home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Кики припустила.

Мертвой хваткой вцепившись в гриву, я старалась не вылететь из седла. Затем рискнула оглянуться — и успела заметить, как блеснул под солнцем меч Гоэля.

Едва Кейхил завидел скачущую во весь опор кобылу, он вскинул руки и заорал:

— Тпру! Тпру!

Кики неслась прямо на него. Пока не перестала чуять запах Гоэля, кобыла не воспринимала мои призывы успокоиться.

«Человек ушел. Все, хорошо», — твердила я мысленно, затем похлопала Кики по шее и те же слова прошептала ей в ухо. Только тут наконец она остановилась — едва не затоптав Кейхила.

— Хорошо хоть, не вывалилась из седла. — Претендент на королевский трон схватил лошадь под уздцы. — Что стряслось?

Я спрыгнула наземь, пригляделась. Кейхил не казался удивленным — скорее, мое поспешное возвращение его позабавило.

— А по-твоему, что стряслось?

— Кики чего-то испугалась и понесла. Я тебе говорил, что лошади — существа норовистые, но тебе приспичило прокатиться раньше времени.

Что-то в его глазах меня насторожило.

— Это ты подослал Гоэля устроить мне засаду?

— Гоэля? — Кейхил, похоже, оторопел. — Нет, я...

— Ты сам это подстроил. Ты хотел, чтобы Кики перепугалась.

Кейхил нахмурился.

— Я хотел, чтоб ты кое-чему научилась. Лошади — травоядные животные, добыча хищных зверей. Поэтому они могут в испуге шарахнуться от малейшего звука, запаха или движения. Однако если б ты свалилась, то поняла бы, что страшного в этом ничего нет. И впредь не боялась бы упасть или спрыгнуть, если понадобится.

— Хорошо тому, кто позабыл, что я однажды уже падала с коня. Когда меня с него швырнули наземь. С твоего собственного коня, между прочим. Жаль, что я не могу так легко позабыть этот случай.

Вид у Кейхила стал покаянный. И то дело.

— Значит, ты послал Гоэля, желая преподать мне урок? Нет, Кейхил, не верю. Он был вооружен.

Претендент на трон внезапно рассердился.

— Я просил Эранта мне помочь. А Гоэль должен караулить Тьюлу. Вот уж я с ним поговорю.

— Не стоит. Я сама слажу с Гоэлем. По крайней мере, ему-то хватило порядочности сообщить о своих планах.

Выхватив у Кейхила повод Кики, я повела ее к стойлу. Напрасно я приходила на занятия без оружия. По глупости вообразила, будто Гоэль не посмеет напасть у Кейхила на глазах. Ну что ж, наставление усвоено. Кейхил может быть доволен, даже если он желал преподать совсем другой урок.


На следующее утро я отправилась искать рынок. По дороге внимательно присматривалась к людям вокруг. Казалось, все до единого движутся к центральной площади. Явившись туда, я пришла в изумление от плотной толпы, окружившей лотки с товарами. Не подступиться. Толкаться среди чужих не хотелось, но как же иначе покупать?

Приметив знакомых работников из Цитадели, я уже собралась подойти к кому-нибудь и попросить помощи, но тут меня дернули за рукав. Я крутанулась, по привычке схватившись за посох. От меня испуганно отпрянул чумазый ребенок. Мальчонка-нищий, которому я дала деньги в свой первый день пребывания в Крепости. На вид ему было лет девять.

— Извини. Ты меня напугал, — сказала, я.

Он приободрился.

— Прекрасная госпожа, подайте грошик.

Вспомнив, что рассказывала о нищих Айрис, я не стала подавать милостыню.

— Давай так: ты поможешь мне, а я — тебе.

Он глянул недоверчиво, с опаской. И на мгновение показался лет на десять старше. Сердце у меня сжалось, и захотелось вывернуть кошелек, высыпать на подставленные ладони все монеты, сколько их там ни есть. Однако я сказала:

— Я здесь совсем недавно. И мне нужно купить бумаги и чернил. Ты знаешь хорошего купца?

Карие глазенки посветлели.

— У Марибеллы лучшая бумага и перья. Я вам покажу.

— Погоди. Как тебя зовут?

Он помялся, опустил глаза. И наконец тихо пробормотал:

— Фиск.

Я опустилась на одно колено и, глядя ему в лицо, протянула руку:

— Приветствую тебя, Фиск. Меня зовут Элена.

Изумленно разинув рот, он схватил мою ладонь обеими руками. Затем тряхнул головой и двинулся на край площади, к столу, за которым торговала совсем юная девушка. Купив писчей бумаги, чернил и хорошее прочное перо, я дала Фиску медяк. После этого мы с ним двинулась к другим лоткам, и вскоре еще несколько детей были «наняты» носильщиками и тащили за мной покупки.

Покончив с делом, я оглядела свой отряд. Шестеро чумазых ребятишек улыбались, несмотря на жару и палящее солнце. Пожалуй, один из мальчишек приходился Фиску младшим братишкой — уж очень похожие были у них глаза, одинаково карие. Еще двое могли быть ему двоюродными братьями. У двоих девочек давно не мытые волосы падали на лицо, и я не могла понять, приходятся ли они Фиску родней.

Возвращаться в Крепость не хотелось.

Словно почувствовав мое настроение, Фиск предложил:

— Прекрасная Элена, не желаете ли пройтись и посмотреть Крепость?

Я охотно согласилась. Полуденная жара уже разогнала людей с рыночной площади, но когда я двинулась вслед за детьми по пустынным улицам, меня охватило смутное беспокойство. А ну как меня заведут в ловушку? Рука невольно легла на рукоять ножа. Сосредоточившись, я ухватила ниточку магической энергии и принялась мысленно ощупывать пространство.

Кругом ощущалась жизнь. Большинство обитателей Крепости находились в домах, думая лишь о том, как бы найти местечко попрохладней или занятие поспокойней, дожидаясь, пока сядет безжалостное солнце. Никакой угрозы. Никаких засад.

Затем я услышала, как журчит вода, а потом увидала фонтан. Дети завопили от восторга, побросали мои покупки и со всех ног пустились туда. Один Фиск остался рядом со мной: он чрезвычайно серьезно отнесся к роли гида.

— Этот фонтан называется «Единство», — просветил он меня.

Водяные струи окружали огромный каменный шар, полый и испещренный большими отверстиями. Внутри я разглядела шар поменьше, в нем тоже виднелись дырки. Камень был темно-зеленый и без прожилок, в отличие от мраморных стен Крепости, однако его цвет был не однородный, а разных оттенков.

— Это мрамор?

— Нефрит, который добывают в Изумрудных горах. Это самый крупный цельный кусок нефрита из когда-либо найденных, — важно сообщил Фиск, явно произнося заученные фразы из учебника. — Потребовался год, чтобы доставить его сюда, и еще пять лет, чтобы алмазными резцами придать нужную форму. Там одиннадцать сфер, и все они вырезаны внутри одного этого камня.

Охваченная любопытством, я подошла ближе, чтобы увидеть внутренние сферы. Водяная пыль приятно холодила кожу. Фиск тоже подошел и стал рядом.

— Почему их одиннадцать? — спросила я.

— По сфере на каждый род. И так же одна струя на род. Вода олицетворяет жизнь. Видите, что вырезано на внешнем круге?

Я подобралась еще ближе, рискуя вымокнуть до нитки. В самом деле, на камне виднелась затейливая тонкая резьба.

— Это мифические существа, — повествовал Фиск. — Каждое из них олицетворяет Магистра Магии. Йинг Ланг, небесный дракон, — Первый Маг. Фей Лиан, воздушный леопард, — Второй. Кио Тван, единорог, — это Третий. И, наконец, Пьенг, сокол, — Четвертый.

— Почему именно эти существа? — спросила я, вспомнив, что на Айрис была маска сокола, когда она прибыла в Иксию в составе ситийского посольства.

— Когда маги достигают уровня магистра, они проходят ряд испытаний, — с прежней важностью изрек Фиск. — В это время они путешествуют по нижнему миру и встречают своего проводника. И он не только проводит их по нижнему миру, но и ведет затем по жизни.

— Ты в это веришь? — По мне, все это было точно сказка. После того как командор захватил в Иксии власть, всякие религиозные верования были запрещены. Если кто-то во что-то и верил, то делал это молча и молитвы возносил тайно.

В ответ на мой вопрос Фиск пожал плечами.

— Я знаю, что во время испытаний с магами что-то происходит; мой отец это видел. Он раньше работал в Крепости.

Тут Фиск помрачнел и замкнулся, и я не стала больше расспрашивать. Но сказочные существа меня заинтриговали. Айрис, когда была в Иксии, выдавала себя за сокольника — сокольницу — и носила соответствующую форму, чтобы сойти за иксийку. Возможно, она даже работала с принадлежащими командору ловчими птицами.

— Если попить из фонтана, это принесет удачу, — сказал Фиск. И побежал к остальной ребятне, которая плескалась в фонтане и широко открытыми ртами ловила пенные струи.

Чуть помедлив, я тоже сунулась к самой воде. У нее был сильный минеральный привкус, словно у эликсира жизни. Я сделала несколько больших глотков. Немного удачи никак не помешает.

Когда дети наигрались, Фиск отвел меня к другому фонтану. Здесь фигуры были вырезаны из редкого белого нефрита: пятнадцать застывших в движении коней окружали взвившуюся к небу мощную струю воды.

Хотя Фиск не жаловался, видно было, что жара его совершенно вымотала. Однако же, когда я предложила самой нести свои покупки в Цитадель, мои помощники дружно заявили, что донесут, как обещали.

По пути домой я вдруг ощутила беспокойство Топаза — и через мгновение Кейхил на своем скакуне вынесся из-за угла. Ребятишки опасливо отступили на обочину дороги. Кейхил остановил коня прямо перед нами.

— Элена, где тебя носило?

— Ходила на рынок, — огрызнулась я. — А что? Ты заготовил для меня очередное испытание?

Он не ответил, разглядывая моих малолетних помощников. Они вжались в стену дома, съежились и молчали.

— Рынок уже несколько часов как закрыт. Чем ты занималась?

— Не твое дело.

— Мое! Ты, впервые отправилась в Крепость одна. Тебя могли ограбить, могла заблудиться. Когда ты не вернулась, я чего только не передумал.

— Напрасно беспокоился — я в состоянии позаботиться о себе. Фиск, веди.

Фиск двинулся по улице, за ним — прочие дети и я.

Кейхил насмешливо фыркнул и спешился. Ведя Топаза под уздцы, он зашагал рядом; и все никак не мог успокоиться.

— С такими провожатыми ты хлопот не оберешься, — предрек он. — Стоит тебе явиться в Крепость, они будут налетать, облеплять тебя, как паразиты, и высасывать досуха.

— Очередной урок? — проговорила я с издевкой.

— Я просто пытаюсь помочь. — Он рассердился, но старался этого не показать.

— Брось. Занимайся своим делом. Если речь не идет о лошадях, мне твоя помощь не к чему.

Кейхил шумно выдохнул. Краем глаза я видела, что он с немалым трудом подавил раздражение.

— Ты все еще на меня сердишься, — сказал он затем.

— За что бы это?

— Ты уверяла, что не шпионка, а я не верил.

Я промолчала.

— И за то, что сделала Первый Маг. Я понимаю: наверно, это было ужасно…

— Ужасно? — Остановившись, я повернулась к Кейхилу всем телом. — Она когда-нибудь делала это с тобой?

— Нет.

— Значит, ты понятия не имеешь, о чем говоришь. Вообрази, что ты совершенно беспомощен и раздет догола. А в твоих мыслях и чувствах роется некто крайне дотошный и безжалостный.

У него изумленно округлились глаза.

— Но она сказала, ты дала ей отпор. И она не сумела прочитать тебя целиком.

Меня передернуло. Ну да, ведь Розза могла бы забраться еще глубже. Ясно, откуда пошли разговоры о том, что подобный «допрос» может повредить человеку мозги.

— Кейхил, это хуже, чем если тебя насилуют. Можешь поверить: я по опыту знаю, как оно бывает.

— Так значит… вот почему?

— Что «почему»? Давай, спрашивай. — Я не собиралась щадить его уши.

— Почему ты не выходила из комнаты первые три дня.

— Да. Айрис говорила, будто я дуюсь на весь белый свет. А на самом деле мне даже просто чужой взгляд был невыносим.

Топаз положил морду мне на плечо; я потерлась об нее щекой. В гневе на Кейхила я не слышала мыслей своего четвероногого приятеля. Спохватившись, я восстановила нашу связь.

«С Лавандовой Дамой все хорошо, — радовался он. — Яблоко?»

«Попозже», — улыбнулась я.

Кейхил глядел с каким-то непонятным выражением.

— Ты улыбаешься только лошадям. — Неясно было, ревнует он или огорчен. — Скажи то, что с тобой сделала Розза... в смысле, что сделал я… Ты из-за этого никого к себе не подпускаешь?

— Не только. И не сказать, что уж совсем никого.

— А кому еще ты улыбаешься?

— Айрис.

Кейхил кивнул, словно услышал то, что ожидал.

— Еще кому-нибудь?

Я невольно коснулась укрытой под рубашкой подвески, Валексу доставалось куда больше, чем улыбка. Однако я сказала только:

— Друзьям-северянам.

— Тому, который тебя учил сражаться?

— Да.

— А тому, кто подарил ожерелье?

Я так и дернулась, мгновенно обозлившись.

— Откуда ты знаешь про ожерелье?

— Оно выпало, когда ты была без сознания.

Ну да, он же тащил меня на себе после устроенного Роззой «допроса». Я нахмурилась.

— Наверно, я зря о нем заговорил, — спохватился Кейхил. — Но я угадал, что это подарок?

— Совершенно не твоего ума дело. И вообще, ты ведешь себя, как будто мы друзья. А ты мне не друг.

Ушедшие вперед дети ожидали нас на перекрестке. Я двинулась к ним, Кейхил — за мной. Больше мы не разговаривали. У ворот внутреннего города я забрала у ребятишек покупки и каждому выдала по две медные монеты.

Улыбнувшись Фиску, я не удержалась и глянула на Кейхила, помня, как ревниво он следит за тем, кому я дарю свои улыбки.

— Увидимся на рынке через неделю, — сказала я мальчишке. — И передай друзьям: они получат по лишнему медяку, если придут чистые.

Он помахал на прощание, и усталые ребятишки поплелись прочь. Наверняка им известны в Крепости все ходы и выходы, включая самые потайные закоулки. Эти знания могут мне однажды пригодиться; обязательно попрошу Фиска показать.

Кейхил наверняка тоже тут все знает — не зря же он рос в Крепости. Да только его я просить не стану. Уж во всяком случае не сейчас, когда он стоит такой мрачный.

— Ну что на сей раз?

Он вздохнул:

— И зачем только ты все усложняешь?

— Ты сам начал. Забыл?

Он качнул головой: дескать, помню.

— Слушай, Элена, почему бы нам не начать все заново? Мы с тобой с первой минуты знакомства не в ладах. Как мне заслужить одну из твоих редких улыбок?

— Это еще зачем? Если ты думаешь заделаться моим другом и вызнать военные тайны Иксии, лучше не связывайся.

— Да не хочу я военных тайн. Я просто хочу, чтобы между нами все было иначе.

— В каком смысле?

Кейхил беспомощно огляделся, точно в поисках нужных слов.

— По-другому... лучше. По-приятельски. Чтоб мы разговаривали, а не спорили.

— Это после всех радостей, что ты мне устроил?

— Элена, прости. — Казалось, слова царапали ему горло. — Прости, что я не поверил, когда ты сказала, что не шпионка. Прости, что я просил Первого Мага... — Кейхил мучительно сглотнул, — выпотрошить твое сознание.

— Ты сильно запоздал с извинениями. С чего вдруг сейчас надумал?

— Приближается Пир Новых Начал. — У него странно дрогнул голос. Кейхил нервно теребил поводья своего коня, наматывал на ладонь. — Это праздник в честь наступления прохладного сезона и нового учебного года. Возможность помириться и начать все сызнова. — Голубые глаза вглядывались мне в лицо. — За все годы у меня ни разу не возникло желания взять с собой кого-нибудь на Пир. До сих пор тут не было человека, с который я хотел быть рядом. А сегодня, услышав, как повара обсуждают праздничные блюда, я подумал о тебе. Элена, ты пойдешь со мной?


Глава 12 | Испытание магией | Глава 14