home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22


Я узнала эту походку, и сердце у меня замерло, когда я увидела, как Ранд остановился у двери Стар и дважды постучал в нее.

Она впустила его в дом без малейших колебаний. И слабый хлопок закрывающейся двери отдался гулким эхом в моей груди.

— Еще одно испытание? — с отчаянием спросила я Валекса. — Он тоже работает на тебя?

Однако я знала ответ еще до того, как он грустно покачал головой. Я ощущала полное опустошение, словно меня внезапно лишили всех чувств. Это было уже слишком. После призрака Рейяда, нападения Никса и испытания Валекса я не могла вынести еще один удар. Поэтому я просто уставилась на Валекса, не испытывая больше ни чувств, ни желаний.

Валекс сделал жест, показывая, чтобы я последовала за ним. Мы обогнули дом Стар, вошли в здание, располагавшееся слева от него, и поднялись на третий этаж. Внутри было темно и пусто. И лишь на последнем этаже мы наткнулись на одного из людей Валекса, сидевшего, скрестив ноги и прислонившись к стене, за которой находился кабинет Стар, Перед ним стояла свеча, и он что-то записывал в свой блокнот.

Здесь отчетливо был слышен голос Ранда. Валекс с помощью знаков что-то сообщил ему. Тот вручил ему блокнот и двинулся к лестнице. Валекс занял его место у стены и постучал по полу.

Я тоже опустилась на корточки рядом с ним лицом к стене. Мне совсем не хотелось присутствовать при предательстве Ранда, но и уйти я не могла. Валекс указал на ряд отверстий в стене, и я приникла к одному из них. Однако единственное, что мне удалось увидеть, была спинка кресла, и я поняла, что эти отверстия были проделаны исключительно для прослушивания. Я села на пол, прильнула лбом к стене и закрыла глаза, впитывая в себя то, что говорил Ранд.

— На этой неделе в город соберутся генералы. Ничего странного в этом нет, но командор распорядился устроить пир — он явно к чему-то готовится. К чему-то важному. Хотя мне не удалось узнать, к чему именно, — добавил Ранд.

— Как только узнаешь, сразу сообщи мне, — ответила Стар. — Может, Элена что-нибудь знает?

При звуке своего имени у меня замерло сердце. «Беги, беги, беги», — требовал мой рассудок, но я лишь сильнее вжималась лбом в стену.

— Вряд ли. Она удивилась, когда я сказал о предстоящем, пире, поэтому я не стал ей задавать вопросов. Может, к концу недели ей и станет что-нибудь известно, тогда я попробую узнать.

— Не утруждай себя. Я сама ее спрошу, — вкрадчивый голос Стар свидетельствовал о том, что она специально приберегала эту новость, до того момента, когда она произведет впечатление разорвавшейся бомбы.

— Элена? — пробормотал Ранд. — Работает на тебя? Это невозможно. Это не в ее духе.

— Ты думаешь, она работает на Валекса? — напряженным голосом спросила Стар.

Я с не меньшим напряжением взглянула на Валекса. Но он покачал головой и сделал мне знак, чтобы я не тревожилась.

— Нет. Вряд ли, — придя в себя, ответил Ранд. — Просто ты меня удивила. Конечно, ей нужны деньги, и я не имею никакого права порицать ее за это.

— Она вообще не должна тебя интересовать. Она — расходный материал. Единственное, что меня волнует, так это то, кто ее заменит, и как быстро я смогу подкупить этого человека.

— Стар, ты снова убедила меня в том, что, чем быстрее я отдам тебе долг, тем будет лучше. Сколько стоят мои сегодняшние сведения?

— Два серебряника. Я отмечу это в своей расходной книге, но это мало что меняет!

— Что ты имеешь в виду?

— А ты до сих по* не понял? Ты никогда не сможешь выплатить свои долг. Стоит тебе накопить деньги, как ты тут же все проигрываешь. Ты слишком слаб. Ранд. Слишком подвержен эмоциям. Тебе не хватает силы воли.

— Это верно. Ты утверждаешь, что обладаешь магическими силами. Значит, ты может читать мои мысли, капитан? «Капитан Стар»! Обхохочешься! Если бы это соответствовало действительности, Валекс давно бы уже о тебе позаботился. И я прекрасно знаю, чего ты стоишь. — Из-за стены донеслась тяжелая поступь шагов Ранда, который направлялся к выходу.

Я была потрясена. Я еще никогда не слышала, чтобы Ранд говорил с таким едким сарказмом, а, что еще хуже, если Стар действительно была колдуньей, то мне грозили серьезные неприятности. Мысли у меня кружились с бешеной скоростью, но разобраться во всех этих сложностях сразу я не могла.

— А мне незачем читать твои мысли, — крикнула ему вслед Стар. — Вполне достаточно твоей биографии.

Наступила тишина. Из кабинета Стар доносился лишь шорох перелистываемых страниц. Валекс встал и взял меня за руку. Затем он передал блокнот своему человеку, который вернулся обратно, и начал спускаться вниз.

Минуя патрульных и стараясь держаться в тени, мы двинулись по темным улицам Замкограда. Однако как только вышли за пределы города, а потом и на главную дорогу, которая вела к замку, Валекс расслабился.

— Прости, — промолвил Валекс. — Я знаю, что Ранд был твоим другом.

Использованное им прошедшее время резануло меня как ножом по сердцу.

— И ты давно это знал? — спросила я.

— Я подозревал это в течение трех месяцев, но лишь недавно получил подтверждения.

— Каким образом?

— Ранд помогал мне в организации испытания для тебя. Он присутствовал, когда я добавлял яд в пищу. И я оставил на своем столе кубок с персиковым соком. Все было по-честному. У меня был ежевичный яд, но я не стал его туда класть. — Валекс помолчал, чтобы я осознала сказанное им.

— Ежевика обладает той особенностью, что приобретает ядовитые свойства лишь тогда, когда ее готовят при определенной температуре в особом растворе дрожжей и зернового спирта. И большинство поваров, я уже не говорю о подмастерьях, не владеют необходимыми навыками для ее приготовления. — В голосе Валекса явно звучало восхищение способностями Ранда изготавливать яды.

Когда до меня дошло, что Ранд пытался отравить меня, я чуть не упала, и приступ тошноты заставил меня остановиться. Я кинулась к обочине, и меня вырвало. Лишь после того, как тело мое перестало судорожно сотрясаться, я поняла, что меня поддерживает Валекс. Одной рукой он обхватывал меня за талию, а холодная ладонь другой была прижата к моему лбу.

— Спасибо, — промолвила я, утирая рот листьями.

Ноги у меня дрожали, и я позволила Валексу довести себя до замка. Без его помощи я бы просто осталась лежать на земле.

— И это еще не все. Хочешь знать больше? — спросил Валекс.

— Нет. — Это было правдой, но, когда мы приблизились к замку, у меня возникла еще одна неприятная мысль. — Это Ранд подставил меня на празднике?

— В каком-то смысле.

— Это не ответ.

— Головорезы, напавшие на тебя, дожидались вас у пекарни, поэтому я подозреваю, что Ранд предупредил Стар о том, что вы там будете. Но в то же время он явно пытался защитить тебя. Вспомни, как он огорчился, когда ты исчезла, и как обрадовался, когда увидел, что ты цела и невредима.

— Думаю, он был пьян, — ответила я.

— Полагаю, что Ранда втянули в это против его воли. Когда я проводил тест, он тебя едва знал, но теперь, когда ваша дружба окрепла, он оказался в очень неловком положении. Он не хочет причинять тебя вреда, но должен выплатить проигранные им деньги. Стар возглавляет широко разветвленную организацию с огромным, количеством доносчиков, которые готовы землю рыть ради нее. Вряд ли это тебя утешит.

— Пожалуй.

Я была удивлена собственной реакцией на известие о предательстве Ранда, но мне не удавалось взять себя в руки. Меня обманывали не впервой и, судя по всему, не в последний раз. Вначале был Брэзелл, которого я, дура, любила как родного отца. Прошел целый год, в течение которого надо мной проводили разные эксперименты, и только тогда я поняла, что он собой представляет. Впрочем, он никогда не давал мне оснований думать, что искренне заботится обо мне, может быть, поэтому мне было легче переносить его пытки и издевательства.

А вот дружеское расположение Ранда казалось искренним. И я уже начала думать, что, наконец, удалось пробить брешь в каменной баррикаде, которую я возвела вокруг себя. И вот все рухнуло. Я физически ощущала, как меня погребают под собой осыпающиеся камни. И как после этого можно кому-нибудь доверять?

— Ты хочешь сказать мне что-нибудь еще? — спросила я Валекса, когда мы остановились в нескольких метрах от южного входа. — Может, Ари и Янко подставили меня Никсу? Или у тебя заготовлен для меня еще один тест на лояльность? А вдруг в следующий раз, я не оправдаю твоего доверия? Многообещающая перспектива! — Я оттолкнула руку Валекса. — Когда ты сказал, что время от времени будешь устраивать мне проверки, я решила, что ты, просто будешь подсыпать яд, в мою пищу. Но, оказывается, существует много способов отравить человеку душу, и для этого совсем необязательно пользоваться ядом.

— В этой жизни каждый делает свой выбор. Одни — правильный, другие — неправильный. Собственно, выбор и есть жизнь, и если ты хочешь что-то изменить — вперед. Главное — не останавливайся на полпути и не начинай плакаться, — резко ответил Валекс. — Я не знаю, что тебе пришлось пережить до того, как ты попала в темницу. Но думаю, что сегодняшние потрясения в подметки не годятся тем, что ты уже перенесла. Возможно, пора научиться видеть вещи в перспективе.

И он широкими шагами двинулся по направлению к замку. Я прислонилась к холодной стене и прижалась лбом к твердому непоколебимому камню. Здесь я не страшилась предательств, отравлений и проверок на преданность. Однако через некоторое время зимний холод загнал меня в замок.


— Нажми на отвертку, но не слишком сильно. Ты должна держать ее мягко, но крепко, — сказал Янко.

Еще не зажившими руками я неуклюже запихала отвертку в замочную скважину и чуть нажала на нее.

— А потом возьми отмычку и вожми язычок до предела, — продолжил он.

— До предела? — переспросила я.

— Ну, пока она не достигнет одного уровня с замком. После этого вставляешь ключ, металлические выступы нажимают на язычок, так что ты можешь повернуть цилиндр и открыть замок. Язычки будут удерживать цилиндр, так что тебе только останется высвобождать их один за другим.

Я пропихнула отмычку в отверстие и принялась приподнимать язычки, ощущая легкую вибрацию в пальцах всякий раз, когда очередной язычок поднимался вверх с легким щелчком. Когда все они оказались на одном уровне с цилиндром, замок открылся и дверь распахнулась.

— Отлично, Элена! Ты прекрасная ученица! — Янко умолк и встревожено нахмурился. — Надеюсь, ты не собираешься совершать каких-нибудь глупостей?

— А что такое глупость с твоей точки зрения? — осведомилась я и тут же добавила, заметив, как расширились глаза у Янко: — Не волнуйся. Если у кого и будут неприятности, так только у меня.

Он расслабился, и я взялась за следующий замок. Мы находились на первом этаже, где никто не мог застать нас врасплох. Прошло уже четыре дня с тех пор, как мне стало все известно о Ранде. Однако я по-прежнему должна была исполнять распоряжения Валекса, словно ничего не случилось. Он хотел выявить всех членов организации Стар, прежде чем вывести их на чистую воду. «Он настоящий хищник, — с горечью думала я, — который, прежде чем убить свою жертву, долго ее выслеживает».

Я понимала, что мне вряд ли удастся изобразить по отношению к Ранду дружеские чувства, поэтому я старалась с ним не встречаться, что не представляло особого труда. Замок был наводнен генералами и сопровождающими их лицами, так что все, включая Ранда, были заняты с утра до вечера.

К тому же я предпочитала не появляться на людях из-за Брэзелла. Его стражники в черно-зеленых мундирах сновали повсюду, и от них было трудно скрыться. Впрочем, меня вполне устраивало пребывание в покоях Валекса. Он украл у командора коробку «Криолло», плитку которого я должна была съедать всякий раз после дегустации его трапезы.

Мы с Ари и Янко решили отложить наши занятия на время присутствия в замке генералов, зато, мне удалось уговорить Янко научить меня обращению с замками пообещав ему золотую монету, полученную от Стар. Валекс позволил мне оставить ее у себя, объяснив, что работа под прикрытием не входит в обязанности дегустатора. Однако ее, присутствие в моем кармане постоянно напоминало мне о предательстве Ранда, поэтому я решила найти ей лучшее применение.

— У этого замка десять язычков. Если тебе удастся открыть его, тогда ты сможешь справиться со всеми замками в замке. Кроме засовов в темнице. Там очень сложная система, и вряд ли нам представится возможность поэкспериментировать с ними. — Янко снова нахмурился. — Надеюсь, ты не собираешься их вскрывать?

— Надеюсь, это не понадобится.

— Вот и хорошо.

После нескольких безуспешных попыток мне удалось открыть замок.

— А теперь только практика. Чем быстрее ты сможешь вскрыть замок, тем лучше, — пояснил Янко. — Я мог бы предоставить тебе свои отмычки, но они в любой момент могут мне самому понадобиться. — Он подмигнул, и его глаза коварно блеснули. — Поэтому… — он достал из кармана еще один набор отмычек, — я потратил твой золотой на то, чтобы купить вот это. — И он вручил мне черный мешочек с отмычками.

— Это были твои деньги.

— У меня еще много осталось. Даже после того, как я купил тебе вот еще что. — И он, сияя, извлек деревянную палку черного цвета длиной с мою кисть. Сбоку она была украшена серебряной гравировкой, а посередине виднелась серебряная кнопка.

— Что это? — спросила я.

— Нажми на кнопку, — весело ответил он.

Я нажала на нее большим пальцем и вздрогнула от неожиданности, когда наружу выстрелило длинное сверкающее лезвие. Это была выкидушка.

Я в полном изумлении уставилась на полученные подарки.

— Спасибо, Янко. Но зачем ты…

— Наверное, из-за чувства вины.

— Вины? — Такого ответа я не ожидала.

— Я ведь назвал тебя преступницей. Когда-то я сам был правонарушителем, однако теперь все в прошлом, и никто не ставит мне это в укор. К тому же мне кажется, что тебе могут понадобиться эти вещи. Солдаты генерала Брэзелла то и дело похваляются друг перед другом и спорят на то, кто первым схватит убийцу Рейяда. Редкие фантазеры. Но мне уже приходилось пару раз удерживать Ари от того, чтобы он не ввязался с ними в драку. Один против десятерых не слишком привлекательный расклад, даже для меня и Ари.

— Я постараюсь держаться подальше от них, — ответила я.

— Хорошо. Ну, мне пора. У меня вечернее дежурство. Но сначала я провожу тебя.

— В этом нет необходимости.

— Если я этого не сделаю, Ари убьет меня.

И мы вместе двинулись к покоям Валекса. Когда мы дошли до последнего поворота и все еще находились вне видимости охранников, Янко резко остановился.

— Да, чуть не забыл, — промолвил он, залезая в карман и вытаскивая ножны для ножа. — Это надо прикрепить к правому бедру, и не забудь проделать в кармане большую дыру, чтобы не запутаться в ткани, когда тебе понадобится оружие.

Он уже собирался уходить, когда я его остановила.

— Янко, а что означают эти символы? — указывая на серебряную гравировку, спросила я.

Янко улыбнулся.

— Это древние военные символы, которыми пользовался король, когда рассылал приказы и распоряжения во время войны. И даже если неприятель перехватывал их, он все равно не мог их расшифровать. Кое-кто из солдат пользуется ими по сей день. Они очень удобны при военных учениях.

— И что здесь написано?

Его улыбка стала еще шире.

— Не спеши, Элена. Думаю, со временем ты сама все узнаешь. — И Янко расхохотался от удовольствия.

— Пойди сюда — я тебя стукну, — воскликнула я.

— И рад бы, дорогая, но у меня нет времени, — и он отскочил в сторону.



Глава 21 | Испытание ядом | Глава 23