home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18


Легкие разрывались от боли. Раскрасневшаяся и потная, я плелась в самом хвосте основной группы, чувствуя, как каждый вдох обжигает горло. Это был четвертый круг. Надо было пробежать еще один.

Продегустировав завтрак командора, я вышла к северо-восточным казармам, и, когда мимо пронеслась большая группа солдат, я заметила среди них Ари, который помахал мне рукой, делая знак, чтобы я к ним присоединилась. Я опасалась, что солдатам не понравится мое присутствие, однако, к моей радости, среди них оказались конюшие, прислуга и другие рабочие замка.

После первых двух кругов сердцебиение у меня участилось, а дыхание стало частым и поверхностным. На третьем круге начали болеть ноги, а к четвертому их стали пронизывать судороги. Едва я дохромала до финиша, где должен был наступить конец моим мучениям, как уткнулась в густую изгородь и изрыгнула свой завтрак. А когда распрямилась, то увидела Янко, который, пробегая мимо, поощрительно поднял вверх большие пальцы рук. Вид у него был на отвращение свежий, а рубашка абсолютно сухой.

Я наклонилась, утирая губы, и рядом со мной остановился Ари.

— В два часа на тренировочном дворе. До встречи, — быстро произнес он.

— Но… — откликнулась было я, когда Ари уже исчез. А я едва стояла на ногах и даже представить себе не могла, что могу выдержать еще какие-то нагрузки.


Когда я притащилась во двор, Ари и Янко стояли там облокотившись на изгородь, и наблюдали за двумя солдатами, которые сражались на мечах. От стен замка эхом отдавался громкий звон металла. И почти все проходящие мимо останавливались привлеченные этой схваткой. И я вдруг с изумлением поняла, что одним из сражающихся был Валекс. В последний раз я видела его ночью и предполагала, что он все еще отдыхает.

Валекс был подвижен, как ртуть, и, наблюдая за ним, я чувствовала, что не могу не восхищаться. Его движения обладали скоростью и пластикой танцора, в то время как противник двигался с ловкостью новорожденного теленка. Поэтому легкие выпады и изящные парирования Валекса вскоре привели к тому, что его противник остался безоружным.

Он отсалютовал противнику лезвием меча и сделал приглашающий жест следующему сопернику.

— Что происходит? — спросила я.

— Валекс бросил вызов, — ответил Янко.

— Что это значит?

— Валекс бросил вызов всем обитателям Иксии. Если кто-нибудь победит его в рукопашной или с помощью любого оружия на свой выбор, то станет его помощником. — И Ари указал на Валекса, который уже сражался с третьим противником. — Это стало своего рода экзаменом для солдат — они должны хотя бы раз сразиться с Валексом, хотя повторное участие в поединках также возможно. Капитаны наблюдают за боями и выбирают себе наиболее перспективных бойцов. А если кому-нибудь удастся произвести впечатление на Валекса, то он может предложить такому человеку место у себя.

— А вам удалось с ним справиться? — спросила я.

— Почти, — откликнулся Ари.

— Отлично! — фыркнул Янко. — Ари чуть было его не победил. И Валекс был очень доволен. Но Ари предпочитает быть разведчиком, а не шпионом.

— Мне надо все или ничего, — с затаенной гордостью сказал Ари.

Мы продолжили наблюдать за схватками. Ари и Янко время от времени высказывали свои замечания, а я не могла отвести взгляд от Валекса. Солнце сверкало на его клинке, когда он уложил еще двоих. Он наносил удары мечом плашмя, чтобы не проливать кровь и лишь показать, что оборона противников сломлена. Следующий соперник Валекса предпочел нож.

— Неудачный выбор, — заметил Ари.

Валекс отложил меч и вынул нож из своих ножен. Эта схватка закончилась в два приема.

— Никто так не владеет ножом, как Валекс, — заметил Янко.

Последним противником Валекса стала высокая и гибкая женщина. Она выбрала в качестве оружия длинный деревянный шест. Эта схватка длилась дольше, чем шесть предшествующих. В конце концов, ее шест сломался с громким треском, и это стало завершением боя. Когда зрители начали расходиться, Валекс подошел к женщине, чтобы побеседовать с ней.

— Это Марин, — пояснил Ари. — Если Валекс не возьмет ее к себе, то она сможет обучить тебя владению палкой. Учитывая твой небольшой рост, это сможет помочь тебе в схватке с более высоким противником.

— Но палку невозможно спрятать, — ответила я.

— В замке — нет. Но если ты идешь по лесу, то посох в твоих руках будет выглядеть вполне естественно.

Я посмотрела на Марин. Согласится ли она помочь мне? Вряд ли. Да и с какой стати?

— Марин умеет поощрять своих учеников, — словно догадавшись, о чем я думаю, произнес Ари, — и всегда внимательно следит за ними, нравится им это или нет. Поскольку многие женщины обучаются с трудом, она обращает на них особое внимание. И только благодаря ей в гвардии стало сейчас больше женщин. Мы пытались уговорить Марин, чтобы она тренировала и нас, потому что палка — хорошее оружие для разведчика, но ей неинтересно заниматься с мужчинами.

— Но я же не рекрут. Я — дегустатор. И вряд ли она станет тратить на меня свое время. Я ведь в любой момент могу погибнуть.

— Похоже, мы сегодня не в духе, — с жизнерадостным видом промолвил Янко. — Переутомилась утром?

— Заткнись, — огрызнулась я, но он расплылся в еще более широкой улыбке.

— Ладно. Довольно. Давайте начнем — сказал Ари.

Остаток дня я провела, обучаясь тому, как нанести удар, не сломав себе при этом руку или ногу. Я колотила кулаками по тренировочной груше, пока костяшки пальцев у меня не покраснели. А вот удары ногой давались мне с трудом, так как после утренней пробежки тазобедренные мышцы почти не работали.

Когда Ари, наконец, отпустил меня, я дотащилась к замку едва живая.

— Увидимся завтра утром, — с ехидным смешком крикнул Янко.

Я уже обернулась, чтобы послать его куда следует, и тут лицом к лицу столкнулась с Валексом. Черт побери! Все это время он наблюдал за нами.

— Ты слишком медленно двигаешься, — заметил он. Он взял мою руку и принялся рассматривать ссадины, которые уже начали багроветь. — Но техника у тебя вполне приличная. Если во время тренировок ты будешь брать в руки груз, то потом в отсутствие его сможешь двигаться гораздо быстрее.

— Я могу продолжить занятия? — потрясенно осведомилась я.

Он по-прежнему держал меня за руку, а у меня не хватало сил, чтобы отнять ее. Тепло его прикосновения пронизывало все мое тело, облегчая боль.

Я смотрела на его сильное волевое лицо и почему-то плохо соображала. Его ярко-голубые глаза и прежде привлекали мое внимание и внушали страх. Я уже научилась понимать выражения, его лица, ибо это было необходимо, чтобы выжить, но я никогда еще не смотрела на него так, как сегодня. Он был образцом противоречий — то вырезал из камня изысканные статуэтки, то, не прилагая особых усилий, наносил поражение семерым соперникам подряд. И мои отношения с Валексом начали напоминать мне упражнения на туго натянутом канате. То они внушали мне уверенность и силу, то я чувствовала себя словно подвешенная на нитке за краем пропасти.

— По-моему, это замечательная идея, — ответил он. — Как тебе удалось уговорить эту непобедимую парочку взяться за твое обучение?

— Непобедимую парочку?

— А ты сложи силу Ари со скоростью Янко и поймешь, что победить их практически невозможно. Хотя мне еще не удалось проверить это предположение, так как я никогда не сражался с ними обоими. Ведь никто не говорил, что у меня не может быть двух помощников. Ты же не выдашь меня?

— Нет.

Валекс легонько пожал мне руку и выпустил ее из своей ладони.

— Вот и хорошо. Думаю, они — лучшие учителя в замке. Так как же тебе удалось с ними познакомиться?

— Именно они обнаружили меня в лесу. Командор повысил их в звании, а я воспользовалась их благодарностью. — По моей руке бежали мурашки там, где к ней прикоснулся Валекс.

— Незаметно и исподтишка — мне нравится, — рассмеялся Валекс.

Он явно был в хорошем настроении. Возможно, сказывалось возбуждение после одержанных побед. Однако, не дойдя до замка, он остановился.

— И все же есть одна проблема.

— Какая? — сердце у меня забилось сильнее.

— Тренироваться придется более скрытно. Слухи быстро распространяются. Если об этом узнает Брэзелл, он поднимет шум и командор будет вынужден наложить запрет. К тому же это может вызвать у него подозрения.

Мы вступили под своды замка. После солнцепека их прохлада была очень приятной.

— Почему бы вам не воспользоваться пустыми помещениями складов на первом этаже замка? А бегать по утрам будешь вместе со всеми, — сказал Валекс.

«Здорово», — с сарказмом подумала я — уж от чего бы я с радостью отказалась, так от этих пробежек по утрам. И все же Валекс был прав — занятия с Янко и Ари посреди двора уже успели привлечь внимание. В частности Никса, от мерзких взглядов которого у меня до сих пор пылала кожа.

В замке Валекс замолчал. Мне надо было к командору, чтобы продегустировать его обед. И Валекс пошел вместе со мной.

— Кстати, о Брэзелле. Я хотел тебя спросить об этом «Криолло», который так нравится командору. Тебе тоже нравится его вкус?

— Да. Очень, — осторожно подбирая слова, ответила я.

— А что будет ощущать человек, который сначала регулярно ел его, а затем перестал?

— Ну… — Я умолкла, не понимая, к чему он клонит. — Честно, лично я огорчилась бы. Я каждое утро мечтаю о кусочке «Криолло».

— То есть тебе его не хватает? — продолжил Валекс.

Наконец, я догадалась, на что он намекает.

— Как наркотика?

Он кивнул.

— Думаю, нет, хотя…

— Хотя что?

— Я ведь пробую его всего раз в день. А командор угощается им после каждой трапезы, включая легкую закуску перед сном. А что тебя вдруг встревожило? — спросила я.

— Просто возникло ощущение. Возможно, оно ничего не значит. — И Валекс снова умолк.


— Ну как, Валекс, какие-нибудь предложения? — осведомился командор, когда мы вошли в его кабинет.

— Нет. Хотя Марин показывает впечатляющие результаты. Однако, к сожалению, она не хочет не только служить у меня, но даже быть моим заместителем. Она хочет только одного — одержать надо мной победу, — и Валекс улыбнулся, с удовольствием предвкушая подобную перспективу.

— А она способна на это? — подняв брови, спросил командор.

— Возможно, со временем и при регулярных тренировках ей это удастся. С палкой она работает безупречно, хотя тактика у нее еще хромает.

— Тогда зачем она нам нужна?

— Надо произвести Марин в генералы и отправить в отставку кое-кого, из этих старых болтунов. Пора уже влить свежую кровь в высшие эшелоны власти.

— Валекс, ты всегда плохо разбирался в военной структуре.

— Тогда сделай ее сегодня лейтенантом, завтра капитаном, послезавтра майором, через два дня полковником, а затем уже произведи в генералы.

— Я подумаю, — ответил командор, бросая на меня раздраженный взгляд.

Я слонялась без дела, и он успел обратить на это внимание.

— Что-нибудь еще? — спросил он Валекса.

Я уже закончила дегустировать обед, поставила поднос на стол командора и двинулась к двери, но Валекс схватил меня за руку.

— Я бы хотел провести один эксперимент. Я хочу, чтобы Элена в течение недели принимала «Криолло» всякий раз, когда его ешь ты, а в течение следующей недели это буду делать я. Я хочу посмотреть, что с ней будет после того, как она перестанет его есть.

— Нет, — ответил командор и поднял руку, пресекая возражения Валекса. — Я понимаю, что тебя тревожит, но думаю, твои опасения безосновательны.

— И все же советую прислушаться.

— Мы проведем твой эксперимент, когда у Ранда будет копия рецепта генерала Брэзелла. Согласен?

— Да, господин.

— Вот и хорошо. А теперь я хочу, чтобы ты пошел со мной на встречу с генералом Китвайвеном. Скоро начнется холодное время года, и его уже тревожат снежные барсы. Элена, ты свободна, — взглянув на меня, добавил он.

— Да, господин, — ответила я.

Я зашла в купальню, чтобы вымыться, а затем направилась на кухню за ситом и тарелкой, потом отправилась в библиотеку. Оставшиеся четыре стручка почернели и уже начали гнить, поэтому я вскрыла их и протерла потемневшую мякоть и зерна сквозь сито, металлические части которого выступали над краями тарелки. Сильный запах семян насытил воздух комнаты. Я поставила тарелку на подоконник и открыла окно, чтобы проветрить библиотеку. Мой эксперимент не базировался на научных данных, я просто хотела выяснить, не станет ли мякоть бродить и не использует ли ее Брэзелл для изготовления какого-нибудь алкогольного напитка.

Мое тщательное изучение книг по ботанике пока ни к чему не привело. А руководства по ядам, хотя и было интересно читать, никаких сведений о «Пыльце бабочки» не содержали. К тому же в четырех разных книгах, посвященных ядам, я обнаружила отсутствующие страницы. Из-под переплетов торчали лишь обрывки. Вероятно, Валекс успел удалить все существенные сведения, предвидя, что какой-нибудь дегустатор может заинтересоваться «Пыльцой бабочки».

Поэтому я со вздохом отодвинула книги на край стола. Мне было известно, что Валекс отправился вместе с командором на встречу с генералом, а потому я спокойно вынула из сумки руководство по магии. Буквы на обложке мерцали серебристым светом, и сердце у меня сжалось.

Я открыла тоненькую брошюру и начала читать введение об источнике магических сил. Подробности были плохо понятны, единственное, что казалось очевидным, так это то, что источник магических сил как одеяло окутывает весь мир, и получить к нему доступ можно из любого места.

Колдуны используют эту энергию разными способами в зависимости от своих способностей. Одни передвигают предметы, другие читают чужие мысли и подчиняют людей и животных своей воле. Целительство, мысленное общение на расстоянии и умение воспламенять предметы взглядом также были отнесены к магическим способностям. Кто-то умел делать лишь что-то одно, но, чем сильнее маг, тем шире диапазон его возможностей. Так, более слабый маг мог лишь читать чужие мысли, в то время как маг более сильный мог еще передавать собственные мысли и влиять на поведение окружающих. Я вздрогнула при мысли о том, что Айрис проникала в мое сознание.

Однако, черпая эту удивительную энергию, маги должны соблюдать предосторожности. Потянув на себя покров слишком сильно или используя энергию не по назначению, они могли нарушить энергетическую равномерность и вызвать волновой эффект, который приводил к тому, что в некоторых местах Земли концентрировалась избыточная энергия, в то время как другие оказывались лишенными ее. В то же время непредсказуемое движение волн, в любой момент могло, кардинально изменить ситуацию. Тогда в поисках подпитки маги начинали перемещаться, из одного места в другое, но, даже обнаружив необходимый запас, они не могли быть уверены в том, что он тут же не истощится.

Далее в книге рассказывалось об одном сильном маге, который начал тянуть энергетический покров на себя. Поскольку он обладал огромными силами, ему удавалось все держать, под контролем, не доводя ситуацию до взрыва. Таким образом, остальные, маги оказались без подпитки и, лишившись своих возможностей, объединились, чтобы найти его. Многие из них полегли в битве, когда им удалось его обнаружить, остальные же подключились к украденному им источнику и разделались с похитителем. Со временем энергетический покров разгладился и принял прежнюю форму, однако на это ушло более двухсот лет.

И теперь, ощупывая выпуклый, шрифт на обложке, я начала понимать, почему Айрис настаивала на том, что я должна либо, пройти курс обучения, либо умереть. Когда мои магические способности достигнут апогея, они смогут вызвать значительные смещения в энергетическом покрове. Я откинулась на спинку кресла, чувствуя разочарование от того, что в брошюре отсутствовали описания каких-либо заговоров и способов колдовства. Я надеялась найти в ней ответ на мучившие меня вопросы: откуда у меня взялись эти способности? Как их использовать? И нельзя ли с их помощью наколдовать противоядие к «Пыльце бабочки»?

Однако следовать, этим легким путем было слишком опасно. Я понимала, что не могу рассчитывать на свободу и счастье. Я никогда не знала, что это такое, даже до приюта Брэзелла. Я мечтала о нормальной, жизни, а меня растили как лабораторную крысу для его экспериментов.

Так я просидела в кресле до самого заката, позволив себе полностью отдаться отчаянию и жалости к себе. И лишь когда мои ноги затекли от долгой неподвижности, я поднялась и встряхнулась. Если мне не удалось найти рецепт противоядия в книгах, значит, я должна была найти его другим способом. Должны существовать люди, которые что-то знали. У командора Амброза работали дегустаторы уже в течение пятнадцати лет. А если никто из них не был в состоянии мне помочь, значит, мне предстояло украсть рецепт у Валекса или выяснить источник его происхождения. Я еще не обладала подобными способностями, но была твердо намерена приобрести их.


На следующий день я не стала завтракать и сразу присоединилась к тренировавшимся солдатам, когда мимо меня промчались Ари и Янко. Янко приветливо помахал мне рукой и злорадно улыбнулся. А потом, услышав за собой тяжелые шаги, я решила, что это именно он.

Я отодвинулась в сторону, чтобы пропустить его, но преследователь продолжал держаться у меня за спиной. Оглянулась я как раз в тот момент, когда Никс, а это оказался он, вытянул руки. И толкнул меня в спину. Я споткнулась и рухнула на землю. Никс наступил мне на солнечное сплетение, и у меня перехватило дыхание.

Боль залила грудь, и я, задыхаясь, свернулась в клубок. Когда мне, наконец, удалось восстановить дыхание, я села. Группа солдат продолжала двигаться вперед с той же скоростью, и я задумалась, видел ли кто-нибудь, что этот негодяй сделал со мной.

Если он намеревался отвратить меня от занятий, то выбрал неправильный способ. Напротив, он только усилил мою решимость приобрести навыки самообороны, которые были мне необходимы для того, чтобы оказывать сопротивление подобным шавкам. Я поднялась на ноги и стала ждать следующего появления Никса, но он так и не вернулся. Вместо этого рядом со мной остановился Ари.

— Что случилось? — спросил он.

— Ничего. — С Никсом, как и с Мардж, я должна разобраться самостоятельно, иначе они никогда не оставят меня в покое. И я вновь ощутила сомнение, которое неоднократно посещало меня в темнице, когда я ждала казни.

— У тебя все лицо в крови, — заметил Ари.

— Я упала, — утирая кровь рукавом, ответила я.

И не давая ему задать следующий вопрос, я принялась рассказывать ему о совете Валекса найти другое место для тренировок. Ари согласился, сказав, что тоже считает, что лучше уйти в подполье, и пообещал найти подходящее пристанище.


— Ты ведь Марин, да? — спросила я, пытаясь отдышаться. Я тренировалась уже целую неделю, и, наконец, мне удалось не отставать от этой бегуньи.

Она окинула меня оценивающим взглядом. Ее светлые волосы были завязаны в хвост на затылке. Широкие мускулистые плечи и узкая талия производили необычное впечатление. Она двигалась с легкостью настоящей спортсменки, и мне приходилось прикладывать огромные усилия, чтобы не отставать от ее широкого шага.

— А, это ты, Блевотница, — откликнулась Марин.

Это было умышленным оскорблением, и она ждала, что я на него отвечу. Если бы она хотела отделаться от меня, то наверняка не стала бы ждать моей реакции.

— Меня называли и более неприятными именами.

— А зачем ты это делаешь? — спросила Марин.

— Что именно?

— Бегаешь до тех пор, пока тебя не начинает выворачивать.

— Мне приказали делать пять кругов. И я не хочу обманывать. — Она наградила меня еще одним оценивающим взглядом. Дыхание вылетало из меня с хрипом, и я догадывалась, что вскоре уже не смогу продолжить эту беседу. — Я видела твою схватку с Валексом и слышала, что ты лучше всех владеешь палкой. Я бы тоже хотела научиться владеть ею.

— Кто тебе сказал? — Она замедлила свой шаг.

— Ари и Янко.

Она посмотрела на меня с таким видом, словно я стала жертвой обмана шарлатанов.

— Это твои друзья?

— Да.

Она выпятила губы, словно пытаясь прийти к какому-то выводу.

— Они нашли тебя в лесу, и ходят слухи, что взялись за твое обучение, но ты отказалась. Так что, они решили передать тебя мне?

— Со слухами та проблема… — дыхание у меня прервалось, — что в них очень трудно отличить правду ото лжи.

— А почему я должна тратить на тебя свое время?

Я предвидела этот вопрос.

— Для получения информации.

— Какой?

— Ты ведь хочешь одержать победу над Валексом?

Взгляд ее серых глаз пронзил меня, как острия ножей.

— Приходи сегодня в два к восточному выходу из замка, и я все тебе расскажу, — свистящим шепотом произнесла я, замедляя шаг.

Марин устремилась вперед, и вскоре я потеряла ее из виду.

В течение всей первой половины дня я прокручивала в голове возможный сценарий разговора, гадая, что она мне ответит, а ровно, в два уже стояла на назначенном месте. Ари и Янко успели распространить слухи о том, что я прервала свое обучение. И я серьезно рисковала, намекнув Марин на то, что это может не соответствовать действительности. И когда я, наконец, увидела высокую фигуру, приближающуюся ко мне с двумя палками, мне стало легче.

Войдя в коридор, Марин замедлила шаг, пока не увидела, что я стою, прислонившись к стене.

— Следуй за мной, — промолвила я, прежде чем она успела открыть рот, и двинулась к заброшенному коридору, где нас ждали Ари и Янко.

— Видимо, не всегда следует доверять слухам, — сказала Марин, обращаясь к Ари.

— Да. И все же мы бы предпочли, чтобы некоторые слухи продолжали курсировать. — В словах Ари слышалась легкая угроза.

Марин, тем не менее, проигнорировала ее.

— Ну ладно, Блевотница, и что ты хотела рассказать мне? Надеюсь, твои сведения стоят того, в противном случае я сразу же уйду.

Ари залился краской, и я поняла, что он с трудом сдерживаемся от резкого замечания. А Янко, как обычно, расплылся в улыбке.

— Ну, насколько я понимаю, все мы можем помочь друг другу. Ари, Янко и я хотим научиться владению палкой, а ты хочешь узнать, как победить Валекса. Если мы будем работать вместе, то сможем достичь своих целей.

— Каким образом то, что я буду обучать вас, поможет мне победить Валекса? — осведомилась Марин.

— Ты хорошо владеешь палкой, но у тебя хромает тактика. А Ари и Янко помогут тебе ее усовершенствовать.

— Не прошло и недели, а Тошнотница уже считает, что разбирается в тактике, — изумленно заметила Марин, несколько смягчая форму оскорбительной клички. Ари не ответил, но лицо его помрачнело.

— Может, я и не разбираюсь, зато в этом разбирается Валекс.

— Это он сказал? — кинув на меня холодный взгляд, осведомилась она.

Я кивнула.

— Ладно, я буду учить вас владению палкой, Ари м Янко будут преподавать тактику, а зачем нам ты?

— А я… — я помедлила, не зная насколько убедительным может оказаться мое заявление, — я научу вас делать сальто и кувырки, которые увеличат вашу гибкость и придадут способность сохранять равновесие в разных ситуациях.

— Проклятие! А она права, — восхищенно воскликнул Янко. — К тому же вчетвером тренироваться удобнее, чем втроем.

Марин перевела раздраженный взгляд на Янко, и тот нежно улыбнулся ей.

— Ладно. Попробуем. Но если ничего не получится, то я уйду. И не волнуйтесь, — добавила она прежде, чем кто-либо успел открыть рот. — Если я и знаю, о чем говорят, это еще не значит, что сама распространяю слухи.

Мы пожали друг другу руки, и напряжение спало. Затем мы показали ей помещение, где занимались в течение последней недели.

— Уютно, — заметила Марин, входя в наш тренировочный зал.

Ари обнаружил заброшенный склад на первом этаже в юго-западной части замка. Окна, расположенные под потолком, пропускали достаточное количество света.

Оставшееся время мы провели, познавая основы владения палкой.

— Неплохо, Тошнотница, — заметила Марин в конце занятия. — Думаю, ты на многое способна.

Она уже собралась уходить, как Ари положил ей на плечо свою тяжелую руку.

— Ее зовут Элена. И если ты не будешь называть ее по имени, то можешь завтра не приходить.

Лицо Марин изумленно вытянулось, но она совладала с собой быстрее, чем это удалось бы сделать мне. Она кивнула, стряхнула с плеча руку Ари и вышла за дверь, а я задумалась — присоединится ли она к нам на следующий день?


Она пришла и неизменно появлялась еще на протяжении двух месяцев занятий. Воздух с каждым днем становился все свежее, отражая название времени года, — наступил сезон похолодания.

Яркие цветы жаркого времени года пожухли, а листва на деревьях пожелтела, покраснела и, наконец, приобрела коричневый оттенок. А потом листья опали, и проливные дожди втоптали их в землю.

Мое изучение стручков застопорилось, но Валекса, похоже, это мало тревожило. Время от времени он заходил к нам на тренировки и давал советы.

Во время утренних пробежек меня продолжал травить Никс. Он ставил мне подножки, плевался и кидался в меня камнями. Поэтому мне пришлось изменить свой маршрут и бегать вдоль внешней стены. Мои навыки самообороны были еще слишком незначительны, чтобы я могла драться с Никсом. По крайней мере пока. Пробежки же за пределами замка обладали своим преимуществом. Во-первых, бежать по мягкой траве было приятнее, чем по утрамбованной земле, а во-вторых, там меня никто не видел, что способствовало распространению слухов о том, будто я прекратила тренировки.

К концу сезона похолодания световой день стал короче, и нам приходилось заканчивать свои занятия с заходом солнца. Затем, осторожно переставляя ноги, чтобы не вызвать боль в ребрах, я в полутьме сумерек отправлялась в купальни. Янко регулярно удавалось пробить мою защиту своими быстрыми непредсказуемыми ударами.

Однажды, подойдя к купальне, я заметила, как от каменной стены отделилась большая тень. Я напряглась и приняла оборонительную позу. Страх, возбуждение, сомнения взбудоражили мою душу. Бежать или оказать сопротивление? И если второе, то удастся ли мне это сделать?

Во мраке оформилась крупная фигура Мардж, и я немного успокоилась.

— Что тебе надо? — спросила я. — Как послушная собака, выполняешь очередное поручение своего хозяина?

— Лучше быть собакой, чем крысой в крысоловке.

Я попробовала пройти мимо. Может быть, обмен подобными любезностями и доставлял кому-нибудь удовольствие, но я не хотела тратить на него свое время.

— Может, крыса хочет кусочек сыра? — осведомилась Мардж.

— Что? — обернулась я.

— Сыр. Деньги. Золото. Не сомневаюсь, что ты относишься к тому разряду крыс, которые пойдут на все ради кусочка сыра.



Глава 17 | Испытание ядом | Глава 19