home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 32


— Янко! — вспомнила я, и у меня перехватило дыхание.

Я схватила Валекса за руку и потащила его за собой, объясняя ему по дороге, что произошло. Мы все еще были в мундирах Брэзелла, хотя они уже были разорваны и залиты кровью. Поэтому, когда мы отыскали врача, тот принялся, было, протестовать и требовать, чтобы мы придерживались протокола, пока Валекс не достал нож.

Когда мы вступили в крыло Рейяда, внутри у меня все сжалось. Коридор, шедший к комнате с затворниками, был завален трупами — повсюду валялись обрубки рук и ног, словно кто-то расчищал себе дорогу. Стены были забрызганы кровью, на полу стояли кровавые лужи.

Врач хотел остановиться у первого же раненого, но Валекс подтолкнул его вперед. Осторожно переступая через неподвижные тела, мы добрались до входа в комнату. Я сразу увидела Янко, который лежал на боку, уронив голову на колени Ари. Он был без сознания. Меч пронзил его насквозь, так что из-под лопатки торчало его окровавленное острие. Ари сидел на полу с мрачным видом. Лицо его тоже было залито кровью. Рядом с ним лежал окровавленный топор, с помощью которого, вероятно, и была осуществлена вся эта бойня в коридоре. Айрис, скрестив ноги, сидела в центре круга, образованного истощенными людьми. Ее лоб блестел от пота, выражение лица было отсутствующим. Закованные в железо мужчины и женщины бесстрастно наблюдали за происходящим.


Перемещение в лазарет превратилось в сплошной кошмар. В моем угасающем сознании все слилось воедино, словно на нас налетел какой-то смерч, а потом я обнаружила, что лежу на кровати рядом с Янко и держу его за руку. Врач сделал все возможное, но, если у Янко началось внутреннее кровотечение или были повреждены какие-то жизненно важные органы, он был обречен. Дважды за эту ночь мы с Ари приходили в отчаяние, опасаясь, что уже его потеряли.

Мою рану тоже промыли и заклеили, но я даже не обращала внимания на пульсирующую боль. Все свои силы я направляла на Янко, желая ему выздоровления.

Когда на следующий день я проснулась после непродолжительного сна, до меня донесся его шепот:

— Спишь на службе? — На пепельно-сером лице Янко появилась слабая улыбка.

Я облегченно вздохнула. Можно было не сомневаться в том, что он сделал еще один шаг к выздоровлению, если ему хватало сил на то, чтобы подшучивать надо мной.

К сожалению, этого нельзя было, сказать о командоре. Прошло уже четыре дня с момента смерти Могкана, а он так и не приходил в себя. Его советники, очнувшиеся после непродолжительного магического воздействия, взяли руководство на себя в ожидании, когда командор сможет вернуться к власти. Они же приняли на себя командование военным округом. К генералу Тессо я генералу Хейзелу из Четвертого и Шестого округов были направлены гонцы с просьбой о скорейшем приезде. Им предстояло решить, что предпринять дальше в том случае, если командор не придет в себя.

Айрис прилагала все усилия, но ни один из пленников Мокгана так и не пришел в сознание. Она пыталась проникнуть в их души и пробиться к подавленной личности. Но они были похожи на покинутые дома, где еще стоит мебель и в очагах теплится огонь, да хозяев уже нет.

И нам пришлось смириться с мыслью о том, что эти несчастные люди будут просто доживать свои дни в покое в гостевом крыле особняка Брэзелла. Я горевала из-за утраты любимой подруги Карры. Зато Айрис обыскала комнаты, в которых жили сироты, и сообщила, что Мей, живая и здоровая, все еще находилась там. И я решила навестить ее сразу после того, как Янко немного окрепнет.

— Совершенно очевидно, что дети приюта Брэзелла были похищены из Ситии, — объяснила мне Айрис, зайдя в лазарет, где я сидела у постели Янко.

— Банда Могкана отправляла похищенных детей как можно дальше, чтобы их невозможно было найти. Обычно более сильными магическими способностями обладают девочки, вот почему здесь в основном женщины. Похитители специально выбирали те семьи, в которых магические способности уже проявлялись, хотя, конечно, они рисковали, похищая таких маленьких детей. Ведь никто не может с точностью определить, разовьются у ребенка способности или нет. Вероятно, у Брэзелла и Могкана были далеко идущие планы. — Айрис перебирала пальцами свои длинные каштановые волосы. — Но найти твоих родителей будет несложно.

— Ты шутишь? — Я заморгала от изумления.

— С чего бы мне шутить? — Она даже не догадывалась, какую бурю чувств вызвала в моей душе.

Да, шутки действительно были не в ее стиле, поэтому я задумалась.

— Перед смертью Могкан сказал что-то о роде Залтаны.

— Залтана! — Айрис рассмеялась — как будто солнце вышло после проливных дождей. — Я думала, они потеряли свою девочку! Силы небесные, вот это чудо, если ты действительно окажешься их родней. Это объясняет, почему ты единственная сумела противостоять влиянию Могкана.

Целая череда вопросов готова была сорваться с моих губ. Мне не терпелось как можно больше узнать об этой семье, но в то же время я опасалась возлагать на эти сведения слишком большие надежды. Ведь могло оказаться, что я не имею к этому роду никакого отношения. Видимо, для того чтобы все выяснить, надо побывать в Ситии. К тому же Айрис немедленно хотела приступить к моему обучению.

Однако всякий раз, когда я задумывалась о необходимости покинуть Иксию, в груди у меня что-то сжималось, поэтому я решила сменить тему.

— Как командор?

— С ним иначе, чем с затворниками, — смущенно призналась Айрис. — У тех просто пустое сознание, а он ушел в какое-то белое пространство. Если бы мне только удалось узнать, куда именно, я бы его оттуда вытащила.

Я задумалась, а потом вспомнила о том, как однажды заснула в оружейном зале.

— Можно, я попробую?

— Попробуй. Почему бы нет?

Я удостоверилась в том, что у Янко есть все необходимое, и в сопровождении Айрис направилась к командору. Трупы уже были вынесены, и кто-то даже попытался привести его комнату в порядок. Я опустилась на край кровати и взяла холодное запястье командора в свои ладони. Я закрыла глаза и, следуя наставлениям Айрис, попыталась сосредоточить на нем всю свою энергию.

Под моими ногами хрустел лед. Холодный ветер обжигал мне лицо, а морозный воздух иглами пронизывал легкие. Меня окружала сверкающая белизна — не то снег, не то бриллиантовая пыль. Я сделала несколько шагов, и на меня набросился сияющий ураган. Порывы ветра сбивали меня с ног, и я изо всех сил старалась сохранять невозмутимость и убеждать себя в том, что не потеряла ориентир. Я делала шаг вперед, но ледяной ветер тут же заставлял меня отступить на шаг назад.

Я уже была готова сдаться, как вдруг вспомнила, почему именно мне пришло в голову, что я смогу спасти командора. Я сосредоточилась на видении молодой женщины, торжествующей над убитым ею снежным барсом, и ураган начал утихать. Я остановилась рядом с ней.

Она была облачена в охотничий костюм из шкуры дикого зверя.

— Возвращайся, — промолвила я.

— Не могу, — ответила она, указывая вдаль.

Со всех сторон нас окружала черная решетка с тонкими прутьями. Вначале мне показалось, что мы очутились в птичьей клетке, но, приглядевшись внимательнее, я поняла, что нас окружают вооруженные солдаты.

— Всякий раз, как я пытаюсь выйти отсюда, они загоняют меня обратно. — Лицо ее вспыхнуло от негодования и вновь погрузилось в серое безразличие.

— Но ведь ты командор.

— Только не здесь. Здесь я просто Амброзия, пойманная в ловушку своего тела. И стражники знают о проклятии, наложенном на меня.

Я принялась судорожно обдумывать, что бы ей ответить. Это были ее стражники. Они не подчинялись Могкану. Мой взгляд остановился на туше снежного барса.

— Как ты его убила?

Лицо ее ожило, когда она принялась, рассказывать о том, как несколько недель натиралась собранным секретом барсов и ходила в старой барсовой шкуре, чтобы они приняли ее за свою. А потом оставалось только дождаться удобного момента.

— Это доказывает, что на самом деле я — мужчина. Я завоевала право быть им.

— Тогда, возможно, тебе стоит носить на себе свой трофей. Эта шкура не защитит тебя от них, — заметила я, указывая кивком на круг стражников.

Золотистые глаза женщины расширились. Она посмотрела на убитого барса и превратилась в командора. Ее длинные волосы превратились в короткую стрижку, лицо покрылось мелкими возрастными морщинами. Белые шкуры упали на землю, и из-под них показалась безупречно выглаженная униформа. Командор переступил через эту уже не нужную оболочку и поддал их ногой.

— Не следует так поступать, — заметила я. — Она — часть тебя. И еще может тебе понадобиться.

— А нужна ли мне ты, Элена? Могу ли я рассчитывать на то, что ты сохранишь в тайне происшедшее со мной превращение? — с напором осведомился командор.

— Я пришла сюда, чтобы вернуть тебя обратно. Разве это не является ответом на твой вопрос?

— Валекс кровью присягнул мне на преданность, когда я вырезал свой инициал на его груди. Готова ли ты сделать то же самое?

— Разве Валекс знает об Амброзии? — спросила я.

— Нет. Но ты не ответила на мой вопрос.

Я показала командору бабочку Валекса.

— Я ношу это на своей груди. Я присягнула на верность Валексу, который предан тебе.

Командор протянул руку к бабочке и снял ее с цепочки. Затем он вытащил нож и рассек им ладонь правой руки. Держа бабочку в окровавленной руке, он протянул нож мне. Я вытянула правую руку и зажмурилась, когда нож вонзился в мою ладонь. Наша кровь смешалась, когда Мы пожали друг другу руки, зажав между ладонями бабочку. Когда командор убрал свою руку, бабочка осталась у меня в ладони, и я вернула ее на место, ближе к сердцу.

— А как мы вернемся? — спросил он.

— Ты же командор.

Его взгляд остановился на убитом барсе. Затем он оглядел окружавших нас солдат и вытащил меч.

— Мы будем сражаться, — промолвил он.

Я выдернула из тела барса копье и снегом стерла с него кровь. Взвесив оружие в руке, я сделала несколько тренировочных выпадов. Оно оказалось несколько легче палки, и центр тяжести у него был смещен из-за металлического наконечника. Но я почувствовала, что смогу с ним справиться.

Кольцо солдат тут же сомкнулось вокруг нас. Мы встали спина к спине и приняли их вызов.

Солдаты были опытными, но командор мастерски владел мечом. Когда-то ему удалось превзойти Валекса, и еще — он убил снежного барса. Он один стоил пятерых.

Когда я пронзила сердце одного из стражников, оно взорвалось целым ворохом снежных хлопьев, которые тут же были унесены ветром.

Время словно остановилось, когда я начала крушить противников одного за другим, а едва вернулась к реальности и огляделась, то оказалось, что сражаться больше не с кем. Вокруг нас кружился лишь снег.

— Отличная работа, — промолвил командор: — Ты помогла мне найти себя, уничтожив моих демонов. — Он склонился и поцеловал мне руку.

Зимний пейзаж растаял, и я вновь оказалась на кровати, и на меня был обращен властный взор командора.


Вечером мы с Валексом расспросили командора о том, что произошло после вечеринки с бренди. К этому времени Валекс допросил Брэзелла и выяснил, что они с Могканом уже десять лет готовились осуществить государственный переворот.

— Брэзелл рассказал мне, что Могкан однажды появился в его особняке с целой группой детей, — пояснил Валекс. — Ему было нужно убежище, и Брэзелл предоставил ему таковое, взяв с него слово, что тот поможет ему стать следующим командором. Как только Могкан накопил, достаточно силы, чтобы достичь твоего сознания отсюда, из Пятого округа, они принялись пичкать тебя «Криолло».

— А что с заводом? — поинтересовался командор.

— Мы приостановили производство, — ответил Валекс.

— Хорошо. Вынесите оборудование, а остальное сожгите дотла.

— Будет сделано, господин.

— Что-нибудь еще?

— Один интересный вопрос. Брэзелл сказал, что после прихода к власти они с Могканом планировали захватить Ситию.

На следующий день командор председательствовал на суде. Валекс стоял рядом с ним. Как и предполагалось, Брэзелл был лишен звания и приговорен к пожизненному заключению в темнице командора.

— Вы болваны! — прокричал Брэзелл, когда ему было предоставлено последнее слово. — Ваш командор — обманщик! Все эти годы он водил вас за нос! На самом деле он — женщина, переодетая мужчиной.

В зале воцарилась тишина, но ни один мускул не дрогнул на лице командора, и вскоре зал раскатился общим хохотом. Под свист и улюлюканье Брэзелла вывели из зала. Разве можно всерьез принимать бред безумца?

Я задумалась о причине всеобщего смеха. Он был вызван не тем, что само представление о женщине, занимающей высший пост в государстве, казалось им абсурдным, просто у командора Амброза был такой мужественный вид, что разглядеть в нем женщину было просто невозможно. Его открытая и честная манера поведения исключала саму возможность того, что он может кого-то обманывать. И в силу его убежденности в своей правоте, даже я, знавшая, правду, не могла относиться к нему иначе.

Позднее в тот же день я отправилась в приют, где в дормитории обнаружила Мей. На сей раз, когда я шла по коридорам, меня посещали лишь счастливые и радостные воспоминания. При виде меня Мей соскочила с кровати и бросилась ко мне в объятия.

— Элена, я думала, что мы больше никогда не увидимся! — воскликнула она.

Я прижала ее к себе, а когда она отстранилась, улыбнулась при виде ее мятой юбки и спутанных волос, завязанных в хвостик.

Пока я расчесывала и заплетала ей волосы, Мей рассказывала о том, что произошло со времени моего отъезда. Но стоило ей вспомнить о Карре, как ее оживление гасло. И только в этот момент я поняла, насколько она повзрослела.

— Мы поедем с тобой в Ситию! — заявила она, когда я закончила приводить в порядок ее волосы. Она скакала вокруг меня, не в силах усидеть на одном месте, а потом указала на чемодан, стоявший на полу.

— Эта женщина с юга сказала, что заберет нас туда, домой, и мы найдем там своих родных и близких.

Сердце мое сжалось от боли. У меня было другое представление о родных и близких. Валекс, Ари и Янко стали моей семьей, и даже Марин я воспринимала как сварливую старшую сестру.

— Это замечательно, — ответила я, пытаясь разделить радость Мей.

Она на мгновение замерла.

— Но нас так мало осталось, — внезапно погрустнев, произнесла она.

— Валекс сделает все возможное, чтобы о Карре и остальных детях как следует позаботились.

— Валекс? Он очень красивый, — рассмеялась Мей, и мне это доставило такое удовольствие, что я не удержалась и снова ее обняла.

Зато когда я зашла попрощаться с Янко, он встретил меня с мрачным и насупленным видом. Айрис, которой не терпелось вернуться домой, хотела, чтобы мы вышли на рассвете.

Теперь роль сиделки вместо меня исполнял Ари.

— А что же случилось с «…Падут, оковы, и друзья тебя поддержат как семья»? — спросила я, цитируя надпись, сделанную им на рукояти моего ножа.

Глаза у Янко загорелись.

— Ах ты проныра! Уже расшифровала?

Я ухмыльнулась.

— Как только Янко поправится, мы тоже отправимся на юг, — сказал Ари.

— И что вы там будете делать? — спросила я.

— Загорать, — улыбнулся Янко. — Могу я отдохнуть?

— Будем защищать тебя, — добавил Ари.

— На юге мне не потребуется защита, — возразила я. — К тому же, если память мне не изменяет, я недавно одержала верх над своими учителями.

— Какой самоуверенной она стала, — вздохнул Янко. — И если мы с ней не поедем, она начнет повсюду хвастаться и станет совсем невыносимой. Мало того что мне приходится терпеть это от Ари, еще и она!

— К тому же вам там будет скучно, — добавила я.

Ари заворчал и с мрачным видом сложил на груди руки.

— Малейший признак опасности, и ты тут же даешь нам знать! Поняла?

— Есть, господин, — вытягиваясь в струнку, ответила я. — Не волнуйся за меня, Ари. Все будет в порядке. И я скоро вернусь.

— Да уж, постарайся, — добавил Янко. — Я жду реванша.


Впрочем, я слишком рано пообещала им вернуться. Я уже обсуждала планы на будущее с Айрис и Валексом, но, похоже, у командора были на меня другие виды. Тем же вечером командор созвал совет, устроив его в прежнем кабинете Брэзелла. На него были приглашены лишь Ари, Валекс и Айрис. Командор подтвердил заключение торгового договора с Ситией, а потом известил меня о своих намерениях.

— Элена! — официальным тоном начал он. — Ты спасла мне жизнь, и я безмерно благодарен тебе за это. Но ты обладаешь магическими способностями, пользоваться которыми в Иксии запрещено. Поэтому у меня нет иного выхода, как приговорить тебя к смертной казни.

Валекс положил руку на плечо Ари, чтобы удержать его. Ари замер, но на его лице отразилась вся гамма чувств, вызванных таким заявлением командора. А когда тот передал Валексу какую-то бумагу, мороз пробежал у меня по коже.

Валекс не шевельнулся.

— Господин, — промолвил он, — я всегда полагал, что нам надо иметь мага, и это могло предотвратить последние происшествия. А Элене можно доверять.

— Это веский довод. — Командор отвел руку в сторону и оперся на стол. — И все же, несмотря на то что она спасла мне жизнь и мы все ей доверяем, приходится следовать Кодексу поведения. Если мы поступим иначе, то проявим слабость, а я не могу этого допустить, особенно сейчас, после истории с Могканом. К тому же генералы и мои советники вряд ли будут ей доверять.

И командор снова протянул Валексу судебное решение. Я услышала, как Айрис мысленно советует мне бежать, обещая задержать Валекса. «Нет, — ответила я. — Я досмотрю это до конца».

— Нет, — бесцветным голосом ответил Валекс, — я не стану это брать.

— Ты отказываешься повиноваться моему приказу? — осведомился командор.

— Нет. Если я не возьму этот приказ, мне будет нечему повиноваться.

— А если я отдам его в устной форме?

— Я выполню его. Но на этом моя служба тебе завершится. — Валекс достал нож.

Ари обнажил меч.

— Сначала тебе придется миновать меня, — промолвил он, вставая передо мной. У Ари были все шансы одержать верх, но я не хотела, чтобы он нанес поражение Валексу.

— Нет, Ари! — воскликнула я, оттолкнув его меч и подходя к Валексу.

Мы встретились глазами, и я поняла, что он беспрекословно подчинится командору. В его голубых глазах сверкала решимость, и я догадалась, что, убив меня, он покончит жизнь самоубийством.

Командор задумчиво взирал на происходящее. Казалось, время остановилось.

— Я подписал приказ, — наконец промолвил он. — И поручу его выполнение кому-нибудь другому. Возможно, мне понадобится несколько дней для того, чтобы найти подходящего исполнителя. — Он посмотрел на меня и Айрис, и мы поняли намек: нам следует отправляться немедленно. — Мой приказ имеет силу лишь в Иксии. Все свободны.

Кабинет опустел мгновенно. Ари обхватил меня своими медвежьими лапами и взвыл от восторга. Однако мое сердце уже сжималось при мысли о предстоящей разлуке с Валексом, — теперь, когда мы только обрели друг друга. После того как Айрис и Ари ушли готовиться к «побегу», Валекс отвел меня в сторону, и мы слились в страстном поцелуе.

— Поехали со мной, — сказала я, когда мы оторвались друг от друга, чтобы перевести дыхание. Это был не вопрос и не просьба. Всего лишь приглашение.

— Я не могу, — с мукой вымолвил Валекс, закрывая глаза.

Я отвернулась, ощутив себя одной из статуэток Валекса, но он снова привлек меня к себе.

— Элена, ты должна учиться, должна найти, свою семью, ты должна расправить крылья и научиться летать. Сейчас я тебе не нужен, зато нужен командору.

Я прильнула к Валексу. Он был прав: я не нуждалась в нем, но хотела остаться с ним навсегда.


Мы покинули замок той же ночью. Айрис возглавляла нашу разношерстную компанию. За ней шли восемь девочек и два мальчика из приюта Брэзелла. Я заняла место в арьергарде, чтобы никто не отстал.

Мы продолжали путь в течение нескольких часов, пока не отыскали подходящую прогалину, для того чтобы разбить лагерь. Ари обеспечил нас необходимой провизией. И я улыбнулась, вспомнив его наставления: он как заботливый брат не успокоился до тех пор, пока я не пообещала, что тут же сообщу ему, если мне вдруг потребуется помощь. Я знала, что мне будет очень недоставать его и Янко.

Мы установили в круг шесть палаток, и Айрис поразила детей тем, что разожгла костер с помощью своей магической силы. После того как все заснули, я осталась сидеть у огня, помешивая тлеющие угли. Мне не хотелось залезать в палатку к Мей, и я смотрела на единственный оставшийся язычок пламени. Он исполнял свой танец лишь для меня. И я, теребя бабочку на груди, уже в сотый раз задумалась, почему Валекс не пришел попрощаться со мной. А потом я ощутила, какое-то движение и вскочила, схватив, палку. От дерева отделилась чья-то тень. Айрис окружила место нашей стоянки магическим барьером, который должен был изменять восприятие посторонних и заставлять их видеть лишь пустую опушку. Темная фигура остановилась, на краю прогалины, и мое лицо расплылось в улыбке. Это был Валекс.

Он протянул руку, и я вцепилась в его холодную ладонь обеими руками. Мы двинулись в лес.

— Почему ты не пришел проститься? — спросила я, когда мы остановились под кроной дуба. Его мощные корни прорезали землю, образовав небольшие укромные ложбинки.

— Я хотел удостовериться в том, что командору будет трудно найти человека, который согласится выполнять его распоряжения. — Валекс злорадно улыбнулся. — Просто поразительно, сколько грязи осталось после Брэзелла.

Я задумалась, что именно предполагала уборка.

— А кто теперь дегустирует пищу командора? — спросила я.

— Пока я. Но думаю, неплохим кандидатом на роль дегустатора может стать капитан Стар. Поскольку она знает всех наемных убийц, ее помощь может оказаться неоценимой.

Теперь я просто расхохоталась. Наверняка Стар справится с этим делом, если ей удастся пройти курс обучения.

— Ну, хватит болтать, — промолвил Валекс, устраивая меня между корнями дуба. — Я хочу попрощаться с тобой как следует.

Свою последнюю ночь в Иксии я провела с Валексом под могучим деревом. Время до рассвета промелькнуло незаметно. Восходящее солнце пробудило меня от спокойного сна в объятиях Валекса и заставило встретить нежданный день, в который мне суждено было расстаться с ним.

— Нам не помешал и предыдущий приказ о твоей казни, — почувствовав мое настроение, промолвил Валекс. — Существует масса способов, чтобы обойти его. Мы будем вместе.

— Это приказ? — спросила я.

— Нет, обещание.



Глава 31 | Испытание ядом | Об авторе