home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1

— Джош Монтгомери?

Привлеченный нежным, мелодичным голосом, Джош обернулся.

Женщина. Чуть выше среднего роста, пропорционально сложена, худая, но с приятными округлостями во всех положенных местах. Роскошные волосы цвета красного дерева она стянула в строгий хвост. К счастью, с ее чертами лица она могла себе позволить такую прическу: точеный нос, высокие скулы и большие карие глаза, похожие на оленьи. Сейчас эти глаза смотрели на Джоша так серьезно, что в этом было даже нечто трогательное.

— Да, это я. Здравствуйте, — сказал Джош, включив обаяние на полную мощность.

Женщина не отреагировала.

— Я надеялась найти вас здесь. Разрешите… э-э-э… угостить вас пивом.

— Спасибо. У меня уже есть. — Джош кивнул на свой стакан.

Женщина растерянно воззрилась на него. Джош ждал, что она тем или иным способом закинет удочку, например, спросит: «Мы раньше не встречались?» или «Вы случайно не знаете такого-то?». Но она молчала и лишь теребила в руках сумочку. В конце концов он улыбнулся и спросил:

— Позвольте, я возьму вам что-нибудь выпить?

— «Отвертку», пожалуйста. Побольше апельсинового сока.

Бармен проворно смешал коктейль. Женщина взяла стакан и снова посмотрела на Джоша.

— Может, присядем где-нибудь? — предложил он.

Джош сам не знал толком, зачем он это делает. Вокруг него вилось достаточно сногсшибательных красоток, а эта женщина к их числу явно не принадлежит, хотя и хорошенькая. И все же что-то в ней его заинтриговало.

— Итак, вы надеялись меня найти и нашли, — сказал Джош, когда они сели за столик. — Не поймите мое любопытство превратно, но, похоже, я вас не знаю. Не так ли?

— Так. Не знаете.

Женщина отпила из стакана. Коктейль не был крепким, но она чуть заметно поморщилась. Значит, она не любительница выпивки, понял Джош. И что она делает в баре?

— Строго говоря, я вас тоже не знаю. Мне известна только ваша репутация, — после небольшой паузы сказала она.

Ах вот как? Она знает, что он богат. Интерес Джоша сразу пошел на убыль.

— Значит, вы слышали о моей компании «Сладкие фантазии».

— Конечно, слышала! Ваша компания изменила жизнь нашего маленького городка. Но я говорила не о вашей деловой репутации.

Джош почувствовал, что его интерес возвращается. Он задумался, прикидывая разные варианты.

— Вы, вероятно, имеете в виду футбол? В школе я был отличным нападающим. Правда, это было давно.

Незнакомка усмехнулась.

— Нет, я имела в виду другое. Однако я помню вас по школе, я тогда тоже здесь жила.

Джош был совсем сбит с толку.

— Видно, придется спросить напрямик. О какой репутации вы говорите?

Женщина лучезарно улыбнулась, сделала глубокий вдох и выпалила:

— Я выбрала вас, потому что считается, что вы — беспроигрышный вариант.

Она пожалела о своих словах еще до того, как закрыла рот. Я, наверное, спятила! — мелькнуло у нее в голове. У нее возникло острое желание броситься прочь из бара с такой скоростью, какую только позволят развить идиотские высоченные каблуки.

— Я — беспроигрышный вариант?

— Ну… я слышала, что вы обычно… то есть я надеялась… — Она запнулась, вздохнула и попыталась начать сначала. События развиваются совсем не так, как она рассчитывала. — Видите ли, мне нужна помощь в связи с одной ситуацией… сексуального свойства. Мне казалось, что ваша позиция по этому вопросу всем известна.

— Вы хотите сказать, всем известно, что я сплю со всеми подряд?

Она почувствовала, что краснеет.

— Я бы выразилась иначе.

— Именно это вы только что сказали. — Джош прищурился. — Итак, вы предлагаете мне переспать с вами? — Его голос хлестал как кнут. — Вам просто-напросто нужно, чтобы я вас обслужил?..

— Я девственница. — Чувствуя, что снова начинает нервничать, она отпила еще немного коктейля. — Мне двадцать девять лет, и я девственница, вот почему я вас искала.

Джош уставился на нее, как на сумасшедшую, сбежавшую из психушки. Внезапно его осенило.

— Это розыгрыш? Признавайтесь, кто вас подослал?

— Уверяю вас, это вовсе не розыгрыш.

Джош помолчал, мысленно взвешивая ее слова.

— Если вы серьезно… то мой ответ — нет. Очень жаль, — в его тоне не слышалось и намека на сожаление, — но я не могу.

Она не ожидала, что его отказ так расстроит ее. Джош Монтгомери широко известен своими похождениями, и тот факт, что он отказывался лечь с ней в постель, сам по себе говорит о многом.

— Почему? — спросила она.

— Почему? — Джош посмотрел на нее так, словно не верил своим ушам. — Неужели непонятно? Видите ли, вопреки тому, что вы, вероятно, думаете, мужчины не готовы заниматься сексом с кем угодно и когда угодно, во всяком случае я… вопреки общему мнению. Вы что, собирались заплатить мне, когда дело будет сделано?

Она смущенно хмыкнула.

— А что, это повлияло бы на ваше решение?

— Ну и ну, леди, вы меня убиваете!

— Я пошутила, — пробормотала она, — прошу прощения. Я не имела в виду, что вы жиголо.

— Слава богу, вы меня утешили! — Сарказм Джоша был таким острым, что, казалось, мог бы разрезать стекло. — Полагаю, насчет всего остального вы тоже пошутили, я прав?

— Нет, я говорила серьезно. Мне действительно нужна ваша помощь в моей… гм… ситуации. И сегодня же вечером. По правде говоря, у меня нет выбора. Я понимаю, моя просьба кажется дикой, и я не могу объяснить вам, в чем дело, но это для меня очень важно. — Она опустила взгляд и уставилась на столешницу. — Что ж, я должна была хотя бы попытаться.

Похоже, она не знает, куда деваться от унижения, понял Джош. Он протянул руку, погладил незнакомку по щеке.

— Значит, говорите, я — беспроигрышный вариант. Интересно, что это означает в устах скромницы вроде вас? Что я человек сомнительных моральных устоев? Или дурной репутации? А вы, значит, девственница? — Он придвинулся ближе. — Полагаю, есть только один способ это проверить. Конечно, для такого типа, как я.

Его губы были твердые и одновременно нежные, и через несколько мгновений они словно сплавились с ее губами. Она на секунду опешила, но, когда прошло первое потрясение, в ней проснулось любопытство. Целоваться с Джошем — это все равно что есть ананас: сладко, но в то же время немного обжигает губы. Она прижалась к нему и положила руку ему на грудь.

И вдруг все кончилось так же внезапно, как и началось. Ошеломленная, она открыла глаза, дыша, как после пробежки. Она отметила, что дыхание Джоша тоже стало неровным. Его голубые глаза сверкали, как два сапфира.

— Как тебя зовут?

— Эйлин.

— Извини, Эйлин, но я не буду с тобой спать.


Десять минут спустя Джош вытащил с танцпола своего приятеля.

— Адам, мне нужно с тобой поговорить. Прямо сейчас.

— Я уже почти обаял шикарную блондинку, используя твою патентованную методику! У тебя что, решается вопрос жизни и смерти? — Адам не скрывал своего недовольства.

— Именно жизни и смерти! — угрожающе прорычал Джош. — Я собираюсь тебя убить за эту дурацкую шутку.

— Какую еще шутку?

— Не притворяйся идиотом! — Джош все еще пребывал под впечатлением инцидента в баре и злился на себя за то, что Эйлин и ее «трогательная» просьба подействовали на него так сильно. Он отказал Эйлин, но его тело все еще протестовало против решения разума. — Это же надо такое состряпать! Девственница, этакое ранимое и напуганное существо, называет меня беспроигрышным вариантом и просит заняться с ней сексом! Это уж слишком, даже для тебя.

— Дружище, я не представляю, о чем ты говоришь, но мне вдруг стало очень интересно.

У Джоша неприятно засосало под ложечкой.

— Ты хочешь сказать, что ничего не знаешь? Что это не ты ее подослал?

— Нет, не я, но после твоих слов я уже жалею, что это так.

Явная заинтересованность Адама убедила Джоша в том, что друг говорит правду.

— Кто же тогда меня разыграл? — Джош потер подбородок. — Что за дурацкая…

— Постой, Джош, откуда ты знаешь, что это розыгрыш?

— Она заявила, что она девственница, но я на это не купился.

— Почему же?

Потому что Джош не представлял, зачем еще ей это нужно, если не для того чтобы его разыграть. Потому что он не мог понять, кто она на самом деле. Нет, решил Джош, она не может быть настоящей. Вслух он ответил:

— Во-первых, ей двадцать девять лет. Адам удивленно хохотнул.

— Я не шучу! Она, конечно, не выглядит на двадцать девять, но у меня такое чувство, что, если бы я попросил ее показать удостоверение личности, она бы его немедленно предъявила.

— Почему ты думаешь, что она соврала насчет своей невинности? — заинтересовался Адам.

Из-за поцелуя, подумал Джош. Его тело до сих пор горело как в огне, а кровь бурлила как шампанское. Ни одна девственница на свете не может так целоваться. Он помолчал, пытаясь найти более весомый аргумент.

— Во-вторых, она настаивала, что ей нужно лишиться невинности именно сегодня. Как будто это какая-то миссия! Потому-то ей и понадобился этот чертов беспроигрышный вариант.

— И что же она сделала, когда ты отказался? Ушла домой? — Адама ситуация, казалось, забавляла.

— Нет, она все еще в баре. — Джош вдруг почувствовал себя неуютно.

— Правда?! — радостно воскликнул Адам. — Тогда, может быть, она не шутит? Может, она ищет другого покупателя на свой товар? Черт, пожалуй, мне стоит вернуться в бар…

— Нет! Она сказала, что ждала именно меня. Адам, если ты хоть словом кому-нибудь…

— Я буду нем как рыба, — заверил друга Адам. — Но зато завтра я приду к тебе с утра пораньше и не успокоюсь, пока ты не расскажешь мне все в подробностях. — Джош знал, что Адам не шутит. — Счастливой охоты на девственниц.

Не удостоив ответом последнюю реплику Адама, Джош решительно зашагал обратно. Его место рядом с Эйлин занял какой-то верзила в красной клетчатой рубашке. Эйлин сидела на самом краешке стула и явно чувствовала себя не в своей тарелке. Джош даже на расстоянии ощущал напряжение, сковавшее ее тело. У него не укладывалось в голове, что она готова добровольно лечь в постель с типом, который сейчас наклонился к ней. «У меня нет особого выбора». Проклятье! То, что она затеяла, очень опасно! Неужели она сама этого не понимает?

— Эйлин!

Она оглянулась, в расширенных глазах мелькнуло удивление и, как с удовольствием отметил Джош, облегчение.

Верзила с бычьей шеей попытался возразить:

— Эй, приятель, мы с дамочкой разговариваем…

— Уже нет, — отрезал Джош. — У леди есть одна проблема, которую я обещал решить. Сегодня же вечером.

Во взгляде Эйлин появились надежда и, к удивлению Джоша, страх. Даже не взглянув на верзилу, она извинилась, встала из-за стола и позволила Джошу обнять ее за плечи. Верзила недовольно пробурчал что-то и отошел к стойке бара.

— Ты на машине? — спросил Джош.

Эйлин кивнула.

— Значит, поедешь за мной, мы отправляемся ко мне и там займемся твоей проблемой.

И я тебе покажу, что может случиться, если хорошая девушка ищет неприятности на свою голову, добавил он мысленно.


Эйлин затормозила перед домом Джоша, но выходить из машины не спешила. Кажется, я собираюсь совершить самую большую глупость в своей жизни, мелькнула у нее мысль. Она стала отстегивать ремень безопасности. Кнопка не поддавалась. Господи, если она так неуклюже возится с этой ерундой, что же будет, когда она… когда они… Нет, никаких «кажется», она точно собирается совершить ужасную глупость!

Эйлин покосилась на ключи от машины, которые держала в руке. Ей достаточно лишь…

— Эй, ты в порядке? — Джош постучал костяшками пальцев в ее окно.

Эйлин ахнула и выронила ключи. Он усмехался, словно вся эта затея была студенческой шуткой. Если бы в поведении Джоша было что-то угрожающее или если бы он проявлял нетерпение, она бы завела мотор и уехала. Но вот так, явно забавляясь, он задевал какие-то струны, о существовании которых Эйлин даже не подозревала. И она убрала ключи в сумочку, решив, что пойдет до конца, даже если в процессе ненароком покалечит партнера. Она вышла из машины и громко захлопнула дверцу.

— Это твой дом? Очень мило, — заметила она как можно непринужденнее.

— Мне нравится. Место уединенное. Ты можешь шуметь как угодно… — Джош бросил на нее многозначительный взгляд, — и никто не услышит.

Эйлин оставила это высказывание без ответа и прошла за ним в дом.

Джош включил свет. Эйлин подумала, что его дом не похож на берлогу закоренелого холостяка и плейбоя. Впрочем, чего она ожидала: что на полу валяются пустые пивные бутылки, а с люстры свисают бюстгальтеры? Интерьер дома был выдержан в современном стиле, но без утрированного минимализма. Из окон открывался вид на сад, в углу гостиной находился большой аквариум, подсвеченный изнутри.

— Очень красиво.

— Сразу устраиваемся на диване или как?

Эйлин зацепилась каблуком за край ковра и споткнулась.

— Прошу прощения?..

— Но ты же пришла сюда ради секса? Насколько я понял, ты очень торопишься.

— Ясно. — Эйлин ничего не было ясно, но она рассудила, что Джошу виднее. — Значит, смысл в том, чтобы просто войти внутрь и как можно быстрее закончить? Для тебя это нормально?

— Вряд ли. — Джош казался оскорбленным, хотя Эйлин не хотела его оскорбить. — Если ты хочешь медленно… — Он шагнул к ней и в одно мгновение завладел ее губами и дыханием.

Если поначалу Джош смаковал ее губы, то очень скоро буквально пожирал их, с жадностью набрасывался на них. От его поцелуев возбуждение накатывало на Эйлин волнами, как в шторм, и противостоять этой стихии она была бессильна, оставалось только отдаться ей во власть. Когда Джош отпустил ее, ей потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя.

— Что ж, это оказалось лучше, чем я ожидала.

Джош резко рассмеялся.

— Откуда ты знала, чего ожидать, если ты девственница?

— Я много читаю. — Эйлин несколько раз вздохнула, пытаясь успокоиться. От возбуждения у нее в животе словно порхали бабочки. — Но ты прав, я играю не в своей лиге. — Она помолчала, отметив самодовольную улыбку, появившуюся на его лице. — И ты это знал. Ты ведь именно это пытался доказать, правда?

Он молча смотрел на нее.

Эйлин схватила сумочку.

— Если ты привез меня сюда только затем, чтобы что-то доказать, — прошептала она дрогнувшим голосом, — то, наверное, тебе лучше было оставить меня в баре.

Джош преградил ей дорогу к двери.

— А что бы ты тогда делала?

— Не знаю. — Эйлин поникла, как сдувшийся воздушный шарик. Боль в ногах, не привыкших к высоким каблукам, мешала думать. Она бы с удовольствием сбросила туфли. — Я целый день набиралась храбрости, чтобы обратиться к тебе. Ты, наверное, рассердишься, но после всего, что я о тебе слышала, у меня сложилось впечатление, что ты мне не откажешь.

— Господи, что ты такого обо мне наслушалась?! То есть я, конечно, не монах, но и местным Казановой меня вряд ли можно назвать.

Эйлин захихикала. Джош улыбнулся, на этот раз это была самая обыкновенная улыбка, безо всякого самодовольства. Он сел и похлопал по дивану рядом с собой.

— Присядь на минутку.

Эйлин подчинилась и почувствовала тепло, исходящее от его тела. Помедлив, она все-таки сбросила туфли, чем заслужила еще одну улыбку Джоша. Она присмотрелась к нему. Черные волосы, синие глаза. Волевой подбородок, а губы, изогнутые в усмешке, казались высеченными из гранита. Над правой бровью небольшой шрам, который его нисколько не портил. Спору нет, Джош хорош собой, но первое, что поразило Эйлин, была его добрая улыбка и нежность в голосе. Она решила, что сделала правильный выбор.

— Скажи, зачем ты это делаешь? Ты уверена, что вообще хочешь этого?

— О да, уверена, — выдохнула Эйлин. — Может, мне немного и страшновато, но я хочу этого.

— Страшновато. Это-то меня и настораживает, — пробормотал Джош. Он обнял ее за плечи, привлекая к себе. — Почему ты решила сделать это именно сейчас?

Эйлин напряглась.

— Что значит — почему?

— Обычно женщины не расстаются с невинностью вот так, в срочном порядке.

Она неловко заерзала.

— Ты не поймешь…

— А ты попробуй объяснить.

Эйлин попыталась быстро придумать подходящее объяснение.

— Моя жизнь меня устраивает, но… я вдруг поняла, что мне скоро стукнет тридцать, а я все откладываю и откладываю разные дела, которые мне всегда хотелось сделать. Например, я никогда не была в Европе, никогда не купалась нагишом, никогда не ела обед из семи блюд…

— Что ж, — усмехнулся Джош, — у тебя вся ночь впереди.

— Я подумала и поняла, что больше всего нервничаю из-за секса, вот и решила начать именно с этого пункта. — Эйлин смущенно рассмеялась. — Если я смогу сделать это, то выполню и все остальное. — Она сказала не всю правду, к истинной же причине ей было страшно даже приблизиться.

— Ты всегда принимаешь решения импульсивно? — мягко пророкотал Джош над ее ухом. Его дыхание щекотало ей шею. Она было уткнулась носом в его грудь, но Джош повернул ее так, чтобы лучше видеть лицо. — Ну так как?

— Почти.

Он рассмеялся, выражение его глаз неуловимо изменилось.

— Секс меняет жизнь, даже если предполагается, что он ничего не значит. Может быть, даже особенно меняет — именно когда предполагается, что он ничего не значит. Поверь мне, тебе стоит над этим задуматься. Это не то, с чем следует торопиться.

— Джош, тебе не кажется, что я «тороплюсь» расстаться с невинностью уже лет десять?

— Ты знаешь, что я имею в виду.

— Нет, кажется, не знаю. — Эйлин задумалась. Как объяснить Джошу причину своей торопливости, не вдаваясь в подробности? — Понимаю, тебе кажется, что завтра утром я пожалею о своем решении или, что еще хуже, воображу, что за этой ночью последует счастливое продолжение, но это не так. Мне не семнадцать лет, а двадцать девять, — с легким упреком напомнила она. — Я прекрасно понимаю, что моя первая близость будет не такой, как я когда-то это себе представляла, но я также знаю, что могу благополучно жить одна. Возможно, я не буду счастлива, но, если разобраться, в каком-то смысле я не счастлива уже несколько лет. Так пусть лучше у меня будет секс без счастья, чем ни того, ни другого.

Джош рассмеялся и грубовато признался:

— Эйлин, не знаю, кто ты такая, но ты мне нравишься.

— Ты мне тоже нравишься, — с улыбкой сказала она. — Я давно хотела это сделать, но, когда я сюда попала, я вдруг осознала реальность происходящего. Это меня немного испугало, я и хотела, и не хотела, чтобы это произошло, но теперь уверена, что хочу. Ты сильно облегчил мне задачу.

Не задумываясь о том, что делает, Эйлин потянулась к Джошу и поцеловала в губы. Когда она отстранилась, Джош спрятал глаза за опущенными веками.

— У тебя неплохо получается.

В его голосе появилась хрипотца. У Эйлин сжался желудок, а сердце пустилось вскачь.

— Хотя ты и считаешь, что готова, — сказал вдруг Джош, — но, похоже, мне не стоит заниматься с тобой сексом. Пожалуй, мы можем обойтись такими поцелуями.

— Только поцелуями? — Эйлин не смогла скрыть разочарование. Он что, шутит? Она же только что сказала, чего хочет.

— Поцелуев будет вполне достаточно, поверь моему опыту.

Упаси меня боже от мужчин, считающих, что они лучше меня знают, что мне нужно, с раздражением подумала Эйлин. Неужели все мои старания пошли прахом?

Джош наклонился к ней, медленно обвел ее губы кончиком языка и убрал его. Этот поцелуй совсем не походил на ту стремительную атаку губ, с помощью которой Джош не так давно пытался доказать свою точку зрения. Это было медленное, неспешное соблазнение. Джош по-прежнему почти не прикасался к ней, он лишь дразнил ее легкими, как дыхание, поцелуями, его язык время от времени пробегал по ее губам и отступал. В Эйлин стало нарастать беспокойство, ее губы пришли в движение, язык неуверенно двинулся навстречу языку Джоша. Джош одобрительно зарычал.

Сердце Эйлин забилось еще быстрее, ей стало трудно дышать. Эйлин чувствовала, что в ней нарастает какое-то непонятное напряжение, незнакомые ощущения так переполнили ее, что она боялась взорваться. Она оторвалась от губ Джоша, жадно ловя ртом воздух.

— Ах, Джош, прошу тебя…

Казалось, она приняла какой-то наркотик, невероятно обостривший все ее ощущения. Эйлин вся дрожала от избытка энергии, которую не знала, как выпустить наружу.

— Ну-ну… — пожурил он, увидев, как она торопливо задирает платье. — Только поцелуи, не забыла?

Эйлин умирала от желания. Этот человек или безумец, или садист, промелькнуло в ее мозгу. С неожиданной для самой себя силой она оттолкнула Джоша.

— Я помню. — Сорвав с себя платье, она легла на диван в трусиках и в бюстгальтере и невинно посмотрела на Джоша. — Мы будем только целоваться.

— Эйлин, — выдохнул Джош, — мы не должны…

Она сняла бюстгальтер и отбросила его в сторону.

— Я выдержу, честное слово, я смогу, — прохрипела она. — Джош, возьми меня!

Эйлин была готова и ни секунды не сомневалась, что хочет этого сейчас, здесь, с этим мужчиной. Она ждала ответа.

— Нет. — Джош отодвинулся в самый угол дивана. — Черт побери, Эйлин, ты не знаешь, во что ввязываешься, а я знаю. Разве ты не хочешь, чтобы твоя первая близость произошла с мужчиной, который для тебя хоть что-нибудь да значит, а не с кем попало?

— Ты не кто попало, — выдохнула Эйлин. — Какой другой мужчина обращался бы с незнакомой женщиной так… так чудесно? — Она встала, собрав остатки храбрости, и взялась за свои тоненькие шелковые трусики. — Джош, прошу тебя… я тебе доверяю. — С этими словами она спустила трусики по ногам, переступила через них и замерла в ожидании.

Джош уставился на нее, как голодающий, неожиданно попавший в шикарный ресторан. В его взгляде смешались откровенный, почти примитивный голод и ошеломленное недоверие. Он медленно поднял взгляд и посмотрел ей в лицо.

— Я тебе доверяю, — повторила Эйлин, закрывая глаза.

Наконец Джош прикоснулся к ней. Но это было не то требовательное, яростное объятие, какого она ожидала. Джош встал, и Эйлин почувствовала, как он нежно привлекает ее к себе. Его сердце билось прямо у нее под ухом сильными частыми ударами. Он погладил ее по голове, и, несмотря на желание, державшее ее в своих тисках, Эйлин до боли захотелось, чтобы у них была совсем другая причина заняться любовью.

— Твой первый раз произойдет не на диване, — хрипло сказал Джош.

Он подхватил ее на руки и понес в спальню.

Эйлин казалось, что из нее вышибли дух. Все ее тело превратилось в один сплошной трепещущий нерв. Джош рухнул на нее, она обняла его и стала гладить по спине. Ее переполняло… благоговение, иначе не скажешь.

Через несколько секунд Джош приподнялся на локте и отвел с ее лица прилипшую прядь влажных волос.

— Эйлин? — неуверенно спросил он. — Все нормально?

Нормально? Она в этом сомневалась. «Нормально» — слишком слабое слово для описания того, что она сейчас чувствовала.

Она обняла его за шею, притянула к себе и прижалась губами к его губам, пытаясь самым нежным из поцелуев выразить то, что не могла передать словами.

— Спасибо, — выдохнула Эйлин и мысленно добавила: теперь мне не придётся умереть девственницей.


Марша Ловелл Аромат этих роз | Аромат этих роз | cледующая глава