home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23


Я спрятала подарки Янко в карман и вошла в покои Валекса. Он работал за своим столом, но стоило мне войти, как он тут же поднял голову, как будто ждал меня.

— Где ты была? — спросил он.

— С Янко, — настороженно ответила я. Когда я приходила в точно установленное время, Валекс не интересовался, чему я обучалась.

— И чем вы занимались? — осведомился он, вставая и упирая руки в бедра.

В голове у меня промелькнул комический образ ревнивого мужа, и я с трудом подавила улыбку.

— Обсуждали тактику ведения боя.

— А-а. — Валекс расслабился и неуклюже подвигал руками, словно пытаясь скрыть пафосность своей позы. — Ну ладно. Однако впредь я должен постоянно знать, где ты находишься. Советую тебе не выходить из замка и вообще быть ниже травы тише воды. Солдаты генерала Брэзелла назначили приз за твою голову.

— Приз? — Сердце у меня сжалось от страха.

— Может, это всего лишь слухи или пьяная болтовня, но я хочу, чтобы до их отъезда ты находилась в безопасности, — твердо добавил Валекс. — Я не желаю заниматься обучением нового дегустатора.

— Я буду осторожна.

— Нет. Ты будешь изображать жертву параноидального синдрома страха. Ты будешь появляться только в гуще людей в хорошо освещенных местах, а твое возвращение сюда по темным коридорам будет обеспечивать эскорт. Понятно?

— Да, господин.

— Очень хорошо. Встреча генералов назначена на завтрашний вечер. Каждый из них явится с бутылкой своего лучшего бренди, чтобы обсудить проблемы Иксии. И тебе придется дегустировать все, что будет пить командор. — Валекс поднял с пола коробку с восьмью бутылками, и они музыкально звякнули, когда он ставил ее на стол.

— Я хочу, чтобы ты попробовала вес напитки сегодня и еще дважды завтра, чтобы знать, каковы они на вкус без примеси яда, — промолвил он, доставая маленький стаканчик. — На всех бутылках есть наклейки, на которых обозначены тип бренди и имя генерала, который привез его.

Я взяла первую попавшуюся. Это была бутылка с шерри-бренди генерала Динно, изготовленная в Восьмом военном округе. Я плеснула его в стаканчик, отхлебнула и покатала жидкость на языке, чтобы запомнить ее вкус. Крепкий напиток обжёг мне горло и наполнил грудь жарким огнем. Лицо мое вспыхнуло.

— Я предлагаю тебе пробовать и выплевывать, чтобы не опьянеть, — сказал Валекс.

— Хорошее предложение. — Я нашла еще один стакан, куда можно было выплевывать жидкость, и продолжила дегустацию.


На следующий день я еще дважды продегустировала бренди в покоях Валекса, а потом сделала это еще раз самостоятельно и успокоилась лишь после того, как научилась отличать все марки бренди и запомнила, кто из генералов привез какое.

Вечером я вышла в гостиную и стала ждать, когда Валекс проводит меня в оружейный зал. Он спустился вниз облаченным в полную униформу. С плеча нисходили красные аксельбанты, грудь у сердца украшали полученные медали. Он просто источал достоинство и величие. И возможно, это произвело бы на меня впечатление, если бы не его робкий, полный неловкости взгляд. Он походил на смущенного ребенка, которого заставили надеть нарядный костюмчик. Я прикрыла рот рукой, но даже это не помогло мне удержаться от смеха.

— Довольно. Я вынужден надевать это раз в год. — Валекс дернул себя за воротник. — Ты готова?

Я поспешила за ним. Униформа лишь подчеркивала его атлетическое телосложение, и я подумала о том, на сколько великолепно он может смотреться, так сказать, в естественном виде.

— Ты потрясающе выглядишь, — пробормотала я и покраснела, ощутив, как меня заливает волна жара. Видимо, я выпила больше бренди, чем предполагала.

— Правда? — Валекс окинул себя взглядом, распрямился и перестал дергать себя за воротник. А стесненное выражение на его лице сменилось задумчивой улыбкой.

— Да, — подтвердила я.

Мы вошли в оружейный зал командора как раз в тот момент, когда там начали собираться генералы. Длинные, узкие витражные окна мерцали в лучах заходящего солнца. Сновавшие по круглому залу слуги зажигали светильники, расставляли блюда с угощениями и графины. Военные были облачены в мундиры с начищенными до блеска пуговицами и медалями. Визуально я была знакома лишь с тремя генералами, остальных могла отличить только по цвету их униформ. Однако я принялась внимательно рассматривать их лица, на случай, если Валекс решит подвергнуть меня очередному испытанию.

Когда я случайно встретилась глазами с Брэзеллом, он вспыхнул от ярости. Рядом с ним стоял советник Могкан, и я вздрогнула, когда он окинул меня оценивающим взглядом. Когда Брэзелл и Рейяд проводили на мне свои эксперименты, он всегда маячил поблизости. Его невидимое присутствие было источником моих самых страшных кошмаров. Остальные советники Брэзелла отсутствовали; и я задумалась, почему он привез с собой именно Могкана.

Командор сидел во главе овального стола. Кресло Валекса располагалось справа от него, а для меня была поставлена табуретка, находившаяся за их спинами рядом с каменной стеной. Я знала, что беседа продлится всю ночь, и была рада тому, что мне будет к чему прислониться. Еще одно преимущество этого местоположения заключалась в том, что я находилась вне видимости Брэзелла. Впрочем, от острых взглядов Могкана я не могла уклониться.

Командор стукнул по столу деревянным молотком, и в зале воцарилась тишина.

— Прежде чем мы перейдем к обсуждению вопросов, обозначенных в повестке дня, — промолвил он, указывая на листки с подробным расписанием, которые были розданы генералам заблаговременно, — я хочу сделать важное заявление. Я назначил нового преемника.

Ропот пробежал по залу, а командор встал и двинулся вокруг стола, раздавая генералам заклеенные конверты, в которых находились восемь частей зашифрованной головоломки, разгадать которую можно было лишь с помощью ключа, находившегося у Валекса.

В зале повисла тревожная тишина. Напряжение ее было настолько сильным, словно я оказалась в переполненном бурдюке, который вот-вот грозил взорваться. Целая гамма чувств отразилась на лицах высших офицеров — изумление, возмущение, тревога и задумчивость. Генерал Расмуссен из Седьмого округа, раскрасневшись, начал что-то нашептывать на ухо своему советнику. Я наклонилась вперед и увидела, как Брэзелл старается скрыть свое удовольствие и придать себе невозмутимый вид.

Напряжение не привело к взрыву, вместо этого оно начало ослабевать и окончательно растворилось, когда командор, как ни в чем не бывало, открыл собрание. Вначале были рассмотрены проблемы, связанные с Первым округом, а затем со всеми остальными по порядку. Когда по кругу пошла бутылка особого белого бренди генерала Китвайвена, совет перешел к обсуждению снежных барсов и лицензий на развитие горнодобывающей промышленности.

— Ладно, Кит, довольно о кошках. Просто корми их паковым льдом, как это делаем мы, и они перестанут тебя тревожить, — энергично заявил генерал Ченцо из Второго округа, проводя мясистой рукой по своим белоснежным волосам, которые ярко выделялись на фоне его загорелого лица.

— Ты предлагаешь их кормить, чтобы они растолстели и начали размножаться, как кролики? Боюсь, нам не хватит на них мяса, — огрызнулся Китвайвен.

Я слушала беседу с разной степенью внимательности — в зависимости от обсуждавшейся темы. И по прошествии некоторого времени вдруг почувствовала необыкновенную легкость и тепло, разлившееся по всему моему телу, ибо в соответствии с протоколом я должна была проглатывать бренди, которое дегустировала для командора.

Генералы голосовали по разным вопросам, но решающий голос оставался за командором. По большей части он придерживался мнения большинства. А когда высказывался против него, никто не осмеливался его в этом упрекнуть.

Командор Амброз был выходцем из Третьего военного округа, где в молодости он влачил, жалкое существование со своей семьей у подножия гор Духа. Его дом, зажатый между горами и ледником, находился непосредственно над бриллиантовыми копями. Когда они были обнаружены, король заявил о своем праве собственности на них и позволил семье командора заниматься их разработкой. В результате многие родственники командора погибли в завалах или умерли от царившей вокруг сырости и грязи.

Испытав еще в юности на собственной шкуре все пороки монархии, Амброз занялся самообразованием и начал призывать власть к проведению реформ. Благодаря своему уму, прямолинейности и проницательности ему удалось завоевать множество сторонников…

Я снова сосредоточилась, так как генералы перешли к обсуждению проблем, связанных с Пятым военным округом. И тут генерал Брэзелл вызвал легкий переполох: вместо того, чтобы выставить свой лучший бренди, он приказал подать серебряный поднос, на котором лежало нечто, напоминающее, коричневые камушки. Один из них командор передал мне — это были ломтики «Криолло».

И прежде чем кто-либо успел возразить, Брэзелл поднялся и предложил всем попробовать новое лакомство. Не прошло и минуты, как оружейный зал взорвался от восторженных восклицаний. Внутри «Криолло» находился земляничный бренди. Я знаком показала командору, что яда нет, и принялась смаковать остатки «Криолло». Смесь ореховой сладости «Криолло» с обволакивающей мягкостью бренди придавала десерту божественный вкус. Ранд наверняка огорчился бы, что это не пришло в голову ему, — подумала я и тут, же вспомнила о том, что он не должен теперь вызывать у меня сожаления.

Когда восхищенные возгласы умолкли, Брэзелл объявил, что строительство его нового завода завершено, после чего перешел к более обыденным вопросам и сообщил о количестве настриженной шерсти и ожидаемом урожае хлопка.

Пятый военный округ производил все необходимое для текстильного производства Иксии, после чего сырье направлялось в Третий военный округ к генералу Франису, где из него делали ткани. Франис сосредоточенно кивнул и записал цифры, названные Брэзеллом. Он был самым молодым из генералов и имел привычку с удовольствием водить пальцем по своим нашивкам, когда размышлял о чем-то серьезном.

В моей голове грозовыми тучами клубились разрозненные мысли, и, тем не менее, я задремала. Странные сны о бренди, пограничных патрулях, пропусках и лицензиях обволакивали меня, как снежные хлопья. А потом образы стали ярче и резче, и я увидела молодую женщину в белых мехах.

Она торжествующе вздымала вверх окровавленную пику. А у ее ног лежал поверженный снежный барс. Она воткнула свою пику в лед, достала нож, сделала надрез на теле животного и начала собирать в чашку хлынувшую из жил кровь.

Затем она поднесла чашку ко рту и начала с жадностью пить, так что по подбородку побежали красные струйки. Я отчетливо воспринимала ее мысли. «Еще никому не удавалось это сделать! — думала она. — Никому кроме меня!» Ее восторг переполнял мое сердце. «Это значит, что я самая хитрая и сильная охотница. Это значит, что я — мужчина. И ни один мужчина больше не сможет управлять мной! — кричала она. — Я стану снежным барсом и буду жить с барсами, я стану мужчиной и буду жить среди мужчин!»

Она обернулась, и вначале я приняла ее за сестру командора. Она была такой же темноволосой и обладала такими же тонкими аристократическими чертами лица. Чувство уверенности и властность окутывали ее как плащ. Она взглянула на меня, и взгляд ее миндалевидных глаз пронзил меня насквозь.

И внезапное осознание того, что она-то и была командором, заставило меня проснуться. Сердце мое бешено забилось, когда я поняла, что смотрю прямо в глаза Могкану. Он расплылся в довольной улыбке.

Теперь я понимала, почему командор испытывает такую ненависть к колдунам. Просто он был женщиной убежденной в том, что она должна была родиться мужчиной, которой предстояло преодолеть наложенное на нее проклятие. И естественно, она опасалась, что колдунам удастся выведать ее тайну. «Силы небесные! Какая глупость!» — покачала я головой, стараясь отогнать от себя эти мысли. Как можно было принять командора за женщину только потому, что мне приснилась охотница? Полная ерунда. Или нет?

Я протерла глаза и огляделась, чтобы выяснить, не заметил ли кто, что я умудрилась заснуть. Командор сидел с отсутствующим взглядом, а Валекс напряженно всматривался в присутствующих в поисках кого то или чего-то. Слово было предоставлено генералу Тессо.

Валекс перевел взгляд на командора и с обеспокоенным видом похлопал его по руке.

— В чем дело? — прошептал он. — Что с тобой?

— Просто вспомнил кое-что, — с задумчивым видом ответил командор. — Гораздо более приятное и увлекательное, чем доклад генерала Тессо о собранном в Четвертом округе урожае пшеницы.

Я уставилась на лицо командора, пытаясь наложить на его облик черты женщины, виденной мной во сне. Они совпадали, но это еще ничего не значило. Реальность всегда искажалась во снах, а представить себе командора убивающим снежного барса было не так уж сложно.

Остальная часть совещания прошла без потрясений, и я то и дело погружалась в дремоту, которая уже не нарушалась странными видениями. А потом командор ударил по столу председательским молотком, и я окончательно проснулась.

— И последний вопрос, господа, — промолвил он. — Сития просит принять ее делегацию.

Это сообщение было встречено гулом голосов. Все затараторили с такой энергией, словно только и ждали, когда будет поднят этот вопрос. Одни что-то говорили о торговых договорах с Ситией, другие требовали объявить ей войну. «Зачем торговать, когда все можно захватить самим?» — заявляли они. Они стремились к тому, чтобы расширить наши владения, получить дополнительные ресурсы и новых подчиненных и перестать, тревожиться о возможной угрозе Иксии.

Командор молчал, спокойно выслушивая соображения окружающих, пока, наконец, генералы успокоились и решили проголосовать. Четыре генерала с севера: Китвайвен, Ченцо, Франис и Динно — были против того, чтобы принимать делегацию, а генералы южных округов — Тессо, Расмуссен, Хейзел и Брэзелл — за.

Командор покачал головой.

— Я учту ваши мнения, но южане стремятся не столько к воине с нами, сколько к установлению торговых отношений. У нас больше людей и больше металла. И им это прекрасно известно. Нападение на Ситию дорого нам обойдется. Нам придется заплатить за это множеством жизней. А зачем? Их предметы роскоши не стоят ни гроша. Мне вполне довольно территории Иксии, которую мы уже очистили от королевской заразы. Возможно, мой преемник захочет ее расширить. Но тогда вам придется подождать.

Ропот прокатился вдоль стола. Узкие губы Брэзелла раздвинулись в хищной улыбке, и он кивнул.

— Впрочем, я уже согласился встретиться с представителями южан, — продолжил командор. — Они будут, здесь через четыре дня. А за это время вы сможете представить мне свои опасения и собраться в обратную дорогу. Объявляю перерыв, — и командор снова стукнул молотком, звук которого гулко отдался в затихшем зале.

Командор встал, а за ним поднялись его телохранители и Валекс, который сделал мне знак, чтобы я последовала за ним. Я поспешно вскочила, в полной мере ощутив воздействие выпитого мною бренди. Пошатываясь, я двинулась к дверям. Они не успели закрыться за нашим спинами, как зал наполнился возбужденными криками.

— Это их немного расшевелит, — со слабой улыбкой промолвил командор.

— Я бы не советовал тебе в этом году отдыхать в Восьмом округе, — с сарказмом заметил Валекс. — Учитывая то, как Динно отреагировал на сообщение о приезде делегации южан, не удивлюсь, если он напустит в твою летнюю резиденцию песчаных пауков. — Валекса передернуло. — Очень болезненная смерть.

Волосы у меня встали дыбом при мысли о ядовитых пауках размером с комнатную собачку. Мы молча дошли до покоев командора. Я шла неуверенной походкой, и мне мерещилось, что я стою на месте, а каменные стены проплывают мимо.

— Я бы последил и за Расмуссеном, — добавил Валекс перед входом в покои командора. — Он не слишком обрадовался тому, что ты сменил преемника.

Командор открыл дверь, и я быстрым взглядом окинула то, что находилось за ней: тот же прагматичный, утилитарный стиль, который был присущ всем помещениям замка. А чего я, собственно, ожидала? Каких-нибудь ярких красок? Или признаков женского присутствия? Я встряхнула головой, чтобы отогнать от себя эти мысли. Голова у меня от этого закружилась, и мне пришлось опереться о стену.

— Я слежу за всеми, Валекс. И ты это прекрасно знаешь, — ответил командор, закрывая за собой дверь.

Едва войдя в наши покои, Валекс скинул с себя мундир, швырнул его на диван и, указав на кресло, промолвил:

— Садись. Нам надо поговорить.

Я плюхнулась в кресло, закинула ногу через подлокотник и принялась наблюдать за Валексом, который начал мерить шагами гостиную. Более того, я чуть не рассмеялась, когда представила себе, с какой легкостью могла бы снять спазмы в его мышцах. Бренди, насытившее мою кровь, ускоряло сердцебиение.

— Мы сегодня столкнулись с двумя неприятностями, — наконец произнес Валекс.

— Да ладно, я задремала лишь на минуту, — с оправдывающейся интонацией ответила я.

— Нет-нет. С тобой все было в порядке, — кинув на меня вопросительный взгляд, продолжил Валекс. — Я имел в виду генералов, — пояснил он, не останавливаясь. — Во-первых, Брэзелл был почему-то очень доволен, когда узнал о смене преемника и о приезде делегации из Ситии. Он всегда был сторонником заключения торгового договора с южанами, но вел себя осторожно. А во-вторых, колдун.

— Что?!

У меня перехватило дыхание. Неужто меня разоблачили?

— Очень осторожное прикосновение профессионала. Я лишь на мгновение ощутил его и не смог определить источник. Но, я точно знаю, что в зале был колдун, я почувствовал это.

— Когда это произошло?

— Во время длинной речи Тессо об урожае пшеницы. — Валекс немного расслабился, словно ему было необходимо выговориться, чтобы сбросить с себя тяжесть. — И в тот же самый момент ты захрапела на весь зал.

— Зато ты сидел с таким непроницаемым видом, словно на твоем лице уже появилась маска смерти, — резко ответила я.

Валекс хрюкнул от удовольствия.

— Я, собственно, и не предполагал, что ты высидишь в этой неудобной униформе всю ночь. Боюсь, Мардж специально ее накрахмалила, чтобы осложнить тебе жизнь.

Но уже через мгновение он вновь посерьезнел.

— Ты знаешь советника Могкана? Он весь вечер не сводил с тебя глаз.

— Да, знаю. Он был главным советником Рейяда и всегда сопровождал его во время охоты.

— Ну и что он собой представляет? — спросил Валекс.

— Точно такой же подонок, как Рейяд и Никс, — вырвалось у меня. Я попыталась зажать рот руками, но было уже поздно.

— К тому же на встрече присутствовало несколько новых советников, — помолчав, добавил Валекс. — Полагаю, мне придется всех их проверить. А значит, скорее всего, у нас появился новый соглядатай с юга, обладающий магическими способностями. — Он глубоко вздохнул. — Похоже, конца этому не будет. — И тяжело опустился на край дивана.

— Если это закончится, ты останешься без работы.

И я, не задумываясь, подошла к Валексу и принялась массировать ему плечи. Алкоголь окончательно возымел свое действие, и я уже не обращала внимания на робкие протесты рассудка.



Глава 22 | Испытание ядом | Глава 24