home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

Мир шевельнулся. Мысли рассеялись, и собрать их воедино уже не получалось. 

«Согрей руки» - велела я себе. Но всякий раз, когда я поднимала руки, земля начинала шататься, и я, казалось, вся подала на землю. Возникла мысль, что как-то слишком мало я боялась за момент до того, как воздух завращался вокруг головы. 

«Приляг и почувствуешь себя лучше». 

Вблизи ощущалось движение и запахи лошадей. 

«Похоже, я внутри куриный загона… и что, собственно, я здесь делаю? Что-то важное?» 

Я старалась удержать эту мысль, пока солнечный свет не осветил частички пыли. Они плавали надо мной, а я их изучала. Пылинки трансформировались в кинжалы. Хотелось одним ударом их откинуть. Но руки остались приклеенными к спине. А между зубами квартировал кожаный ремень. 

Но все проблемы исчезли вместе с солнцем. Загон открылся. И закрылся. Показались лица. Послышались разговоры. Слова влетали мне в уши. Такие как «покормить», «напоить» и «послать спать» - я поняла. Остальное больше походило на лепет детей. 

Вязкое-вязкое. 

Вязкое-вязкое. 

Укол в руку или в шею, или в спину. Воздух заполонили цвета. Загон закачался в незримом море. Маленькая прояснившаяся часть меня хотела действовать. Хотела освободиться. Но туманная большая часть моего сознания противилась, и я позволила миру запереть меня в моем загоне. 

Моем загоне. 

Моем загоне. 

Я захихикала. 

Меня разбудил огонь. Палец обожгло пламя. Я убрала его так далеко, насколько смогла в моем загоне. Мысли свернулись в одно целое. Воздух стал невидимым, показывая окружающее пространство: 

меня придерживали для еще одного укола. Когда он не последовал, я прищурилась. Пара обутых ног стражей стояли рядом со мной. Я лежу на боку у походного костра. Темнота сдавливала свет от огня, но свои связанные руки я разглядела. Послышался голос. А точнее все тот же детский лепет. Я уговаривала свой мозг подумать, вслушаться, но мысли были вялыми. Но мне удалось пересилить себя. 

Вскоре я распознала мужской голос. 

- Не следует это делать, - сказал он. - Ей надо оставаться бессознательном состоянии, пока мы не достигнем назначения. Джал единственный, кто достаточно силен, чтобы сдерживать ее силу. 

Знакомый голос ответил: 

- Я дал ей обещание. И хочу, чтобы она знала с кем она и что с ней планируют сделать. 

Чьи-то шаги. Я пыталась соотнести имя со знакомым голосом. Мою голову вспенивало так, как если бы втянуло в грязную реку. 

- Сними кляп, - надо мной произнес знакомый голос. Один из стражей снял кожаный ремень. Смесь из боли и облегчения втекла в мои растрескавшиеся губы. Я облизала их. Посыпалась новая боль и судороги. Только лишь вид пары черных сапог для верховой езды, покрытых пылью, мог отвлечь меня от моей болевой смеси. Мой пристальный взгляд с ботинок перешел на джодпуры [3], что исчезали под серым плащом. 

Я искоса посмотрела на свет от огня, надеясь, что человек передо мной окажется иллюзией. Дерзкая ухмылка заставила мое сердце запнуться. А когда он пнул меня под ребро, все надежды на приятное спасение растаяли. 

Я закашляла, боль пронзила все тело. 

- Это за то, что уколола меня кураре. - Он пнул меня еще раз. - А это просто потому, что я могу это сделать. 

Его слова казались расплывчатыми и отдаленными, еле-еле достигающие меня через усилия выровнять дыхание. Он расплывался передо мной. 

Когда острая боль притупилась, перешедши в громкую пульсацию, я попыталась сесть. 

Я огляделась. Четыре охранника стояли в нескольких футах от меня, я подсчитала трех давиинских отказников, но не могла определить, были ли они искателями или нет. 

- Кейхил, - проговорила я между вздохами. - Ты все еще … боишься. Меня. 

Он рассмеялся. Бесцветный голубой цвет его глаз вспыхнул развлечением. 

- Элена, ты - единственная, кому следует бояться. - Он присел. Теперь мы были лицом к лицу. Он держал между нами дротик. Капля прозрачной жидкости свисала с одного конца. Страх обмотался вокруг моего живота, как только я почувствовала сладковатый запах. 

Кураре. 

Я попыталась не дать своему страху отразиться на лице. 

- Я разрешил тебе получить этот короткий момент ясности. Теперь слушай. Помнишь, что я сказал тебе в последнюю нашу встречу? 

- Когда ты хотел обменять меня на Маррока? 

- Нет. Когда я пообещал, что найду человека, который сможет убить тебя и Валекса. И мне это удалось. На самом деле, ты уже сталкивалась с моим чемпионом. 

- Копьеглав? - Я играла дурочку, надеясь затянуть разговор, может в моей пыльной голове созреет план спасения. 

- Он идиот, я нашел кое-кого получше. Мой чемпион заставит тебя трепетать от страха и жажды. Искателя Огня вызвали в этот мир с одной миссией. Поймать тебя. Ты бессильна против него. - На лице Кейхила сияло чистое удовольствие. 

- Я доставлю тебя Джалу и Искателю Огня. Джал выполнит ритуал куракава на тебе, забрав себе твою силу, а Искатель Огня приберет к рукам твою душу. 

Ум загудел с потребностью остановить его, но все равно не смог выдать ничего разумного. Я даже не могла соединиться с источником магии. 

- И что ты с этого получишь, Кейхил? 

- Я буду уверен, что с тобой покончено и смогу наблюдать за мучениями твоего возлюбленного, пока он не встретит тот же конец. 

- Но Джал получит силу. Ты действительно веришь, что он позволит тебе править? И что ты знаешь об Искателе Огня? Думаешь, он просто удовлетворится выполнением задания и вернется назад? 

- Он пришел, попросив тебя. И как только он тебя получит, то сразу уйдет. Тогда Джал захватит Ситию, а я буду править Иксией. 

В его глазах проскользнула тень неуверенности. Голова освободилась от вязкого-вязкого сока и прояснилась. 

- Сначала ты сказал, что его вызвали - теперь, что он сам пришел. Что из этого верно? 

- Не имеет значения. 

- Нет, имеет. Если ты сам его вызвал, то ты его контролируешь. 

Он пожал плечами. 

- Джал разберется с ним. У меня будет Иксия. Это не моя забота. 

- Это твоя забота. Жажда власти заразна. Спроси своих давиинских друзей о истории клана Песчаного Семени и Давиинских гор. Тогда ты поймешь, что Джал не ограничится одной Ситией. Как только ты перестанешь приносить пользу - тебя тоже не станет. 

- Ты просто пытаешься обмануть меня. И с чего ты решила, что я тебе поверю? 

Он попытался воткнуть дротик мне в горло. Я отступила и потянула нить силы, но Кейхил придавил меня весом своего тела. Времени на раздумья не было, я сосредоточила магию на шее, куда он воткнул дротик. Закрыв глаза, я прощупала место, где была ранка. В моем мысленном взоре, кураре виднелся как пульсирующий красный свет, расплывающийся по моему горлу. С помощью магии, я заставила жидкость вытечь обратно из дырочки на кожу. Она просочилась вниз по моей шее. 

Открыв глаза, я встретила пристальный взгляд Кейхила. Он уставился на меня со смесью триумфа и ненависти. 

«Надеюсь, он не заметит, как вытекает препарат» - сказала себе я. 

- Обрати на это внимание, Кейхил, и ты увидишь правду. - Я действовала, как будто была парализована, рассеяла взгляд и позволила телу стать вялым. 

Он ухмыльнулся и встал. 

- Я уже видел всю правду. Поэтому и хочу, чтобы ты умерла. 

Отказник присоединился к нему у огня, я краем глаза наблюдала за ними. 

- Я чувствовал магию. Недолго. Она использовала на вас свою силу? – Спросил один из отказников. 

- Нет. Я получил, что хотел. 

Они перешли к планам по утреннему отъезду. Когда остальные отошли, чтобы разбить лагерь, Кейхил сказал: 

- Я хочу убить ее сейчас. 

Встревоженные голоса ответили ему, что это было бы неразумно. Впервые за все время я была согласна с отказниками. 

- Она нужна Джалу, и мы не хотим злить Искателя Огня, - кто-то сказал. 

- Почему я должен думать о ярости Искателя Огня? – спросил Кейхил. – Я - главный. Он должен отвечать передо мной. И это он должен беспокоиться о моей ярости, особенно после того фиаско в джунглях. 

Послышалось успокаивающее бормотание. 

- Положите ее обратно в ящик, - наконец сказал Кейхил. – И на всякий случай охраняйте, чтобы у нас не возникли проблемы. 

Двое отказников подняли меня. Оставалось лишь постараться лежать мертвым грузом. Мои руки были связаны, а использовать магию, не насторожив их, я не могла. Один их из трех отказников был мне знаком, но остальные два - нет. Нужно больше информации. Я решила подождать лучшей возможности и надеялась воспользоваться ее поскорее. 

Отказник взобрался на телегу, бросил меня в ящик и закрыл затвор. 

В темноте скрежет металлической цепи заставил мое тело содрогнуться. Я сдерживала крик ужаса, когда услышала звуки запирания трех замков. Ящик в форме гроба, казалось, давит на меня, я сделала пару вдохов, чтобы успокоиться. Мой взгляд остановился на небольшой щели между досками, которая позволяла воздуху проникать внутрь. И свету. Слабое мерцание костра просачивалось сквозь трещины. Я извернулась в более удобное положение. Мысли опережали мои ограниченные возможности. 

Магия оставалась единственным оружием. 

Мне хотелось спроектировать сознание и осмотреть местность, но я понимала: они это обнаружат и поймут, что не вывели меня из стоя, и вряд ли это закончится моим спасением. 

Искатели почувствуют мою силу, если будут спать? 

Могла ли я ввести отказников и Кейхила в глубокий сон? 

Я заперта в коробке, но могу позвать кого-нибудь, кто смог бы меня вызволить. Только кого? 

Лишь такой же маг, как и я, мой услышать мой ментальный голос, а я понятия не имею, где нахожусь. Если мне посчастливиться найти местного жителя, то, возможно, я могла сориентироваться. 

План действий составить никак не получалось, поэтому мои мысли перетекли к восхищениям моей же способности выпустить препарат из тела. 

Знай я это раньше, то не оказалась бы в такой ситуации. Проблемы с кураре, снотворным и вязким-вязким соком были бы решены. 

Хотя трудно праздновать, когда заперт в коробке. 

С тех пор, как я приехала в Ситию, я хотела больше узнать о магии, понять степень своих способностей и заново познакомиться с семьей. События сговорились против меня, мне едва хватило времени, чтобы отдышаться, а уж и говорить об изучении своих сил не стоит. Выталкивание кураре из тела было моей новой способностью. Мои магические таланты затрагивали лишь живых существ, значит, магия не перемещала препарат; должно быть, она заставила мускулы в моем теле это сделать. 

Надо же, отчаяние и сырой инстинкт развивали меня. Надеюсь, это поможет быстрее думать. 

Если мне подвернется такая удача, что я вдруг выберусь из этой чертовщины живой, то, клянусь уйти в отставку как Ловец Душ и ограничить свое волшебство только общением с Кики. 

А знает ли она, что меня поймали?

Знает ли Валекс? 

И какова роль Стар во всем этом? 

Слишком много вопросов без ответов вертелось в моей голове. 

В конце концов, мои мысли возвратились к необходимости сделать что-то в ближайшее время, потому что я чувствовала, если меня доставят к Искателю Огня, это будет конец. 

- Давайте двигаться. Если поторопимся, сможем достичь Авибинской границы к закату. 

Голос Кейхила разбудил меня от легкой дремоты. Прошло несколько дезориентирующих секунд, прежде чем я вспомнила о своем затруднительном положении, и его слова дошли до меня. 

Шок сменился пониманием. 

Мы были в Ситии. 

Должно быть, я уже несколько дней находилась под действием вязкого-вязкого сока. 

Где Валекс? 

Как оказалось, мне было не по силам даже сдержать свое обещание не ехать в Ситию без него. 

- Может, нам проверить ее? - спросил голос с иксийским акцентом. 

- Нет. Она сейчас под действием кураре. И не может делать ничего, кроме как дышать, пока зелье не утратит силу, - ответил Кейхил. – Заканчивайте кормить девочек. Мы позволим соку перестать действовать, прежде чем подготовим их к ритуалу. 

Девочек? 

Я посмотрела в одну из щелей своего ящика. Рядом с моим лежал еще один ящик. 

Желудок превратился в лед. 

Как же мне им помочь? 

Я подавила неискренний смех. Я пыталась спасти других, в то время как сама была заперта в коробке. 

Хлопнули две крышки, и ящик покачнулся вперед. 

К грохоту фургона прибавился звук несущихся лошадей. 

Мы были в пути. 

Мое тело испытало целую гамму эмоций за прошедший день.  Иногда страх, иногда надежда, иногда скука, я даже составила перечень бед: жажда, голод, болевшие ребра, онемение рук, боль в мышцах и нестерпимый спазм между лопаток. 

Шум нашего путешествия маскировал мои движения, и я попыталась облегчить некоторые из страданий.  Я корчилась и шевелилась, пока мне не удалось протащить тело и ноги через свои руки. 

Преимущества сохранившейся гибкости и невысокого роста стали очевидными, когда я преуспела в том, что связанные руки оказались перед телом. Мне едва удались не застонать, когда прохладное облегчение распространялось по моей спине.  Теперь, когда мои руки были спереди, я могла себя обследовать. 

Я потрогала правое бедро, проверяя свой выкидной нож.  Плохо . Даже чехла нет. Я уставилась на узлы на кожаных ремнях, связывающих мои руки, и потянула их зубами. Развязала некоторые прежде, чем фургон остановился, но я решила продолжать работу, рискуя быть обнаруженной. 

- Разобьем лагерь здесь, - сказал Кейхил. 

- Когда закончите установку, позвольте девушкам выйти. Они уже должны придти в себя, и завтра будут готовы к Куракава. 

- А что насчет Ловца Душ? - спросил один из Отказников. 

- Дрэйк даст ей сегодня еще одну дозу. Слишком много кураре может остановить ее сердце, - ответил Кейхил. 

Я слушала звуки мужчин в лагере, в то время как сама продолжала грызть и стягивать путы. Запах жареного мяса пробрался в мой ящик.  Ж елудок заворчал с пугающей громкостью. Через некоторое время два ящика открылись, и от двух испуганных голосов посыпались вопросы. По промелькнувшей вспышке красного джемпера через щель в моей коробке я предположила, что девочки были студентками из Иксии.

Лив и Кийран.

Мое сердце потянулось к ним. И снова я задалась вопросом, как Кейхил и отказники смогли вывезти нас из Иксии. Возможно, отказники выступили в роли торговцев, переправляющих товары через границу. Я мельком осмотрела лагерь. Там был сооружен шатер, я насчитала четырех охранников и трех отказников. Нескольких охранников я узнала - это были люди Кейхила, но другие два выглядели незнакомыми. Все были вооружены мечами и саблями. Я поискала какой-нибудь признак моего рюкзака. Ограниченное видение мешало мне, хотя я догадывалась, что мой мешок можно будет найти рядом с Кейхилом.

Дневной свет угасал, я возобновила свои усилия над кожаными ремнями вокруг запястьев. Каждый пронзительный крик одной из девочек стимулировал меня. Я игнорировала боль, чувство страха и металлический вкус крови, появившейся на узлах от моих резких движений. Кейхил упомянул, что ритуал завтра. Сегодня ночью у меня будет единственный шанс спастись.

Последний узел, казалось, развязать просо невозможно, но моя слюна впиталась в кожу, достаточно для того, чтобы немного растягиваться при движении. Я вытащила руку через последнюю петлю, содрав при этом слой кожи.

Тяжело дыша от облегчения, я расслабилась и стала ждать, когда откроют ящик.  П лан был прост, с одинаковыми шансами, как на поражение, так и на успех.

Время как будто бы заморозили. Как будто бы прошли годы. Когда наконец-то прозвучали скрежет и щелчок замка, я свела руки за спиной и замерла. Мягкий желтый свет костра отражался от отказника, открывшего мой ящик. Одной рукой он поднял крышку, а другой потянулся ко мне. Между пальцами он держал крошечный дротик.

Я начала действовать.

Обхватив его руку своими, я дернула его к себе, выводя из равновесия. Он вскрикнул от удивления. Его вес переместился вперед. Я отвела назад руку отказника и засунула дротик в его плечо. Отпустив руку, я зажала рот, чтобы заглушить крик. Через несколько секунд кураре парализовал его мышцы. Крышка упала на его спину, а тело - на мою грудь.

Я знала, что у меня, вероятно, есть всего несколько секунд, прежде чем кто-нибудь обнаружит нас, и втащила его в свою коробку. Неуклюже, с трудом двигаясь, я пыталась не позволить крышке захлопнуться.

После того, как отказник присоединился ко мне, я вывернулась из-под его тела и подняла крышку, чтобы осмотреться. Охранники оставались у костра, но двое других Отказников скрылись из вида. Две девочки были раздеты и связаны у огня. Кровавые раны виднелись на их руках и ногах. И прямо сейчас я не могла ничего для них сделать. Одна проблема за один раз.

Я скатилась в конец ящика и обдумала варианты спасения.

П опытаться ускользнуть из коробки и исчезнуть в ночи, или просто распахнуть крышку и спасаться бегством?

Что мне действительно было нужно – это отвлечь внимание, но при этом пришлось бы использовать магию. К тому времени, пока они бы выяснили, что эта магия исходила от меня, я бы уже успела уйти.

Надеюсь, что успела бы.

Мерцающие тени над костром подали мне идею. Потянув нить силы, такую тонкую, словно шелк паука, я спроецировала свой разум к летучей мыши. Она летела через горячий, наводненный насекомыми воздух, поднимающийся из пламени. Я проникла в коллективное сознание своих товарищей-мышей и послала им картинку. Изображение покрытых насекомыми мужчин внизу. Больших, сочных, ползающих насекомых. Легкая добыча для массы голодных летучих мышей.

Темные очертания с неба устремились вниз. Охранники закричали и начали размахивать руками вокруг себя. Кейхил и отказник покинули свой шатер, чтобы узнать, что происходит.  О тказник закричал о магии, но слова оборвались, когда летучие мыши атаковали и его. Я толкнула крышку и выскочила наружу.

Беглого взгляда удостоверившись, что меня никто не заметил, я сошла с фургона и понеслась в темноту, оставляя фургон между собой и походным костром. Я наткнулась на отказника, присматривающего за лошадьми. Подготовившись к моему наступлению, он вытащил ятаган.

Жестом своего магического оружия он обрушился на мою мысленную защиту и заморозил тело.

«Искатель» – выругалась я, когда он стал звать своих товарищей.

Но тогда поняла, что он не мог контролировать мой разум. Я проецировала мысли к двум лошадям. Усталые, раненные и встревоженные запахом крови, лошади радушно приняли мой контакт. Я обратилась к ним за помощью.

« Плохой человек хочет сделать мне больно» - сказала я им.

« Лягнуть? »

« Да, пожалуйста»

Одна из лошадей попятилась назад. Сделав размытое движение, отказник отлетел в сторону. Как только голова человека врезалась в землю, он потерял сознание, выпустив свой магический контроль надо мной.

« Спасибо» Я побежала.

« Лягнуть других? »

Звуки погони приближались. Летучие мыши потеряли изображение насекомых, когда я перевела свои усилия на лошадей.

« Если сможешь» - попросила я, переходя на бег.

Возгласы удивления достигли моих ушей. Я бросила взгляд через плечо. Четыре фигуры все еще преследовали меня.

Местность оставалась плоской и безликой, как если бы была частью Авибийской равнины. Черная выпуклость вдалеке выглядела многообещающе. Возможно, это была группа деревьев.

Преследователи нагоняли меня. Мои надежды достичь убежища таяли с каждым шагом.

Я потянула силу и запланировала расстроить умы моих преследователей, ставя свою жизнь на чистой догадке, о том, что обладала способностью спроектировать запутывающее изображение в четыре разума со скоростью галопа лошади.

Человек на коне приближался откуда-то слева, целясь в меня. Я поймала отблеск лунного света от меча.

Варианты на выживание сократились: оставалось лишь либо сбить с толку того человека, либо остановить его лошадь.

А вот шансы на успех перешли от «сомнительных» к «нулевым», когда холодное жало укололо мою спину. 


Глава 22 | Испытание огнем | Глава 24