home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25

В руках Валекс держал статуэтку вальмура, которую я давным-давно купила ему в подарок, и с удовольствием рассматривал ее в отблесках пламени. На нем были черные штаны и рубашка, плотно прилегающие, но явно не стесняющие движений.

— Как ты...

— ...обманул охрану? Они не слишком умны. Не додумались поглядеть, нет ли на потолке пауков. — Валекс улыбнулся, его жесткое лицо смягчилось.

Тут я осознала, что он явился сюда не в образе советника Илома а со своим собственным лицом.

— Это опасно.

— Я знал, что влюбляться в тебя рискованно, — невозмутимо возразил он.

— Я хочу сказать: тебе опасно быть в Ситии. Тем более — здесь, в городе магов, когда стражи — вот они, прямо за дверью. — Я поймала себя на том, что размахиваю руками, показывая, где находятся стражи.

— Опасно если кто-нибудь прознает, что я — это я. Но все думают, что здесь всего-навсего глупый и недостойный советник посла Синь. — Гибким, текучим движением Валекс поднялся; черная одежда облегала худощавую фигуру. Он развел руки в стороны: — Погляди — я даже не вооружен.

Он произнес это с невинным видом, но я-то его хорошо знала.

— Мне надо угадать, сколько единиц оружия у тебя припрятано, — или надо тебя раздеть и обыскать?

— Раздеть и обыскать — единственный надежный способ. — Его синие глаза искрились.

Я шагнула к нему — и оказалась в крепких объятиях. В них было уютно. Надежно. Безопасно. Я упоенно вдыхала его запах: смесь мускуса и пряностей кружила голову.

Пока добирались до кровати, я обнаружила два пристегнутых к предплечью ножа, укрытые в поясе иглы и трубку, сквозь которую их надо выдувать, нож с выкидным лезвием на бедре и короткий меч в сапоге.

Несомненно, в одежде скрывалось еще какое-то оружие; но едва я коснулась рукой горячей кожи как игра потеряла смысл. Тело Валекса было совсем рядом с моим, и жгущая меня изнутри пустота вдруг заполнилась присутствием любимого. Наконец-то я ощутила себя по-настоящему дома.

Было, уже далеко за полночь, когда мы заговорили. Уютно устроившись у Валекса под боком, я поблагодарила его за браслет и рассказала про Тьюлу, Опал и то, почему я хожу под охраной.

— А ты еще говорила, будто мне тут опасно, — с усмешкой указал Валекс. — Очень хорошо, что я здесь. Тебе потребуется помощник, на которого не действует магия.

То, что Валекс неуязвим для магии, тоже могло считаться его тайным оружием. Впервые я посмела надеяться, что мы выцарапаем Опал из плена — целую и невредимую.

— И как ты обеспечишь помощь? Тебе положено находиться возле посла.

Он усмехнулся:

— Не волнуйся, все продумано. Я в Ситии не первый раз и не последний. Давно приглядываю за соседями — это входит в мои обязанности. Плевое дело, к тому же недурное развлечение.

— Пока ты не попался, — заметила я. Абсолютная, безмятежность исчезла, однако Валекс не принял мои страхи всерьез.

— Такое всегда может случиться, — заявил он жизнерадостно. — Иначе было бы просто неинтересно. — Он ткнулся носом мне в шею и с сожалением вздохнул: — Пойду я, пожалуй. Скоро рассвет. — Валекс выбрался из-под одеяла и начал одеваться. — Кроме того, не хочу встречаться тут с твоим приятелем.

— С каким еще приятелем? — Я села на кровати.

— Со светловолосым красавчиком, который следит за каждым твоим движением влюбленными глазами. — Валекс явно желал меня подразнить.

— Кейхил? — Я засмеялась, махнула рукой. — Он вообразил, будто я влюблена в Янко. Уж скорей ты можешь ревновать к моей лошадке. Вот кто украл мое сердце!

Валекс замер, улыбка погасла.

— Как его зовут?

Еезовут Кики.

Он потряс головой:

— Да не лошадь — красавчика.

— Кейхил.

— Кейхил Иксия? Племянник короля? Он жив? — Валекс был сбит с толку.

— Я полагала, ты знаешь.

До этой минуты я считала, что Валекс позволил Кейхилу жить, раз тот перебрался в Ситию. Но сейчас вспомнилось однажды оброненное Кейхилом: Валекс не посчитал тела убитых. Осознав свою ошибку, я перепугалась.

— Не убивай его.

— Он несет угрозу командору. — Взгляд у Валекса остекленел, лицо сделалось непроницаемым. Истинный слуга командора — неуступчивый и неумолимый.

— Кейхил — мой друг.

Валекс обратил на меня свой холодный взгляд убийцы:

— Чуть только Кейхил станет реальной угрозой — он мертв.

Однажды поклявшись оберегать командора, Валекс был неуклонно верен собственному слову. Лишь потому, что Валекс меня любил, претендент на королевский трон остался той ночью в живых. Отдай командор приказ убить меня, Валекс бы это сделал. К счастью для нас обоих, командор такого приказа не отдавал.

— Я рад, что Амброз сейчас в Иксии, где ему ничто не грозит. — Лицо Валекса смягчилось, он коротко засмеялся. — Командор отдыхает. Единственный известный мне человек, который полагает охоту на песчаных пауков отдыхом.

— А если паук его ужалит? — Меня пробрала дрожь при мысли о ядовитых тварях. Песчаные пауки вырастают до размера небольшой собаки, стремительны в прыжке — не увернешься. Затем я вспомнила, что на самом: деле командор находится в гостевых покоях в Цитадели.

— Не ужалит, — ответил Валекс на вопрос. — Командор по-прежнему превосходит, меня в драке на ножах. Но заговор с целью восстановления монархии — совсем другое дело. Придется с этого Кейхила глаз не спускать.

Со временем он узнает, что Кейхил и впрямь намерен заявить свои притязания на королевский трон. Что же мне делать? На память неожиданно пришли недавно сказанные Кейхилом слова. Что-то в них меня тогда задело.

— Валекс, ты, в самом деле оставлял у тела убитой жертвы каменную статуэтку?

— Питаешься сирийскими слухами? — Он улыбнулся.

— Я не всегда верю тому, что слышу.

— Правильно. Однако я со смущением вынужден признать, что как раз этот слух верен. Я был молод, самонадеян и глуп, и мне нравилось прозвище Мастер Смерть. Под конец я даже начал оставлять вырезанную фигурку до того, как приступить к работе, и жертва заранее знала, что ее ждет. — Валекс покачал головой; похоже, он стыдился своих поступков. — Однажды меня из-за этого чуть не убили, и я оставил дурную блажь.

Закончив одеваться, Валекс встал.

— Я буду сегодня на рынке — так, на всякий случай.

Он поцеловал меня; я прильнула к нему, страстно желая, чтобы можно было сбежать куда-нибудь с ним вдвоем и позабыть навсегда про Кейхила и крадущих чужие души магов. Увы: кажется, наш удел — всю жизнь иметь дело с пленниками, заговорщиками и убийцами. К тому же спокойная жизнь нам обоим наверняка быстро наскучила бы. И все равно, мне страсть как этого хотелось.

С большой неохотой я наконец выпустила Валекса из объятий. Он кивнул на дверь. Я отперла ее, выглянула и на минуту отвлекла своего стража. А когда вновь закрыла дверь, тяжкая тьма грузом легла на плечи, холод пронзил до самых костей.

Валекс ушел.


Наутро мы с Айрис отправились на рынок. Мрачное, затянутое тяжелыми тучами небо было под стать моему невеселому настроению. Я зябко куталась в теплый плащ. Впервые пришлось надеть его днем.

На рынке толпился народ — люди спешили купить все необходимое, прежде чем на город обрушится дождь.

Я сделала несколько мелких покупок, ожидая встречи с Фиском, и наконец меня дернули за рукав. Бывший маленький нищий улыбнулся от уха до уха. По лицу было видно, что ест он теперь вдоволь. Я заметила остальных ребятишек, которые деловито тащили покупки обеспеченных горожан.

— Прекрасная Элена, вы хотели найти чужака с молодой девушкой?

— Да. Ты их видел?

Он снова широко улыбнулся и подставил ладонь:

— Сведения стоят денег.

— Я вижу, ты и новое ремесло уже освоил. Это мудро! — Я вручила Фиску медяк. — Только внимательно смотри, с кем имеешь дело. Не ровен час, кому-нибудь не придутся по душе твои расспросы.

Он понимающе кивнул; в карих глазах таилась не детская мудрость. Я подавила вздох. В Иксии острый ум Фиска не пропал бы втуне: мальчишка стал бы советником, или дослужился до офицера. А в Ситии он вырос на улице, выпрашивая деньги и еду, — и дальше уже никуда не продвинется.

Я улыбнулась ему:

— Что ты знаешь?

— Я покажу, — Фиск потянул меня за руку.

Айрис, которая до сих пор молча стояла рядом, спросила:

— Могу ли я пойти с вами?

Фиск нагнул голову, что-то рассматривая на земле, затем пробормотал:

— Если желаете Четвертый Маг.

Айрис невесело усмехнулась:

— Вот и весь мой маскарад! Ни на что не годен.

Фиск удивленно вскинул глаза и заторопился:

— Четвертый Маг, вас узнали бы только нищие, которые промышляют у здания Совета. Делать-то, особо нечего, целый день стоишь, по сторонам глазеешь. Вот они и рассматривают Советников. Есть даже такая игра — кто первый узнает Магистра Магии.

Размышляя над услышанным, Айрис вгляделась в мальчишку. Он съежился, затоптался на месте — и, не выдержав испытующего взгляда, отвернулся.

— Идемте, — сказал он. — Сюда.

Мы быстро шагали по улицам, пустынным закоулкам и дворам. Следует ли за нами Валекс? Горожане занимались своими делами, и не обращали на нас внимания.

Фиск остановился, не дойдя нескольких шагов до большой площади. В центре ее стояла огромная черепаха из нефрита, панцирь был украшен затейливой резьбой. Темно-зеленая статуя извергала изо рта поток воды, который падал в бассейн.

Фиск указал на здание напротив:

— На втором этаже живет человек с красными полосками на руках. Он здесь недавно, и его никто не знает. Он носит плащ с капюшоном, прячет лицо. А мой брат видел, как в дом входила девушка с какими-то свертками.

Глянув на Айрис, я мысленно спросила: «Этот квартал обыскивали с помощью магии?»

«Да — но то был простой маг, не Магистр».

Она мысленно ощупала дом, и я все увидела с ней вместе. На первом этаже молодая женщина тетешкала младенца; сейчас она его покормит и уложит спать. Другая женщина, на третьем этаже, волновалась, что вот-вот хлынет дождь. На втором этаже мы никого не ощутили, однако магия Копьеглава по силе равнялась магии Айрис. Не так-то легко его обнаружить.

«Можно было бы поднажать, но тогда он поймет, что мы тут, — мысленно сообщила Айрис. — Я вернусь с подкреплением».

«С кем?»

 «С Роззой и Бейном. Вместе мы должны с ним справиться. А когда он будет без сознания его доставят в Цитадель — в тюрьму».

«Почему без сознания?»

«В таком состоянии маг беспомощен».

«Когда спит — тоже?» — встревожилась я.

«Нет. Только если его опоили сонным зельем или что-нибудь подмешали в вино».

«Но он ведь очнется. И тут же воспользуется магией, чтоб убежать».

«В Цитадели особая тюрьма: там в каждой камере есть энергетическая петля. Если заключенный пытается пустить в ход магию, петля поглощает магическую энергию и усиливает защиту камеры. А маг лишь попусту расходует силы».

Фиск, зачарованно за нами наблюдавший, тихонько кашлянул и осторожно спросил.

— Думаете, тот человек живет тут?

— Девушка, которую видел твой брат, — не та ли, у которой младенец? — спросила в ответ Айрис.

Он энергично затряс головой:

— Не-а, та — Рубин. Она иногда мне платит, чтоб я приглядел за малышкой.

Я усмехнулась:

— Да ты теперь на все руки мастер.

— Я матери новое платье купил, во как! — похвастался Фиск с большой гордостью.

Мы двинулись обратно к рынку. Долго собиравшийся дождь наконец хлынул. Фиск махнул нам на прощание, кинулся к поджидавшим друзьям, и они умчались, будто ветром сдуло. Рынок мгновенно опустел; продавцы быстро убирали товар. Убегая от дождя, на меня натолкнулась какая-то женщина в плаще с капюшоном, извинилась на бегу. Над Крепостью грянул гром, эхо отдалось от мраморных стен домов.

«Я пойду за Роззой и Бейном, а ты возвращайся в Цитадель», — велела Айрис.

«Но я тоже хочу быть там, когда вы начнете обыскивать здание».

«Нет, Элена. Оставайся в Цитадели. Убийце нужна ты. А если что-нибудь не заладится и он станет угрожать Опал, ты сама знаешь, что сдашься ему. Это слишком опасно».

Мне хотелось возразить, но подходящих слов не нашлось — Айрис была права. А коли я отправлюсь ловить преступника вопреки ее воле, она больше никогда не станет мне доверять.

Наставница двинулась к зданию Совета, где Розза встречалась с иксийским послом. Вот уж я бы с удовольствием подслушала! Они стоили друг друга — властный, с железной волей командор и высокомерный Магистр Магии.

Дождь лил как из ведра, намокший плащ оттягивал плечи. Сунув замерзшие руки в карманы, я нащупала в одном из них бумажку. Вроде бы сама я никаких бумажек туда не клала. Я вообще в Ситии плащ ни разу еще не надевала, хоть и спала, завернувшись в него, на Авибийской равнине. Может, это — полное загадок послание от Рассказчика? С него станется. Я даже засмеялась, представив, как Рассказчик подсовывает мне записку. Однако с раскрытием тайны придется подождать: сначала нужно найти укрытие от дождя.

Мои стражи ожидали у ворот в Цитадель. Я направилась к себе, они последовали за мной и тщательно осмотрели обе комнаты. Я предложила им остаться в тепле, но они отказались, сославшись на требования устава.

Я развела в камине жаркий огонь, повесила плащ сушиться и наконец вытащила из кармана подмокшую бумажку. В самом деле: это оказалось адресованное мне послание. Руки мгновенно заледенели, и даже исходящий от камина жар не мог их согреть.

— Что сказано в письме? — спросил Валекс, выходя из спальни. С него ручьем текла вода.

Я уже перестала изумляться его способностям. Должно быть, он проник в спальню сквозь окно прямо под носом у охраны.

Валекс забрал у меня бумажку.

— Тетка кое-что смыслит в деле. Наверно, рыночная воровка, которую наняли сунуть тебе записку. Ты рассмотрела ее лицо?

Я с опозданием связала бумажку в кармане с той женщиной, которая столкнулась со мной на рынке.

— Не рассмотрела — лицо скрывал капюшон.

Валекс повел плечами, затем прочел две скупые строчки. Его взгляд пронзил меня насквозь.

— Интересный поворотец.

Да уж, Валексу, разумеется, такое развитие событий кажется интересным. А мне — ни чуточки!

— Похоже, убийца на шаг опережает ваших магов, — сказал он. — Негодяй понимает, что они не станут менять тебя на Опал. Поэтому он взял дело в свои руки. Насколько тебе важна жизнь этой девочки?

Валекс, как обычно, заговорил о главном. В записке Копьеглава были указаны новое место и дата, когда должен состояться обмен. За три ночи до полнолуния — то есть через четыре дня. Видимо, убийце требовалось время, чтобы подготовить меня к древнему эфийскому обряду. По коже поползли мурашки; я живо представила, как меня пытают и насилуют. И поспешно отогнала эти мысли.

Можно рассказать обо всем Айрис. Для Копьеглава приготовят ловушку, однако меня и близко не подпустят к тому месту, и Копьеглав в ловушку не попадется.

А можно не рассказывать — и одной отправиться на указанное место встречи. Я хорошо помнила, о чем предостерегала Айрис: если Копьеглав заполучит мои магические силы, он сможет подчинить себе всю страну.

Значит, пусть Опал умрет, а Сития спасется? Но ведь я поклялась, что не допущу смерти девочки. Да и что помешает Копьеглаву обманом выманить душу какой-нибудь иной юной магини? Ничто.

Придется держать мысли об этом глубоко при себе. Айрис обещала не рыться у меня в голове — и в самом деле не роется. Но сейчас на кон поставлена судьба Ситии, и я ничуть не удивлюсь, если Айрис нарушит обещание.

Я встретилась взглядом с Валексом. Он не только невосприимчив к магии, но и обнаружить его с помощью магии невозможно.

— Жизнь Опал очень важна, — ответила я на заданный им вопрос. — Однако поймать убийцу совершенно необходимо.

— Какая помощь тебе понадобится?


Глава 24 | Испытание магией | Глава 26