home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

— Нет, — решительно заявила я. — Ты моим тренером не будешь.

— Выбирать вам не из чего, — вмешался старший конюх. — Больше никого нет, а Четвертый Маг требует, чтоб вы начали заниматься прямо сейчас.

— А если я стану вам помогать убирать навоз и кормить лошадей? У вас найдется время меня учить?

— Девушка, вам уже есть чем заняться. Вы будете ходить за своей собственной лошадью и учиться иным премудростям. А Кейхил с шести лет из конюшен не вылезает. Никто не знает лошадей так, как он... — Конюх улыбнулся. — Кроме меня, конечно.

Я уперла руки в бока.

— Замечательно. Если он разбирается в лошадях лучше, чем в людях, — я согласна.

Кейхил съежился. Очень хорошо.

— Но я оставлю себе эту лошадь, — закончила я.

— Она косоглазая, — заметил Кейхил.

— Она что?

— Косоглазая. К тому же у нее синие глаза — а это приносит несчастье. И она выросла у людей, из клана Песчаного Семени. Их лошади с трудом поддаются дрессировке.

Кики фыркнула. «Злой мальчишка!»

— Насчет глаз — дурацкий предрассудок, и с дрессировкой тоже глупость. Кейхил, уж тебе ли не знать? — упрекнул старший конюх. — Отличная кобыла. А между собой разбирайтесь сами; некогда мне с вами нянчиться. — И он двинулся прочь, недовольно ворча себе под нос.

Мы с Кейхилом гневно уставились друг на друга. Кики носом толкнула мою руку проверяя, нет ли еще леденцов.

— Извини, девочка, больше нет. — Я показала ей пустую ладонь.

Кобыла мотнула головой, отошла и снова принялась щипать траву.

Кейхил продолжал глядеть на меня в упор. Я скрестила руки на груди. Слабовата преграда: я бы предпочла, чтобы между нами стояли каменные стены. Он сменил свой дорожный костюм на простую белую рубашку и брюки для верховой езды, на ногах были знакомые черные сапоги.

— Хочешь оставить себе ту лошадь — дело твое. Но если намерена огрызаться и злобиться каждый раз, как я попытаюсь тебя чему-нибудь учить, скажи сразу — и я не стану зря тратить время.

— Айрис хочет, чтоб я училась; я буду учиться.

Это его удовлетворило.

— Хорошо. Начнем первый урок, — объявил Кейхил и перелез через изгородь на пастбище. — Прежде чем сесть на лошадь, тебе нужно узнать, о ней все: от анатомии до нрава и повадок.

Он пощелкал языком, желая подозвать Кики. Она и не подумала приблизиться. Тогда Кейхил сам к ней подошел. Она повернулась — и крупом сшибла его с ног.

Я прикусила губу, чтобы не рассмеяться. Каждый раз, как он пытался подойти, Кики либо убегала, либо опрокидывала его наземь.

Красный от раздражения, Кейхил не выдержал:

— Чтоб ей пусто было! Я принесу аркан.

— Ты обидел ее, сказав, что она приносит несчастье, — объяснила я. — Она перестанет противиться, если ты извинишься.

— С чего ты взяла?

— Просто знаю — и все.

— Ты еще недавно даже понятия не имела, как с коня слезать.

Кейхил решительно двинулся к ограде, намеренный нести аркан. Спасая Кики, я призналась:

— Это так же, как с Топазам, когда он хотел овсяного печенья.

Кейхил повис на изгороди, ожидая продолжения.

— Топаз сказал мне, что хочет получить лакомство. Перед тем я случайно установила с ним мысленную связь, а спина болела от тряски, я и попросила его бежать поровнее. Так же получается и с Кики.

Кейхил в задумчивости подергал себя за бороду.

— Первый Маг говорила, что у тебя сильные магические способности. Я сам мог бы раньше заметить, но меня слишком заботило то, что ты, по моему пониманию, шпионка. — Он поглядел на меня, словно впервые видел.

На мгновение мне почудился в его синих глазах недобрый холодный огонек, но затем это впечатление исчезло. Было или нет, я уже не могла сказать с уверенностью.

— Ее зовут Кики? — спросил Кейхил.

Я утвердительно кивнула. Претендент на королевский трон вернулся к кобыле и принес ей свои извинения. Меня разобрала досада. А передо мной он и не подумал извиниться за все неприятности, что причинил. Шпионка я, по его пониманию, надо же!

«Лягнуть Злого Мальчишку?» — предложила Кики.

«Не надо. Веди себя хорошо. Он научит меня о тебе заботиться».

Кейхил махнул рукой: мол, подходи сюда. Я перебралась через ограду. Кики смирно стояла на месте, а Кейхил прочел длинную лекцию о лошадином теле, используя кобылу в качестве наглядного пособия. Начав с морды, он закончил задним копытом, показав, что там снизу. Урок он завершил словами:

— Завтра в то же самое время. Встретимся в конюшне. Я расскажу, как ухаживать за лошадью.

Кейхил уже готов был уйти, но я остановила его вопросом:

— Почему ты даешь уроки? Я полагала, ты очень занят получением иксийского престола. — Я уже перестала злиться оттого, что он — мой тренер, и во мне заговорило любопытство.

Кейхил поглядел с подозрением, отлично зная, как я отношусь к его притязаниям на соседние земли. Однако на вопрос ответил:

— Пока Совет Ситии не примет решение, что он меня полностью поддерживает, мне ничего другого не остается. К тому же приходится оплачивать свои расходы, а для этого нужны деньги. Большинство моих людей тоже служат здесь стражами или садовниками. — Кейхил вытер ладони о штаны, поглядел на пасущихся лошадей. — Когда Совет распущен на жаркое время года, я всеми силами стараюсь обеспечить себе поддержку. Думал, на этот раз добьюсь своего. — Он перевел взгляд на меня. — Однако не удалось. Поэтому я снова работаю и снова прошу Совет о том, чтобы мой вопрос приняли к рассмотрению. — Он нахмурился, помолчал. — Так значит, до завтра?

— До завтра.

Он направился к конюшне. Выходит, Кейхил рассчитывал отловить иксийского шпиона и тем самым воздействовать на Совет. Интересно, что он затеет в следующий раз?

Кики подтолкнула носом мою руку, и я почесала ее за ушами, а потом возвратилась к себе. Отыскав бумагу, я уселась к столу и нарисовала лошадь, затем подписала те части ее тела, какие запомнила. Топаз и Кики помогли с остальным.

Связь, которая установилась между нами, была странной и одновременно, приятной. Мы втроем словно находились в одной комнате, и каждый был занят своим делом и собственными мыслями. Но на любое мысленное обращение все отзывались моментально. И стоило мне подумать о Кики, ее мысли, оказывались в моей голове. Собственно говоря, с Айрис было так же. Не было нужды собирать магическую энергию и направлять ее к наставнице: надо было всего лишь о ней подумать.


Прошла неделя. Утром я занималась с Айрис, днем отдыхала и тренировалась в умении держать магическую защиту. Вечера я проводила с Кейхилом и Кики. И каждый раз, направляясь куда-нибудь, внимательно смотрела, нет ли поблизости Гоэля. Его угрозы я не забыла.

Очень скоро Айрис задалась целью проверить, нет ли у меня еще каких-нибудь магических способностей, кроме уже известных.

— Посмотрим, можешь ли ты зажигать огонь, — сказала она как-то утром. — На этот раз, когда наберешь энергию из источника, сосредоточься на том, чтобы зажечь свечу. — И она поставила передо мной подсвечник.

— Как ее зажечь? — Я села прямо.

До этой минуты, я лениво валялась, на подушках в башне Айрис, размышляя о Кики.

Вот уже неделя миновала, а я до сих пор еще в седло не садилась. Кейхил каждый урок талдычит о том, как кормить лошадь да как ухаживать. Терпенья, моего больше нет!

— Думай о язычке, пламени, прежде чем направишь на свечу сгусток энергии. — Айрис показала на примере: — Огонь, — проговорила она, и свеча загорелась бледным огоньком. Айрис задула ее. — Теперь давай ты.

Я сосредоточила взгляд на фитиле, мысленно вообразив себе пламя. Толкнув сгусток магической энергии к свече, я пожелала, чтобы она загорелась. Ничего не произошло.

Айрис издала странный приглушенный звук, и на фитиле вспыхнул огонек.

— Элена, ты направляешь магию к свече?

— Да. А что?

— Ты мне только что велела зажечь свечу вместо тебя, — пояснила раздраженная наставница. — Я-то ее и зажгла.

— Это плохо?

— Нет. Надеюсь ты умеешь зажигать свечи обычным способом; сдается мне твоя магия, на это не способна. Попробуем что-нибудь, еще.

Я попыталась передвигать предметы. Безуспешно. Ну, если только успехом могло считаться то, что я заставляла Айрис их передвинуть.

Она установила, ментальную защиту, чтобы я не могла ее принуждать.

— Ну-ка, снова. Не потеряй контроль.

Я поймала энергетическую нить, забрала себе порцию магической энергии. Айрис швырнула в меня подушкой, попала в живот. Я невольно вскрикнула.

— Ты должна была ее отбросить. Давай снова.

К концу занятия я искренне радовалась, что Айрис выбрала подушку, а не что-нибудь потяжелее. Иначе ходить бы мне в синяках с ног до головы.

— Думаю, тебе надо учиться управлять способностями. — Моя наставница не желала сдаваться. — Отдохни. Завтра дело пойдет лучше.

Прежде чем уйти, я спросила:

— Айрис, нельзя ли мне посмотреть Крепость? И нужно обменять иксийские деньги — я хотела бы прикупить кой-какие мелочи и одежду. Здесь есть рынок?

— Есть, но в жаркое время он открыт один день в неделю. — Айрис умолкла, что-то прикидывая. — Вот что: в рыночные дни уроков не будет. Ты сможешь осматривать Крепость или заниматься чем хочешь. Ближайший рыночный день — послезавтра. Тем временем я поменяю твои деньги.

Не упуская возможности поучить меня уму-разуму, Айрис добавила:

— Пока обучаешься здесь, ты находишься на полном обеспечении. Но когда окончишь школу, рассчитывать придется только на себя. Конечно, ты будешь зарабатывать, как все маги. Однако не разбрасывайся деньгами, швыряя их направо и налево. — Наставница улыбнулась, чтобы смягчить упрек. — Мы не считаем нужным поощрять нищих.

Мне вспомнился чумазый мальчонка возле здания Совета.

— Почему у них нет денег?

— Одни ленятся работать, предпочитая попрошайничать. Другие не могут работать из-за физического увечья или болезни. Целители ведь не каждого могут излечить. А третьи проигрываются в карты или просто тратят больше денег, чем могут заработать.

— А дети?

— Это те, кто убежал из дому, сироты или дети бездомных. Жаркий сезон для них самое тяжкое время. Когда начнутся занятия в школе, а в Крепость вернутся обитатели, детям будет куда прийти за пищей и кровом. — Айрис коснулась моего плеча: — Не беспокойся о них, Элена.

Возвращаясь к себе, я размышляла над словами наставницы.

А вечером, когда Кейхил учил меня надевать на Кики седло и уздечку, он неожиданно спросил:

— Что это с тобой сегодня? Ты только и знаешь, что огрызаться.

«Лавандовая Дама не в духе», — согласилась Кики.

Я глубоко вздохнула и приготовилась извиниться, но с языка вдруг сорвалось:

 — Ты хочешь быть королем Иксии. Чтобы получать налоги, сидеть на троне и носить драгоценную корону — а люди пусть страдают, как при твоем дяде. — Я уже не могла сдерживаться: — А твои прихвостни вроде Гоэля пусть убивают невинных детей, когда их родители не могут уплатить налоги. А ты с тех налогов будешь одеваться в шелка. Или пусть они убивают взрослых, а дети останутся нищими сиротами!

Я смолкла. Кейхил от изумления рот разинул, но быстро овладел собой.

— Я хочу вовсе не этого. Наоборот, я желаю помочь людям. Чтобы они свободно могли носить одежду, какая им нравится, а не обязательную форму. Чтобы могли жениться на ком хотят, а не по разрешению военных властей. И чтоб они жили где им угодно, хоть в Ситии. Я желаю стать королем и освободить Иксию от военной диктатуры.

Его доводы показались несерьезными. Будут ли люди чувствовать себя более свободными, если он сядет на трон? Не верилось мне, что Кейхил назвал истинную причину.

— Почему ты думаешь, будто иксийцы хотят освобождения из твоих рук? Любое правительство несовершенно. Тебе не приходило в голову, что они, быть может, довольны жизнью при командоре?

— А тебе жизнь на севере была по душе? — спросил он в ответ.

— У меня были необычные обстоятельства.

— Какие же?

— Не твое дело.

— Давай-ка я угадаю, — проговорил он тоном всезнайки.

У меня руки зачесались дать ему тумака; пришлось крепко их стиснуть.

— Ты — похищенная южанка, с магическими способностями. Да, это необычное дело. Но не стоит воображать, будто ты — первая, кого спасла Четвертый Маг. Северяне тоже рождаются со способностями. Мой дядя был магистром магии. А уж тебе ли не знать, как командор обходится с теми, кто обладает магической силой.

Вспомнились слова Валекса: в Иксии убивают любого, у кого обнаружен магический дар. В самом деде, на магов там идет беспощадная охота; однако у остальных жителей есть все необходимое.

— Элена, мы с тобой похожи, — продолжал Кейхил. — Ты родилась, в Ситии и выросла в Иксии, а я, наоборот, — иксииц, воспитанный в Ситии. Ты вернулась в свой дом, а я пытаюсь обрести свой.

Я не успела ответить — в голове раздался голос Айрис: «Элена, быстро подойди в лазарет».

«С тобой, все в порядке?» — встревожилась я.

«Со мной — да. Приходи скорей».

«А где этот лазарет?»

«Пусть Кейхил покажет».

Я передала Кейхилу просьбу Айрис. Он тут же снял с Кики седло и уздечку, повесил на гвоздь, и мы поспешили в центральную часть Цитадели. Мне, пришлось бежать вприпрыжку, чтобы поспеть за своим провожатым.

— Она сказала, что стряслось? — поинтересовался он на ходу.

— Нет.

Мы вошли в одноэтажное здание. Стены здесь были бледно-голубого мрамора, чуть похожие на лед. Внутри, молодой парень в белой форме зажигал фонари — солнце уже садилось.

— Где Айрис? — спросила я.

Он явно не понял, о ком речь.

— Четвертый Маг, — пояснил Кейхил.

На этот раз он понял.

— Она с целителем Хейсом, — сказал парень. Мы не тронулись с места, и он указал на длинный коридор: — Там. Пятая дверь слева.

— Здесь мало кто зовет ее Айрис, — заметил Кейхил, шагая по пустынному коридору.

У пятой двери мы остановились. Она была закрыта. Я только занесла руку, чтобы постучать, как донесся голос наставницы:

— Входите.

Мы вошли. Айрис и какой-то человек в белом, — целитель Хейс, догадалась я — стояли возле койки, на которой лежал накрытый простыней человек. Лицо скрывали бинты.

Лист сидел на стуле в углу. Сидел сгорбившись, чем-то потрясенный. Заметив меня, он спросил:

— Что она тут делает?

— Я попросила Элену прийти. Может быть, она сумеет помочь, — ответила Айрис.

— Что тут у вас? — обратилась я к ней.

— Тьюлу нашли в Буруби при смерти. Она без сознания, и мы не можем до нее добраться, — объяснила Айрис. — Нужно узнать, кто с ней это сотворил.

— Я ее не чувствую, — сказал Лист. — Остальные магистры не в силах нащупать ее сознание. Четвертый Маг, считайте, что она мертва. Вы лишь попусту тратите время.

— Что произошло? — спросил Кейхил.

— Ее били, пытали, насиловали, — отозвался целитель. — Чего только ни делали...

— И ей повезло, — добавила Айрис.

— Какое тут может быть везенье?! — взвился Кейхил.

— Она осталась жива. Остальные погибли — все.

— Сколько? — вырвалось у меня. Я не желала знать, сколько было таких несчастных, но это вырвалось само собой.

— Тьюла — одиннадцатая жертва. Остальных нашли мертвыми; над ними точно так же надругались, — Айрис вся передернулась.

— Чем я могу помочь?

— Ментальное исцеление — моя самая мощная способность, однако ты вернула командора, когда, я ничего, не могла сделать.

— Что?! — вскричал Кейхил. Его ярость мгновенно обратилась на меня. — Ты помогала командору?!

— Вернула — потому что знала его и представляла себе, где искать, — ответила я наставнице, не обращая внимания на Кейхила. — Вряд ли я смогу помочь здесь.

— Все равно попытайся. Трупы жертв находили в разных городах Ситии. Мы не знаем причины убийств, и у нас нет подозреваемых. Но надо поймать это чудовище. — Айрис на мгновение примолкла, машинально подергала прядь своих черных волос. — К сожалению, ты еще не раз столкнешься с подобным, когда станешь магом. Считай, что сейчас набираешься опыта.

Я подошла к койке.

— Можно взять ее за руку?

— Можно.

Целитель Хейс откинул край простыни, и я увидела пропитанные кровью бинты. Между бинтами проглядывала кожа — красная, воспаленная. Кейхил выругался. Лист сидел, отвернувшись к стене.

Кисти рук были искалечены: на каждый палец была наложена деревянная шина. Очень осторожно я взяла руку Тьюлы, потерла кончики пальцев о ее ладонь. Ухватив ниточку магической энергии, я закрыла глаза и направила энергию к девочке.

Ее сознание было пусто. Душа Тьюлы покинула свое место и едва ли когда-нибудь возвратится. Вместо нее плавали смутные серые призраки — память о мучениях, которые ей довелось испытать. Лица призраков кривились от боли и страха и эти чувства начали передаваться мне. Я отогнала серые тени, сосредоточилась на том, чтобы отыскать саму Тьюлу. Скорее всего, она где-то прячется — в укромном месте, где пережитые страхи не смогут ее достать.

Появилось ощущение, будто руки щекочет трава. В воздухе стоял аромат росистого луга, но я не могла понять, откуда это все взялось. Я искала, пока хватало сил, а потом наша с Тьюлой ментальная связь распалась.

Я открыла глаза. Оказалась, я сижу на полу и по-прежнему сжимаю руку девочки.

— Увы — я не могу ее найти.

— А я говорил, что это — пустая трата времени, — забившийся в угол Лист поднялся на ноги. — Чего вы ждали от северянки? — Он двинулся вон из комнаты.

— Зато я не сдаюсь так легко, как ты, — бросила я ему вслед.

Я сдвинула брови, напряженно пытаясь что-то придумать. Должен быть какой-то иной способ разбудить сознание Тьюлы.

 Целитель вынул искалеченную руку девочки из моих пальцев, аккуратно положил на койку и накрыл простыней. Я осталась сидеть на полу, слушая, как он обсуждает с Айрис состояние больной. По их мнению, ее тело исцелится, но душа, скорее всего, — нет. Примерно то же оставалось от детей, которых Рейяд и Могкан выкачали магическую силу, — тело, которое живет, но не может думать и чувствовать. Вспомнив, как двое злодеев пытались меня сломать, я вздрогнула.

Так вот, что касается Тьюлы... Как я нашла командора? Его сознание укрылось в месте, где Амброз пережил свой триумф — где он был победителем и чувствовал себя всего счастливей.

— Айрис, — прервала я ее разговор с целителем, — расскажи, что знаешь о Тьюле.

Она умолкла на полуслове.

«Доверься мне», — попросила я мысленно.

— Знаю я мало. Ее семья держит стеклодувную фабрику, — начала Айрис. — Фабрика приносит неплохой доход, а сейчас у них работа в разгаре, поэтому они поддерживают огонь в печах круглые сутки. Тьюла должна была следить за ними ночью. Однако наутро, когда пришел отец, угли были холодные, Тьюла исчезла. Ее разыскивали много дней. И наконец отыскали в поле, едва живую. Целитель в Буруби обработал физические раны, но до сознания добраться не смог, поэтому ее срочно перевезли сюда, ко мне.

— У нее есть братья или сестры?

— Есть несколько. Зачем тебе?

Я еще толком не знала зачем, но верная мысль уже зарождалась.

— Кто-нибудь ее возраста?

— По-моему, младшая сестра.

— Насколько младше?

— От силы на год-полтора, — ответила Айрис не очень уверенно.

— Можно привезти ее сюда?

— Зачем?

— С ее помощью я, может быть, сумею вернуть Тьюлу.

— Я сообщу в Буруби, — Айрис повернулась к целителю: — Хейс, известите меня, если ее состояние изменится.

Хейс кивнул, и Айрис решительно покинула комнату. Мы с Кейхилом двинулись следом.

Снаружи синели сумерки. Воздух стал чуть прохладнее, лица коснулся слабый ветерок. Я с наслаждением вдохнула, пытаясь отогнать горький запах страха, которым надышалась рядом с Тьюлой.

— Смело, — изрек Кейхил. — Воображаешь, будто сумеешь ее возвратить, когда этого не сумела даже Магистр Магии. — И он зашагал прочь.

— Глупо! — крикнула я ему в спину. — Глупо сдаваться, не испробовав все возможное.

Кейхил не отозвался. Ну и ладно. Все равно я докажу, что он неправ.


Глава 10 | Испытание магией | Глава 12