home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестнадцатая. Нил — преграда для белых великанов

Женщина отличается от мужчины не только молочными железами, они ведь есть и у козы.

Африканская поговорка

Иногда только спустя 100 лет становится совершенно очевидным, что какой-нибудь «храбрый» охотник явно привирал. Мистер Корнваллис Харрис, путешествовавший в 1836 году по Северо-Западному Трансваалю, описывал, как однажды возле реки Лимпопо он наткнулся на стадо из 22 белых носорогов и в порядке самозащиты вынужден был четырех из них застрелить.

За последние десятилетия нам в Африке удалось поближе познакомиться с этими гигантами, стоящими на третьем месте по величине среди всех сухопутных животных мира. Самоотверженные люди, у которых нет поганой привычки постоянно держать палец на спусковом крючке, взяли на себя труд наблюдать за этими интересными животными и днем и ночью. В самое недавнее время белых носорогов начали отлавливать и перевозить в другие местности, где их снова выпускают на свободу.

Сегодня уже никто не поверит ни одному путешественнику, если он начнет плести про самозащиту при встрече с белым носорогом.

Счастье, что мы вообще-то еще имеем возможность изучать этих могучих медлительных существ. А то ведь «герои-охотники» чуть было не истребили их начисто, и все «в порядке самозащиты». Уже в 1892 году Нихоллс и Эглинтон писали, что есть все основания предполагать, что белых носорогов больше не существует. То же самое повторил и Брейдон в 1897 году.

Эти великаны удивительно миролюбивы. С такими крупными животными, как слоны и кафрские буйволы, они ладят лучше, чем их более мелкие и менее миролюбивые сородичи — черные носороги.

В национальном парке Нимуле (Судан) мы видели белых носорогов, мирно лежащих под деревом рядом со слонами. Они гораздо реже своих черных сородичей делают ложные выпады (которые так пугают и шокируют непосвященных) в сторону появившихся поблизости людей. Подобные выпады делаются обычно лишь в рекогносцировочных целях. Носороги бегут вам навстречу, потом вдруг в пяти — восьми метрах останавливаются, сопят, мотают головой и… уходят. Там, где за ними не охотятся, они подпускают людей и машины на расстояние даже 30 метров и только потом убегают.

Как-то в Уганде один исследователь натерпелся-таки страху. Проснувшись ночью, он увидел, как между его палаткой и разложенным рядом костром прошествовал огромный носорог. Оказывается, там проходила его тропинка на водопой, потому что через некоторое время он той же дорогой вернулся назад, не обращая ни малейшего внимания ни на огонь, ни на присутствие человека.

Мне удалось найти только три сообщения, в которых говорилось о серьезных нападениях белых носорогов на людей. Передал мне их охотник на слонов К. Стигенд. В первом из них говорилось о том, что неожиданно вспугнутая с лежки самка носорога, у которой был детеныш, набросилась на сборщицу хлопка и убила ее. В другом рассказывалось о подобном же несчастье, случившемся с мужчиной, который криками хотел прогнать белого носорога со своей плантации. И наконец, в третьем сообщении описывалось происшествие в Зулуленде. Группа местных жителей обнаружила белого носорога, вышедшего за границы национального парка, и с криками погнала его вниз по тропе, по которой как раз поднималась навстречу какая-то женщина. Перепуганное и затравленное животное с разбегу распороло рогом живот несчастной и растоптало ее ногами.

Но наряду с этим бывало, например, и такое: когда в Уганде отлавливали белых носорогов, один из мужчин упал с грузовика, за которым как раз гнался рассерженный гигант, и тем не менее человеку удалось догнать тарахтящую по плохой дороге машину и забраться на нее живым и невредимым.

Должен, однако, напомнить, что в Европе до механизации сельского хозяйства по вине таких безобидных животных, как коровы и лошади, ежегодно погибало около 400 человек. Так что стрелять в белого носорога для охотника не более опасно, чем в домашнюю корову.

Но при этом белый носорог — личность весьма внушительная: высота в холке у него составляет почти 2 метра, длина тела — 4 метра 20 сантиметров, а размер головы достигает 1 метра 20 сантиметров (она на 25 процентов больше головы черного носорога). Весит белый носорог до 2 тысяч килограммов, в то время как вес черного — от 950 до 1350 килограммов. Хотя у белого носорога, как и у черного, на ноге три пальца, однако след его почти вдвое больше. Более длинный передний рог имеет длину в среднем 80 сантиметров. Самый длинный рог, который когда-либо видели, достигал 1,61 метра. Весят рога от 6,5 до 9 килограммов. Рысью эти животные проделывают 30 километров в час, галопом — до 40 километров.

Между прочим, белые носороги вовсе не такие уж белые, впрочем, так же как и черные совершенно не черны. Возможно, что столь неточное определение зиждется на ошибочном понимании бурского слова wijd, которое выговаривается так же, как английское white, но означает «широкий», «просторный». А может быть, неправильное название произошло от местного выражения — «белое сердце», приблизительно означающего «миролюбивый». У белых носорогов на верхней губе отсутствует хватательный палец, который имеется у черных носорогов; их рот приспособлен для срывания травы, в то время как черные носороги используют его для срывания веток. Видят белые носороги так же плохо, как и черные.

Но они значительно более общительны, чем черные. В Натале в резервате Умфолози мне приходилось неоднократно встречать группы из 10–15 и даже 20 животных. В отличие от своих черных сородичей они голову держат всегда низко опущенной. Там, где они пасутся, трава будто скошена косилкой. Кучи их помета тоже значительно больше, чем кучи черных носорогов.

Мой коллега доктор Д. Бакхауз, проводя свои наблюдения в парке Гарамба, в течение нескольких недель подряд видел неизменно пасущихся вместе двух самцов, а в другом месте — двух самок. Иногда белые носороги начинали «в шутку» бороться, упираясь друг в друга рогом, но делали они это только в прохладную погоду и всего в течение нескольких минут. Такими «боксерами» могли быть как два самца, так и две самки, а иногда даже и самка с самцом. Он видел, как однажды белые носороги прогнали со своей поляны двух слонов-подростков. Они нисколько не пугались, когда с их спин с криком слетали вспугнутые чем-либо буйволовые птицы. Самцы выбрызгивали свою мочу на кустарник. Каждое животное откладывало помет в одну и ту же кучу, которая постепенно достигала огромных размеров. Когда они паслись, то за семь-восемь часов продвигались лишь на один километр. Отдыхали носороги обычно в течение двух часов в первую половину дня, до двенадцати.

Когда в 1953/54 году разразилась чума скота, на белых носорогов это не распространилось.

Самцы иногда затевают между собой и серьезные бои. Дело доходит даже до того, что один может оказаться убитым.

Превосходный фотограф-анималист Вильгельм Шак наблюдал, как во время одного такого серьезного боя два самца жали друг на друга плечом, видимо, для того, чтобы помешать противнику размахнуться и всадить свой рог между ребер другого. В другой раз он видел, как к месту боя двух соперников постепенно стянулось 43 белых носорога, с интересом наблюдавших за всем происходящим.

Когда самец белого носорога начинает «ухаживать» за самкой, он подходит сзади и кладет ей голову на спину. Само спаривание может длиться до одного часа. Считается, что беременность у этих животных длится от 540 до 550 дней. Но это далеко не точные данные, потому что белые носороги еще ни разу в неволе не размножались.

Дважды якобы видели самок с близнецами. Спустя 24 часа после рождения детеныш уже способен следовать за своей матерью, а через неделю начинает щипать траву, однако продолжает сосать материнское молоко, по крайней мере, еще в течение целого года.

О том, что детеныши белого носорога до четырехмесячного возраста сплошь покрыты шерстью, мы узнали совершенно случайно. Как-то возле мертвой самки был обнаружен такой покрытый шерстью малыш. Его тотчас же отправили в зоопарк Претории. 36-летняя самка носорога, попав в резерват Умфолози, еще родила детеныша. Считается, что половозрелыми самки становятся уже в трехлетнем возрасте, а детенышей приносят раз в три или даже пять лет.

Этих гигантских носорогов открыли сравнительно недавно — в 1812 году. Открыл их Вильям Бурчелл в северной части Капской провинции ЮАР. Белые носороги обитали прежде в теперешней Южной Анголе, части Намибии, Ботсване, Южной Родезии, Трансваале, Зулуленде и по меньшей мере в одном из районов Мозамбика. О том, что белые носороги были там весьма многочисленны, свидетельствуют наскальные рисунки, которые можно найти еще и сегодня в Намибии, Южной Родезии, Ботсване и в Капской провинции. На этих рисунках, вне всякого сомнения, изображены белые носороги. Считается, что южнее реки Оранжевой они не встречались. А на крайнем юго-западе Малави и между реками Масхи и Замбези белые носороги жили еще в доисторическое время.

А потом пришли мы, европейцы, и ради забавы, упражняясь в стрельбе, за несколько десятилетий покончили с этими безобидными великанами. И тем не менее все очень удивились, когда узнали, что белых носорогов больше нет, что они исчезли с лица земли. Уже решили было, что их постигла судьба зебры квагги или саблерогой антилопы блаубока.

Потом все обрадовались, узнав, что в Натале, в низине между Черным и Белым Умфолози, сохранилось еще несколько дюжин этих гигантов. В 1922 году Ф. Во-ген Кирби публично заявил, что их осталось там не больше 20, и обратился к общественности с призывом строго охранять последних представителей этого редкого вида.

Возможно, что он тогда нарочно занизил число оставшихся в живых носорогов, потому что в 1932 году в районе Умфолози их насчитывалось уже 180, а в ближайших окрестностях — еще 30. К 1948 году их стало уже 550, и они к этому времени успели распространиться до резервата Хлухлуве, находящегося за 25 километров от этих мест.

Потом началась знаменитая война с мухой цеце. Всю эту область, как и многие другие районы Южной Африки, начали опылять с воздуха ДДТ. Это привело к тому, что фермеры, и в особенности местное население, начали усиленно интересоваться землями, которых они прежде избегали, и постепенно вторгаться все дальше на территорию, расположенную между двумя резерватами.

Вскоре вновь послышались жалобы на то, что вокруг слишком много носорогов. Учет животных в 1965 году показал, что в области Умфолози (290 квадратных километров) и в Хлухлуве (160 квадратных километров) обитает около тысячи белых носорогов.

Поэтому их стали с некоторых пор расселять оттуда в другие резерваты Африки и продавать в различные зоопарки. Ведь в течение нескольких десятков лет ни в одном зоопарке мира нельзя было увидеть белого носорога. Потом в зоопарке Претории появился сначала один, потом второй. А к 1963 году в различных зоопарках мира их было уже 32, из них 13 — в европейских. В 1965 году в одних только зоопарках Соединенных Штатов насчитывалось 25 белых носорогов.

Теперь уже накопился богатый опыт по транспортировке этих великанов. В общей сложности к 1966 году в разные южноафриканские национальные парки и резерваты было перевезено 150 белых носорогов, а 12 штук отправили в Южную Родезию. Их реакклиматизировали в тех местах, где они раньше когда-то встречались: в Крюгеровском парке, в национальных парках Ванкие и Матапос. Но заселили ими и совершенно новые для них области, как, например, резерват Киледамм. Эти великаны-новоселы приехали даже в Восточную Африку, в недавно созданный в Кении национальный парк Меру.

Но кто бы поверил, что эти громадины можно встретить и севернее экватора, на расстоянии 3200 километров от их южной родины? Когда в 1900 году поступило сообщение о том, что белые носороги найдены в Уганде, близ Ладо, на левом берегу Верхнего Нила, к этому отнеслись весьма скептически. Казалось весьма странным, что до этого таких больших животных здесь никто не заметил. Как бы там ни было, выяснилось, что северные белые носороги живут на левом берегу Верхнего Нила и пасутся на лугах между ним и дождевыми лесами; следовательно, их ареал охватывает Уганду, Судан и пограничный с ним Заир и еще вклинивается далеко за реку Убанги. В бывшем Бельгийском Конго в 1925 году их насчитывалось от 40 до 60. Именно из-за них и из-за оставшихся в живых последних жирафов там был учрежден национальный парк Гарамба.

С тех пор число белых носорогов стало неуклонно расти. К настоящему моменту их должно быть не меньше тысячи.

А в Западной Африке они были истреблены уже к 1931 году. Несколько штук оставалось только в Нимуле-парке, на южной границе между Суданом и Угандой.

Северным белым носорогам ни разу не удавалось преодолеть Нил и перебраться на его. правый берег. По строению скелета они несколько отличаются от южного вида белого носорога (Ceratotherium simum simum) и рассматриваются как его подвид (Ceratotherium simum cottoni).

В связи с постоянным ростом населения все труднее становится охранять этих животных. Поэтому после долгих дебатов «за» и «против» в 1961 году было наконец решено переправить несколько белых носорогов на правый берег Нила, в Мерчисонский национальный парк. Противники этого плана считали, что он обречен на провал, потому что в этих местах белых носорогов испокон веков не было. Нил в Восточной Африке всегда служил непреодолимой преградой для распространения черных носорогов на запад, а белых — на восток. Но с другой стороны, было известно, что в южноафриканском резервате Хлухлуве оба этих вида мирно сосуществуют, правда, черные носороги охотнее придерживаются северной гористой местности, а белые пасутся на плоской равнине. Во всяком случае, можно было надеяться, что сородичи сумеют поладить друг с другом и в Мерчисонском парке. Так оно и получилось.

Первую пару белых носорогов, выбранную для перевозки, отловили в 1961 году. Гоняясь за ними на грузовике, их наконец удалось связать и переправить в Мерчисонский парк, где их и выпустили на волю. Увидели их там только 39 дней спустя: оказывается, новоселы ушли за 16 километров от места выпуска. В парк было перевезено десять животных, из которых два через несколько дней скончались, видимо, из-за ранений, полученных во время поимки.

Детеныша носорога, оставшегося сиротой после смерти самки — его матери, вырастили искусственно, и он настолько привык к людям, что никак не хотел покидать домика смотрителя парка, расположенного возле посадочной площадки для самолетов.

Этот носорог, самка, по кличке Обонги, однажды сильно напугала одного из посетителей парка. Когда тот увлеченно снимал антилоп через телеобъектив, Обонги подбежала к нему сзади и, с размаху просунув ему голову между ног, легонько подкинула его кверху. К счастью, все обошлось благополучно, и посетитель отделался только испугом.


Среди животных Африки

Даже тогда, когда Обонги увозили далеко от домика смотрителя, она все равно упорно возвращалась назад, следуя за бензовозом. Потом на нее напали львы и сильно ее потрепали. Естественно, она снова прибежала к своим друзьям африканцам, ища у них защиты. Пришлось ее лечить. В конце концов она все-таки согласилась уйти на волю, но только тогда, когда стала достаточно взрослой и сильной.

В 1964 году было отловлено еще пять белых носорогов. На этот раз их разыскали в чащобе с вертолета и с воздуха же указывали к ним дорогу вездеходам. Усыпляли их зарядами сернилана, которые выстреливали из специальных ружей. Затем им еще дополнительно давали кислород. Через четыре часа действие снотворного проходило, и они были уже в состоянии вставать; тем не менее, несмотря на все предосторожности, две беременные самки не перенесли наркотика и погибли. К 1968 году в Мерчисонском парке обитало уже 18 белых носорогов. Сегодня мы можем с гордостью сказать: белый носорог, чуть было не исчезнувший с лица земли 50 лет назад, спасен энтузиастами охраны природы и снова широко расселился по Африке.


Среди животных Африки


Среди животных Африки


* * * | Среди животных Африки | Глава семнадцатая. Вот они какие, эти гиеновые собаки