home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25


Я прижалась к его ладони, чувствуя, как все плывет у меня перед глазами. Потом ощутила неприятный толчок, и давление на мое горло ослабло. Я сделала судорожный вдох и поняла, что лежу на полу. Рядом со мной распростерся Могкан, верхом на котором сидел Валекс. Он сжимал Могкану шею, не сводя с меня глаз.

Потом он встал и отшвырнул Могкана, но тот только расплылся в улыбке.

— Надеюсь, ты знаешь, как наказывают в Иксии колдунов, — процедил Валекс сквозь зубы. — А если нет, я с радостью просвещу тебя.

Могкан одернул свою униформу и пригладил длинную челку.

— Твоя способность противостоять магии тоже делает тебя отчасти колдуном, Валекс.

— Командор думает иначе. Ты арестован.

— Ты будешь очень удивлен, — откликнулся Могкан. — И пока ты не натворил каких-нибудь глупостей, я советую тебе обсудить свои ложные обвинения с командором.

— Может, мне сразу тебя убить? — Валекс сделал шаг по направлению к Могкану.

Жаркая режущая боль пронизала мой живот. Я икнула и свернулась в клубок. Боль была невыносимой. Валекс сделал еще один шаг к Могкану, и я закричала, потому что спину мне обожгло огнем.

— Еще один шаг, и она — труп, — с вкрадчивым злорадством промолвил Могкан.

Сквозь слезы, выступившие от боли, я увидела, как Валекс перенес всю тяжесть своего тела на пятки, но при этом остался стоять на месте.

— Так-так, интересно. С чего бы Валексу так тревожиться о судьбе своего дегустатора? Элена, дитя мое, я только сейчас понял, насколько ты полезна.

Боль была невыносимой. Я готова была умереть, лишь бы она прекратилась. И прежде чем лишиться сознания, я увидела спину удалявшегося Могкана.


Я очнулась в кромешной тьме. Что-то давило мне на лоб, и я попробовала сесть.

— Все в порядке, — кто-то, судя по голосу — Валекс, мягко уложил меня обратно.

Я подняла руку и скинула со лба мокрую тряпку. Потом я открыла глаза, заморгав, от яркого света, и увидела привычную обстановку своей комнаты. Рядом стоял Валекс с чашкой в руке.

— Выпей это.

Я сделала глоток и сморщилась от едкого вкуса лекарства. Но Валекс настоял на том, чтобы я выпила все. А когда я опустошила чашку, он поставил ее на прикроватный столик.

— Отдыхай, — промолвил он и повернулся, чтобы выйти.

— Валекс, — остановила я его. — А почему ты не убил Могкана?

Он склонил голову и на мгновение задумался.

— Тактический маневр. Могкан убил бы тебя быстрее, чем я успел бы его прикончить. А ты ключ к слишком многим загадкам. И ты мне нужна. — Он уже дошел до двери, но остановился на пороге. Он сжал дверную ручку с такой силой, что у него побелели костяшки пальцев. — Я рассказал командору о Могкане, но он… — Валекс повернул ручку, и до меня донесся металлический щелчок, — никак не отреагировал. Теперь мне придется охранять его до тех пор, пока Брэзелл с Могканом не уедут. А твоими

личными телохранителями я назначил Ари и Янко. И не смей выходить отсюда без них. И перестань есть «Криолло». Я сам буду дегустировать «Криолло» командора. Я боюсь, не начнет ли с тобой что-нибудь происходить. — И Валекс закрыл дверь, оставив меня наедине с моими мыслями.

Верный присяге, но к крайнему недовольству командора, Валекс действительно теперь не отходил от него ни на шаг. Ари и Янко радовались новому назначению, так как оно разнообразило их жизнь, но я не давала им покоя. Все свободное время, не занятое дегустацией, я проводила с ними, заставляя Ари обучать меня обращению с ножом, а Янко — тренировать на вскрытие замков.

Отъезд генералов был назначен на следующий день, а значит, пришло время для того, чтобы заняться собственным расследованием. Вечер только наступил, и я знала, что Валекс пробудет у командора допоздна, Ари и Янко я сказала, что собираюсь лечь пораньше, и простилась с ними на пороге покоев Валекса. Потом выждала около часа и снова выскользнула в коридор.

Замок не настолько опустел, как я предполагала, но кабинет Валекса располагался вдали от главного коридора. Я подошла к его двери и оглянулась. Никого не обнаружив, вставила отмычку в первый из трех замков, но руки у меня так дрожали, что открыть его мне не удалось. Я сделала несколько глубоких вдохов и попробовала еще раз.

Мне уже удалось открыть два замка, когда до меня донеслись приближающиеся голоса. Я вскочила, вытащила отмычки и постучала в дверь, как раз в тот момент, когда в коридоре появились двое.

— Он у командора, — промолвил один из стражников.

— Спасибо, — ответила я, отходя от двери, чувствуя, как у меня колотится сердце.

Я оглядывалась до тех пор, пока они не исчезли из виду, а затем бегом кинулась к кабинету Валекса. Третий замок оказался самым сложным. И когда мне, наконец, удалось его вскрыть, я уже вся взмокла от пота. Я поспешно закрыла за собой дверь и бросилась в глубь кабинета.

Прежде всего, мне надо открыть маленький деревянный шкафчик, где хранилось мое противоядие. Возможно, там же Валекс хранил его рецепт. Я зажгла тусклый светильник и заглянула внутрь. Внутри мерцали флаконы разных форм и размеров. На большинстве из них виднелись ярлыки «яд». Я перебирала их со все возрастающим чувством тревоги. И, наконец, мне удалось отыскать большую бутылку с противоядием, из которой я отлила несколько порций во фляжку, находившуюся в моем кармане, ибо я знала, что Валекс заметит, если уровень жидкости уменьшится намного.

Закрыв шкафчик, я принялась рыться в документах Валекса, начав с ящиков стола. Несмотря на то что кабинет был завален книгами и картами, личные документы хранились у Валекса в идеальном порядке. Я наткнулась на папки с досье Мардж и командора, однако преодолела искушение прочитать их, так как в данный момент мне было необходимо или упоминание «Пыльцы бабочки», или досье с собственным именем. Оно-то мне и попалось первым. Там было много интересных замечаний о моих дегустаторских способностях, но ни слова о яде и противоядии.

Закончив с письменным столом, я перешла к столу для конференций. Исследования, посвященные ядам, перемежались с папками и шпионскими доносами. Я принялась поспешно перебирать стопки, так как меня уже поджимало время. Мне надо было вернуться в покои Валекса до того момента, как он отправится провожать командора.

Осмотр стола не принес ничего, кроме острейшего разочарования. Впереди оставалась еще вторая половина кабинета.

Я стояла как раз посередине, когда в замке раздался отчетливый звук поворачиваемого ключа. Щелчок — и ключ вынули из замочной скважины. Когда щелкнул второй замок, я задула светильник и нырнула под стол для конференций в надежде на то, что сложенные под ним коробки скроют меня из виду. «Силы небесные, — взмолилась я, — пусть это будет Мардж, а не Валекс». Потом щелкнул третий замок, и сердце у меня сжалось.

Раздался звук открываемой и закрываемой двери, а потом легкая поступь. Кто-то сел за письменный стол. Я не могла позволить себе выглянуть, но не сомневалась в том, что это Валекс. Неужто командор настолько рано вернулся в свои покои? Я быстро прикинула возможные варианты — или оказаться обнаруженной Валексом, или дождаться его ухода. И устроилась поудобнее.

Не прошло и нескольких минут, как в дверь постучали.

— Входи, — пригласил Валекс.

— Доставили твой пакет, господин, — раздался чей-то мужской голос.

— Неси его сюда, — ответил Валекс, и ножки его кресла заскрежетали по каменному полу.

До меня донесся звон цепей и шаркающие шаги.

— Свободен, — промолвил Валекс, и дверь захлопнулась. Зато я ощутила знакомый затхлый запах темницы.

— Ну что, Тентил. Надеюсь, ты знаешь, что тебя ждет виселица? — спросил Валекс.

Сердце мое сжалось от сочувствия к обреченному узнику. Я прекрасно представляла себе, что он ощущает.

— Да, господин, — раздался шепот.

До меня донесся шорох страниц.

— Ты осужден за убийство своего трехлетнего сына. Это соответствует действительности? — спросил Валекс.

— Да, господин. У меня умерла жена, а оплачивать услуги няньки я не мог. Я не знал, что он забрался под плуг, — страдальческим голосом ответил собеседник Валекса.

— Тентил, оправдания в Иксии не принимаются в расчет.

— Да, господин. Я знаю, господин. Я хочу умереть, господин. Моя вина слишком велика.

— Значит, казнь будет справедливым наказанием? Потому что жизнь станет наказанием гораздо более суровым, — не дожидаясь ответа, промолвил Валекс. — К тому же я знаю очень преуспевающую ферму в Четвертом округе, хозяева которой трагически погибли, оставив сиротами троих сыновей в возрасте от одного до шести лет. Поэтому завтра «преступника Тентила» якобы повесят, а тебя отправят в Четвертый округ, чтобы ты продолжил возделывать пшеницу и взял на себя, труд воспитания детей. И надеюсь, что в первую очередь ты наймешь им няньку. Все ясно?

— Но…

— Кодекс поведения изобилует подробностями о том, как избавляться от нежелательных лиц, однако об обычном сострадании нет ни единого упоминания. Вопреки всем моим доводам, командор не считает, это изъяном, поэтому иногда мне приходится брать, все в свои руки. Помалкивай, и тогда останешься в живых. А один из моих подчиненных будет тебя навещать время от времени.

Не веря своим ушам, я еще больше сжалась за ящиками. Слово «сострадание» в устах Валекса казалось мне столь же невероятным, как мысль о том, что Мардж может извиниться за свое хамское поведение.

В дверь снова постучали.

— Входи, — откликнулся Валекс. — Ты как всегда точен, Винг. Документы принес?

Снова послышался шорох бумаг.

— Вот твои новые документы, — промолвил Валекс. — Надеюсь, мы обо всем договорились. Винг сопроводит тебя в Четвертый округ. — Раздался звон цепей, падающих на пол. — Ты свободен.

— Да, господин, — ответил Тентил, и на последнем слове его голос сорвался.

Он не мог владеть собой. И я его понимала: что бы было со мной, если бы Валекс предложил мне свободу!

После того как посетители вышли, в кабинете повисла напряженная тишина. Я даже начала бояться, что меня выдаст звук дыхания. Кресло Валекса заскрипело, а затем раздался звук зевка.

— Ну что, Элена, это было интересно?

Я замерла в надежде, что ослышалась. Однако следующая фраза Валекса разрушила все мои чаяния.

— Я же знаю, что ты под столом.

Я вылезла. В его голосе не было гнева. Он опустился в кресло и положил ноги на стол.

— Как ты… — начала, было, я.

— Твое любимое лавандовое мыло. К тому же, если бы я не умел распознавать вскрытый замок в своей двери, я бы уже давно распростился с жизнью. Убийцы очень любят устраивать засады, а постом оставлять трупы за таинственно запертыми дверями. Забавно, — Валекс снова зевнул.

— Ты сердишься?

— Нет. Напротив, очень доволен. Я уже давно думал, когда ты, наконец, начнешь обшаривать мой кабинет в поисках рецепта противоядия.

— Ах, ты доволен? — воскликнула я, ощущая внезапный прилив гнева. — Потому что теперь я могу пробовать сбежать? Ты доволен тем, что я копалась в твоих бумагах? Или потому, что ты не сомневаешься в том, что мне все равно ничего не удастся сделать?

Валекс задумчиво склонил голову.

— Я доволен потому, что ты следуешь общепринятому плану любого потенциального беглеца и не пытаешься изобрести ничего нового. Поскольку я знаю, что ты собираешься предпринять, я могу предвидеть каждый твой следующий шаг. Если бы я этого не знал, тогда я мог бы что-нибудь упустить. Естественно, что приобретение навыков взлома замков должно было привести к этому, — Валекс обвел рукой свой кабинет. — Но поскольку формула противоядия нигде не записана и лишь я один ее знаю, я был уверен в том, что ты ее не найдешь.

Я сжала кулаки, чтобы не вцепиться ногтями в физиономию господина Я-все-знаю-лучше-всех.

— Значит, сбежать невозможно? Почему, же ты дал Тентилу возможность начать новую жизнь? Почему не мне?

— А почему ты считаешь, что я не сделал этого? — Валекс опустил ноги и наклонился вперед. — Как ты думаешь, почему ты провела в темнице почти целый год? Или ты считаешь, что тебе просто повезло, что ты оказалась следующей осужденной на казнь после гибели Оскова? Тебе не приходило в голову, что при нашей первой встрече я специально изобразил удивление тем, что ты женщина?

Это уже было слишком.

— Чего ты хочешь, Валекс? — резко осведомилась я. — Ты хочешь, чтобы я сломалась? Чтобы смирилась с этой жизнью?

— Ты действительно хочешь знать? — напряженным голосом спросил Валекс. Он встал и подошел ко мне.

— Да.

— Я хочу, чтобы ты превратилась из покорной рабыни в полноправного члена команды. Ты умна, сообразительна и вскоре станешь хорошим бойцом. Я хочу, чтобы ты с такой же преданностью служила командору, как делаю я. Да, это опасно, но, с другой стороны, ты — акробатка и знаешь, что одно неверное сальто может привести к сломанной шее. Готова ли ты на это? — Валекс устремил на меня пристальный взгляд в ожидании ответа. — К тому же куда тебе бежать? Твой дом здесь.

Искушение согласиться с ним было слишком велико. Но я знала, что, если меня не убьет Брэзелл, и я не погибну от яда, магические способности, заключенные во мне, все равно рано или поздно вырвутся наружу. И волны на источнике силы станут единственным, что останется после меня. Без противоядия надеяться мне не на что.

— Не знаю, — ответила я. — Все это слишком сложно…

— И ты не хочешь говорить со мной об этом?

Я кивнула. Стоит ему сказать о моих магических способностях — и дни мои будут сочтены.

— Трудно научиться доверять людям. А еще труднее — понять, кому можно доверять, а кому нет, — заметил Валекс.

— К тому же у меня довольно жутковатая судьба. Это недостаток.

— Да нет. Скорее преимущество. Возьми хотя бы Ари и Янко. Они стали твоими защитниками задолго до того, как я назначил их твоими телохранителями. И все потому, что ты защитила их перед командором, в отличие от собственного капитана. А теперь, прежде чем отвечать, подумай, что тебе уже удалось завоевать здесь? Уважение Марин и командора и преданность Ари и Янко.

— А чего я добилась от тебя, Валекс? Верности? Доверия? Уважения?

— Я уделяю тебе свое внимание. А если ты согласишься с моим предложением, то получишь все, что захочешь.


На следующее утро генералы готовились к отъезду. На то, чтобы они собрались, потребовалось целых четыре часа. Четыре часа шума и суматохи. И когда все, наконец, выехали за ворота, замок словно вздохнул с облегчением, и слуги выпорхнули наружу, будто избавившись от какой-то непомерной тяжести. Они стояли группками и болтали, прежде чем приступить к уборке генеральских комнат. Именно в этот момент командор сообщил остальному персоналу замка о том, что, делегация из Ситии должна прибыть на следующий день. Это сообщение прозвучало как гром среди ясного неба. Сначала наступила гробовая тишина, а затем все бросились по своим местам. Конечно, я была рада отъезду Могкана и Брэзелла, и все же меня мучило то, что я все еще не дала ответ Валексу. Для того чтобы выжить, мне надо было бежать на юг, но без рецепта противоядия я не могла это сделать. И чем больше я думала, тем страшнее мне становилось.

На следующий день я должна была присутствовать на приеме, посвященном встрече делегации с юга. С самого утра я нервничала и никак не могла взять себя в руки. В моей голове непрерывно звучало: «Посмотри, посмотри на то, чего тебе никогда не получить».

Поскольку тронный зал был превращен в рабочий кабинет, единственным удобным местом для решения государственных проблем оказался зал оружейный. Валекс в парадной униформе снова стоял справа от командора, а я переминалась с ноги на ногу за их спинами.

Мое волнение сменилось благоговением, когда я ощутила волны возбуждения, пробегавшие по рядам советников и высокопоставленных чиновников, приглашенных на встречу. И как только церемониймейстер объявил о прибытии делегации, я шагнула в сторону, чтобы получше рассмотреть ее.

В зал хлынули ситийцы. Их длинные, яркие экзотические одежды ниспадал до самого пола, закрывая ноги. На лица были опущены звериные маски, украшенные плюмажами из меха и перьев. Они остановились перед командором и выстроились в форме буквы V.

— Мы приветствуем тебя от лица твоих южных соседей, — торжественно произнес их предводитель с маской ястреба на голове. — Надеемся, что эта встреча сблизит наши земли. И для того, чтобы доказать тебе искренность наших намерений, мы готовы открыть тебе свои лица. — И с этими словами выступавший и его четверо спутников одним движением сняли с себя маски.

Я изумленно заморгала, надеясь на то, что, когда пошире раскрою глаза, увижу что-нибудь иное. Однако, к сожалению, мне ничего не показалось. Валекс тоже глянул на меня с таким видом, словно не мог поверить своим глазам.

Предводителем ситийцев была Айрис. Колдунья высочайшего уровня находилась на расстоянии метра от командора Амброза.



Глава 24 | Испытание ядом | Глава 26