home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



13

Джош раздевался, готовясь лечь спать, Эйлин смотрела на него. Свою книгу положила рядом с кроватью, поверх все растущей стопки. На тумбочке стоял стакан с недопитым травяным чаем, который она потягивала, пока ждала Джоша. Эти повседневные мелочи удивительно быстро вошли у нее в привычку.

— Устал? — спросила Эйлин.

Джош посмотрел на нее таким жарким взглядом, что у нее стало сладко во рту.

— Мне уже лучше, — сказал он, раздеваясь до трусов.

Эйлин пожирала его взглядом. В последние три недели они практически жили вместе; за прошедшие пять с половиной месяцев она много раз видела его и полураздетым, и полностью обнаженным, но до сих пор не могла привыкнуть. Джош лег в кровать рядом с ней и погладил ее через шелковую ночную рубашку.

— Почему ты до сих пор носишь ночные рубашки?

Эйлин пожала плечами.

— Не знаю. Наверное, по привычке.

Джош потерся носом о ее шею, и по ее телу пробежал приятный озноб.

— Ты прелесть, — прошептал он. — Ты все время надеваешь что-нибудь такое, что точно останется на тебе только до тех пор, пока я не приду домой. Иногда я тебя не понимаю.

Его ласки стали более смелыми и целеустремленными. У Эйлин участилось дыхание.

— А я думала, что ты видишь меня насквозь, — сказала она, слегка запыхавшись.

Джош остановился, приподнялся на локте и посмотрел ей в лицо.

— Ах если бы! — Он улыбался, но глаза оставались серьезными. — Я все думаю, как задать тебе один вопрос, но не знаю, как ты к нему отнесешься.

Эйлин замерла в напряжении, как испуганная кошка. Только бы он не спросил про Италию, только бы не про Италию! — мысленно повторяла она. Насчет поездки она и сама еще не решила окончательно.

Джош заметил напряжение, внезапно сковавшее Эйлин, да и трудно было бы не заметить этого, обнимая ее.

— Расслабься, — прошептал он. — Я же не собираюсь предложить тебе кого-нибудь убить. В пятницу в новом марокканском ресторане я устраиваю большую вечеринку для всей фирмы. Мне хочется, чтобы ты пошла со мной. — Джош слегка придавил Эйлин к матрасу и нежно убрал с ее лба прядь волос. — Твое согласие будет значить для меня очень много. Я помню, что в эту пятницу ты с подругами собиралась ехать в Сан-Франциско, чтобы в субботу пойти на выставку японского искусства.

Напряжение в Эйлин нарастало, как в сжимающейся пружине. Джош смотрел на нее в упор.

— Почему ты мне раньше не сказал?

— Забыл. — Он быстро отвел взгляд, но потом снова посмотрел ей в глаза, теперь уже с виноватым видом. — Извини, я собирался. Честное слово, собирался. Но я задумал эту вечеринку всего две недели назад, когда стали известны квартальные результаты. Мне хотелось как-то отметить наши достижения, пока они еще свежи в памяти, и показать своим сотрудникам, как я ценю их работу.

— Я не думаю, что тебе будет без меня скучно, с тобой будут все твои коллеги, тебе придется со многими разговаривать… Не понимаю, какой толк от моего присутствия.

Во взгляде Джоша появилась настойчивость.

— Не понимаешь? — Он рассмеялся, но смех получился немного нервным. — Это будет очень важный для меня вечер, а когда в моей жизни происходит что-то важное, я сразу же думаю о тебе.

Эйлин словно что-то кольнуло в сердце. Что противопоставить такой логике?

— Я не могу… то есть…

Джош стал целовать ее в шею, за ухом, и Эйлин, не будучи в состоянии совладать с реакцией своего тела, начала извиваться под ним.

— Вы же еще не заказали номер, — прошептал Джош. При этом его губы касались ее кожи. По позвоночнику Эйлин пробежала дрожь возбуждения.

— Нет, не заказали.

— Значит, вы можете перенести поездку на следующие выходные… Прошу тебя, Эйлин, пойди со мной на эту вечеринку. Это для меня очень важно. — Голос Джоша почти звенел.

Это для него очень важно…

— Ладно, я поговорю с подругами и подумаю, что можно сделать.

— Спасибо, Эйлин. — Джош ослепительно улыбнулся.

— Я только сказала, что поговорю с девочками, — возразила она, но оба понимали, что она уже согласилась.

— Я тебя люблю!

Эйлин вздохнула.

— Я тоже тебя люблю.

На его лицо набежала тень, но лишь на мгновение.

— Эйлин, это не пустые слова, я никогда не говорил этого ни одной женщине. — Он помолчал. — И ты не должна их говорить, если не уверена в своих чувствах.

— Конечно, я в них уверена, — возразила Эйлин. — Я не говорю того, чего не думаю.

Джош несколько секунд всматривался в ее лицо, потом закрыл глаза.

— Извини, похоже, я в последнее время стал немного беспокойным.

Он мог не говорить почему, это и так было яснее ясного: шесть месяцев вскоре истекали. Чувствуя себя немного виноватой, Эйлин подумала об Италии.

— Что ж, можешь успокоиться. — Она уткнулась носом в его грудь. — Я никуда не денусь. — Эйлин тут же пожалела о своем выборе слов и прикусила губу, но было поздно.

— Надеюсь, что так. — В голосе Джоша слышалось облегчение. — Спасибо, что согласилась пойти со мной на вечеринку.

Вскоре Джош уснул. Эйлин же долго лежала без сна.

Я люблю этого мужчину.

Она встречается с Джошем пять с половиной месяцев, три недели живет с ним одним домом, и сейчас ей страшно даже подумать, что они могут расстаться.

Однако это не мешало Эйлин заметить опасную тенденцию, наметившуюся в их отношениях. В самом начале, соглашаясь встречаться с Джошем, она установила для себя всего три правила: не оставаться друг у друга на ночь, не менять ради Джоша свои планы и не говорить слов: «я тебя люблю». Затем она стала нарушать эти правила одно за другим. И вот теперь словно кто-то поднял шлюз или разрушил плотину. Она больше не может сказать Джошу «нет». Не может и не хочет. Она готова на все, лишь бы доставить ему удовольствие.


Что будет, если я его потеряю? Мысль о том, что Джошу будет с ней плохо, что он от нее уйдет, была не просто неприятной, она была невыносимой. Эйлин снова подумала о предстоящей поездке. Шесть недель это самый большой срок, на который она могла себе позволить взять отпуск. Бетани ждет ее с нетерпением, поездка обещает быть захватывающей, но шесть недель без Джоша…

Может, позвать его с собой?

Эйлин знала, что он не может просто так взять и уехать на шесть недель, бросив свою фирму.

Что со мной происходит?

Эйлин не знала, что она будет делать, если потеряет Джоша, но чувствовала, что быстро теряет саму себя.


На вечеринке Джош усадил Эйлин рядом с Адамом, рассчитывая, что тот не даст ей скучать. Переходя от столика к столику и разговаривая с коллегами, Джош то и дело поглядывал на Эйлин и не мог не заметить, что она почти не улыбалась. Эйлин не вдавалась в подробности, но у Джоша сложилось впечатление, что ее подруги не очень-то хорошо восприняли известие, что она передумала ехать с ними в Сан-Франциско. Джошу Эйлин сказала только, что это не важно, и поджала губы. На ее языке это означало, что разговор был трудным и болезненным, но она старается о нем не думать. Он чувствовал себя виноватым за то, что стал причиной этого разговора.

Сейчас ему казалось, что идея пригласить Эйлин на корпоративную вечеринку была не такой уж удачной, но он не знал, что еще делать, и это действовало ему на нервы.

Четыре недели назад, услышав от Эйлин слова любви, Джош пришел в восторг. Впервые она сказала, что любит его, в машине. Мечтая услышать это снова, Джош привез ее домой, они занялись любовью, он снова сказал, что любит, и услышал ее ответное признание. Ему всего было мало, он не мог насытиться этим, как не мог насытиться Эйлин. Постепенно ему удалось убедить Эйлин поселиться у него, проводить с ним побольше времени.

Каждый раз, когда он заходил в свою ванную и видел зубную щетку в стаканчике рядом со своей, ее шампунь на полке рядом со своим, он не мог сдержать улыбку. В доме повсюду были видны признаки присутствия женщины. Ее одежда висела в шкафу рядом с его костюмами. Каждую ночь Джош проводил с Эйлин, он разговаривал с ней каждый день, благодаря ей он каждый вечер с радостью спешил с работы домой.

Вся эта идиллия омрачалась одной-единственной малюсенькой проблемой, причем Джош даже не был уверен, что проблема существует в действительности, а не только в его сознании.

Когда он приходил домой, Эйлин обычно читала какой-нибудь бедекер. При его появлении она откладывала книжку, смотрела на него, но ее лицо оставалось непроницаемым. Джош обнимал ее, делился с ней какими-нибудь планами, она слушала, но, казалось, мысли ее были далеко. Физически она была почти все время рядом, но Джош не был уверен, что душой и сердцем она с ним.

Джош заметил, что хмурится, и постарался изменить выражение лица на более подходящее к случаю. К нему подошел один из менеджеров, его лицо уже слегка покраснело от выпитого шампанского.

— Мои поздравления! Вы отлично поработали! — сказал Джош.

— Подождите конца следующего месяца, то ли еще будет! — ответил менеджер.

Подождите конца месяца…

Дата окончания их соглашения с Эйлин неумолимо приближалась — еще один повод для волнений. Джошу не верилось, что она просто возьмет и уйдет как ни в чем не бывало. Она вела себя так, будто не собиралась уходить, но он не был уверен в этом на сто процентов. А еще он знал, что не может и дальше жить с этим тошнотворным чувством, с непреходящим беспокойством, постоянно гадая, не сделал ли он невзначай что-нибудь такое, что заставит ее уйти. Но что он может сказать? Что больше не желает отношений на месяц-другой, что ему надоело брать внаем и он хочет купить навсегда? Что ему нужно нечто не временное, а постоянное?

Джош еще раз посмотрел на Эйлин. Она вежливо улыбалась Адаму, но взгляд ее метался по залу. Ищет меня, понял Джош, чувствуя прилив тепла.

Нечто постоянное. Да, это то, что ему нужно. Джош понял, что сделает: он попросит Эйлин стать его женой.

Ему вдруг стало легко, словно напряжение было подобно тяжелым доспехам, которые он долго носил на себе и наконец мог снять. Он подошел к Эйлин и сел рядом. Она явно испытала облегчение.

— Как ты, не скучаешь? — Не обращая внимания на насмешливый взгляд Адама, он взял ее руку и поднес к губам.

— Уже нет, — прошептала Эйлин, наклоняясь к нему.

Джош тоже наклонился к ней и поцеловал в губы, не заботясь о том, что на них смотрят. Он любит эту женщину и собирается на ней жениться, и публичная демонстрация чувств в таком случае вполне допустима.

— Еще раз спасибо.

Она повернула к нему голову.

— За что?

— За то, что ради меня отказалась от поездки с подругами.

— Пустяки. — Эйлин было явно неловко вспоминать об этом.

— Нет, не пустяки. — Он взял ее за подбородок. — Это было очень важно для меня, и я очень ценю твое согласие. Спасибо. — Джош не отпускал ее до тех пор, пока Эйлин не посмотрела ему в глаза.

— Пожалуйста, — улыбнулась она.

— Думаю, я должен компенсировать тебе несостоявшуюся поездку. — В голове Джоша уже рождался план. — У меня есть идея. В следующие выходные я сам свожу тебя в Сан-Франциско. Мы будем делать все, что ты пожелаешь.

Эйлин состроила скептическую гримасу.

— Ну, не знаю, Джош, это не то же самое.

Он наклонился к самому ее уху.

— Это будет даже лучше, доверься мне.

Он с удовлетворением заметил, что она затрепетала. Он поцеловал ее еще раз и вернулся к общему разговору за столом. Однако мысли Джоша были заняты другим: он составлял план предстоящей поездки. Фешенебельный отель с видом на мост, номер люкс с огромной ванной, повсюду цветы… И кольцо. Необычное, под стать самой Эйлин.

Великолепный план, во всяком случае в теории. Джош посмотрел на Эйлин, снова отключившись от разговора за столом. Только бы она сказала «да».


Эйлин подошла к зеркалу в дамской комнате марокканского ресторана, однако буквально через минуту ее уединение было нарушено.

— Эйлин! Я так и знала, что вы здесь.

Оглянувшись на голос, Эйлин увидела Шелли в кроваво-красном платье, резко контрастировавшем с приглушенными тонами дамской комнаты. Вместо того чтобы смотреть непосредственно на Эйлин, Шелли села на стул перед зеркалом и стала смотреть на ее отражение. Достав из сумочки компактную пудру, помаду и румяна, она принялась аккуратно подправлять макияж.

Эйлин была уверена, что в тот вечер, когда Джош и Шелли обедали в ресторане, между ними ничего не было. Она слишком хорошо знала Джоша, чтобы в этом сомневаться. И все же ей было неприятно видеть женщину, из-за которой они с Джошем серьезно поссорились даже не один, а два раза. Она хотела встать и уйти, но тут Шелли огорошила ее вопросом:

— Ну что, вы готовитесь к поездке в Италию?

Эйлин нахмурилась.

— Если не ошибаюсь, мой билет можно сдать даже в последний день, не так ли?

У Шелли расширились глаза.

— Вы все еще раздумываете, не отменить ли поездку?

— Не отменить, а перенести на более поздний срок, сейчас не самый подходящий момент для отъезда.

Шелли прищурилась.

— Это связано с Джошем, не так ли?

Эйлин разобрала злость.

— Интересно, вы всем клиентам предоставляете по совместительству услуги психотерапевта или только тем, кто заказывает билет бизнес-класса?

Но Шелли не подняла перчатку. Она вздохнула и философски заметила:

— Наверное, вы меня ненавидите.

— Нет, не ненавижу, — возразила Эйлин, хотя была как никогда близка к тому, чтобы испытать это чувство. — Просто мне непонятно, какое вам дело до моих отношений с Джошем. Или вы боитесь потерять комиссионные?

— Нет, просто я сужу с позиций женщины, которая это уже пережила.

— Вы пережили это с Джошем? — спросила Эйлин охрипшим голосом.

— О нет, хотя, должна признаться, не потому, что не хотела. Джош очень хорош собой, богат, и у него репутация мужчины, который умеет обращаться с женщинами. Он олицетворение всего, что я ценю в мужчине. И не только я. В нем есть все, о чем мечтает любая женщина. Если вам предстоит выбирать между Джошем и поездкой в Европу, по-моему, было бы безумием уехать.

Эйлин заморгала. Она ожидала от Шелли чего угодно, только не такого совета. Особенно от Шелли.

— И еще одно, — добавила Шелли, в последний раз прикоснувшись пуховкой к кончику носа и захлопнув пудреницу. — Если вы решите оставить Джоша одного, имейте в виду, что, пока вас не будет, другие женщины не оставят его в покое. А мужчины не любят одиночества, это я поняла на собственном опыте.

— Джош не такой, — решительно возразила Эйлин.

— Тем больше поводов подумать как следует, прежде чем делать выбор.

— Я давно мечтала об этой поездке. Если Джош меня любит, он должен понять и поддержать мое решение. Почему только я должна все время проявлять гибкость?

Шелли снова посмотрела на нее и покачала головой.

— Поверьте моему опыту, мужчины не умеют гнуться, они ломаются… и ломают при этом женщину. — Шелли ушла, оставив после себя только легкое облачко цветочного аромата духов.

Снова уступить, отказаться от своих планов? — подумала Эйлин. Я и так уже слишком от многого отказалась. Такое впечатление, что я все время уступаю.

Разве это так плохо?

Что же делать?


предыдущая глава | Аромат этих роз | cледующая глава