home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Двое стражей в коридоре так и подпрыгнули, когда я выскочила из палаты. Я помчалась к стойлам со всех ног — и все же прибыла слишком поздно. Дворик перед ними был пуст.

Кики высунула голову: «Лавандовой Даме лучше?»

«Гораздо лучше. — Я с нежностью погладила ее нос. — Я скучала по остальным. Когда они ускакали?»

«Сено не успела прожевать. Догоним».

Поглядев в синие глаза Кики, я вдруг сообразила: даже успей я застать Айрис здесь, никто не сказал, что наставница позволила бы мне отправиться на Авибийскую равнину. Кики нетерпеливо ударила копытом: «Бежим».

Однако я не стала торопиться. Пожалуй, лучше явиться Айрис на глаза, когда мы будем уже слишком далеко, и она не сможет отослать меня обратно в Крепость.

«Нужны кой-какие припасы», — мысленно сказала я лошадке и поспешила к себе, в крыло подмастерьев. По дороге составила список необходимого: вещевой мешок и посох, нож, плащ, смена белья и провизия. Ну, еще, наверное, деньги.

Собравшись, я заперла дверь, обернулась — и столкнулась с Дэксом.

— Гляди-ка, кто тут стоит на ногах! — Дэкс широко улыбнулся. — Даже не знаю, отчего я удивлен. Как-никак, ты у нас ходячая легенда.

— Дэкс, мне некогда с тобой шутить. — Я была готова бежать дальше.

— Куда ты навострилась?

Вопрос меня остановил. Уехать, никому не сказав, будет очередным проступком. Действием истинной иксийки. Однако сведения от Песчаного Семени были настолько важны, что поначалу я и не задумалась о дурных последствиях своего побега. Спохватившись, я быстро посвятила Дэкса в собственные планы.

— Тебя вот-вот исключат, — предостерег он. — Я уж потерял счет твоим ошибкам и провинностям. Хотя это уже не имеет значения. Сколько времени тебе надо?

Я глянула в небо: солнце начинало клониться на закат.

— До темноты.

Если Бейн узнает о моем бегстве вечером, он еще сможет выслать погоню, однако я надеялась, что маг подождет с этим до утра.

— Договорились. Я бы пожелал тебе удачи, да вряд ли это поможет.

— Почему?

— Милая госпожа, вы сами создаете свою удачу. — Дэкс взял меня за плечи и подтолкнул: — Двигай, скорей.

На кухне я набрала хлеба, сыра и сушеного мяса из расчета, чтобы хватило на десять дней. Капитан Маррок говорил, что Авибийская равнина велика и, чтобы ее пересечь, требуется десять дней. Если род Песчаного Семени обитает на дальнем краю, мне хватит еды, чтобы до них добраться, а на обратный путь куплю новый запас.

Я снова помчалась к стойлам, мысленно прикидывая, не позабыла ли чего. При моем приближении Кики возбужденно фыркнула, и я открыла ей свое сознание.

 «Дурной запах», — предупредила она.

Я стремительно обернулась: за спиной как из-под земли вырос Гоэль. Острие меча замерло, нацеленное мне в живот.

— Куда-то собралась?

— Что ты здесь делаешь?

— Одна пташка напела, что ты сбежала из клетки. Нетрудно было тебя выследить.

Должно быть, Гоэля предупредили стражи, поставленные у нашей с Тьюлой палаты. Вот только этого мне сейчас не хватало! Поглощенная мыслями о предстоящей дороге, я утратила бдительность и думать забыла обо всем прочем.

— Ладно, Гоэль. Давай быстро с этим покончим.

Отступив на шаг, я потянулась за посохом, но Гоэль скользнул вперед. Острие меча проткнуло мне рубашку и кольнуло тело, когда я уже коснулась гладкой древесины своего верного оружия.

— Не двигаться! — рявкнул мой враг.

Я не столько испугалась, сколько разозлилась. Некогда мне с ним валандаться!

— Боишься честной схватки? А! — Я невольно вскрикнула: острие вонзилось глубже.

— Брось деревяшку наземь. Никаких резких движений, — велел Гоэль, нажимая на рукоять меча.

Я медленно вынула посох из чехла и опустила на землю; краем глаза я видела, что Кики зубами открывает засов на дверце стойла.

Дверца с треском распахнулась, Гоэль невольно оглянулся. Кики развернулась к нему крупом.

«Не слишком сильно», — предупредила я, отскакивая прочь.

«Дурной человек!» Она от всей душа лягнула моего врага.

Гоэль отлетел и хряснулся о деревянную ограду пастбища, затем рухнул наземь и остался лежать неподвижно. Чуть выждав, я приблизилась и пощупала пульс. Жив. Я толком, не знала, радоваться, или нет. Отстанет он от меня в конце концов или так и будет преследовать, пока однажды один из нас не убьет другого?

«Бежим», — поторопила Кики.

Я принялась ее седлать. «Ты всегда умела открывать стойло?»

«Да. И ограду пастбища».

«Почему же ты не сбежишь?»

«Сладкое сено. Вкусная вода. И мятные леденцы».

Это меня насмешило. Забрав из запасов Кейхила горсть леденцов, я ссыпала их себе в вещевой мешок, затем приторочила к седлу мешки с сеном и бурдюки с водой для Кики. «Не тяжело?»

Она глянула с явной насмешкой. «Нет. Отправляемся. Запах Топаза уходит».

Я вскочила в седло. Мы покинули Цитадель и двинулись по улицам Крепости. Кики с большой осторожностью шагала среди людской толчеи. Недалеко от рынка я заметила Фиска, маленького нищего, который тащил огромный тюк, сопровождая важную даму. Он улыбнулся и попытался приветственно махнуть рукой. Чисто вымытые черные волосы блестели на солнце, а черные круги под глазами исчезли. Фиск уже не был нищим: он нашел работу.

Миновав огромные ворота под мраморными арками, Кики перешла на галоп и поскакала по главной дороге, ведущей через равнину от Крепости к лесу.

В полях по правую руку собирали урожай. Слева до самого горизонта тянулись невозделанные земли. Высокая трава уже не была зеленой и сизоватой; с приходом холодного времени года равнину разукрасили красные, желтые и оранжевые пятна, словно кто-то небрежно прошелся по полотну огромной кистью.

Равнина казалась пустынной, и я не заметила никакой живности — ни птичек, ни мелких зверьков. Когда Кики свернула с дороги, я увидела оставшийся в высокой траве след прошедших здесь лошадей.

Трава была Кики по брюхо. Моя лошадка чуть замедлила бег, и я коснулась ее сознания. Мы были на верном пути, и она чуяла знакомые запахи: «Шелк. Топаз. Русалка».

«Кто это — Русалка?»

«Лошадь Грустного Человека».

А это еще кто такой? Ах вон что — Грустным Человеком Кики называет Листа.

«Другие лошади есть?» — спросила я.

«Нет».

«Другие люди?»

«Нет».

Удивительно, как же Кейхил не взял своих солдат. По пути в Крепость он не решился пересекать равнину и обогнул ее, чтобы не встречаться с Песчаным Семенем, а ведь с ним было двенадцать человек. Возможно, подле Магистра Магии он ощущает себя в безопасности. Или же Айрис настояла, чтобы Кейхил оставил солдат в Цитадели.

Углубляясь все дальше в заросшие травой просторы, я обнаружила, что на Авибийской равнине есть не только трава. Хотя на первый взгляд равнина казалась совершенно гладкой, в действительности же она была испещрена невысокими грядами, словно смятое, в складках, одеяло. Тут и там виднелись голые каменицы, порой встречалось низкорослое деревце, а из-под копыт Кики прыскали в стороны какие-то мелкие зверьки.

Затем мы миновали удивительную скалу — густо-красного цвета, с белыми прожилками. Не очень высокая, но широкая, со сглаженными очертаниями, скала эта мне что-то напомнила. Порывшись в памяти, я сообразила: формой она походила на человеческое сердце. Вот уж не думала, что вспомню уроки, биологии в приюте Брэзелла! Я биологию терпеть не могла — неумеренный в, своем рвении учитель обожал доводить нас до тошноты.

Когда похолодало и над равниной начали сгущаться сумерки, я поняла, что не испытываю никакого желания ночевать на открытом всем ветрам и взглядам месте.

«Догнать?» — предложила Кики.

«Мы близко к ним?»

В то же мгновение я ощутила острый запах лошадей, смешанный с едва уловимым запахом дыма. Глазами Кики я увидала далекий костер.

«Они остановились», — на всякий случай пояснила моя лошадка.

Я взвесила возможности. Выбор невелик: либо одинокая ночевка, либо гнев наставницы, когда я перед ней предстану. Поскольку до сих пор я проводила в седле не больше часа, ноги и спина зверски болели. Мне требовался отдых, хотя Кики могла бы еще скакать и скакать. Не зная, на что решиться, я попыталась мысленно ощупать лагерь — понять, в каком они там настроении.

Кейхил сжимал рукоять меча; огромное небо над головой его смущало и тревожило. Лист в полудреме вытянулся на земле. Айрис...

«Элена!» Ярость наставницы ошпарила, будто кипятком.

Итак, решено. Прежде чем она потребовала объяснений, я показала, что произошло между мной и Валексом.

«Это невозможно», — отозвалась Айрис с уверенностью.

«Ты то же самое говорила, когда Валекс помог мне устоять против Роззы. Возможно, нас с ним связывает нечто, с чем ты еще не встречалась?»

«Может, и так, — уступила она. — Ладно, подъезжай сюда. Все равно отсылать тебя домой слишком поздно. А в Крепость ты сможешь вернуться только со мной — иначе Розза сотрет тебя в порошок».

Да уж, как пить дать сотрет. С этой отрезвляющей мыслью я попросила Кики отыскать лагерь. Она огорчилась, тревожась за меня, но искренне обрадовалась, когда встретилась с Топазом. Вместе с Шелком и Русалкой Топаз щипал траву неподалеку от костра, разведенного на песчаной проплешине.

Я сняла притороченные к седлу мешки и бурдюки с водой, обтерла потную шкуру Кики, напоила свою верную лошадку. Усталость и нежелание объясняться с наставницей замедляли движения, и я довольно-таки долго возилась, прежде чем наконец вошла в трепещущий круг света от костра.

Айрис лишь спросила, буду ли я ужинать. Лист с бесстрастным лицом помешивал суп в котелке над огнем. Кейхил больше не держался за меч: ночное небо тревожило его куда меньше прежнего. Встретив мой взгляд, он улыбнулся. То ли радовался моему прибытию, то ли предвкушал разнос, который устроит мне Айрис.

Наставница разноса не устроила, а вместо этого взялась объяснять нам с Кейхилом, как надо себя вести при встрече с родом Песчаного Семени.

— Обязательно с уважением относиться к старейшинам. Все вопросы задавать только им — и лишь после того, как нам предложат говорить. Они не доверяют чужакам и тщательно следят, не проявляют ли к ним неуважения и не шпионят ли. Поэтому ни о чем не спрашивайте без разрешения и не пяльте глаза.

— С какой стати нам пялиться? — удивилась я.

— Они не носят одежду. Некоторые одеваются, когда прибывают чужаки, но другие нет. — Айрис печально улыбнулась и продолжила: — Также среди них есть очень сильные маги. Они не обучались в Цитадели — дети Песчаного Семени учатся только у сородичей. Лишь несколько магов из молодых пожелали учиться в нашей школе, стремясь узнать что-нибудь новое. Кангом был среди них, однако он надолго не задержался. — Айрис нахмурилась.

Я промолчала. Мне-то известно, куда Кангом двинулся, покинув Цитадель. Он сменил имя на Могкан и начал похищать детей и переправлять их в Иксию.

Кейхил собрался что-то спросить — наверняка подробности про Кангома, — но я его опередила:

— А что ты знаешь о магах Песчаного Семени, которые остались с сородичами?

— Их называют Рассказчиками. Они — хранители истории своего рода. Люди Песчаного Семени полагают, что их история — некое живое существо, незримо присутствующее вокруг. Поскольку история рода непрерывно развивается, Рассказчики руководят и направляют сородичей по верному пути.

— Каким образом они руководят? — с живым интересом спросил Кейхил.

— Они улаживают споры, участвуют в выборе верных решений, показывают сородичам, прошлое и помогают избежать прежних ошибок. Очень похоже на то, что Магистры Магии делают для жителей Ситии.

— Еще они успокаивают наболевшее истерзанное сердце, — негромко проговорил Лист, глядя в танцующее пламя. По крайней мере, так они утверждают. — Он резко поднялся: — Суп готов. Кто голодный?

Мы молча поели, затем подготовили себе места, где спать. Айрис сказала, что мы проведем в пути еще два дня.

Кейхил посчитал нужным поставить часовых и вызвался дежурить первым. Айрис лишь молча глянула, и он вскинулся, защищаясь:

— Это совершенно разумно!

— Кейхил, здесь нечего бояться. А если какая-нибудь неприятельская сила двинется в нашу сторону, я тебя разбужу задолго до того, как она объявится тут.

Кейхил обиженно надулся, а я прикусила губу, чтобы не обидеть его еще больше усмешкой. После чего я плотно завернулась в плащ и улеглась на мягкий песок. Проверила, как дела у Кики:

«Все хорошо?».

«Трава сладкая. Сочная».

«Скверные запахи есть?».

«Нет. Правильный воздух. Мой дом».

И правда — ведь Кики выросла здесь на равнине, у Песчаного Семени. «Хорошо вернуться домой?» Я вспомнила, что Валекс сейчас в Змеином лесу; хотелось надеяться, что он хотя бы отчасти восстановил отданные мне силы.

«Хорошо. С Лавандовой Дамой еще лучше. Мятные леденцы?» — спросила моя лошадка с надеждой.

«Утром», — пообещала я.

В раскинувшемся над нами ночном небе мерцали звезды. В сущности, Кики верно смотрела на жизнь. Все, что нужно, — это хорошая еда, свежая вода, порой вкусное угощение и вдобавок кто-нибудь, о ком надо заботиться. Короткий список того, что должен иметь каждый. Конечно, такой подход слишком прост и вряд ли применим, но я, поговорив с Кики, почувствовала себя успокоенной.

Потом я заснула, и пришли странные сны. Я бежала по равнине, разыскивая лошадку. Трава, сначала бывшая мне до колен, росла и росла, пока не стала выше моего роста. Я продиралась сквозь заросли, разводила порезанными руками жесткие стебли, тщетно пытаясь найти дорогу на волю. Зацепившись за что-то ногой, я упала. Перекатилась, хотела вскочить — но трава была уже не трава, а целое поле змей, и они принялись обвиваться вокруг рук и ног, шеи, бедер. Я боролась, пока они меня перепеленали так, что я уже не могла шевельнуться.

— Ты наша, ты — одна из нас-с-с, — прошипела на ухо самая большая змея.

Дернувшись всем телом, я проснулась. Занимался бледный рассвет, было холодно. В ухе звенело от шипения приснившейся змеи.

Айрис и Кейхил с Листом уже собрались вокруг маленького костерка. Мы позавтракали хлебом и сыром, затем оседлали лошадей и тронулись в путь. За ночь мышцы у меня застыли, каждое движение причиняло боль. Однако вскоре поднявшееся солнце нагрело землю, в плаще стало жарко, и я затолкала его в вещевой мешок.

Постепенно мягкая песчаная почва сменилась каменистой, трава поредела. То и дело попадались выходы песчаника. К тому времени, когда мы остановились перекусить, камни уже громоздились высоко над головой, словно мы были в ущелье.

Поев, я огляделась и заметила красные прожилки на двух торчащих, точно огромные пальцы, камнях вдалеке.

— У преступника была под ногтями какая-то красная грязь, — сказала я. — Не отсюда ли?

— Может быть, — согласилась Айрис.

— Надо бы взять образец. — Лист порылся в вещевом мешке, выудил стеклянный сосуд.

— Некогда: нужно ехать, — Айрис прищурилась, глядя на солнце. — Я хочу отыскать место для лагеря до темноты.

— Поезжайте. Я догоню.

— Элена, помоги ему: проверь, тот ли это цвет, который ты помнишь. — Айрис повернулась к нахмурившемуся Кейхилу, который явно готовился возразить: — А ты останешься со мной. Элена сумела нас отыскать спустя много часов после того, как мы выехали из Крепости; она и сегодня нас догонит.

Айрис и все еще хмурый Кейхил вскочили на коней и поскакали прямо на солнце, а мы с Листом двинулись к двум примеченным «пальцам». Они стояли дальше, чем я думала. Взять образец тоже было делом не быстрым: красные полосы оказались глиной, которая крепко схватилась от дождей и солнца. Сначала мы отковырнули верхний жесткий слой, добрались до слоя помягче, то и другое собрали в склянку.

Когда мы наконец вернулись туда, где расстались с Айрис и Кейхилом, солнце уже порядком спустилось к горизонту. Кики отыскала след Топаза, и мы послали своих скакунов рысью.

Я не встревожилась, когда небо начало темнеть. Острый запах Топаза наполнял чуткие ноздри Кики, а это значило, что мы уже совсем близко. Но когда на землю пала ночь, а костер все еще не завиднелся, я порядком обеспокоилась. Вскоре поднялась луна, и я остановила лошадь.

— Мы заблудились? — спросил Лист, придерживая Русалку. В лунном свете видно было, как он досадливо поморщился.

— Не заблудились. Кики говорит, что запах Топаза отчетлив и силен. Может, они решили не останавливаться пока, а ехать дальше?

— Попробуй-ка дозваться Айрис.

— Ох, ужаль змея! Я и забыла. — Глубоко вздохнув, я ухватила нитку магической энергии. Опять позабыла про магию! Спрашивается, когда я научусь пользоваться ею привычно и без напоминаний?

Хлынул неожиданно сильный, поток энергии — казалось, ее источник прямо здесь, неподалеку, и энергия его переполняет. Я мысленно ощупала пространство. Ничего.

Встревожившись еще сильней, я поискала дальше, еще дальше. Ничего и никого — я не чувствую даже мышей или каких-нибудь иных равнинных обитателей. Как же так? Если я сумела дозваться Валекса, который был в Змеином лесу, то должна найти Айрис; ведь ее конь совсем недавно тут проскакал.

«Запах Топаза все время силен», — подтвердила Кики.

«Все время одинаково силен?».

«Да».

— Ну что? — нетерпеливо спросил мой брат.

— Что-то не так. Я не могу отыскать Айрис. А Кики чует постоянный сильный запах.

— Ну так ведь это хорошо?

— Нет: запах должен быть сначала слабый, а потом усилиться. А он был одинаковый с того места, где мы взяли их след. — Я заставила Кики повернуться кругом; со всех сторон пульсировала магическая энергия. — Кто-то пытается сбить нас с толку.

— Наконец-то! — рявкнул вдруг из темноты глубокий бас.

От неожиданности Кики с Русалкой взвились на дыбы, но их успокоило магическое прикосновение. Схватившись за посох, я вглядывалась в смутные тени, едва различимые среди камней.

— Не очень-то быстро соображаешь, а? — насмешливо спросил тот же голос откуда-то слева.

Я повернула лошадь. В голубоватом лунном свете, узким лучом проникшем меж камней, вдруг появился человек. Он был очень высок и совершенно гол; синяя кожа была лишена волос. На лысой голове блестела испарина: могучие мускулы говорили о недюжинной силе. Однако на круглом лице была незлая насмешка, и я не почуяла какой-либо угрозы, исходящей от незнакомца. От него мощным потоком исходила магическая энергиями я подумала, что он, быть может, влияет на мои чувства и ощущения.

Я вытянула посох из чехла.

— Кто ты и что тебе нужно?

В улыбке блеснули белые зубы:

— Ваш — Рассказчик.


Глава 18 | Испытание магией | Глава 20