home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 29


Я окинула взглядом своих мускулистых охранников. С поясов у них свисали мечи, ножи и дубинки. Они были хорошо вооружены, а выражения лиц свидетельствовали о том, что они знают, кто я такая. Силы явно были неравны. Я по привычке прикоснулась к рукояти ножа, пристегнутого к ноге, но решила выждать более благоприятный момент.

Мои охранники сделали жест, указывавший, чтобы я следовала за ними. Я кинула последний умоляющий взгляд на командора, но, похоже, ничто не могло вывести его из забытья.

Когда меня отвели в крохотную пустую комнатушку в гостевом крыле, а не в подземелье, где Брэзелл содержал своих заключенных, я ощутила легкий прилив надежды. После убийства Рейяда я уже провела в этой мрачной темнице, наводненной крысами, целую неделю, и от одной мысли о том, что мне придется туда вернуться, становилось худо.

После того как дверь за мной заперли, я начала вытаскивать из волос отмычки. Замок в дверях был самым обычным, и открыть его не составляло труда. Однако, прежде чем приступить к этому, я закрепила на одной из отмычек маленькое зеркальце и пропихнула его под дверь. С обеих ее сторон виднелись сапоги. Значит, там стояли охранники.

Тогда я подошла к окну. Моя комнатушка располагалась на втором этаже. И из окна был виден весь центральный двор. В критической ситуации я всегда смогу спрыгнуть вниз, но пока можно подождать.

На следующий день меня выпускали лишь для того, чтобы я продегустировала блюда командора. После завтрака ко мне подошел Могкан, который помахал перед моим лицом крохотной склянкой с противоядием.

— Если хочешь получить это, сначала ответь на один вопрос, — промурлыкал он.

— Ты морочишь мне голову, — взяв себя в руки, спокойно ответила я. — Если бы ты хотел меня убить, я бы уже здесь не стояла.

— Уверяю тебя, это временно. — Гнев блеснул в его глазах. — Просто я предлагаю тебе выбор. Смерть от «Пыльцы бабочки» долгая и мучительная, зато, когда тебе перерезают горло, умираешь мгновенно, почти не ощутив боли.

— Так что ты хочешь у меня узнать?

— Где Валекс?

— Не знаю, — честно ответила я.

Я его не видела со дня схватки в лесу. Могкан задумался. Воспользовавшись моментом, я вырвала у него из рук склянку и осушила ее одним глотком.

Могкан покраснел от ярости, схватил меня за плечи и отшвырнул к охранникам.

— Отведите ее обратно, — приказал он.

Оставшись в одиночестве, я принялась размышлять о том, чем сейчас может заниматься Валекс. Вряд ли он сидит сложа руки. А вопросы Могкана о его местонахождении лишь подтверждали мои догадки. Я принялась мерить комнату шагами, чувствуя, как мне не хватает тренировок с Ари и Янко.

В течение последующих дней я поняла, что мое ежедневное появление на трапезах командора было частью спектакля, устроенного Могканом. Для того чтобы развеять возможные подозрения советников, Брэзелл делал вид, что командор по-прежнему раздает распоряжения. То он наклонялся к нему и делал вид, что они поглощены беседой, то объявлял об экскурсии на завод, которая якобы назначена командором Амброзом.

Мне было позволено присоединиться к группе, отправлявшейся на завод. Но еще больше удивило меня то, что ни один из советников командора не высказал изумления, узнав, что Брэзелл производит «Криолло», а не корма для животных, о чем говорилось в лицензии. Они хрустели плитками «Криолло», согласно кивали головами и сходились во мнении, что завод Брэзелла прекрасен.

Мы шли мимо гигантских жаровен, испускавших волны жара, на которые постоянно загружались ситийские бобы. Покрытые потом и черной гарью рабочие непрерывно подбрасывали уголь в огромные печи. После обжарки бобы поступали на конвейерах в другой большой зал, где рабочие разбивали скорлупу и извлекали из них темно-коричневое содержимое. Потом стальные катки превращали его в кашицу, которую укладывали в металлический контейнер, куда добавлялись сахар, масло и молоко. Рабочие перемешивали все это до получения однородной массы, которая потом разливалась в прямоугольные формы.

Однако, несмотря на восхитительные ароматы, все это место производило мрачное впечатление. Пекари в измазанных униформах напрягались из последних сил. Во время экскурсии я то и дело оглядывалась в поисках ядовитых или наркотических ингредиентов, которые могли подмешиваться в состав «Криолло», но так ничего и не обнаружила.

Когда все вернулись в особняк, я заметила на лицах советников то же отсутствующее выражение, которое теперь было присуще командору. А это означало, что между употреблением «Криолло» и подверженностью магии Мокгана существует какая-то связь. Следовательно, весь этот спектакль должен был закончиться тогда, когда он обретет власть над сознанием всех советников, и после этого мне предстояло навсегда сменить место жительства.

Той же ночью под покровом темноты я выкинула из окна плащ и принялась стучать в дверь.

— Мне нужно вымыться, — заявила я охранникам, когда дверь открылась, и, не дожидаясь ответа, вышла в коридор. Стражники последовали за мной.

Когда мы дошли до купальни, один из них остался снаружи, а другой вошел внутрь и, лишь удостоверившись в том, что там никого нет, кивнул и вышел в коридор.

— Я не нуждаюсь в зрителях, — властным тоном произнесла я, проходя мимо них. — Подождите здесь, я не долго.

К моей радости, оба остались стоять в коридоре. И я поспешила к дальней стене, где был скрыт еще один вход в купальню. Стражники работали в особняке, а я здесь выросла и в свое время имела возможность обследовать все его уголки. Лишь личные покои Брэзелла и крыло Рейяда оставались для меня вне досягаемости. Впрочем, после того как мне исполнилось шестнадцать, покои Рейяда стали моим ежедневным кошмаром. Я откинула эту мысль и сосредоточилась на настоящем.

Итак, я нажала на дверную ручку, и тут меня ждал первый неприятный сюрприз — дверь была заперта. «Не страшно», — подумала я, доставая свои отмычки. Замок открылся легко, дверь распахнулась, но тут меня ожидала еще одна неприятность — на выходе стоял один из охранников.

Он самодовольно ухмыльнулся, а я, воспользовавшись моментом, сбила его с ног и ударила в промежность. Недостойный прием, но мне было все равно, и я бросилась по коридору, оставив лежавшего охранника далеко позади.

Я выскользнула через южный вход, нашла свой плащ и побежала на запад — мне надо было забрать сумку и палку. Яркая луна освещала путь, и я хорошо видела дорогу, но мысли мои путались. Пока, я была в запертой комнате, я ничем не могла помочь командору, но, и оказавшись за пределами особняка, мало что могла для него сделать. Я чувствовала, что мне необходим совет Валекса. Идти к казармам по земле было слишком опасно, поэтому я решила воспользоваться деревьями. Только Валексу был известен этот путь. А он должен был пуститься за мной по пятам, как только ему станет известно о моем бегстве.

Дрожа от холода, я прижалась к стволу дерева, выпуская изо рта облачка пара. Через некоторое время до меня донеслись лай собак и отдаленные крики, однако к дереву, на котором я устроилась, так никто и не приблизился. Сон не приходил — мне было слишком холодно и страшно. Поэтому я принялась представлять себе яркие шатры, покрывавшие поляну во время праздника, пытаясь согреться воспоминаниями о бьющей ключом энергии праздничных вечеров.

Я представляла себе певцов, танцоров и акробатов, которые выстраивались посередине поляны. Шатры были окружены продуктовыми палатками, источавшими такие ароматы, что от них текли слюнки. Живя у Брэзелла, я каждый год посещала эти праздники, которые становились отрадой моего существования. Хотя воспоминания о двух последних годах, проведенных в лапах Рейяда, наполняли мою душу ужасом.

Не в силах устоять, я слезла с дерева и двинулась по прогалине, представляя вокруг себя шум и краски праздника. Дойдя до того места, где обычно стоял шатер акробатов, я остановилась и задумалась, а удастся ли сейчас выполнить все те сальто и повороты, которые в свое время принесли мне первое место и огненный амулет. Я, не задумываясь, сбросила плащ и приступила к разминке. В глубине души я понимала, что должна прятаться и не торчать на открытом месте, но желание вновь пережить момент величайшего счастья было слишком сильным.

А когда я принялась крутить сальто и взмывать вверх, все воспоминания о Брэзелле, Рейяде и Могкане и вовсе рассеялись. Мое сознание сосредоточилось в одной единственной точке, как это происходило, когда я вступала в схватку с противником. И я с наслаждением отдалась этому ощущению, помогавшему мне забыть о напряжении и страхе, которые я ощущала в течение многих дней.

Выполняя обычный цикл упражнений, я вдруг обнаружила, что могу не только одновременно видеть окружающие меня деревья, но и ощущать присутствие зверей в лесу. Высоко на суку сидела сова, выслеживая полевую мышь. По подлеску бесшумно двигалась семья опоссумов. А за валуном пряталась наблюдавшая за мной женщина.

Проникнуть в ее сознание оказалось не сложнее, чем натянуть пару перчаток. И ее мысли струящимся щелком хлынули в мой разум. Я напоминала ей ее младшую сестру Лили, и она мечтала поскорей вернуться домой из холодной и ужасной Иксии. Здесь становилось все опаснее, и лишь в Ситии ей ничего не грозило. Но надолго ли? — думала она. Будучи магистром магии, она не могла допустить расхищения энергии, которое продолжалось на севере. Кангом, называвший себя Могканом, производил «Теоброму» в немыслимых количествах, с каждым днем усиливая свою власть.

Потом Айрис снова обратила внимание на меня, и я ощутила легкий толчок, когда наши сознания соединились.

«Элена, что ты делаешь в моем сознании?»

«Не знаю, как мне удалось в него попасть».

«Ты до сих пор не понимаешь этого? Ведь ты, сражаясь, концентрируешь свои магические способности. Именно это позволяет тебе предвосхищать движения противника. Я почувствовала это в замке, когда ты тренировалась со своими друзьями. А теперь, научившись управлять своими способностями, ты сделала следующий логический шаг и можешь концентрировать их в любой точке».

Мое изумление было столь велико, что наша связь прервалась. Я замерла, тяжело вдыхая холодный ночной воздух, а из леса появилась Айрис.

— Это значит, что меня не убьют? — спросила я.

— Ты достигла равновесия, но, если не будешь учиться, тебе не удастся стать сильнее. Ты же не хочешь попусту растратить свои способности? Отправляйся на юг. Твои преследователи находятся в нескольких километрах отсюда.

— Но командор…

— Заколдован. Ты ничего не сможешь сделать — скорее всего, его уже лишили свободной воли. Могкан кормил его «Теобромой». Я сразу поняла это, как только сюда приехала.

— «Теобромой»? Ты имеешь в виду «Криолло»? Десерт коричневого цвета, который производится на заводе Брэзелла?

— Да, похоже. Он открывает сознание для магического воздействия. Ослабляет ментальную защиту и дает возможность легко проникать в чужое сознание. Мы используем его в качестве тренировочного средства в жестко контролируемых ситуациях, когда занимаемся обучением начинающих колдунов. Командор обладает очень сильной волей и полной невосприимчивостью к магическому внушению. «Теоброма» помогает сломать этот барьер. Но одно дело, когда ею пользуется ученик, и совсем другое, когда ее применяют по отношению к сознанию командора. Тогда это называется не иначе как насилием. — Айрис туже завернулась в плащ. — Хотя даже с помощью «Теобромы» воздействовать на сознание на таком расстоянии невозможно. Но Могкан нашел способ расширения своих возможностей.

Айрис потерла руками плечи, пытаясь согреться.

— Думаю, он специально посетил замок, чтобы внедриться в сознание командора, чтобы потом иметь возможность заманить его сюда.

— А мы не можем разорвать эту связь? — спросила я.

— Только убив Могкана. Но это будет непросто. Он обладает слишком большой силой.

— А как-нибудь иначе?

Я вспомнила свой разговор с Валексом в лесу о том, что убийство является решением всех проблем. Тогда он сказал, что убийство является для меня единственным выходом из положения, и мысль об этом до сих пор тревожила. Вероятно, он никогда не оказывался в безвыходных ситуациях, в которые регулярно попадала я.

— Заблокировать для него источник энергии. Это может сработать. Он по-прежнему будет владеть магическими способностями, но силы его не будут увеличиваться.

— А как мы узнаем, пользуется ли он дополнительной силой?

— Я думаю, он либо нанял мелких колдунов, у которых и отсасывает энергию, либо изобрел способ пользоваться источником энергии, который не вызывает возмущений. — Она задумчиво умолкла. — Бриллианты.

— Бриллианты? — Мое сердце болезненно сжалось. Как мало мне было еще известно о магии!

— Да. Это дорогое удовольствие, но они могут концентрировать и сохранять в себе энергию, как сохраняют тепло раскаленные угли. Возможно, он пользуется бриллиантами для увеличения своих сил. Для этого ему необходимо кольцо бриллиантов диаметром в человеческий рост, а такое нелегко утаить. Если нам удастся его найти, я смогу направить эту энергию на блокировку сил Могкана или, по крайней мере, на то, чтобы привести в чувство командора.

— А если он черпает силу у других магов? Как их распознать?

— Увы, в Иксии не существует униформы для колдунов, — саркастически заметила Айрис. — А ты не ищи их, а попробуй вместо этого обнаружить пустую комнату, на полу которой нарисовано колесо. Для аккумуляции магических сил все колдуны должны выстроиться точно по окружности.

— Я моту обыскать особняк, но мне потребуется помощь, — ответила я. — Мне нужен Валекс.

— Тебе нужно чудо, — иронично скривив рот, ответила Айрис.

— Ты не можешь направить сюда Валекса?

— Он уже в пути. У вас с ним сильная связь, хотя я не уверена, что она имеет отношение к магии. — Айрис поджала губы. — Пожалуй, пойду, пока он не появился. И если тебе удастся обнаружить источник дополнительной силы Могкана, мысленно произнеси мое имя. И я услышу, потому что между нами установилась магическая связь. И теперь каждый раз, когда мы будем общаться, она будет становиться все крепче и сильнее. Я постараюсь помочь тебе, но никаких обещаний давать не стану. Лично меня интересует только Могкан. — И она исчезла в лесу.

В ожидании Валекса я вновь принялась ходить по прогалине, размышляя о том, как нам найти источник силы Могкана. Пожалуй, даже чудо, о которой говорила Айрис, не могло мне помочь.

Чтобы отвлечься от мрачных размышлений, я принялась оглядываться по сторонам. Множество ног вытоптало здесь траву, так что земля выглядела гладкой и блестящей. Я помнила, как именно здесь упиралась и отбивалась, когда Рейяд тащил меня к особняку, чтобы подвергнуть наказанию за непослушание и за то, что я получила амулет, который прижимала к груди с такой силой, что у меня до сих пор сохранился след. Но мне удалось его спрятать, и он не попал в грязные руки Рейяда.

Прошло уже два года с тех пор, как я его закопала, и теперь, скорее всего, он в чужих руках. И все же я решила испытать свои новые магические способности. Я сосредоточилась и принялась мысленно прощупывать землю. Я уже сделала несколько мысленных кругов, и мне это начало надоедать, когда вдруг ощутила жар, поднимавшийся из под самых моих стоп. Стоило мне отойти в сторону, и он начинал ослабевать, но, как только я возвращалась на это место, он вновь пронизывал все мое тело.

Я вытащила из сумки кошку и принялась копать землю, пока не наткнулась на какую-то тряпку. Я отбросила кошку в сторону и стала разгребать землю руками.

Амулет в форме языков пламени потускнел и был весь покрыт землей. Ленточка, на которой он висел, почти истлела, Я снова прижала амулет к груди и ощутила исходящее от него тепло. Затем наклонилась и, напевая себе под нос, начала закапывать образовавшуюся ямку, после чего отчистила свой амулет от грязи и закрепила его на той же цепочке, на которой висела бабочка Валекса.

— Не самое лучшее место для того, чтобы прятаться. Не так ли? — прозвучал до боли знакомый голос.

Я подскочила от неожиданности. Интересно, и давно он уже стоит за моей спиной?

— Тебя ищут. Почему ты не убегаешь? — осведомился Валекс.

Я немедленно рассказала ему о командоре, Могкане, заводе и советниках, надеясь, что он сделает из этого те же выводы, что и я.

— Значит, Могкан использует «Криолло», чтобы обрести власть над их сознанием… Но откуда он черпает свои силы? — спросил Валекс.

— Не знаю. Надо обыскать особняк.

— Ты хочешь, чтобы это сделал я?

— Нет, мы вместе. Я там выросла и знаю каждый уголок. — Прежде всего надо было осмотреть крыло Рейяда, где он проводил свои опыты. — Когда приступим?

— Прямо сейчас. До рассвета осталось четыре часа. А что мы будем искать?

Когда я объяснила ему, что нас интересует кольцо из бриллиантов или круг, нарисованный на полу, Валекс нахмурился, словно намереваясь спросить, откуда у меня такие сведения. Однако он предпочел промолчать, и мы двинулись обратно по направлению к казармам.

Пока он переодевался в свое черное облегающее трико, я пряталась снаружи. Он вынес мне темную рубашку, чтобы я могла надеть ее поверх своей красной униформы, и вручил фонарик. Плащ мог оказаться помехой, и поэтому я спрятала его в кустах.

Мы отыскали черный ход в служебные помещения, и Валекс зажег фонарик. Он почти полностью задвинул на нем шторки, так что тот стал испускать лишь узкий луч света. И я двинулась вперед, указывая дорогу.

Покои Рейяда находились в восточном крыле на первом этаже напротив лаборатории. Собственно, ему принадлежало все это крыло, но в то время, когда я исполняла роль его лабораторной крысы, многие комнаты были закрыты.

Когда мы вошли туда, меня снова обуял страх. Руки задрожали, на лбу выступил пот. И я узнала этот кислый запах страха, который смешивался с пылью, поднимаемой нашими ногами. Он исходил от меня. Я ощущала его всякий раз, когда Рейяд тащил меня на свои эксперименты.

Затхлый воздух давил, заполняя мой рот вкусом пепла и крови. И я, не раздумывая, укусила себя за руку: когда-то я пользовалась этим приемом, чтобы заглушить собственные крики.

Узкий луч фонарика метался по лаборатории, высвечивая висевшие на стенах и разложенные на столе инструменты. Вид каждого из них вызывал у меня острую судорогу, и я отпрыгивала в сторону даже от отбрасываемых ими теней, боясь к ним прикоснуться. Все помещение скорее напоминало камеру пыток, нежели место для проведения опытов.

Чувствуя себя загнанным зверем, я чуть было не сорвалась с места. Зачем я привела сюда Валекса? Советники Брэзелла располагались на втором этаже. И бриллиантовое кольцо Могкана, если оно вообще существовало, было спрятано, скорее всего, там, а не здесь.

Валекс не произносил ни слова. Когда мы вышли в коридор и подобрались к спальне Рейяда, я поняла, что ничто не заставит меня туда войти. Все мои мышцы сотрясались от дрожи. Выступивший холодный пот пропитал одежду насквозь. Я осталась стоять в коридоре, а Валекс вошел внутрь. В глубине зловеще мерцал сундук Рейяда с его садистскими «игрушками». «Интересно, может, мои кошмары прекратятся, если я сожгу его дотла?» — подумала я.

— Я постараюсь, чтобы этого не произошло, — ответил призрак Рейяда, материализуясь рядом со мной.

Я отскочила назад, врезалась в стену и вскрикнула.

— Я надеялась, что мы расстались навсегда!

— Никогда, Элена. Я постоянно буду с тобой. Моя кровь пропитала твою душу, и тебе никогда не удастся ее смыть.

— У меня нет души, — беззвучно произнесла я.

Рейяд рассмеялся.

— Твоя душа почернела от крови тех, кого ты убила, поэтому ты ее и не ощущаешь. А когда ты умрешь, твоя пропитанная кровью сущность опустится на самое дно земли, где и будет гореть веки вечные.

— Похоже, ты знаешь, о чем говоришь, — прошипела я.

Валекс вышел из комнаты Рейяда с побелевшим как полотно лицом. Он смотрел на меня так долго, что я уже начала опасаться, что он просто онемел. Наконец Валекс закрыл дверь, прошел сквозь призрака, не заметив его, и остановился у следующей запертой комнаты, прижав руку ко лбу.

— Да, похоже, здесь действительно пора кого-то попугать, — указывая призрачным, белым пальцем на Валекса, промолвил Рейяд. — Нельзя допустить, чтобы он продолжал свою беззаботную жизнь, а ведь я знаком с одним мертвым королем, которому не терпится его помучить. — Рейяд с насмешкой глянул на меня. — Только слабаки соглашаются жить со своими демонами постоянно. Не правда ли?

Я не стала отвечать Рейяду и последовала за Валексом. Мы продолжили наши поиски, но вскоре поняли, что это крыло особняка уже давно заброшено. Перед нами оставались всего три двери.

Пока Валекс вскрывал замки, Рейяд продолжал нашептывать:

— Скоро мой отец пришлет тебя ко мне, Элена. И у нас будет с тобой вся вечность, — он похотливо ухмыльнулся и пошевелил пальцами.

Но я больше не испытывала к нему интереса. Все мое внимание было поглощено теми, кто находился в этой комнате. С десяток женщин и несколько мужчин отшатнулись от яркого луча фонарика, направленного на них Валексом. Сальные волосы свисали на их грязные лица. Истощенные тела были прикрыты лохмотьями. Никто из них не издал ни звука. И я с ужасом поняла, что они прикованы к полу. Кругами. Внешний круг и два внутренних были разделены линиями.

Когда мы с Валексом вошли в комнату, в нос нам ударила вонь немытых тел и экскрементов. Я, икнув, закрыла лицо рукой, а Валекс принялся опрашивать присутствующих: «Кто вы? Что вы здесь делаете?» Но ему никто не ответил — они просто провожали его отсутствующими взглядами, не двигаясь с места.

Мало-помалу я начала узнавать некоторые лица. Эти люди жили вместе со мной в приюте. Это были мальчишки и девочки, которые уже давно закончили обучение и должны были работать в других округах. А потом я увидела одну девочку с поблекшими и спутанными рыжими волосами и не смогла удержаться от крика.

Я принялась гладить Карру по спине, окликая ее по имени, но ее нежные карие глаза так и оставались потухшими. Свободолюбивая девочка, которую я так опекала в приюте, превратилась в безмозглое существо без пола и возраста.

— Мои питомцы, — промолвил Рейяд, горделиво раздувая грудь и паря посередине комнаты. — Это те, кто оправдал мои надежды.

— Что дальше? — дрожащим голосом спросила я Валекса.

— Вы арестованы и будете брошены в темницу, — ответил мне Могкан, остановившийся в проеме двери.

Я и Валекс развернулись одновременно. В дверях стоял Могкан, сложив руки на груди. Ярость вспыхнула в глазах Валекса, и он бросился на него. Могкан отступил в коридор, и я увидела, как Валекс застыл в дверях с поднятыми вверх руками. «Проклятие!» — бросаясь ему на помощь, подумала я.

Могкан как истинный трус уже стоял за спинами, восьми стражников, мечи которых находились в нескольких сантиметрах от груди Валекса.



Глава 28 | Испытание ядом | Глава 30