home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 35

Едва глянув на обшарпанную дверь, Федор определил, что замок в ней существует исключительно для вида. Видно, хозяин квартиры уже давно не пользовался ключом. Замочная скважина покрылась грязной паутиной. Да и брать в такой халупе нечего, кроме клопов и тараканов, и никто из соседей не помышлял о воровстве.

Стоило Федору взяться за ручку, как дверь, издав неприятный скрип, отворилась, словно кто-то гостеприимно предлагал ему войти.

На всякий случай Туманов приготовил пистолет. Кто может поручиться, что здесь не поджидает его засада? Вдруг продажный Юранов уже постарался, дал знать бандитам, где ждать Туманова?

Но опасения Федора оказались напрасными. И в этом он скоро убедился, едва переступил порог однокомнатной малогабаритки на первом этаже.

Квартира оказалась в таком запущенном состоянии, что находиться в ней долго было настоящей пыткой. Везде грязь, мусор на полу и вонища такая, что нутро выворачивает.

Осмотревшись, Федор понял, что весь этот беспорядок оттого, что кто-то здесь хорошенько поработал, провел тщательный обыск жилого помещения. Хотя по большому счету, обыскивать-то было нечего. Мебели в комнате практически нет. Только самое необходимое: у стены стоял диван со вспоротой обшивкой, у окна стол и два стула, рядом старый телевизор и в углу шкаф для одежды. Все его содержимое вместе с полками валялось на полу. На стене, на полочке, стоял телефонный аппарат, которому давно место в музее.

Федор подошел, воспользовавшись носовым платком, чтобы не оставлять отпечатков, поднял трубку и услышал гудок, точно протяжный, хрипловатый вздох дряхлого старика, наслаждавшегося покоем и теперь потревоженного. Положил трубку на место.

«Дверь!» – вспомнил Федор последние слова инвалида. Только которая? В квартире их оказалось три: входная, обитая старым потертым дерматином, дверь в ванную с туалетом и кухонная, со стеклянной вставкой.

С кухонной дверью было все ясно. Что можно на ней спрятать и, главное, каким образом? Поэтому Федор даже не стал ее осматривать. Другое дело дверь ванной с туалетом. На ней висел большой плакат Мадонны. Вполне вероятно, что дискета могла находиться под этим плакатом.

Федор сорвал плакат, осмотрел его с тыльной стороны, но, кроме дохлых, сухих клопов, ничего на нем не обнаружил. И за ненадобностью плакат полетел в кучу тряпья, валявшегося на полу возле вспоротого дивана.

Теперь оставалось осмотреть входную дверь. Кстати, она наиболее подходила для хранения дискеты. Вернее, ее дерматиновая обивка. Туманов стал прощупывать ее.

Кажется, до него уже кто-то пытался проделать подобное, и на пыльном дерматине отчетливо проступали отпечатки пальцев. Даже неловко теперь делать то же самое и, скорее всего, бесполезно. Те, кто искал, знали, чего ищут, а стало быть, делали свою работу тщательно. Но они все же поленились. Или упустили из виду одну важную деталь.

Федор обратил внимание, что возле самого низа отпечатков пальцев на дерматине не было. Наверное, тот, кто осматривал дверь, поленился нагибаться, не сочтя это нужным. Проще было оторвать обшивку от двери. Так бы, скорее всего, и сделали, если б не многочисленные гвозди. Но в одном месте в самом уголке, пыль на дерматине была как бы стерта. Этот незначительный штрих привлек его внимание. И Туманов подумал о том, что, раз инвалид не вставал с коляски, дискету ему удобней было спрятать именно внизу, в этом уголке. Всего-то и делов чуть наклониться, протянуть руку.

Капитан не поленился, присел на корточки, пошарил рукой по дерматину, прощупывая даже самые незначительные выпуклости и неровности. И вдруг в самом низу, под жесткой искусственной кожей, почувствовал едва заметный на ощупь квадратный предмет. Потянул за край дерматина, оторвав его от двери, и тут же на грязный линолеум выпала дискета, упакованная в тонкий полиэтилен.

– Вот это да, – тихонько произнес Федор, поднял дискету, осмотрел. Немного удивляло ее нахождение в квартире инвалида, у которого не было не то что компьютера, но и нормального телевизора. Но Федор нисколько не сомневался – именно про эту дискету говорил Шнырь. Значит, стоит взглянуть на то, что она содержит.

Федор сунул ее в карман и первой подвернувшейся тряпкой вытер пыль с дерматиновой обивки.

Больше ему в этом гадюшнике делать было нечего. Он нашел то, что его интересовало. Теперь надо уйти и не попасться на глаза соседям.

Вполне может статься, что какая-нибудь сердобольная бабуся по собственной инициативе взялась добровольно приглядывать за квартирой инвалида. И Федору совсем не хотелось привлекать ее внимание.

Он осторожно выглянул на площадку. Не дожидаясь, пока кто-нибудь из соседей инвалида появится тут, быстро вышел. И закрыл за собой дверь, которая опять издала жалобный звук, точно истосковавшись по ушедшему хозяину и теперь жалуясь об этом капитану Туманову.

Была половина первого ночи, когда Федор услышал, будто кто-то тихо открыл дверь его квартиры и тут же закрыл. Он сидел за компьютером и просматривал содержимое дискеты. А посмотреть тут было что. Дискета содержала набор документов и список лиц из трехсот фамилий. Тут были указаны не только фамилии, но и должности и звания. Причем против каждой фамилии имелись даты и были вписаны суммы, которые все эти фигуранты получили.

Федора сразу заинтересовало то обстоятельство, что все эти лица были сотрудниками структуры Министерства внутренних дел. Многих из них Федор Туманов знал лично. Неоднократно доводилось видеть мелькание их лампасов в главном управлении и на коллегиях в министерстве. Согласно заключению, содержащемуся на дискете, всех их объединяло одно – они имели полис страхового фонда сотрудников внутренних дел, и некая фирма, под чьей «крышей» находился этот фонд, делала им солидные выплаты, которые поступали на расчетные счета этих лиц в банк…

То, что он увидел дальше, заставило его взволноваться.

Федор прочитал фамилию, имя и отчество президента банка – Архангельский Илья Иванович. Тот самый Архангельский, которого убийца прикончил в собственной квартире.

Тогда капитан Туманов так и не сумел раскрутить это дело по той причине, что его самого посадили в камеру. Причина смерти банкира осталась неясной. Но теперь картина смерти Архангельского потихоньку стала вырисовываться, хотя и несколько запоздало. И, глядя на схему перемещения денег из фирмы в банк, становилось ясным, что в этом темном деле погибший банкир занимал отнюдь не последнее место. А страховой фонд сотрудников внутренних дел действовал по принципу известной пирамиды, когда какой-нибудь генерал министерства вкладывал в него пять тысяч долларов, как членский взнос, а в конце года получал в десять раз больше.

Дальше в разделе значились ссуды, получаемые лицами, имеющими страховой полис, и опять же через банк Архангельского.

Капитану Туманову не составило труда разобраться, что на дискете запечатлен механизм теневого бизнеса. И сюда не мешало бы пригласить классного специалиста из управления по экономическим преступлениям, а квалификации опера, занимающегося расследованием убийств, здесь явно маловато. Но даже он может многое понять из того, что заключено в дискете. Например, узнать, кто президент теневой фирмы «Валентина». На дискете это было не зашифровано, и Федор прочитал:

– Манохин Владимир Борисович. Черт его возьми! Это же…

Это был старый авторитетный вор Мономах. С начала девяностых годов он легализовал большую часть своего капитала, сделавшись владельцем многих московских ресторанов, крупной кондитерской фабрики, нескольких магазинов и двух солидных банков. Хотя в учредительных документах значились другие лица, но, покопавшись в содержимом дискеты, Федор понял, что за всеми ними стоит Мономах. Он хозяин обширной корпорации, приносящей миллионную прибыль. А все эти учредители всего лишь мелкие клерки, состоящие на службе у всемогущего Мономаха.

Так и в банке, президентом которого являлся Архангельский. Он не был хозяином и боялся, что когда-нибудь его просто вышвырнут из шикарного кабинета за ненадобностью. Он сделал все, что от него требовалось. А требовалось, как оказалось, совсем немного: сделать банк финансово прибыльным. Архангельский этого добился. И в какой-то момент, видно, почувствовал, что денежный маховик раскрутился и дальше может продолжать движение по инерции, но уже без Архангельского. Он выпадал из игры.

Илья Иванович никогда не был глупцом. Обдумал свое незавидное положение и решил подстраховаться. Вот тогда и появился на дискете набор компромата.

«Я, кажется, забыл накинуть на дверь цепочку», – подумал Федор, вспомнив про дверь, и уже хотел встать, как вдруг заметил на экране монитора сначала мелькнувшую тень, а потом и силуэт заглядывающего в комнату человека.

«Кажется, я опоздал с цепочкой». Федор медленно, без резких движений, опустил правую руку в ящик стола, куда перед тем, как сесть за компьютер, положил пистолет.

В проеме двери стоял человек с пистолетом в руке, на ствол которого был привернут глушитель. Федор видел его лицо.

Кажется, тот человек пытался рассмотреть, что было на мониторе, и на какое-то время отвлекся, словно сам капитан Туманов его мало интересовал.

Большим пальцем правой руки Федор снял предохранитель. Теперь, главное, не промазать и опередить противника, хотя у того более удобная позиция для стрельбы.

Федор рассчитал все. Резко обернувшись, он выстрелил. Времени на прицеливание не имел, поэтому выстрел оказался не слишком удачным. Пуля угодила пришельцу в грудь, ближе к правому плечу, и пистолет с глушителем глухо ударился об пол. А сам человек, только что державший оружие, стал сползать по стенке, прижимаясь к ней спиной.

– Он попал в меня, – вскрикнул раненый, и Федор понял: эти слова предназначались кому-то, кто затаился там, в полутьме квартиры. Да и глупо было бы считать, что этот тип пришел сюда один без прикрытия. Только сколько их?

Федор резко прыгнул за дубовый шкаф. Открыл толстую его дверь, укрывшись за ней как за щитом. Теперь они могут попасть ему только в ноги. Зато голова, туловище недосягаемы для пуль.

Открыв пошире дверь, в образовавшуюся щель он увидел второго. Тот неслышно ступил в комнату, и Федор уже приставил к щели ствол пистолета. На этот раз выстрел будет более удачным. Но почему вошедший без оружия? Почему поднял обе руки?

Федор посчитал это уловкой и продолжал держать того на мушке.

– Прикончи его, Нельсон, – сжав от боли зубы, простонал Зубок, еще раз глянув на монитор. Вот она, дискета, в дисководе. И забрать ее не составит труда. Надо только прикончить мента. Зубок хотел это сделать сразу, как вошли в квартиру, да Нельсон не дал. Теперь он целехонький, а Зубок с дыркой в груди, и если не вмешаются медики, то не исключено, что он умрет.

– Нельсон! Чего ты ждешь? – Зубок повернул голову.

Его напарник сделал осторожный шаг и ногой откинул пистолет от Зубка, чтобы тот не дотянулся до него левой рукой. Потом сказал Федору:

– Погоди, не стреляй в меня. Я не тот, за кого ты меня принимаешь. Не стреляй. Сейчас я все объясню. Только не стреляй, Туманов.

– Что? – Кажется, этот вопрос Федор задал Нельсону одновременно с Зубком, который лежал на полу, но, услышав, что сказал Нельсон, чуть приподнял голову.

– Нельсон, а ты, оказывается, сука! – оскалившись, произнес Зубок с последним вздохом и уронил голову на паркет. Еще немного его тело билось в конвульсиях, сопротивляясь смерти. Но смерть оказалась сильней. И Зубок с оскаленным лицом растянулся на паркете.

– Ты кто? Смотри, одно неосторожное движение – и я тебя пристрелю, – предупредил Федор, выставив руку с пистолетом из-за двери. Так было удобней стрелять, чем в щель между шкафом и раскрытой дверью.

– Подожди. Не торопись. Понимаешь, вообще-то я не должен был тебе раскрываться, да выхода другого нет. Вижу, иначе ты мне не поверишь. А умирать я пока не собираюсь.

– Ты не прав, Нельсон. Умереть тебе придется. Уж я постараюсь.

Они смотрели друг другу в глаза: Федор, спрятавшийся за дверью шкафа, и Нельсон, стоящий рядом с мертвым бандитом. Нельсон попросил:

– Можно мне достать свой сотовый? Он лежит тут, во внутреннем кармане пиджака.

– Зачем тебе сотовый? Хочешь связаться с господом богом и забронировать себе комфортное местечко на том свете?

Шутка капитана Туманова оказалась не такой уж приятной для Нельсона. И он решил не отвечать на нее.

– Разреши, я наберу номер, и ты все узнаешь. Я думаю, тому человеку ты поверишь больше, чем мне. Можно?

– Какому человеку? Кто ты такой, Нельсон? Решил взять меня на понт, гад? Тут кто-то еще есть, – Федору показалось, будто в большом коридоре он услышал едва различимый для слуха шорох. Такое вполне может быть. Сейчас этот Нельсон отвлекает его, а из темноты кто-нибудь другой целится Федору в лоб.

– Да ты что! Никого тут, кроме нас, нет. Я не вру. Мы пришли вдвоем. Уверяю тебя, – как клятву произнес Нельсон и, не дожидаясь, что ответит Туманов, медленно запустил руку во внутренний карман пиджака. Достал сотовый и быстро набрал на нем номер. Потом медленно подошел и подал трубку Федору.

– На. Поговори, – предложил он.

Федор поднес трубку к уху.

– Я слушаю, – послышался в трубке спокойный, чуть строгий голос человека, изъяснявшегося по-военному четко.

Пока Туманов не понимал, с кем разговаривает, и спросил:

– Кто это? – Ствол он ни на минуту не отводил от Нельсона, и палец держал на спусковом крючке. Малейшее неосторожное движение, и Федор без сожаления всадит в него пулю. И Нельсон это знал, поэтому стоял как вкопанный. Даже смотрел не моргая.

– Вы позвонили в управление Федеральной службы безопасности по городу Москве… – донеслось из трубки.

Но Федор не склонен был верить, что этот самый Нельсон имеет какое-то отношение к столь серьезной организации. Скорее всего розыгрыш. Современные бандюки и не на такое способны. Готовы представляться посредниками всевышнего.

– Скажите, с кем я разговариваю? – несколько грубовато спросил Федор, не собираясь сюсюкаться. И, если это подвох, Нельсон умрет.

– Вы разговариваете с полковником Князевым. Теперь и мне хотелось бы, чтобы вы представились, – потребовал голос из трубки.

Всего и делов-то? Да нет ничего проще.

– Вы разговариваете со старшим оперуполномоченным уголовного розыска капитаном Тумановым, – представился Федор, и ему показалось, что Князев улыбался. Голос его зазвучал не так строго, хотя некоторые нотки недовольства в нем все еще прослеживались.

– Федор Николаевич?

– Да. Он самый, – ответил Федор, а сам подумал: откуда этот полковник знает его имя и отчество? Ведь они вроде незнакомы.

– Теперь я понял, кто вам дал мой номер. Он не должен был так поступать. Ну, да за это с него спросится. Прошу вас, дайте ему трубочку, – доверительно попросил полковник.

– Хорошо. Сейчас передам. – Федор решил не упираться.

Теперь Нельсон смотрел на Федора с улыбкой, словно ничего здесь такого не произошло и не было в квартире трупа, а сам он зашел среди ночи к старому другу Федору Туманову на чашку чая.

– На, – вернул Федор трубку Нельсону. – Полковник хочет с тобой говорить.

– Товарищ полковник, – несколько взволнованно заговорил Нельсон, – прошу прощения, но я не мог поступить иначе. Он чуть не пристрелил меня. И сейчас еще держит под прицелом, – пожаловался Нельсон в свое оправдание и добавил: – Да, товарищ полковник, дискета у него. И он не возражает против того, чтобы передать ее нам.

Федор стоял, слушал. «Отдать дискету? Ничего себе. С какой это стати я должен ее им отдать? Я из-за нее рисковал. Из-за нее чуть не убили мою девушку…»

– Нет, товарищ полковник, – глянув в глаза Туманову, проговорил Нельсон, – он еще не успел ознакомиться с ее содержанием. Хорошо, товарищ полковник, – отчеканил Нельсон, передавая трубку Федору. – Полковник хочет сказать тебе два слова.

Федор взял.

– Я вас слушаю?

– Федор Николаевич, не убивайте нашего сотрудника, – попросил Князев как бы в шутку и произнес уже более серьезней: – Он хороший парень. Я уверен, вы еще подружитесь.

– Может быть, – без определенности ответил Федор. Обещаний никаких на этот счет давать не стал. А полковник сказал:

– Отдайте ему дискету, – теперь уже в голосе полковника звучало что-то похожее на приказ, ослушаться которого Федор не имел права. Но у него осталось право на возражение.

– Но я… – начал было Федор, но голос Князева сделался более строгим, и он тут же пресек все попытки Туманова к возражению:

– Вы уже сделали свое дело. Позвольте теперь сделать нам. А потом, даже ознакомившись с ее содержанием, вы в одиночку ничего не сможете предпринять. Только навредите себе. Все, что там имеется, опасно для вас и вашей девушки. Послушайте доброго совета, – сказал полковник и, не прощаясь, отключил связь.

Федор услышал в трубке частые гудки.

– Ну, вы договорились? – спросил Нельсон. – Теперь мне можно хотя бы сесть? Намаялся я за тобой гоняться. Не возражаешь?

Федор вспомнил: тогда в кафе «Весна» он видел Нельсона. И бармен сказал, что Нельсон был в квартире, когда стреляли в Дашу.

«И я с этой сволочью должен подружиться? Ни за что», – решил для себя Федор и сказал:

– Вообще-то следовало бы тебя шлепнуть. Ты был, когда стреляли в мою девушку.

Нельсон нисколько не смутился, даже пожал плечами. Делай, мол, как знаешь. Ты про меня все слышал, так что решай, как поступить. Но на лице все же появилось что-то наподобие раскаяния.

– Потери всегда неизбежны. И даже самых близких людей. И мне жаль, что так получилось с твоей девушкой. Но я ничего не мог сделать, чтобы тот гад не стрелял в нее. Это была его идея. – Он кивнул на мертвого Зубка, помолчал, потом спросил: – Так ты отдаешь дискету?

– Забирай, – сказал Федор, понимая, что с этим возражать не стоит.

Нельсон удовлетворенно кивнул головой и произнес:

– Я сказал полковнику, что ты не успел в нее заглянуть.

– Ну и что? – Федор не понимал, к чему он клонит.

– Придется в твоем компьютере стереть из памяти все, что ты успел с нее переписать. – Нельсон развел руками. – Извини, конечно. Но так лучше для тебя. Эта дискета содержит компру на высоких чинов вашей системы. И лучше бы тебе туда не заглядывать.

– Ну, почему же? Для меня тоже интересно узнать кое-что про Мономаха, – сказал Федор, но Нельсон довольно резко оборвал его:

– Не суетись, капитан. С Мономахом без тебя разберутся кому это надо.

– Пусть разбираются. Я не возражаю. Только…

– Что только? – подозрительно спросил Нельсон, развалившись на стуле с сигаретой в зубах.

– Да не пойму я. Получается, ваша контора в курсе дел Мономаха? – Федору показалось, что этот сотрудник ФСБ и без дискеты в достаточной степени владел всей информацией.

Нельсон предпочел бы не отвечать на этот вопрос. В конце концов, это не для ментов. Но капитан Туманов был ему симпатичен. А это уже кое о чем говорит. И потом, судьбе угодно было столкнуть их лоб в лоб. И капитан в не меньшей степени рисковал, чтобы заполучить эту дискету с компрой. Да и многое уже успел прочитать.

Нельсон покосился на монитор.

– В девяносто шестом вор Мономах развернул активную деятельность, проталкивая своих людей в разные структуры государственной власти. По сути, он хотел быть хозяином Москвы. И уже был готов замахнуться на большее. Накрыть всех «шапкой Мономаха». Зная, что человек с его прошлым не может быть на виду, он предпочитал оставаться в тени. Но поверь, капитан, при этом ни одно экономически стоящее предложение не решалось без его непосредственного участия. Пусть и незримого для многих. Тогда он и создал страховой фонд сотрудников МВД. Создал фирму «Валентина», которая стала щедро финансировать нужных должностных чинов.

Федор не утерпел. Трудно было сдержать возмущение, и он сказал то, что думал:

– Но это ведь, по сути, взятка!

Нельсон кивком головы согласился на такое заключение.

– Можно понимать и так. Но кто посмеет в глаза упрекнуть какого-нибудь генерала, что он за легкую царапину в Чечне, вернувшись в Москву и предъявив соответствующие документы, вдруг получил по страховому полису сумму, – Нельсон задумался, потом продолжил: – Ну, скажем, в пятьсот тысяч рубликов. Не хило? Вот так, капитан.

– А он что, дурак? Или не понимает, что это самый настоящий подкуп? – стоял на своем Туманов.

– В том-то и дело, что понимает. Но взяткой это не считает. Представь, ведь все проходит по ведомостям. С печатями и подписями. А потом, согласись, кто добровольно откажется от больших денег?

Федор не стал ни соглашаться, ни возражать, спросил только немного сердито, словно дело касалось его:

– Ну и в чем тут подоплека?

– А в том, что все это не что иное, как обратная сторона медали. Скажем так, теневая деятельность фирмы «Валентина», руководимой вором Мономахом. По истечении какого-то времени, когда общая выплата чину уже переваливает за несколько миллионов, к такому генералу приходит от Мономаха человек и популярно объясняет, что бабки тот получал от вора. И при этом он просит оказать услугу, за которую обещает солидное вознаграждение. Мономах щедрый. Разумеется, на следующий день генерал пытается навести справки об этом страховом фонде. И вдруг оказывается, что таковой нигде не зарегистрирован. Он всего лишь часть теневой фирмы «Валентина». Детище вора Мономаха. И тогда встает вопрос, вернуть полученную сумму, а она очень даже не маленькая, или пойти на компромисс. Оказать ту маленькую услугу, о которой просили. Причем, повторюсь, многим и в голову не приходит, что их уже купили на корню, а получаемые в банке деньги – обыкновенная взятка, выплачиваемая по ведомостям.

– Ну а если все же найдутся такие, кто не захочет, чтобы его купили? – Федор решил проявить принципиальность. Уверен был, уж он-то точно бы не попался на такую удочку.

– Капитан, вы меня удивляете. – Нельсон презрительно скривил губы. – Кажется, вы до конца так и не поняли. Быть членом такого страхового фонда – престижно. И вступить в него предлагают не всем. Уж вы мне верьте. Прежде чем предложить, люди Мономаха тщательно проверяют такого человека на «вшивость». На жадность к деньгам, если хотите. И кто стал членом этого фонда, ни за что просто так из него не выйдет. У них иная жизнь. В достатке. С красивыми особняками. С иномарками. А таким, как вы и я, туда дорога закрыта навсегда. Хотя вы и неплохой сыщик и старательно отлавливаете бандитов и убийц. Но есть люди выше вас по должности и званию, и окончательное решение принимают они. Они вершат власть. А не мы с вами. Так-то.

Мы всего лишь винтики в двух огромных механизмах. Вы – в своем. А я – в своем.

Насчет винтиков Федор не возражал. И сам придерживался такого же мнения. Только ему хотелось бы услышать одно маленькое уточнение.

– Пожалуйста. – Нельсон был расположен ответить на любой вопрос Федора, раз уж у них получился столь откровенный разговор.

– Признаться, я так и не понял, как же вы все-таки узнали про дискету и про то, что содержится на ней? – спросил Федор. Как-то сомнительно было. Такая серьезная контора и не смогла заполучить дискету сразу.

– За Мономахом мы следили с начала девяностых. Для чего я и был внедрен в близкое окружение Мономаха. А по поводу дискеты все очень просто. Нам позвонила Елена Павлова. Сестра погибшего инвалида. Мономах пристроил ее к Архангельскому. Велел следить за банкиром. Будучи человеком мнительным, заподозрил, что Архангельский хочет начать свою игру, по своим правилам. И тогда он подложил под него красавицу, в которую сдуру банкир втюрился. Не догадываясь, к чему его увлечение приведет. Она и узнала про дискету. Но девчонка оказалась глупой до невозможности. Стащила у банкира дискету. Когда Мономах послал Зубка разобраться с Архангельским, дискеты у того уже не было. Она была у Павловой. Но девчонка недооценила Мономаха. Задумала продать ему эту дискету. Но в последний момент, почувствовав, что жизнь ее на волоске, надумала позвонить в управление ФСБ. Попросила спасти ее. Но, как оказалось, позвонила поздно. Сделать это раньше не хватило ума.


Глава 34 | Призвание – опер | Глава 36