home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5. Изыди, дьявол, из горы сия!

В последний день апреля, когда Лысая уже переставала быть собственно лысой и покрывалась зелёной растительностью, Гору посещало больше всего народу. Многие оставались здесь до темноты, чтобы в ночь на 1 мая отпраздновать Вальпургиеву ночь.

В отличие от Хеллоуина, Ноябрьского кануна Дня всех святых, когда силы зла перед наступлением зимы выходят из преисподней на поверхность, Вальпургиева ночь является последней ночью, которую празднует тьма перед тем, как вновь залечь на дно и освободить землю для торжества света.

Не следует поминать на этой горе вслух чёрта и ведьму – они тут же появятся! В Майский Канун Гора становится местом шабаша ведьм и викканок. Ведьмы собираются в эту ночь, чтобы отметить свой праздник Майи и Живы, а поклонницы викки празднуют здесь Бельтейн – ночь костров.

Кроме того, на Горе собираются толкинисты – любители кельтской культуры. Лысая манит к себе и маньяков. Забредают сюда и наркоманы, и пьяные гопники, встреча с которыми не сулит ничего хорошего.

В последнее время здесь стали бесследно исчезать люди. Именно бесследно, то есть зашли и не вышли. В основном, это те, кого никто не ищет, изгои общества: алкаши, бомжи и наркоманы. Поэтому точное количество пропавших людей не поддаётся учёту.

Именно в эту ночь на горе с недавних пор стали полыхать костры и раздаваться истошные вопли, сумасшедший хохот и завывания, наводящие ужас не только на окрестных жителей, но и на всех посетителей Лысой.

Вот почему Вальпургиеву ночь так не любила местная милиция. Она денно и нощно охраняла все подступы к ней в последний день апреля, когда Лысая уже переставала быть собственно лысой и покрывалась зелёной растительностью.


На контрольно-пропускном пункте перед вторым шлагбаумом стояли два милиционера. За их спинами был виден забор, сложенный из бетонных плит, а за ним – таинственный режимный объект с пятью радиовышками. Слева от них громоздилось полуразрушенное одноэтажное строение, так называемая «кутузка» – бывшая гауптвахта комендатуры, а справа возвышался щит с надписью «Регіональний Ландшафтний парк „Лиса Гора”. Площа 137,1 га. На території парку забороняється пошкодження і знищення дерев, чагарників, трав’янистого покриву і обладнання, розкладання багать, організація стихійних місць відпочинку, проїзд та стоянка автомобільного транспорту. Порушення вимог веде до відповідальності згідно чинного законодавства».

Старший сержант вёл себя спокойно, ему здесь было не впервой. А вот младший сержант впервые находился в необычном месте и был явно чем-то обеспокоен. Каркнет вдалеке ворона – он вздрогнет, зашуршит что-то в кустах – он резко обернётся.

– Чёрт знает что! Откуда они здесь?

Из-за кустов выглядывал чёрный козёл, чуть поодаль прятались за деревьями две белые козочки. Старший почесал шею:

– Да местные их здесь выпасают.

Вновь истошно каркнула ворона. Младший дёрнулся:

– Задолбала уже! Если б можно, пристрелил бы к чертям собачим!

– Здесь раньше ракетная воинская часть стояла, – пояснил старший. – Так вот, её убрали отсюда только потому, что солдаты тут с ума сходили. Прикинь, каких дров они могли бы наломать. Особенно плохо они себя чувствовали в полдень и в полночь. Осталась лишь эта гауптвахта, чтобы салагам здесь жизнь мёдом не казалась.

– А который час?

– Скоро двенадцать.

– Чёрт, а я думаю, что это на меня такое находит?

Младший сержант неожиданно приосанился, заметив, что к ним приближается чернобородый мужчина в чёрном плаще до пят и с саквояжем в руке. Когда тот подошёл к шлагбауму вплотную, старший сержант поинтересовался:

– И куда это вы собрались?

– На Лысую Гору… я ведь правильно иду?

– Правильно, – ответил младший сержант и кивнул на деревянный столб с табличкой.

– С какой целью сюда пожаловали? – спросил его старший.

– Да вот…

Чернобородый раскрыл саквояж и вынул из недр его большой медный крест с цепью.

– …гору хочу эту… очистить от всякой нечисти.

– Давно уже пора, батюшка, – кивнул младший, – а то здесь такое творится. Что-то непонятное.

Чернобородый величаво осенил крестом окрестности.

– Изыди, дьявол, из горы сия! Именем отца и сына и святаго духа, аминь.

– А бутылка вам зачем? – заметил старший, узрев в саквояже пластиковую бутылку и кропило.

Чернобородый надел цепь с крестом себе на шею и вынул из саквояжа кропило.

– А святой водой окропить, бесов изгнать из ведьм. Их ведь много здесь собирается?

– Да сегодня вообще наплыв, – развёл руками младший, – видно, праздник у них какой-то… этот…

– Вальпургиева ночь, – подсказал старший.

– С самого утра уже идут…на шабаш свой собираются, – добавил младший.

##Внезапное ускорение, сдвиг###, – и…невдалеке за деревьями, как тень, проскользнул лысый дидько. Через секунду следом за ним проскользнул ещё один дидько – сивый. С косматой седой головой и с длинной бородой, развевающейся на ветру.

– Чего ж вы их не гоните? – возмутился чернобородый.

– Гоним, да что толку, – пожал плечами старший. – Территория ведь большая. Вот и лезут они во все щели.

– Может, и вас окропить? – предложил чернобородый, легонько встряхивая кропилом.

– Нет, нет, спасибо, – отказался младший сержант.

– Проходите, батюшка, проходите, – нетерпеливо махнул рукой старший, заметив, что к ним приближаются две светловолосые девушки в красных юбках и в белых сорочках, – удачи вам в вашем благородном деле.

Чернобородый также заметил ведьмочек и поспешил удалиться.


4.  Дань горе | Лысая гора | 6.  Димон-А и О`Димон