home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Иметь агентов вменяется в обязанность каждому оперу. Но если хочешь быть очень хорошим опером, тогда не ленись заводить агентов как можно больше. Это правило молодые сотрудники переняли от стариков, корифеев уголовного розыска.

Федор Туманов был хорошим опером. Даже самые сложные преступления он раскрывал быстро. Не хотелось тянуть и с убийством Архангельского. Известный банкир. И смерть его у многих вызвала беспокойство.

И вот сегодня, ровно на восемь часов вечера, Федор назначил встречу одному из лучших своих агентов, Виктору Верзникову, по кличке Верзила. Позвонил Верзиле на сотовый.

Верзила был одним из самых опытных стукачей и работал на Федора уже пятый год. Причем умудрялся так вертеться среди братвы, что никому и в голову не приходило заподозрить в нем ментовского стукача.

Зато Федор имел через него самую свежую информацию по многим еще только готовящимся преступлениям. Такой расклад позволял предотвратить целый ряд убийств, о которых помышляли бандиты. Многих людей спасти от смерти.

По мелочовке Федор не беспокоил Верзилу. По той же причине встречались они не так часто и обычно в какой-нибудь самой захудалой забегаловке, где уважающий себя бандит и носа не покажет. Но и их приходилось время от времени менять, чтобы не примелькаться. Да и для Верзилы опасно, если свои же братки застукают его в компании с опером Тумановым. Тогда никакие отмазки не спасут.

Последние несколько встреч у них проходили в кафе «Весна» рядом с заводом «Монолит». Днем это заведение работало как столовая, в основном для заводских рабочих. А вечером как кафе. Причем достаточно недорогое. Какой нормальный человек станет набивать свой желудок, да еще за приличную цену, всем тем, что не было съедено монолитовцами в обед?

Но Федора мало интересовал небогатый ассортимент вечерних закусок. Хотя иногда, когда не удавалось нормально пообедать, он не гнушался отужинать в этой кафешке. Да и шиковать с милицейским жалованьем не приходилось. Недорого, и то уже хорошо.

Верзила не любил, если по какой-то причине Федор опаздывал. Поэтому опер торопился…

После работы они с коллегами немного посидели. У капитана Шубина родился сын, и счастливый отец не поскупился на угощение братьев оперов.

Сдвинули в кабинете два стола. На них и расставили водку и закуску.

Только Федор много пить не стал, сколько Шубин его ни уговаривал.

– Нет, – отмахивался Федор от приставучего Шубина. – Пойми ты. У меня сегодня важная встреча с человеком. А ты хочешь, чтобы я напился и не пошел? Я так не могу. И человек обидится.

Опьяневший от счастья и выпитой водки, Шубин по-дружески обнял Федора.

– Нет, Федя. Все не так. Скажи лучше, где у тебя встреча? Я тебя отвезу. Куда скажешь. Хоть на край света отвезу. Ты ж меня знаешь.

Федор начинал сердиться на Шубина.

– Отстань, Юрка. Ты уже пьяный. А ехать мне не так далеко, до «Монолита». Знаешь такой завод?

Шубин беспомощно мотнул головой, но отставать не собирался. Федор – душа компании. Один-два свеженьких анекдота, и даже те ребята, у кого плохое настроение, едва не давились от хохота. А тут вдруг он собирается уходить.

– Федя, останься. Прошу тебя как друга. Позвони, отмени встречу. Встреча с бабой? – полюбопытствовал приятель-капитан.

– Я теперь перешел на мужиков, – пошутил Федор, чем вызвал всеобщий хохот и подкольчики по поводу неправильной сексуальной ориентации. Такая тема для разговора, что только дай повод.

Вырвавшись из кабинета Шубина, Федор зашел к себе, достал из сейфа табельный пистолет. Решил взять его с собой. А вот запасную обойму оставил. Насчет оружия мысль пришла только сейчас. Вдруг Верзила укажет адресок, где отсиживается человек, причастный к убийству банкира. Тогда придется сразу проверить, и надежней, если с ним будет верный друг «ПМ».

Ровно без пяти минут восемь Федор вошел в стеклянные двери кафе «Весна». И осмотрелся. Так он поступал всегда, чтобы не напороться на братков и не подставить Верзилу. Если что, то можно сделать вид, будто они незнакомы. Выпить возле стойки бутылочку пива и выйти. Верзила не дурак, сразу сообразит и сам к нему в кафе не подойдет. А Федор будет его дожидаться на улице.

В просторном зале посетителей было немного. В углу у окна за столиком сидели двое мужиков и с ними молодой парень, лица которого Федор рассмотреть не мог, так как он сидел к нему спиной.

Чуть в стороне две молоденькие девчушки с аппетитом уплетали хрустящие кексы и при этом вели непринужденный разговор, время от времени прерываемый дружным хохотом.

За следующим столиком расположилась пожилая женщина со стариком, у которого на груди красовались орденские планки. Федор их принял за супружескую чету. В прошлый раз, когда они встретились с Верзилой здесь, эти двое точно так же сидели за этим же самым столом. И Федор подумал, что они каждый раз приходят сюда ужинать. И сейчас оба склонились над тарелками несвежего борща.

Негромко играла музыка, нисколько не дополняя жалкого уюта бывшей общепитовской столовки.

Место это Федору не нравилось. Оно не отличалось особым комфортом, чтобы можно было прийти и расслабиться. И даже здоровенная пальма в кадушке у дверей не вписывалась в эстетику кафе, словно стыдясь за то, что не к месту очутилась здесь и превратилась в подобие пепельницы, забросанной окурками.

Утешало одно – здесь немноголюдно и особенно можно не опасаться за Верзилу, что он засветится. Да и самого Федора тут никто не знает.

Федор прошел к столику, за который раньше они с Верзилой садились. Не стал изменять этой маленькой привычке. Да и удобно отсюда наблюдать за всеми входящими в зал, что тоже немаловажно для опера. Если уж какая подозрительная рожа заглянет сюда, не останется незамеченной.

Расположившись за столиком, Федор глянул на стойку бара, чтобы крутившаяся там официантка обратила на него внимание и подошла.

Немного озадачило, что за стойкой вместо уже знакомой белокурой милашки стоял долговязый парень с неприятными глазами, которыми он не переставая водил по лицам немногочисленных посетителей. Причем взгляд его не выражал доброжелательного настроя.

Стоило появиться Федору, как эти глаза с прищуром холодно уставились на него. Федор тоже посмотрел. Их взгляды встретились, и на вытянутом лице долговязого появилась едва заметная усмешка.

Федор постарался не придавать этому значения, хотя и подумал: «Чего этот козел нашел во мне такого, чтобы скалиться? Лучше бы в рюмки заглядывал да поменьше мухлевал с коктейлями».

Поглядев на часы, Туманов удивился. Верзила никогда не опаздывал. Всегда приходил минут за пять до встречи, а сейчас на часах двадцать минут девятого.

«Странно. – На душе у Федора почему-то сделалось неспокойно. – Агент всегда такой пунктуальный. Почему не позвонил? Не предупредил, что задержится? Может, что-то случилось?» В таком случае и самому Федору следовало бы немедленно покинуть явочное место, а потом позвонить Верзиле на мобильник.

«Ладно. Черт с ним. – Туманов решил набраться терпения. – Жду еще десять минут. Если не появится, ухожу. Нечего тут глаза мозолить, особенно этому долговязому бармену». – Федор бросил короткий взгляд на стойку. Чтобы не сидеть просто так, решил побаловаться пивком. Взмахом руки подозвал к себе официантку, хотя ей этот жест явно не понравился. Не собака ведь.

– Чего желаете? – не слишком приветливо спросила подошедшая девушка, рассеянно глядя на посетителя. Федор ей тоже не нравился.

– Принесите пару бутылочек пивка, – попросил Федор. – Желательно холодненького. Ну и пожевать что-нибудь.

Девица уставилась на него стеклянными глазами. Федору она показалась обкуренной или принявшей дозу наркоты. Глаза пустые, будто смотрит и ничего не видит. Да и координация движений немного ослабела. «Явно ширнулась», – решил он про официантку. А та уже потеряла всякое терпение.

– Мужчина, говорите конкретней, чего вам принести пожевать? – умирающим голосом произнесла девица, достала из кармана забрызганного соусом фартука блокнот и авторучку.

Девица вздохнула в ожидании заказа. А Туманов сказал:

– Ну, я не знаю, что у вас есть…

Официантка скроила недовольную мордашку, заглянула в свой блокнот и начала перечислять:

– Есть пирожные, бисквиты, кексы, запеченное слоеное тесто, политое шоколадом. Есть борщ, каша…

– Стоп, – окончить ей Федор не дал. – Бог с вами, девушка. Разве пиво употребляют с пирожными? Или с кашей?

Девица хмыкнула, хотела сказать, что, если кто хочет жрать, то и каша с пивом пролетит за милую душу, но сказала более культурно:

– А что тут такого?

Федор пожал плечами, принимая ее за полную дуру.

– Вообще-то может и ничего. Но это, знаете ли, кому как нравится. Я предпочитаю к пиву что-нибудь солененькое. У вас раки вареные есть? Или креветки?

– Чего? – Глаза у официантки чуть не вылезли из орбит, и она даже наклонилась к Федору: уж не ослышалась ли? Оказалось, нет.

– Ну, ты даешь, дядя. Раки! Креветки! Откуда?

Федор задумчиво хмыкнул.

– Я же предупредил, что не знаю вашего ассортимента закусок. Чего у вас там еще есть из подходящего?

Девица надула щеки. Ну, достал ее клиент.

– Курица есть. С макаронами.

– А салат или винегрет? – не сдавался Федор, продолжая гнуть свое.

Девица издала протяжный стон и возвела стеклянные глаза к потолку. Измором решил взять ее мужик.

А Федору показалось, еще немного – и она свалится прямо на него. Чтобы не допустить подобное варварство и не чувствовать потом себя виноватым, он решил согласиться на курицу.

– Ладно, давайте курицу. Но пивка холодненького, – напомнил он уже уходившей официантке.

– Оно у нас всегда холодненькое, – недовольно бросила на ходу девушка, виляя круглой попкой, которая, по мнению Федора, была единственным ее достоинством.

Ко всему прочему, эта девица не страдала расторопностью. И Федору пришлось ждать минуты четыре, пока его заказ был выполнен.

Девица не торопилась. Поговорка «время – деньги» была не для нее. Какие тут деньги, когда клиентов в кафе раз, два и обчелся?

О чем-то обмолвившись с долговязым барменом, она наконец-то подошла с подносом. На нем стояли две откупоренные бутылки пива «Балтика» и тарелка с холодными макаронами, поверх которых лежало пупыристое крыло какого-то пернатого существа.

– Приятного аппетита, – произнесла девица заученную фразу и предпочла побыстрее скрыться в проеме коридора, отделявшего зал от кухни, из которой несло подгоревшим луком.

Тарелку с макаронами Федор сразу отставил на край стола. Не хотелось вредить своему желудку. А чтобы расправиться с пупыристым крылом, и вовсе требовались железные челюсти. Поэтому крыло, растянувшись, словно губы официантки в ехидной улыбке над бессилием Туманова, заняло свое почетное место поверх макарон, где до этого и лежало.

А вот с пивом девица не обманула. Оно оказалось действительно холодным, и Федор с наслаждением осушил сначала одну бутылку, посидел немного, ощущая в желудке приятное жжение, потом принялся за вторую. И почему-то почувствовал легкое головокружение. Взял выпитую бутылку, поднес к носу, пытаясь по запаху определить, не подмешали ли в пиво водку. Бутылки-то официантка принесла откупоренные.

Но с другой стороны, это слишком дорогое удовольствие, если каждому в пиво добавлять водку. Да и вряд ли долговязый бармен станет проделывать такое. Какой смысл? Но с другой стороны, после этого выпитого пива у него замутило голову.

Он попытался припомнить, сколько стопок водки опрокинул за рождение Шубина-младшего. Но в голове уже творилось что-то невообразимое, там все смешалось в хаотичном движении.

Из-за стойки на Федора с улыбкой таращился долговязый бармен и при этом что-то говорил официантке.

Федор хотел ему погрозить пальцем, но рука, словно плеть, свисала вдоль туловища, и поднять ее не было сил. «Надо уходить отсюда», – решил он, чувствуя, что еще немного, и тело сползет со стула на пол и тогда уже никакая сила не заставит его подняться.

Все вокруг перед глазами плавало, в том числе и он сам. Он чувствовал, будто тело переломилось в пояснице. Ноги дрожат, стоят на месте, а ослабевшее тело раскачивается то в одну, то в другую сторону.

– Вот это да, – заплетающимся языком пролепетал Туманов, оперся обеими руками на угол стола и с трудом встал. Но устоять на ногах не смог.

Сначала его повело на пустой соседний столик, который он чуть не опрокинул. Потом на чету пожилых людей. И чтобы не упасть, он попытался отыскать опору для правой руки в тарелке с борщом, который уплетала жена старика. При этом остатки борща расплескались не только по скатерти на столе, но и на платье пожилой женщины.

Вместе со своим муженьком она вскочила из-за стола, отпуская в адрес пьяного нахала нелицеприятные выражения.

Федор улыбался. Слишком хорошо у него на душе, чтобы кто-то вот так, за легкую оплошность, мог испортить настроение. А за борщ он готов извиниться и заказать еще тарелку, если эта склочная тетка пожелает. Только бы она успокоилась и не орала.

Но сейчас, чтобы не рухнуть под стол, Федор обнял ее мужа за плечи. И тут же почувствовал, как кто-то откинул его руку с плеч старика.

– Ой, – качнулся Федор и, повернувшись, увидел молодого парня. Тот самый, что сидел с двумя мужчинами. Теперь они подошли все трое, но накинулся на него один этот парень.

– Ты чего тут бузишь, козел? – заорал молодой прямо Федору в лицо, при этом ухватив его за грудки.

Но за это Федор был не в обиде. Если бы сейчас парень не держал его, он бы точно упал. А так, хоть какая-то опора. Теперь надо только объяснить, что ничего такого Федор не хотел. Произошло все случайно.

Долговязый бармен выскочил из-за стойки.

– Эй, парни, не устраивайте здесь драку!

– Да я вообще не хочу с ним драться, – пролепетал Федор, едва не рухнув на парня. Вовремя тот его оттолкнул.

– Дай ему по морде, – кричала пожилая мадам.

Ее старичок в бессильной злобе потрясал тростью, но сам ударить Федора боялся.

– Сейчас я ему хлебало разукрашу, – пообещал парень, но тут опять встрял бармен.

Один из товарищей парня что-то негромко сказал ему, но бармен заорал:

– Идите отсюда на улицу и там делайте что хотите. А здесь нечего кулаками махать. Не хватало еще стекла высадить. Я, что ли, за них платить буду? Валите отсюда на улицу.

– Пойдем выйдем, – предложил парень, не отпуская Федора.

– Пойдем, – ответил Федор с безразличием. Ему уже было все равно, что последует дальше. Единственное, что ему сейчас хотелось, это упасть куда-нибудь, чтобы тело почувствовало покой, и заснуть. И он почти не помнил, что происходило, когда они очутились на улице.

Парень поволок Туманова за угол кафе, где валялась груда пустых ящиков, вместе с каким-то хламом, о который Федор спотыкался.

– Давай побазарим.

Федор против базара не возражал. Вот только язык окончательно отказывался служить ему, и слова получались отрывистые и малопонятные.

Но, кажется, тому парню и не обязательно было разговаривать с пьяным дебоширом из кафе. Резко, без замаха он ударил Федора в лицо и расхохотался перед своими приятелями. Такого здоровяка уложил одним ударом.

Федор лежал с закрытыми глазами в сладком полусне. Чувствовал, как его кто-то тормошит, шарит по карманам. Но глаза открывать не хотелось. Пусть делают что хотят. Ему на все наплевать.

Стоять на ногах, когда кружится голова, когда ведет из стороны в сторону, это сущее мучение. Но теперь он лежит и чувствует только одно, покой, к которому так стремился.

Ненадолго его лишил этого покоя испуганный возглас парня:

– Так он – мент!

Глаз Федор так и не открыл. Только улыбка разлилась по его счастливому лицу. Хотелось ответить, но язык точно одеревенел.

Парень говорил еще что-то, но Федор уже не воспринимал смысла сказанного. Все перед ним окуталось мраком.


Глава 6 | Призвание – опер | Глава 8