home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятая. Птица страус

Счастье не рыба — сетью не выловишь.

Африканская поговорка

Если кто-нибудь сегодня захочет подарить своей подруге сумку из кожи страуса, он вовсе не должен терзаться угрызениями совести по поводу того, что способствует истреблению этой самой большой птицы на земле. Кожу эту теперь получают большей частью не от диких страусов, а со страусовых ферм ЮАР, которые после временного упадка вновь вошли в полную силу. На сегодняшний день на этих фермах содержат 42 тысячи страусов. Страусовые фермы есть и во Флориде, но там этих крупных птиц содержат в основном для показа туристам.

В конце прошлого и начале текущего столетия разведение страусов было одним из наиболее прибыльных видов бизнеса в Южной Африке. Еще до Первой мировой войны за одного хорошего производителя платили до 30 тысяч марок. Правда, в те времена интересовались не кожей страусов, а их перьями. К 1910 году, например, ежегодно вывозилось 370 тысяч килограммов перьев, в то время как за 70 лет до этого вывозили лишь 1000 килограммов. Перья эти не выщипывают (как, например, у кур или гусей), а аккуратно срезают у самой кожи.

Хорошенько разбежавшись, страус может подпрыгнуть на добрых полтора метра в высоту. Поэтому изгороди на фермах должны быть не ниже двух метров. И вообще агрессивных страусов-самцов необходимо всячески остерегаться. Так, в Ганноверском зоопарке страус одним ударом ноги согнул толстый железный прут под прямым углом. Другой страус, во Франкфуртском зоопарке, погнался за служителем, подцепил его одним пальцем ноги за одежду и рванул ее с такой силой, что сорвал с несчастного все, вплоть до нижнего белья. Но этого ему показалось мало, и он еще забросил раздетого служителя на проволочную изгородь.

В то же время на прирученных страусах взрослый мужчина может кататься верхом, и птица при этом даже не слишком-то напрягается.

Доктор Клаус Иммельман, проведя несколько ночей в нашем павильоне для страусов, сделал очень интересное открытие. Ему хотелось выяснить, когда и как страусы спят. Птицы сидели ночью на полу по семь, а то и по девять часов; шея при этом оставалась в вертикальном положении, хотя глаза и были закрыты. Сидя в таком полудремотном состоянии, страусы меньше реагируют на посторонние шумы или движения, чем когда бодрствуют. Они более десяти раз встают для выделения помета или мочи (которые у страусов в отличие от кур и большинства других птиц выделяются не одновременно, хотя и через одно и то же отверстие). Если страусы целый день проводят на ногах, они, устав, кладут голову на верхний край изгороди или прислоняют ее к чему-нибудь, и тогда глаза у них невольно закрываются.

До наблюдений Иммельмана никто не знал, что страусы, засыпая, могут класть шею на пол, вытянув ее во всю длину. Делают они это за ночь только от одного до четырех раз и не дольше чем на одну-две, самое большее 16 минут. Только в такие минуты страус по-настоящему впадает в глубокий сон. В это время его можно фотографировать со вспышкой, стучать о пол, заговаривать с ним вполголоса, он даже не пошевельнется. Лежа в такой позе, страусы протягивают назад ноги, которые в обычном сидячем положении подогнуты под живот. Однако в столь глубокий сон птицы никогда не впадают все одновременно, кто-то всегда «дежурит». Так происходит, видимо, и на воле, хотя никому еще не удавалось в природных условиях увидеть крепко спящих страусов.

Но описанную выше позу у страуса приходилось наблюдать и раньше, только при других обстоятельствах. Когда страус от кого-нибудь удирает, то может случиться, что он внезапно исчезнет из поля зрения. Если пойти за ним следом, то можно обнаружить, что он сидит на земле, прижав к ней вытянутую шею.

Отсюда, видимо, возникла сказка о птице страусе, которая прячет голову в песок и думает, что ее не видно. Первыми ее записали древние арабы, а за ними в течение столетий ту же небылицу повторяли римляне и многие другие сочинители книг. Особенно охотно принимают эту позу страусы-подростки. Но стоит к ним подойти поближе, как они мгновенно вскакивают и стремглав кидаются прочь.

Недавно орнитологам Ингрид и Рихарду Фауст удалось во Франкфуртском зоопарке вывести страусят в инкубаторе и вырастить их без родителей. Страусята, которые ростом с хорошую курицу, с самого начала требуют к себе большого внимания и заботы. Именно поэтому их до сих пор почти никогда не разводили в зоопарках. Это кажется несколько удивительным: ведь на фермах же выводят огромное количество страусят. Но нельзя забывать, что там это происходит в климатических условиях их родины, а кроме того, воспитание страусят полностью возложено на родителей [8].

Страус-самец — преданный и чадолюбивый папаша. Он выкапывает себе углубление в песке и садится в него. После чего страусиха кладет яйца ему под нос, а он старательно закатывает их под себя. Одна самка в природных условиях откладывает до восьми яиц. Насиживание длится около 40 дней. Несмотря на жару вокруг, температура в гнезде поддерживается между 35 и 41,5 градуса. Кладку страусам приходится не обогревать, а скорее охлаждать и оберегать от высыхания.

В национальном парке Найроби видели, как несколько страусих отложили в гнездо одного и того же страуса в общей сложности 42 яйца. Разумеется, он не смог покрыть своим телом такую кучу яиц, и поэтому из всей огромной кладки вылупилось всего 16 страусят.

Страус-папаша насиживает с послеобеденного времени до позднего утра, так что страусихе-мамаше приходится сидеть на гнезде гораздо меньше, чем ему.

Если у других животных отстрел самцов не наносит стаду существенного ущерба, то у страусов наоборот. Оставшиеся в живых самцы не в состоянии насиживать всю массу яиц, которую им подсовывают. Оставить же часть яиц без внимания и ограничиться высиживанием какой-то небольшой толики, на это у страуса, к сожалению, ума не хватает. Все это приводит к тому, что порой страусята вообще не выводятся.

Как-то одна страусиная семья, обосновавшаяся в национальном парке Найроби, попала в неприятную историю. Самец сделал непростительную глупость, устроив гнездо в таком месте, которое хорошо просматривалось с автомобильной дороги. В результате он и его страусиха непрестанно были окружены автотуристами, которые подъезжали на расстояние двух-трех метров и снимали несчастных птиц на фото- и кинопленку. Но поскольку обитающие в национальных парках животные не считают человека своим врагом, страусы выдержали это нашествие.

Но однажды к кладке подобрались львята. Они начали играть с яйцами, катали их по земле, словно бильярдные шары, и раскатили довольно далеко в разные стороны. С большим трудом страусу удалось их снова собрать в свое гнездо. И он упорно продолжал насиживать. Трудно даже поверить, но из яиц вылупились страусята!

Страусенок подает голос еще из яйца, до выклева. И родители ему отвечают.

Страусы-самцы умеют издавать прямо-таки львиный рев и рычание. Чтобы издавать эти звуки, они выдавливают воздух из дыхательного горла в рот, крепко зажимают клюв и загоняют этот сжатый воздух назад, в пищевод, который сильно раздувается. При этом вход в желудок тоже зажимается, и воздух не может туда проникнуть. Голая красная шея вздувается, как баллон, и далеко по округе разносится глухой, раскатистый рев.

Красивое шелковистое оперение страуса — источник всех его несчастий. Древние египтяне считали страуса символом справедливости, потому что перо его делится стержнем на две равные половины, в то время как перо любой другой птицы разделено стержнем на более узкую и широкую часть, а следовательно, «несправедливо». Но те же древние египтяне уже заметили, что эти перья могут служить прекрасным украшением.

До тех пор пока страусовые перья красовались только на шляпах средневековых рыцарей, диких страусов еще было довольно много. Но когда в прошлом столетии эти перья вдруг вошли в моду у дам, для страусов настали тяжелые времена.

Из Северной Африки они исчезли совершенно. В Иране и Аравии их тоже невозможно стало найти. Последнего страуса в Аравии видели в 1900 году. А на севере Саудовской Аравии на самой границе с Ираком последнего страуса застрелили, кажется, в 1933 году. По рассказам других очевидцев, в 1948 году на стыке границ Ирака и Саудовской Аравии снова увидели двух страусов, которых немедленно уложили.

Страус не исчез еще с лица земли только благодаря страусовым фермам. Ведь с животными, ставшими жертвами моды, это обычно случается неимоверно быстро. И чем реже они начинают встречаться, тем выше поднимаются цены на мех или на то, что они еще «поставляют». Наконец это животное становится настолько редким, что за него платят уже какие-то фантастические суммы. Возможность получить такой баснословный барыш толкает некоторых алчных людей неделями, месяцами и даже годами преследовать последнюю дикую норку, шиншиллу или соболя, забираясь за ними в самую непролазную чащобу. Коща же удается развести тот же вид животного в неволе, то шкурки его постепенно становятся все дешевле, и вскоре уже теряет всякий смысл заниматься трудоемким и небезопасным преследованием последних диких экземпляров. Так что смело можно утверждать, что шиншиллы, нутрии, черно-бурые лисы, норки и соболи только потому еще сегодня существуют на земле, что люди в последний момент спохватились и научились разводить их в неволе.

Первая страусовая ферма была организована в 1838 году на юге Африки, за ней возникли фермы в Алжире, Сицилии, во Флориде. А в самый разгар моды на страусовые перья такую ферму можно было найти даже в Ницце.

Тот, кому впервые приходится держать в руках страусовое яйцо, всегда удивляется: как «узник» такого яйца без посторонней помощи способен выбраться из своей крепкой тюрьмы? Скорлупа страусового яйца прочностью может поспорить с фарфоровой посудой, и, чтобы разбить ее, нам приходится прибегать к помощи пилы и молотка. Весит оно от полутора до двух килограммов, следовательно, столько, сколько весят 25–36 куриных яиц. Страусовые яйца вполне съедобны, у них нет никакого неприятного запаха, и вообще-то по вкусу они ничем не отличаются от куриных.


Среди животных Африки

Даже пролежав целый год в холодильнике, это яйцо остается свежим и сохраняет свои вкусовые качества. Из яйца страуса очень просто приготовить омлет или яичницу. Чтобы сделать большую красивую глазунью, нужно сначала отделить белок от желтка, положить на сковородку круг из металлической ленты и, облив его белком, поджарить, оставив внутри круга место для желтка. Желток выливают на сковородку, когда белок уже почти готов. Чтобы страусовое яйцо сварилось вкрутую, его нужно держать в кипящей воде около двух часов.

Страусята вылупляются после 42 дней насиживания и начинают расти как грибы: каждый день по сантиметру. Как только у них появляется способность твердо стоять на ногах, они тотчас же принимаются исполнять те же сумасшедшие танцы, что и взрослые: птица внезапно срывается с места, опрометью бежит куда-то, кружится вокруг своей оси, бьет крыльями и в завершение садится на землю. Воодушевить страусов на подобные танцы может даже появление самолета.

Страусята, выросшие в доме как домашние животные (в Африке это иногда практикуется), бегают за своими хозяевами, словно преданные собачки. Когда такое семейство отправляется купаться, молодой страус смело бросается вслед за людьми в воду и плавает там, как утенок.


Среди животных Африки

В Серенгети страусы приступают к насиживанию в сентябре, а к Рождеству уже расхаживают со своими страусятами.

Страусы — отличные бегуны. Эти огромные птицы (высотой до 2,5 метров) во время бега, шутя и играя, делают шаги в три с половиной метра. Если поехать вслед за бегущим страусом на машине, то по спидометру можно проследить, что он без особого напряжения в течение четверти часа или даже получаса выдерживает скорость в 50 километров в час. Другие дикие животные, как правило, способны быстро бегать только на короткие дистанции. Страусы же могут в отдельных случаях развивать даже скорость в 70 километров в час. У них должны быть исключительно выносливые сердца.

Сердца у них к тому же еще и мужественные, когда этого требуют обстоятельства. Не так давно мы повстречали страуса и страусиху с восемью страусятами. Вдруг откуда ни возьмись выскочила гиена и хотела схватить одного страусенка. После небольшого переполоха родители тут же разделили свои функции: страус собрал вокруг себя птенцов, а страусиха ринулась на гиену, прогнала ее и преследовала еще целый километр.

Когда то же самое семейство мы встретили несколько дней спустя, в нем осталось только шесть страусят.

Супруги-биологи профессор Франц Зауэр и доктор Элеонора Зауэр из университета во Флориде проводили наблюдения за живущими на воле страусами и выяснили много интересного и нового относительно их жизни и повадок. Для того чтобы незамеченными подобраться поближе к этим осторожным и недоверчивым птицам, исследователи прятались в искусно изготовленные «кочующие» термитники.

На юго-западе Африки страусы живут не только в открытой саванне, но и в почти лишенной растительности песчаной пустыне, в густых зарослях колючего кустарника и даже на крутых скалистых нагорьях. Но там, где нет открытых водоемов, этим птицам грозит неминуемая гибель, потому что потребность страуса в воде не могут удовлетворить даже растения с повышенным содержанием влаги.

Страусам удается выращивать своих страусят в любое время года (хотя бы парочку). Помимо своей обычной растительной пищи страусы не брезгуют и низшими животными, и даже мелкими позвоночными, за которыми охотятся, выделывая замысловатые зигзаги.

Несколько семей страусов нередко объединяются в сообщества, насчитывающие иногда до 600 особей. Тем не менее внутри таких огромных сообществ всегда можно отчетливо различить отдельные гаремы.

Приближаясь к чужой группе, страус неизменно принимает позу «подобострастия» и «подчинения» — опускает хвост и низко склоняет голову. Таким образом, не возникает драк и создается возможность для новых знакомств. Одна семья иногда может принять к себе маленьких птенцов или подростков из другой семьи. Бывает, что объединяются несколько папаш с детьми подросткового возраста и такой «страусовый интернат» по нескольку дней и недель кочует по окрестностям. Каждая стая для своего излюбленного купания в песке выкапывает углубление в почве и устраивает нечто вроде общественной бани.

По наблюдениям, сделанным супругами Зауэр, страусы живут как моногамными семьями, так и гаремами, смотря по обстоятельствам. Споры самцов из-за самок в период спаривания и погоня самцов за самками часто выливаются в целые массовые представления с бешеными танцами, в которых принимает участие вся стая.

Обычно же у одного самца бывает одна основная и две «побочные» самки. Основная самка терпит присутствие побочных, и все вместе откладывают свои яйца в одно гнездо. Но как только яйца отложены, основная, «законная супруга», как правило самая старшая и поэтому более опытная, немедленно отгоняет «побочных» жен от гнезда.

Когда наступает время брачных игр, самец, хлопая крыльями, сманивает или просто отгоняет выбранных им самочек от общего стада в сторонку. Основная самка помогает ему прогнать подросших к этому времени детей. Затем новая семья перекочевывает на выбранный для насиживания участок, который рьяно защищает от вторжения посторонних страусов. В период брачных игр самец выбирает то одну, то другую самку и отходит с ней пастись отдельно от остальных. При этом парочка начинает синхронизировать свои движения. Страусы только делают вид, что щиплют траву, на самом же деле они стараются согласовать все свое поведение. Если им это не удается, брачный танец обрывается, и парочка возвращается в стаю. Но в случае удачи самец все более и более возбуждается, поднимает то левое, то правое крыло, бросается на землю и мощными ударами крыльев поднимает вокруг себя вихри песка; шеей он в это время совершает быстрые спиральные движения. При этом он без конца издает глухие звуки, а самка кружит вокруг него в «позе подобострастия» — с волочащимися по земле крыльями. Когда же самец внезапно вскакивает, она тотчас бросается на землю, а он, хлопая крыльями, покрывает ее.

Во время Первой мировой войны в Южной Африке ни у кого не было возможности охотиться за страусами. А поскольку за эти годы страусовые перья вышли из моды и стали очень дешевыми, то было решено избавиться от слишком расплодившихся птиц и открыть на них свободную охоту.

Сразу же нашлись предприимчивые люди, которые начали гоняться за ними на машинах, отстреливая их стаями. Часто после одного такого сафари они возвращались с 400–500 шкурками, из которых затем изготавливались модные тисненые бумажники и дамские сумочки. А вот 100 или 150 килограммов мяса, которые дает такая большая птица, никто забирать не желал, особенно когда убитому страусу было около 30 лет. Разлагающиеся трупы страусов отравляли зловонием всю окрестность, потому что гиены и грифы не в силах были справиться с такой неожиданной благодатью.

Когда в зоопарке нужно полечить страуса, достаточно бывает натянуть ему на голову чулок; после этого он сейчас же прекращает всякое сопротивление и покоряется своей судьбе.

В некоторых зоопарках, где посетителям разрешается кормить животных, уже не раз бывали большие неприятности с этими птицами, потому что они заглатывали самые невероятные предметы. В желудках погибших страусов при вскрытии находили не только монеты, гвозди и половинки подков, но даже перочинные ножи; а один страус выпил полведра зеленой масляной краски, так что ею были залеплены весь его желудок и кишечник.

Старик Карл Гагенбек [9]во второй половине прошлого века закупал антилоп и страусов, отловленных в районе Суэца (тогда они еще водились в тех местах). В те времена не было грузовиков, и большинство отловленных животных гнали в караванах пешком к побережью. Сейчас нам даже трудно поверить, что жирафов, например, вели просто на поводке!


Среди животных Африки

В один прекрасный день, когда Гагенбек со своими помощниками стал загонять 16 недавно закупленных страусов в сарай при гостином дворе, птицы вырвались и с невероятной быстротой умчались прочь. Одному из помощников Гагенбека пришла блестящая идея погнать вслед за беглецами стадо коз, овец и верблюдов, с которыми страусы в течение многих недель путешествовали в караване. И действительно, возбужденные беглецы моментально успокоились, как только увидели этих животных. Сначала они окружили караван полукругом и, хлопая крыльями от восторга, исполнили свой сумасшедший танец. Затем они преспокойно присоединились к общему шествию и направились вместе с ним к вокзалу. Страусы так покорно шли между козами и дромадерами, как будто их вела какая-то невидимая сила. Ведь они именно так, без всякой привязи, проделали сорокадвухдневное путешествие от Кассалы до Суакина.

Когда караван достиг вокзала, страусов без особого труда удалось поймать и погрузить в специально выделенный для них вагон.


Среди животных Африки


Среди животных Африки


* * * | Среди животных Африки | Глава шестая. Как мой автомобиль плавал среди крокодилов