home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21


— Ну почему? — произнес Никс, устанавливая свечу среди паутины, задрапировавшей стол. — Почему я всегда оказываюсь самым умным? — Он сделал шаг ко мне.

Я снова хотела ударить его ногой, но он с легкостью отразил удар.

— Но почему мне так и не удалось разубедить тебя? — Метнулась знакомая тень в свете свечи, и я почувствовала острие ножа у своего горла. — Может, мне надо было действовать более открыто?

Я ощутила запах пота и вареной капусты.

— В чем дело? — не двигаясь с места, спросила я как можно более невозмутимым голосом.

— Дело в том, что почему-то никто не понимает, что ты представляешь собой угрозу. Но я умнее Ари, Янко и Марин. Я умнее даже Валекса. Правда? — А когда я не ответила, он еще сильнее вдавил мне лезвие в горло. — Правда?

Я ощутила резкую боль и ответила:

— Да. — За его спиной в столбе пыли вновь материализовался ухмыляющийся призрак Рейяда.

— Мое начальство хочет, чтобы ты прекратила свои тренировки. Жаль, но пока мне не позволили тебя убить. — Никс провел рукой по моему лицу. — Пока я должен только предупредить тебя.

— Это Парфет тебя послал? А ему-то какое дело? — Отвлекая его разговором, я судорожно вспоминала занятия с Ари по способам защиты от соперника, вооруженного ножом. «Проклятие, — думала я, — почему же я обращала на них так мало внимания?»

— Парфету? Никакого. Его интересует только продвижение по службе. Зато генерал Брэзелл проявил, серьезный интерес к твоему новому увлечению. — Никс пропихнул свободную руку мне между ног и прильнул к моему телу.

Я окаменела. Страх заставил меня забыть обо всех способах защиты. В голове у меня вновь начал нарастать вибрирующий звук, но я заглушила его, и он превратился в простую музыкальную гамму. А с ее звуками на меня пролилось ощущение покоя и в моей памяти всплыли необходимые движения самообороны.

Я застонала и принялась покачивать бедрами, раздвигая ноги.

Никс улыбнулся от удовольствия.

— Я так и думал, что ты шлюха. И ты должна быть наказана. — Он налег на меня бедрами и принялся возиться с моим ремнем.

Я пропихнула колено ему между ног и со всей силы ударила в промежность. Никс взвыл и согнулся пополам. И я схватила лезвие обеими руками, чтобы отодвинуть его подальше от своего горла. «Лучше порезать руки, чем оказаться с перерезанным горлом», — раздался в моей голове размеренный голос Ари, когда я вздрогнула от резкой боли. Я оттолкнула от себя нож и Никс попятился назад.

— Сука! — рявкнул он, снова выбрасывай вперед руку с ножом.

Лезвие метнулось ко мне, я сделала шаг в сторону, развернулась и прижалась плечом к его груди, ударив ребрами ладоней его по руке — плечу и предплечью. Сила моего удара, наложившись на силу его выпада, привела к тому, что он разжал кисть, и нож со звоном упал на пол. Я схватила его за руку и заломила ее назад, так что его ладонь оказалась обращенной вверх. Потом развернулась, подставив под его локоть свое правое плечо, и изо всей силы дернула захваченную руку вниз. Раздался громкий хруст, а затем нечеловеческий вопль Никса. Я развернулась, к нему лицом и еще дважды врезала ему по носу. Кровь хлынула фонтаном, Никс зашатался, и я напоследок ударила, его ногой по колену, раздробив ему чашечку, после чего он рухнул на пол. А я начала плясать вокруг его распростертого тела, колотя его ногами по ребрам. В голове у меня стоял звон, кровь кипела, а его жалкие попытки заслониться от моих ударов лишь еще больше разжигали мою ярость. Я могла бы убить его.

— Давай, давай, Элена, — подбадривал меня призрак Рейяда. — Убей его, и тогда тебе уже будет не избежать виселицы.

Каким-то образом его слова, проникли в мое сознание, и я, тяжело дыша, остановилась. Никс не шевелился. Я опустилась рядом с ним па колени и приложила руку к пульсу. Пальцы мои ощутили, мощные толчки. Однако облегчение мое длилось недолго, так как Никс схватил меня за локоть.

Я вскрикнула и ударила его по лицу. Хватка его ослабла и мне удалось выдернуть руку. Я подняла с пола нож и решила воспользоваться советом Янко, который не уставал повторять, что главным законом самообороны является своевременное отступление. А потому я пустилась наутек. И на этот раз меня не преследовал страх. Я ощущала за спиной трепетание воображаемых алых крыльев.

Стараясь преодолеть нервную дрожь, я неслась в сторону купален. В это время дня там было пусто, и я спрятала нож Никса под одним из столов, на котором были сложены полотенца, после чего отправилась рассматривать свои раны в зеркале. Порез на шее уже перестал кровоточить. Однако глубокие порезы на ладонях явно требовали медицинской обработки. Глаза у меня мерцали нездоровым блеском, словно я превратилась в дикую кошку. Я оскалила зубы и подумала: «Ну и кто тут теперь крыса?» Мне было необходимо обдумать свой следующий шаг. Меня ждал командор, но я не могла залить его обед кровью. Мало-помалу бурлившая во мне энергия начинала спадать. Голова кружилась, и я поспешно двинулась к лечебнице, надеясь, что мне удастся до нее добраться прежде, чем я лишусь сознания.

Врачиха окинула меня быстрым взглядом и указала на перевязочный стол. Я взгромоздилась на край и протянула ей свои руки.

— Как это тебе… — начала, было, она.

— Стекло разбилось, — ответила я.

Она кивнула и с задумчивым видом сжала губы.

— Сейчас принесу все необходимое.

Когда она вернулась с металлическим подносом, на котором лежали разные инструменты, я уже опустилась на кровать. Баночка с клеем Ранда казалась детской игрушкой среди атрибутов взрослой жизни. Руки мои уже начали пульсировать, и я страшилась медицинского вмешательства. Я повернула голову в тот самый момент, когда в палату вбежал Валекс. «Только этого мне не хватало», — со вздохом подумала я. День грозил превратиться в один сплошной кошмар.

— Что случилось? — спросил он.

Я кинула взгляд на врача.

Она взяла мою правую руку и начала обрабатывать рану.

— Осколки стекла оставляют рваные края. А здесь прямой разрез, оставленный, скорее всего, ножом. Мне придется сообщить об этом.

После этого Валекс уже не мог уйти, не добившись от меня ответа. Я взглянула на него со смиренным видом, пытаясь отвлечься от боли в руках.

— На меня напали.

— Кто? — резко осведомился он.

Я перевела взгляд на врача, и Валекс понял, что я имею в виду.

— Ты не оставишь нас на минутку? — попросил он.

Врач поджала губы, словно обдумывая его просьбу. В лечебнице она обладала большей властью, чем Валекс.

— Пять минут, — отрезала она, направляясь к своему столу, стоявшем в дальнем конце лечебницы.

— Кто? — повторил Валекс.

— Никс, стражник из отряда Парфета. Сказал, что работает на Брэзелла, и приказал мне прекратить тренировки.

— Я его убью.

Валекс говорил таким напряженным голосом, что меня это напугало.

— Нет, ты не сделаешь этого, — стараясь придать своему голосу твердость, ответила я. — Ты должен воспользоваться им. Это же ниточка к Брэзеллу.

Он испытующе уставился на меня своими голубыми глазами.

— Где он на тебя напал?

— На складе, расположенном рядом с нашим тренировочным залом.

— Наверное, он уже давно ушел. Я пошлю кого-нибудь в казармы.

— Там его нет.

— Почему? — И Валекс наградил меня взглядом, напомнившим мне командора. Брови у него поднялись вверх в ожидании моего ответа.

— Даже если его и нет на складе, далеко уйти он не мог.

— Понятно. — Валекс помолчал. — Значит, ты уже достигла определенных успехов?

— Гораздо более впечатляющих, чем можно было ожидать.

Валекс вышел из палаты. И ко мне вновь приблизилась доносчица-врачиха. «В следующий раз, — с горечью подумала я, — я займусь самолечением». В моей сумке все еще хранилась баночка с клеем Ранда. Неужели я сама не смогу заклеивать порезы?

Пока она чистила и зашивала мне раны, я молчала, сжав зубы. Она туго забинтовала мне руки и велела не мочить их, а также не поднимать вверх и не писать в течение недели, что означало, что я не смогу тренироваться.

В палату, неся Никса, вошли люди, присланные Валексом. Его они опустили на соседний стол. Врачиха бросила на меня вопросительный взгляд и склонилась над стенающим телом Никса, что предоставило мне прекрасную возможность уйти.

Я поспешила к кабинету командора, но Валекс меня опередил. Он вышел из кабинета в тронный зал и закрыл за собой дверь.

— Я уже позаботился об обеде, — промолвил он, ведя меня за собой по лабиринту между столами. Вечер еще не наступил, поэтому в зале было мало советников. — Найди Мардж и отложи сегодняшнюю встречу, а потом ступай в наши покои и отдохни, — сказал он.

— Отложить встречу? Зачем? Это может вызвать подозрения. Я надену перчатки и скрою бинты. Вечером холодно, и никто ничего не заметит. Со мной все в порядке, — добавила я, не дождавшись его ответа.

Валекс улыбнулся.

— Пойди посмотри на себя в зеркало. Ну ладно, — помедлив, неуверенно согласился он. — Сделаем как договорились.

Мы остановились у кабинета Валекса.

— Мне надо закончить кое-какую работу. Иди, отдохни и ни о чем не беспокойся. Я буду рядом. — И он вставил ключ в замочную скважину.

— Валекс.

— Да?

— А что теперь будет с Никсом?

— Зашьем его, пригрозим темницей, если он откажется от сотрудничества с нами, а когда он будет больше не нужен, я отправлю его в Первый военный округ. По-моему, справедливо. Или я должен убить его?

Первый военный округ был самым холодным и самым мрачным районом в Иксии. Мысль о том, что Никс может стать жертвой снежного барса, заставила меня злорадно ухмыльнуться.

— Нет. По-моему, это хороший план. Если бы я желала ему смерти, я бы убила его сама.

Валекс распрямил спину и внимательно посмотрел на меня. Смесь удивления, настороженности и веселья отразилась на его лице, вскоре сменившаяся привычной бесстрастностью.

Я улыбнулась и пошла прочь по коридору. С отдыхом можно было подождать, так как до вечерней встречи мне еще предстояло кое-что сделать. Для начала нужно раздобыть перчатки и плащ.

Сезон похолодания постепенно сменялся зимним временем года, ночи стали морозными, так что по утрам трава блестела бриллиантами нетающей изморози.

К счастью, Дилана была у себя, и мне удалось поболтать с ней немного, прежде чем обратиться со своей просьбой.

— Силы небесные! — воскликнула она с видом озабоченной матери. — У тебя же нет теплой одежды! — И она с такой энергией бросилась к вешалкам с униформами, что ее мягкие, медового цвета кудряшки начали подпрыгивать, как живые. — Ну почему ты не пришла ко мне раньше?

Я рассмеялась.

— До сегодняшнего дня мне ничего не было нужно. Дилана, ты всех так опекаешь?

Она остановилась и посмотрела на меня.

— Нет, дорогая. Только тех, кто в этом нуждается.

— Спасибо, — со смесью признательности и иронии ответила я.

Когда она закончила подбирать мне зимнюю одежду, я оказалась экипированной с ног до головы. Здесь было нижнее белье из фланели, шерстяные носки и теплые ботинки, в которых можно было выжить даже на леднике. Я сложила все это в угол и попросила Дилану, чтобы кто-нибудь отнес все это в покои Валекса.

— Ты все еще там? — с улыбкой осведомилась она.

— Пока — да. Но думаю, когда все утрясется, я вернусь в свою прежнюю комнату. — «Хотелось бы мне знать, когда это произойдет», — подумала я про себя.

Я вытащила из кучи вещей тяжелый черный плащ, запихала в его карманы черные же шерстяные перчатки и перекинула его через руку. Слева и спереди на плаще были вышиты два красных ромба размером с ладонь, а огромный капюшон был предназначен для защиты от дождя и снега.

— Думаю, ты не скоро переедешь, — заметила Дилана.

— Почему?

— Похоже, Валекс испытывает к тебе нежные чувства. Я еще никогда не видела, чтобы он проявлял такой интерес к дегустатору. Обычно он обучает их и бросает на произвол судьбы. Если возникал какой-нибудь повод для беспокойства, он подсылал к дегустатору своих шпионов, но никогда не занимался им лично, уж не говоря о том, чтобы подселять в свои покои. — Лицо ее сияло, словно она только что узнала последнюю сплетню.

— Ты заблуждаешься.

— А главное, раньше он никогда не проявлял интереса к женщинам. И я уже начала подозревать, что он предпочитает иметь дело с кем-нибудь из своих шпионов, но теперь… — Она выдержала театральную паузу. — Теперь у нас есть прекрасная и умная Элена, которая заставила сердце Валекса биться сильнее.

— Нужно чаще выходить из своей швейной мастерской. Тебе необходим глоток свежего воздуха, который вернет тебя к реальности, — заметила я, будучи не в силах удержаться от глупой улыбки, расплывшейся на моем лице, хотя и понимала, что не следует полагаться на слова Диланы.

Я вышла в коридор, но и там до меня долетел ее приятный мелодичный смех.

— Ты же знаешь, что я права.

«Я интересую Валекса лишь по одной причине, — думала я, идя по сумрачным коридорам, — просто я представляю для него загадку, которую он, пытается разрешить». Как только он все выяснит о Брэзелле и колдунье с юга, он тут же отправит меня обратно в крыло прислуги. А надеяться на что-либо другое было бы, по меньшей мере, неразумно. Не хватало мне только безрассудной влюбленности. Одно дело, когда ее испытывала я. Но обоюдное чувство могло лишь погубить нас обоих.

Поэтому я сделала все возможное, чтобы убедить себя в том, что Дилана, несмотря на всю свою практичность, стада жертвой собственных фантазий. Я убеждала себя в этом по дороге на кухню, твердя, что Валекс безжалостный убийца, погубивший не один десяток людей, а его нож по-прежнему источает кровь короля. Валекс был смертельно опасен и злопамятен. Но как я ни старалась, мне так и не удавалось согнать с лица глупую улыбку.

Добравшись до кухни, я села на высокий табурет и закуталась в плащ. Ранд закончил насаживать, свиные туши навертела и пододвинул ко мне свой табурет. Я почувствовала, как у меня потекли слюнки при запахе жарящейся свинины.

— Что за праздник? — спросила я.

Жареную свинину подавали лишь по особым случаям, а ее приготовление требовало целого дня.

— Генералы съезжаются через несколько дней. И командор потребовал приготовить все самые лучшие блюда, а на следующей неделе устроить настоящий пир. Пир! У нас такого не было со времен… — он покачал головой и поджал губы. — У нас не было пиров с тех пор, как к власти пришел командор. — Ранд вздохнул. — Так что у меня нет времени на эксперименты.

— А чтобы глянуть на это, у тебя найдется время? — Я вытащила из кармана пригоршню таинственных бобов и протянула их Ранду. Я уже давно дожидалась удобного момента. — Я нашла их на старом складе и подумала, может, это и есть твои кофейные зёрна.

Ранд наклонил голову и понюхал их.

— Увы, нет. Я не знаю, что это такое. Кофейные зерна гладкие и имеют более округлую форму. А эти овальные. Видишь? К тому же они пупырчатые? — Ранд разложил их на столе, взял один боб в руки и откусил от него. Лицо у него скривились от горечи. — Никогда в жизни не пробовал ничего похожего. Где ты их взяла?

— Где-то на первом этаже.

«Попытка — не пытка», — подумала я, стараясь скрыть разочарование. Я так надеялась разгадать хоть эту загадку, но, похоже, вновь оказалась в тупике.

Ранд, вероятно, уловил, что я огорчилась.

— Что-то важное? — спросил он.

Я кивнула.

— Знаешь что, — предложил он. — Оставь их здесь, а я после пиршества постараюсь выяснить, что это такое.

— Выяснить?

— Ну да — я их перемелю, поджарю и сварю. При нагревании они могут изменить свою форму и вкус, и, возможно, тогда я пойму, что это такое. Ладно?

— Мне бы не хотелось доставлять тебе лишние хлопоты.

— Ерунда. Я люблю загадки. К тому же после пиршества я вернусь к своим привычным обязанностям, и мне надо будет чем-нибудь занять себя. — Он высыпал бобы в банку и поставил ее на полку среди других таких же банок, содержащих таинственные приправы.

Мы обсудили с ним праздничные блюда, и Ранд снова отправился переворачивать свиные туши. «Это надо делать каждые четверть часа», — заметил он, напомнив мне о приближающейся встрече с Мардж. Поэтому я попрощалась с Рандом, ощутив при этом легкую нервическую дрожь в животе.

Я зашла, было в купальни, чтобы забрать нож Никса, но там было слишком много народа. «Впрочем, возможно, без оружия будет лучше», — подумала я, пытаясь справиться с волнением. Вдруг они решат меня обыскать? А если найдут нож, я окажусь в очень неприятной ситуации.


Когда я встретила Мардж за южными воротами замка, на ее лице было написано обычное выражение брезгливости. Вместо приветствия мы обменялись оскорблениями и потом молча двинулись по направлению к Замкограду. Я надеялась, что Валекс следует за нами, однако не могла позволить себе оглянуться, чтобы не насторожить Мардж.

Темное небо было усеяно звездами, а яркая полная луна отбрасывала зловещие тени. Дорога к городу была изрыта колеями от колес и отшлифована ногами многочисленных прохожих. Я глубоко вдыхала свежий ночной воздух, чувствуя, как запах земли и сухих листьев благословенно проникает в мои легкие.

Городские окраины были застроены ровными рядами деревянных четырехэтажных домов. Я была поражена царящей здесь симметричностью. Я настолько привыкла к странному, асимметричному стилю замка с его окнами самых разнообразных форм, что именно лаконичность городских строений казалась мне непривычной и причудливой. Даже расположение лавок и мастерских подчинялось какой-то иной логике.

Редкие горожане, встречавшиеся на улицах, двигались с сосредоточенным и целеустремленным видом. Никто не слонялся, все молча торопились куда-то. За исключением городской стражи.

Солдаты, когда-то сыгравшие главную роль в перевороте, были назначены полицейскими во всех городах Иксии. Они следили за соблюдением комендантского часа и Кодекса одежды, а также проверяли документы, осуществляли задержания и занимались организацией перемещения жителей. Любой приезжий вначале должен был оформить у них документы и лишь после этого мог искать себе пристанище.

Наша встреча была назначена на такое время, чтобы мы успели вернуться в замок, не вызывая при этом подозрений. Солдаты, стоявшие на улицах, провожали нас взглядами, от которых я всякий раз напрягалась, опасаясь, что нас остановят.

Дойдя до улицы, свободной от стражников, Мардж остановилась у дома, который ничем не отличался от других, и дважды постучала в дверь. Через некоторое время дверь приоткрылась, и рыжеволосая женщина в униформе трактирщицы высунула голову наружу. Она взглянула на Мардж и кивнула, давая понять, что узнала ее. У неё был острый нос с горбинкой, который, как флюгер, развернул ее голову ко мне. Взгляд ее был настолько пристальным, что мне стало не по себе, и по спине побежала струйка пота. Наконец, ее нос сдвинулся в сторону, и она стала осматривать улицу. «Боится засады», — подумала я. Удостоверившись в том, что рядом никого нет, она открыла дверь шире, пропустила нас внутрь, и мы молча начали подниматься по лестнице.

Последний этаж был залит светом, так что я даже зажмурилась от неожиданности. Все помещение было заставлено свечами, источавшими яблочный аромат. Я с опаской взглянула на окно. Не было сомнений в том, что такое количество света было видно с улицы, однако черные шторы, спускавшиеся до самого пола, были плотно задернуты.

Книжные полки, письменный стол и несколько удобных кресел заставили меня предположить, что это кабинет. Встретившая нас женщина села за стол, украшенный металлическими статуэтками, которые напоминали светильники. На полках были расставлены и другие странные предметы, а некоторые из них были даже подвешены к потолку. Когда мы вошли, они начали колебаться от поднятых нами потоков воздуха.

Востроносая женщина не предложила нам сесть, поэтому мы с Мардж остались стоять перед столом. Копна ее ярко-рыжих волос была завязана в узел, свободными оставались лишь мелкие завитки.

— Дегустатор, — с довольным видом промолвила она. — Я знала, что со временем ты обязательно у меня окажешься.

— Ты кто? — осведомилась я, стараясь показать ей, что не потерплю никаких игр.

— Можешь называть меня капитан Стар.

Я окинула взглядом ее униформу.

— Я не вхожу в состав войска Амброза. У меня есть свое собственное войско. Мардж объяснила тебе мои условия?

— Да.

— Хорошо. Это будет обычный обмен. Мне не нужны слухи и домыслы. И не пытайся что-либо узнавать обо мне. Моего имени достаточно. Ты согласна?

— Согласна. — Поскольку мне надо было завоевать ее доверие, я решила до поры до времени не перечить ей.

— Вот и хорошо. Ну так что тебя? — Ее нос снова развернулся по направлению ко мне.

— Командор назначил нового приемника, — ответила я.

Стар выпрямилась, заглатывая наживку. А я посмотрела на Мардж, которая явно была ошарашена тем, что я владею такими важными сведениями.

— Откуда ты знаешь? — спросила Стар.

— Я подслушала разговор командора с Валексом.

— Ах да, Валекс, — Стар подняла на меня глаза. — А почему ты живешь в его покоях?

— Это тебя не касается, — твердо ответила я.

— А почему я должна тебе верить?

— Потому что Валекс убьет меня, если узнает, что я была здесь. И ты это знаешь не хуже чем я. Сколько стоят эти сведения?

Стар открыла черный бархатный кошелек, достала из него золотую монету и бросила ее мне с таким видом, с каким хозяин бросает кость собаке. Я поймала ее в воздухе, чуть было не сморщившись от боли. В ладонях снова началась пульсация.

— Твои пятнадцать процентов. — И она швырнула Мардж одну серебряную и одну медную монету. Та, зная ее привычки, поймала их с легкостью. — Что-нибудь еще? — спросила меня Стар.

— Пока нет.

— Когда появятся для меня какие-нибудь сведения, скажи об этом Мардж, и она организует нашу встречу.

Я вышла вслед за Мардж из дома, и мы двинулись по пустой, улице. Мы свернули в темный переулок, и тут из темноты появился Валекс. Я не успела раскрыть рот, как он схватил меня за плечи и втащил в дверной проем.

Я была ошеломлена его внезапным появлением; я думала, он выждет, а потом арестует Мардж. Однако она вошла в дом вслед за нами и остановилась с насмешливой ухмылкой. Я еще никогда не видела, чтобы она лучилась таким удовольствием. Это совсем не походило на то, что я ожидала. Я повернулась к Валексу, надеясь на то, что он мне что-нибудь объяснит.

— Я была права, Валекс. Она продала командора за золотую монету. Посмотри у нее в кармане, — промолвила Мардж.

— На самом деле Элена заранее предупредила меня об этой встрече и полагала, что ее долг разоблачить тебя, — ответил Валекс.

Кровожадная улыбка сползла с лица Мардж.

— Почему ты не сказал мне об этом? — прошипела она.

— У меня не было времени.

— Значит, Мардж не доносчица? — недоуменно спросила я.

— Нет. Она работает на меня. Мы подкармливаем Стар разными сведениями в надежде, что нам удастся выйти на других ее агентов. Она требовала, чтобы Мардж тебя завербовала, и я подумал, что это хороший способ проверить твою преданность.

Только теперь я осознала всю хитроумность, замысла Валекса. Он считал, что я смогу предать его и командора. Как он мог? Неужто он настолько меня не понимал? Ярость, разочарование и в то же время облегчение переполняли меня настолько, что я не могла вымолвить ни слова.

— А я так надеялась отправить эту крысу обратно в темницу, где ей самое место, — жалобным голосом промолвила, Мардж. — А теперь она так и будет шнырять по замку. — И она раздраженно ткнула меня своим мясистым пальцем.

Я дернулась и в мгновение ока заломила ей руку за спину, подняв на такую высоту, что мерзавка вынуждена была склониться до полу.

— Я не крыса, — сквозь сжатые зубы прошипела я. — Я уже доказала свою верность. И больше не смей ко мне приставать и оставлять мне записки, написанные пальцем на пыли. Не смей копаться в моих вещах, иначе в следующий раз я сломаю тебе руку, — и я отшвырнула ее в сторону.

Она споткнулась и тяжело повалилась на пол. Но через мгновение поднялась на ноги и уже собралась произнести отповедь, но Валекс остановил ее одним взглядом.

— Неплохо, Элена. Мардж, ты свободна, — промолвил он.

Мардж закрыла рот, развернулась на каблуках и выскочила из комнаты.

— Она зловредная, — промолвила я.

— Да. Но именно поэтому она мне и нравится. — Он отвернулся к двери, а затем продолжил: — Элена, мне придется показать тебе кое-что, что вряд ли придется тебе по душе, однако я считаю, что ты должна это знать.

— Еще одна проверка на вшивость? — с сарказмом осведомилась я.

— Я предупреждал тебя о том, что время от времени устраиваю дегустаторам проверки. Молчи и не отходи от меня, — добавил он, прежде чем я успела ответить.

Мы снова вышли в переулок и, держась темной стороны улицы, вернулись к жилищу Стар, где Валекс заставил меня войти в темный дом, из которого был виден вход в соседнее здание.

— Скоро появится человек, который сливает информацию Стар, — прошептал Валекс, склонившись к моему уху, и его губы скользнули по моей щеке.

Мурашки побежали у меня по коже от его прикосновения, и я пропустила его слова мимо ушей.

Намек Валекса так и не дошел до меня, пока я не увидела долговязую фигуру, неровной походкой передвигающуюся вдоль улицы.



Глава 20 | Испытание ядом | Глава 22