home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 34

Мы обсудили дальнейшие действия и условились встретиться на краю Авибийской равнины.

Добравшись наконец в Цитадель, я прямиком направилась, к себе — укладывать вещи. Пока я решала, что взять с собой, в дверь постучали. По привычке я взглядом поискала свой верный посох. Увы: нет больше посоха. Тогда я схватилась за нож.

Открыв дверь, я чуть успокоилась: за порогом стояла Айрис. Вид у моей бывшей наставницы был нерешительный. Я предложила ей войти; она переступила порог, однако дальше не двинулась.

— Есть новости.

Я молча ждала продолжения.

— Копьеглава доставили в специальную тюрьму для магов, а Совет отменил решение о том, чтобы тебя исключить. Они хотят, чтоб ты осталась здесь и полностью изучила собственные способности.

— И кто бы стал меня учить? — осведомилась я осторожно.

Айрис опустила взгляд и неловко вымолвила:

— Ты бы сама выбрала себе наставника.

— Я подумаю.

Кивнув, она повернулась, чтобы уйти. Остановилась.

— Элена, мне очень жаль. Я в тебя не верила, однако тебе удалось то, чего не смогли добиться четыре Магистра Магии.

Между нами по-прежнему оставалась очень слабенькая, но связь; я ощутила неуверенность Айрис и ее растерянность. Моя, бывшая наставница чувствовала, что ошиблась в чем-то очень важном, и сомневалась в своей способности находить правильные решения.

— В этом случае магия была не нужна, — сказала я, желая ее приободрить. — Как раз отсутствие магии помогло мне справиться с Копьеглавом. К тому же без Валекса это бы не удалось.

Айрис обдумала мои слова.

— Элена, я предлагаю сотрудничество.

— В каком смысле?

— Думаю, тебе нужен теперь не учитель, а напарник, который поможет выяснить, насколько велики твои способности Ловца душ.

Меня передернуло.

— Ты думаешь, я в самом деле Ловец?

— Я это подозревала, но верить не хотелось. Так же, как тебе сейчас. Кроме того, ты тоже могла бы меня кое-чему научить. Я обнаружила, что ситийские порядки не всегда оправданны, а других я не знаю. Не поможешь мне в этом деле?

— Ты уверена, что хочешь освоить чудесный способ действий: «ввяжись в схватку и надейся на лучшее»?

— Хочу, если, ты желаешь больше узнать о том, что такое Ловец душ и как им быть. Противоречит ли это Этическому Кодексу? Может, Кодекс стоит обновить? И можно ли тебя считать Магистром — или же придется сначала пройти испытание на звание Магистра Магии?

— Испытание? Уф-ф. До меня доносились всякие ужасные слухи. — В горле встал ком, я нервно сглотнула.

— По большей части именно слухи. Их, нарочно распространяют, чтобы стращать учеников. Поэтому лишь те, кто совершенно уверен в своих способностях, просят о возможности испытать себя.

— А если им не хватит этих способностей?

— Испытание не пройдут. Зато узнают, на что способны, а на что — нет. Это лучше, чем неожиданно выяснить правду потом, в какую-нибудь трудную минуту.

Айрис умолкла. Затем обратилась ко мне мысленно: «Ну что, договорились?»

«Мне надо подумать. Тут столько всего случилось!»

«Что правда, то правда, — согласилась она. — Дай мне знать, когда надумаешь».

Айрис ушла.

Закрыв за ней дверь, я постояла, размышляя. Исследовать собственные возможности — конечно, хорошо. Но вдруг меня после этого казнят как Ловца душ? Пожалуй, в Иксии жилось полегче — там разве что насчет яда в пище приходилось тревожиться. Когда выполню свое «поручение», как это изящно назвал Валекс, подумаю еще раз. Возможностей будет несколько; до чего приятно, когда есть из чего выбирать.

Пройдясь по комнатам, я проверила, не забыла ли чего. В мешке уже лежали купленная для Валекса статуэтка вальмура, остаток ситийских денег, моя северная форма и смена одежды. В платяном шкафу остались платья подмастерья и пара сшитых Орешкой юбок, которые на самом деле штаны. На рабочем столе громоздились книги, в комнате стоял запах яблочной ягоды и лаванды. Сердце неожиданно защемило. Это же мой дом. Что бы я там себе ни думала — эти комнаты в Цитадели стали мне домом...

Закинув за спину увесистый мешок, я двинулась в путь. По дороге завернула повидать родителей. Из кухни доносился голос Исава, у матери на лице было какое-то странное выражение. Судя по тому, как она схватилась за горло, ее что-то сильно расстроило. Мать уговорила меня выпить чаю, стащила с плеч вещевой мешок и суетилась, пока я не уселась-таки в кресло.

Она крикнула отцу, чтобы принес с кухни третью чашку, и сама устроилась рядом с таким видом, словно меня надо было сторожить: вдруг я вздумаю удрать, не дождавшись чая?

Исав вошел с чайным подносом. Перл сейчас же вскочила и подала мне дымящуюся чашку. Успокоилась: ну, теперь-то я не сбегу. По крайней мере, пока не выпью чай.

— Ты уходишь совсем. Правильно? — Не дожидаясь ответа, она укоризненно качнула головой: — Даже и не подумала мне сказать. Обходишься со мной, как с нежным цветком. Так вот, знай: самые нежные цветки часто сильней всего пахнут, когда их сорвут или потопчут.

— Мне надо доделать одно дело. Я вернусь, — пробормотала я, смутившись под ее требовательным взглядом.

Мой неубедительный ответ ее не успокоил.

— Не лги мне.

— Я тебе не лгу.

— Ладно, тогда не лги себе самой. — Мать оглядела мой набитый мешок на полу. — Сообщи, когда устроишься в Иксии, и мы тебя навестим, — произнесла она совершенно будничным тоном, как нечто само собой разумеющееся. — Хотя, наверное, не раньше жаркого сезона. Я не люблю холод.

— Мама! — от удивления вскочив, я чуть не расплескала горячий чай.

Исав тоже несколько растерялся, однако поддержал Перл:

— А мне бы хотелось отыскать горный лавр, который растет у края вечных льдов. Где-то я читал, что его настоем можно вылечить застарелый кашель. Интересно было бы выяснить, так это или нет.

Я едва верила собственным ушам.

— Вас не пугает, что я могу вернуться в Иксию?

— Учитывая, какая тебе выпала веселая неделька, — проговорил отец, — я просто счастлив, что ты осталась в живых. Кроме того, ты наверняка лучше нас знаешь, как поступить.

— А если я в самом деле отправлюсь в Иксию, вы обещаете навестить меня не один раз, а много?

Они обещали. Не желая затягивать прощание, я подхватила вещевой мешок и поскорей ушла.


«Яблоко?» — с надеждой осведомилась Кики. «Яблока нет, но сейчас добуду леденцов». В кладовке я нашла мешочек с мятными леденцами, принесла две штуки своей лошадке.

«Готова отправляться?»

«Да. Седло?»

«Не сейчас». Учась в школе магов, я могла бесплатно пользоваться всем необходимым. Однако окончивший школу должен покупать все нужное сам.

Я притащила подставку, чтобы забраться Кики на спину; лошадь насмешливо фыркнула. «Знаю, знаю, — ответила я, — в поле и в лесу подставок нет. Но я устала».

Да не просто устала — я была едва жива.

Без особых приключений мы выбрались из Цитадели, миновали ворота Крепости. Копыта моей лошадки глухо стучали по убитой дороге через равнину. Я упорно не оглядывалась на Крепость. Ведь я намерена вернуться. Сегодня — не последний раз, когда можно увидеть нежные краски заката на беломраморных стенах города. Правильно же?

Сгущались сумерки, небо над головой потемнело. Внезапно из-за спины донесся стук копыт; Кики остановилась, развернулась назад.

«Топаз», — довольно сообщила она, признав друга.

Однако мне радоваться было нечему: в седле сидел взбешенный Кейхил, явно готовый пустить в ход свой меч.

— Куда это ты собралась?

— Не твоя забота.

Кейхил побагровел.

— Как это не моя?! — Он подавил ярость и отчеканил: — Ты — возлюбленная самого отпетого из преступников Ситии. И то, где ты находишься, меня крайне заботит. И я лично прослежу за тем, чтобы в любую минуту точно знать, где ты. — Он свистнул.

Уловив за спиной какое-то движение, я оглянулась. Путь преградили солдаты Кейхила, взяли меня в клещи. Стараясь сберечь остатки сил, я мысленно не прощупала дорогу. Понадеялась, что это не нужно. Вот и влипла по собственной глупости.

«Кики, ты их не почуяла?»

«Нет. Ветер дует от нас. Ускакать?»

«Погоди».

Я снова обернулась к Кейхилу:

— Что тебе надо?

— Разыгрываешь дурочку, надеясь оттянуть неизбежное? В прошлом у тебя неплохо получалось. Ты и меня обманула, — проговорил он с пугающим спокойствием. — Убедила нас с Первым Магом, что ты — не шпионка. Магией заставила меня поверить. Я и попался.

— Кейхил, я...

— Лично мне надо, — перебил он, — убить Валекса. Во-первых, я отомщу за убитую семью. А во-вторых, докажу Совету свои способности — и тогда они наконец-то меня поддержат.

— Валекс уже был у тебя в руках — и удрал. С чего ты взял, будто сумеешь убить его на этот раз?

— Твой возлюбленный обменяет свою жизнь на твою.

— У тебя людей не хватит, чтоб меня поймать.

— Ой ли? Оглянись.

Я глянула через плечо. Солдаты держались подальше от задних ног Кики, однако даже в сумерках я разглядела, что у каждого поднесена ко рту духовая трубка, и целятся они не иначе как в меня.

— Иглы смазаны кураре, — сообщил Кейхил. — Отличное ситийское оружие. Далеко не убежишь.

Тревожно забилось сердце. В вещевом мешке лежала теоброма, но чуть только я попытаюсь сорвать мешок с плеч, меня вмиг истыкают отравленными иглами.

— Подчинишься сама или мне отдать приказ солдатам? — проговорил Кейхил небрежно, будто осведомляясь, не выпью ли я чайку.

«Призрак», — сказала Кики.

Я не успела сообразить, о чем речь, а из высокой травы появился Валекс и ленивой походкой присоединился к нам. Кейхил от удивления аж рот разинул.

— Элена, тебе предложили интересный выбор. Обдумай его не спеша. А пока... — Держа руки чуть на отлете, Валекс подступил ближе к Кейхилу.

Он сменил вонючие лохмотья нищего на простую блузу и штаны горожанина. На первый взгляд, Валекс не был вооружен, однако я не сомневалась, что оружия при нем полно. Кажется, Кейхил тоже так считал. Он переложил поводья в левую руку и вытащил из ножен меч.

— Давай-ка посмотрим, как обстоят дела, — продолжал Валекс, ничуть не встревоженный клинком противника. — Ты хочешь отомстить за свою семью. Что ж, это можно понять. Но только знай, что королевская семья — не твоя. Я за многие годы научился понимать, кто мой враг и где мой враг. Королевский род оборвался в тот день, когда командор взял в Иксии власть. Я за этим тщательно проследил.

— Ты лжешь! — Кейхил двинул коня вперед, рубанул мечом.

Мгновенным движением Валекс оказался в стороне, избежав и меча, и конских копыт.

Кейхил развернул Топаза для новой атаки, а я сказала:

— Это звучит разумно. Валекс обязательно доводит дело до конца.

Кейхил остановил коня.

— Элена, ты от любви к нему повредилась головой.

— Нет, это ты от жажды власти плохо соображаешь. Твои солдаты тебя используют, а ты упрямо не желаешь видеть очевидное.

Кейхил потряс головой:

— Довольно вранья! Мои люди мне преданы. Они мне подчиняются — либо их ждет наказание. Смерть Гоэля помогла им крепче усвоить этот урок.

Меня озарило:

— Так это ты убил Гоэля!

Претендент на трон улыбнулся, признавая, что да, убил.

— Жизнь моих солдат принадлежит мне. Я не совершил преступления. — Он угрожающе взмахнул мечом и крикнул солдатам: — Готовсь! Целься...

— Когда говоришь о своихсолдатах, помни вот о чем. Прежде чем выполнить твой приказ, они всегда ждут распоряжений капитана Маррока. Они дали тебе слишком тяжелый меч — и не научили толком им биться. Ты полагаешь себя родственником короля, который был сильным магом. Почему же ты сам вовсе не обладаешь магическими способностями?

— Я... — Кейхил запнулся, смолк.

Солдаты переглянулись — то ли в испуге, то ли в смятении. Как бы то ни было, они отвлеклись. В тот же миг Валекс громадным прыжком взлетел Кики на спину позади меня. Кики рванула с места — я и слова не успела сказать, лишь уцепилась за гриву. Валекс крепко обхватил меня за пояс, и моя верная лошадка помчала своим ровным, стремительным, обгоняющим ветер аллюром.

За спиной Кейхил орал: «Пли!!!» Над ухом свистнула выпущенная игла — и все. Через несколько мгновений, мы были уже слишком далеко.

Кики буквально летела над землей, не выказывая признаков усталости. Когда взошедшая луна достигла зенита, моя лошадка сбавила ход, а затем и вовсе остановилась.

«Запаха больше нет», — объявила она.

Мы с Валексом соскочили наземь. Я хотела было посмотреть, не ранена ли Кики, но она раздраженно фыркнула и отошла пастись.

Тогда я принялась осматривать собственную одежду — не застряла ли где отравленная игла. Не найдя ни одной и совершенно озябнув, я плотно завернулась в плащ.

— Едва ушли. Могло скверно закончиться.

— Брось. — Валекс притянул меня к себе. — Мы отвлекли внимание солдат, и, когда Кейхил дал команду стрелять, они не успели прицелиться.

Валекс был теплый, хоть и без плаща. Словно читая мои мысли, он сказал:

— Я в твой завернусь. — И с шальной улыбкой добавил: — Но сначала тебе нужно согреться у костра, поесть и поспать.

— Мне нужен ты.

Долго убеждать не пришлось. Когда я стащила с Валекса одежду, он с удовольствием завернулся в плащ вместе со мной.


Меня разбудил восхитительный аромат жаркого. Щурясь в ярком солнечном свете, я увидела Валекса — он сидел на корточках у затухающего костерка. На угольях лежал вертел с насаженными кусками мяса.

— Завтрак? — оживилась я, а в животе забурчало от голода.

— Ужин. Ты проспала целый день.

Я удивленно села.

— Что ж ты не разбудил? А ну как Кейхил нас отыщет?

— Вряд ли — когда тут кругом такая магия. — Валекс поглядел в небо, принюхался к ветру. — Она тебе не докучает?

Я убрала свою ментальную защиту. Знакомая магия Песчаного Семени безуспешно пыталась пробиться в сознание Валекса, запутать его и сбить с толку. Он был к магии невосприимчив, и вьющиеся вокруг нити энергии отлетали в сторону. Меня они как будто вовсе не замечали.

— Не докучает, — ответила я на вопрос и рассказала, что прихожусь Песчаному Семени дальней родней. — Если я сунусь к их поселению с дурными намерениями, тогда, наверное, магическая защита сработает. — Мне вспомнился Лунный Человек с его кривой саблей. — Либо магия, либо меня встретит один из Рассказчиков.

Валекс поразмыслил над сказанным, затем поинтересовался:

— Сколько времени нужно, чтобы попасть на Давиинское плато?

— Это зависит от Кики. Если она помчится своим обгоняющим ветер аллюром, мы будем там через несколько часов.

— Обгоняющий ветер аллюр? Это так называется? В жизни не видал, чтобы лошадь мчала так быстро.

— Она так бегает только на равнине. Может, это связано с магией Песчаного Семени?

Валекс повел плечами.

— Ну, чем быстрее, тем нам лучше. Значит, раньше обезвредим Алею.

Однако оставался вопрос: как именно мы ее обезвредим? Если Алея выжила и оправилась от раны, она и впредь будет меня преследовать, однако убивать ее не хотелось. Быть может, достаточно передать ее в руки Песчаного Семени? Мне вспомнились слова Лунного Человека о Давиинских Отказниках. Возможно, Копьеглав грозил вовсе не тем, что по мою душу явится Алея, а имел в виду прочих давиинцев, которые тоже мечтают о власти над Ситией.

Валекс снял с углей вертел с кусочками мяса и протянул мне:

— Ешь. Подкрепляй силы.

Я принюхалась. Не понять, кого он приготовил.

— Что это?

Валекс засмеялся:

— Тебе лучше не знать.

— Яды?

— А это ты мне сама расскажешь, — поддразнил он.

Я осторожно куснула, распробовала. Сочное мясо имело странный земляной привкус. Скорее всего, какой-то грызун, но не ядовитый. Можно пировать.

Затем мы сложили наши скудные пожитки, готовясь в путь.

— Валекс, когда закончим с Алеей, обещай, что вернешься в Иксию.

Он усмехнулся:

— Зачем? Мне нравится здешний климат. Я даже, может быть, отстрою тут себе летнюю резиденцию.

— Вот не принимаешь опасность всерьез — а ведь именно из-за этого и влип в историю.

— Нет, любимая. Влип я из-за тебя. Кабы ты не попалась в лапы Гоэлю и я не явился тебя выручать, рвущийся в короли Кейхил ничего бы не заподозрил.

— Это не оттого, что ты тогда пришел. Боюсь, я сама навела его на подозрения, когда с ним ссорилась.

— Опять защищала мою честь?

Было такое дело в Иксии. Я тогда знатно Валекса подвела.

— Защищала.

Он изумленно потряс головой.

— Элена, я знаю, что ты меня любишь; можешь больше это не доказывать. Мне глубоко плевать, что Кейхил обо мне думает.

Что Кейхил думает... Мне вспомнилось еще одно.

— Валекс, извини, что я полагала, будто ты убил Гоэля.

Он отмахнулся.

— И правильно полагала. Собственно говоря, я вернулся, чтобы его прикончить, да только Кейхил меня опередил, — Валекс посерьезнел. — Он по-прежнему тебе опасен.

— Да. Но я сама с ним слажу.

— Так кто из нас самонадеян и не принимает опасность всерьез?

Я хотела возразить, но Валекс не стал слушать, а принялся меня целовать.

Когда он наконец отстранился, я увидела, что Кики стоит, подняв голову и насторожив уши.

«Запах?» — спросила я. Затем услышала приближающийся топот копыт.

«Русалка, — сообщила Кики. — И Грустный Человек».

Сначала я разозлилась. Только Листа мне тут не хватало! Потом встревожилась: раз Лист ухитрился нас отыскать, то, глядишь, и Кейхил сыщет.

«Еще кто-нибудь?»

«Нет».

Подскакавшая лошадь как будто зародилась прямо из воздуха; Валекс мгновенно скрылся в высокой траве. Лист в седле потрясенно таращил глаза.

— Она в жизни так быстро не бегала!

Мне стало смешно. Черная шкура Русалки блестела от пота, однако лошадь не выглядела особо измученной.

— Я это называю «обгоняющий ветер аллюр». Русалку вырастили Песчаные Семена?

Лист утвердительно кивнул, но сказать не успел ни слова: Валекс метнулся из травы и опрокинул Листа наземь, придавил, усевшие на грудь, приставил к горлу его собственный тесак. Лист едва мог вздохнуть.

— Ты зачем тут оказался? — спросил Валекс.

— Приехал… искать... Элену, — с трудом вымолвил Лист.

— Зачем?

— Валекс, отпусти его, — я оправилась от изумления. — Это мой брат.

Валекс убрал тесак, но с Листа не встал. Лист изумился и перепугался одновременно.

— Валекс? Но у тебя нет запаха! Я тебя не чувствую.

— Он что — дурачок? — осведомился Валекс у меня.

— Нет, — усмехаясь, я оттащила его от брата. — У него такая магическая способность — чуять душу другого человека. Наверно, твою не чует, ведь ты не поддаешься магии. — Нагнувшись над Листом я мысленно ощупала его тело в поисках сломанных костей; ничего серьезного не нашла. — Лист, как ты?

Он сел, опасливо глянул на Валекса.

— Это от него зависит, как я.

— Не волнуйся: Валекс всего-навсего слишком рьяно меня защищает.

— Если б ты хоть день могла продержаться, не попадая в переделку, — откликнулся Валекс, — я бы перестал бросаться на помощь, не раздумывая. — Он потер ногу: — Да и вообще был бы целее.

Лист наконец поднялся, и сейчас же вернулась моя досада.

— Так зачем ты сюда явился?

Он глянул на Валекса, затем — себе под ноги.

— Мать сказала… сказала, что ты опять потерялась. И только брат, который искал четырнадцать лет, может тебя найти.

— И как ты нашел?

Лист ткнул пальцем в свою лошадь:

— Кики однажды догнала на равнине Топаза, и я подумал: Русалка ведь тоже от Песчаного Семени. Так что я попросил ее отыскать Кики. Вот и…

— Она разыскала нас очень быстро. — Я задумалась над тем, что он сказал про мать. — Почему Перл считает, будто я потерялась? И тебя-то зачем посылать? В прошлый раз ты ничем не помог. — Я подавила желание дать брату хорошего тумака. Он ведь едва не убил меня своим тесаком в доме Копьеглава.

Лист понурился.

— Не знаю, почему она меня послала.

Я уже открыла рот, чтобы сказать: «Отправляйся домой», но тут в отдалении показался Лунный Человек.

— Это свой, — предупредила я, пока Валекс на него не кинулся.

— Так целая толпа своих соберется, — пробормотал он.

— На сей раз никаких таинственных появлений? — спросила я, когда Лунный Человек подошел ближе. — Вы не сгущаетесь из солнечного света? И где же любимая синяя краска?

Краски на его темной коже не было: лишь белели шрамы на руках и ногах. Рассказчик был одет в короткие штаны.

— А не смешно, если ты уже знаешь эти штуки, — ответил он. — К тому же Призрак меня бы убил, появись я внезапно из ниоткуда.

— Какой призрак?

Лунный Человек указал на Валекса.

— Кики его так назвала. И в том есть свой смысл, — пояснил он, видя, что я не понимаю. — Мы, маги, воспринимаем окружающий мир посредством собственной магии. А этого человека видно глазом, но магией не ощутить. Для нас он — точно призрак.

Валекс внимательно слушал. Стоял с бесстрастным видом, однако, судя по напряженным плечам, готов был напасть. Затем он осведомился:

— Это очередной твой родственник?

Лунный Человек широко улыбнулся:

— Именно так. Я — троюродный брат жены дяди Элениной матери.

— Это Рассказчик, маг из рода Песчаного Семени, — объяснила я и обратилась к Лунному Человеку: — Что вы тут делаете?

Его улыбка погасла.

— Ты находишься на моей земле, поэтому я могу спросить то же самое. Да только я уже знаю, зачем ты здесь. А я пришел напомнить о твоем обещании: пора его выполнить.

— Какое обещание? — хором спросили Валекс и Лист.

Я лишь рукой на них махнула.

— Выполню, но не сейчас. Нам нужно…

— Мне известны твой намерения, — перебил Рассказчик. — Но задуманное не удастся, если ты не распутаешь свои нити.

— Мои? Вы вроде бы говорили... — Я запнулась. В самом деле, я обещала распутать нити Листа; однако Рассказчик упомянул, что наши с братом жизни тесно переплелись. Но какое отношение помощь Листу имеет к погоне за Алеей? — Почему не удастся моя затея? — спросила я.

Лунный Человек не ответил.

— Дадите ли еще какой-нибудь загадочный совет?

Он молча протянул руки: одну — Листу, другую — мне.

Валекс хмыкнул — то ли насмешливо, то ли раздраженно, не поймешь — и сказал:

— По-моему, тут у вас дела семейные. Любимая, я буду поблизости — на случай, если понадоблюсь.

Я внимательно посмотрела на брата. В прошлый раз, когда мы встретили Рассказчика, Лист испугался. Сейчас он шагнул вперед и сжал протянутую руку, бросив на меня упрямый решительный взгляд. С вызовом проговорил:

— Давай покончим с этим делом!


Глава 33 | Испытание магией | Глава 35