораздо разборчивее. Он пошел к стойке, собираясь спросить у библиотекаря, где найти телефонный справочник, и застыл на месте. Эйлин?

Да, это она. Эйлин выглядела иначе, чем в тот вечер в баре «фуникулер», но Джош узнал ее. На ней была строгая прямая юбка чуть ниже колен и белоснежная блузка. На этот раз она была в очках, но с тем же «конским хвостом», как тогда… до того как сняла заколку и ее роскошные волосы рассыпались по его подушке. Джош хмыкнул, чувствуя, как реагирует на это воспоминание его собственное тело.

Да, правду говорят, что в библиотеке можно найти все что нужно. Итак, он ее нашел. Что дальше?

Во-первых, надо подождать в укромном месте, пока спадет возбуждение, рассудил Джош. Он поставил ежегодник на место и задержался возле стеллажа, делая вид, будто изучает корешки.

Джошу даже не пришлось выходить на охоту, добыча сама пришла к нему. Эйлин с блокнотом в руках и с несколько озадаченным выражением лица подошла к Джошу и остановилась у него за спиной, читая цифры на корешке какого-то старого фолианта. Джоша она, по-видимому, не узнала.

Изменив голос на сиплый шепот, он чуть слышно спросил:

— Мисс, не могли бы помочь мне в одном деле?

Эйлин переписывала цифры в блокнот и даже не подвернула головы.

— Минуту, сэр, я освобожусь и буду рада вам помочь.

Джош усмехнулся. Он подошел к Эйлин сзади, остановился так близко, что его дыхание касалось ее шеи, и прошептал:

— Мне нужна книга, которая помогла бы мне найти пропавшую женщину. Мы познакомились с ней в пятницу вечером, а в субботу утром она исчезла. Я не знаю даже ее фамилии. Как вы думаете, вы можете мне помочь?

На слове «пропавшую» Эйлин резко обернулась. Ее глаза за стеклами очков удивленно расширились.

— Это ты… — ошеломленно пробормотала она.

— Я, собственной персоной. — Джош улыбнулся и шагнул еще ближе. Эйлин прижала блокнот к груди словно щит. — Ты по мне не скучала?

— Я… то есть… — Голос у нее осип, она кашлянула. В глазах появилось какое-то испуганное выражение. — Зачем ты пришел?

Джош рассмеялся.

— Я пришел, потому что хочу снова тебя увидеть. Я бы сказал тебе это еще в субботу, но… — Он развел руками.

— Ты хотел снова меня увидеть, — тупо повторила Эйлин, словно заучивая фразу на иностранном языке. — Почему?

Джош заморгал, опешив.

— А почему бы и нет?

Кажется, его довод озадачил Эйлин. Она в задумчивости пожевала губу. Наконец она улыбнулась и сказала с таким видом, словно нашла ответ на сложный вопрос викторины:

— Ты не из тех мужчин, кто поддерживает длительные отношения.

Господи, неужели опять этот чертов беспроигрышный вариант? Джош поморщился, спрашивая себя, долго ли ему еще расплачиваться за собственную репутацию плейбоя.

— Возможно, — согласился он, — но это не значит, что я не хочу увидеть тебя снова.

— Гм… — Эйлин попятилась и уперлась спиной в стеллаж. — Я думала, мы договорились, что это будет разовая встреча.

— Я не ожидал, что она окажется настолько… фантастической.

В глазах Эйлин вдруг появилось мечтательное выражение.

— Я тоже не ожидала, — тихо призналась она.

Джош не преминул воспользоваться своим тактическим преимуществом. Наклонившись к ней, он прошептал ей в самое ухо:

— Только представь себе, как это будет в следующий раз.

Эйлин положила ладонь ему на грудь, оттолкнула его от себя и прошептала, чуть задыхаясь:

— Из-за тебя мне трудно думать. Я понимаю, что ты имеешь в виду, но, по-моему, это не очень удачная мысль.

— Ну почему же? На мой взгляд, очень даже удачная. Ты говорила, что хочешь приобрести опыт, так почему бы не со мной?

— Я хочу приобрести разный опыт, не только… гм… в этой конкретной области.

Эйлин покраснела, Джошу это показалось очень милым. Он и не помнил, когда в последний раз видел краснеющую женщину.

— Но я ценю твое предложение, — чопорно добавила она.

Джош решил пустить в ход тяжелую артиллерию.

— Эйлин, я приложил немало сил, чтобы тебя разыскать, я все время о тебе думаю. Мне правда хочется встретиться с тобой еще, и могу добавить без ложной скромности: ты наверняка рада меня видеть.

Он улыбнулся своей самой обольстительной улыбкой, на какую только был способен. Это оказалось не трудно: одно то, что он стоял рядом с этой женщиной, вызывало у него желание улыбаться.

— Ну, Это как посмотреть… — робко попыталась она сбить с него спесь.

— Ты набралась храбрости попросить у меня помощи, мы провели незабываемую ночь… теперь назови хотя бы одну причину, по которой нам не стоит встречаться дальше.

— Пожалуйста, — вдруг выпалила Эйлин. — Я больше не умираю, вот почему.

— Что-что? — Джош решил, что ослышался.

— Это долгая история.

Значит, не ослышался, понял Джош.

— Ничего, я не тороплюсь.

Эйлин посмотрела ему в глаза.

— Когда я к тебе обратилась, я думала, что у меня, возможно, рак. Вот почему я выбрала именно тебя.

Джош поморщился.

— Забавно. А я думал, ты выбрала меня потому, что я — беспроигрышный вариант.

— И поэтому тоже. — Она нахмурилась. — За это я уже извинилась. Но суть в том, что я всегда думала, что рано или поздно займусь с кем-нибудь сексом. Страх перед смертью только напомнил мне, что у меня не так много времени и нужно поторопиться. Вот почему я нашла тебя. — Она все-таки улыбнулась. — И не жалею об этом. Более того, я не знаю, как тебя благодарить.

— Благодарить?

— Ну да. Теперь я хочу узнать жизнь, узнать сейчас, а не когда-нибудь в неопределенном будущем, и получить удовольствие от самых разных вещей, о которых я раньше только мечтала. Это стало возможным благодаря твоей помощи. — Ее карие глаза смотрели почти с нежностью. — Я записалась на курсы кулинарии, в школу фламенко, подыскиваю вариант путешествия. Господи, да я даже собираюсь пойти в пятницу с подругами в клуб!

В улыбке Эйлин смешались восторг, восхищение и смущение. Пожалуй, мужчина никогда не сможет привыкнуть к такой улыбке и будет готов на все, чтобы она появлялась снова и снова.

— Если бы ты знал, какой я была раньше, ты бы понял, что это огромный шаг вперед. И я правда считаю, что должна благодарить за это тебя.

На несколько секунд Джош лишился дара речи. Многие женщины были благодарны ему за время, проведенное вместе, но ни одна не рассматривала их близость как событие, изменившее всю ее жизнь.

— Так что еще раз спасибо. — Она поцеловала его в щеку. — Кто знает, может, мы еще встретимся.

— Минуточку! Я так и не понял, почему мы не можем встретиться еще раз.

Эйлин покачала головой.

— Потому что это означало бы начало отношений, а из этого ничего не выйдет.

— А может, я не настолько предубежден против длительных отношений, как ты думаешь?

Неужели я действительно это сказал? — изумился Джош.

— Возможно. — Эйлин отвернулась, но Джош успел заметить на ее губах грустную и загадочную улыбку Джоконды. — Но, боюсь, у меня проблемы с этим.


предыдущая глава | Аромат этих роз | cледующая глава