home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Я проверила, на месте ли мой магнитофончик, и быстро отъехала от дома, чтобы Мэтт не заметил мою машину с Элмгроув.

На перекрестке зажегся красный, я взяла кассету, потыркала ее не той стороной и наконец-то вставила. Салон наполнил голос Барри, живой до мурашек по коже, будто он сидел на пассажирском кресле собственной персоной.

«Боже, это слишком много», — потрясенно произнес он.

У меня сжалось сердце, перед глазами все поплыло. Дорога словно растворилась. Сзади послышался гудок, и я выключила магнитофон, выронила его на колени. Я разобьюсь, если буду слушать запись на ходу.

Автомобиль просигналил второй раз, и я тронулась с места, осторожно следуя по Энджел-стрит. Как бы кого не задеть. Я вся кипела, стараясь не взорваться. Надо приехать в центр города, припарковаться в безопасном месте, где можно спокойно прослушать запись, перемотать обратно и прослушать снова.

Перед офисом «Кроникл» нет площадки для парковки. Я объехала здание трижды в поиске свободного места, с каждым разом сердце стучало все сильнее и отчаяннее. Сегодня же суббота, Христа ради, и негде приткнуться носом. Тут я заметила, как много на тротуарах людей, и вспомнила, что скоро «Уотер-Файр». Туристы уже стекаются к вечернему мероприятию.

Мне было не до праздника. Я думала лишь о пленке. Развернувшись, я направилась прочь от реки и туристов в часть города, именуемую деловой. Она находилась всего в пяти-шести кварталах от водного парка, а казалось, будто на другой планете. В старом коммерческом районе до сих пор шла реконструкция. В заброшенных магазинах, отчасти отремонтированных, открылось множество грязных ночных клубов и агентств социальных услуг. В этот час улицы будут пусты.

На Вестминстер-стрит было свободно, и я припарковалась у отеля «Лупос хартбрейк», вмещавшего ночной клуб, который бездействовал в дневное время. Я заперла дверцы машины, схватила магнитофон и перемотала пленку, чтобы прослушать ее с самого начала.

«Боже, это слишком много», — сказал Барри.

На этот раз я не онемела, не испугалась. Прибавила звук и закрыла глаза.

«У тебя снизились продажи?» — с искренней озабоченностью поинтересовался низкий мужской голос.

«Нет, просто… ты же знаешь… ну, может, совсем чуть-чуть», — ответил Барри.

Повисла долгая тишина.

«Пятидесятидолларовые выигрыши в той же коробке?» — спросил Барри. Послышалось трение карточек.

«Да», — подтвердил тот же мужской голос.

«Ты уверен, что их проверили?»

«У нас вышел прокол с печатью. Не беспокойся. Мы выкинули всю пачку. Проблема улажена», — уверил бас с неким раздражением.

Барри скептически ухмыльнулся. Раздался гудок, и я догадалась, что они едут куда-то в машине. Затем стало тихо, будто автомобиль попал в гараж. Послышался шум механизма, а затем некий предмет с хлопком приземлился на приборную панель.

«Вот еще одна партия», — сказал мужчина.

Я не знала, кто сидит за рулем, но представила, как Барри паркует машину. Мотор заглох. Раздался резкий недовольный шепот: «На этом еще можно сделать много денег. А ты испугался?»

«Я не испугался, — прошептал в ответ Барри. — Просто хочу увериться, что проколов больше не будет».

Последовал щелчок, и запись оборвалась. Я восхищалась Мазурски. Не тем, что он влип в грязную историю, а его актерским мастерством. Если он делал эту запись, значит, уже сговорился с Мэттом и пытался раздобыть доказательства для генеральной прокуратуры. Тем не менее он говорил, как мошенник, а не предатель.

Еще один щелчок, и уже другой голос поблагодарил Барри. Через минуту на панель управления посыпались монеты. Мотор заревел, вокруг ехали машины.

«Ты читал статью в „Кроникл“, в разделе бизнеса? О том, какое достижение техники вы, ребята, купили?» — спросил Мазурски.

Вы, ребята. Я остановила пленку, перемотала и включила снова. Не так давно в воскресном номере появлялся очерк о какой-то компании передовых технологий в Род-Айленде. Она изготавливает разное оборудование для лотерей. Вы, ребята. Значит ли это, что собеседник Барри из лотерейного бизнеса?

Кнопки на моем магнитофоне такие крошечные, что я всегда боюсь нажать не на ту и затереть пленку. С невероятной осторожностью я включила воспроизведение.

«Сканирующий прибор не страшен нашим билетам. Кто станет проверять билет без выигрыша? — сказал мужской голос. — Говорю же тебе, мы избавились от той пачки. Кончай дрейфить».

«Меня не беспокоит „Смит-Хилл“ и магазины Южного округа, но на площади продавать не буду. В доме напротив живет журналистка из „Кроникл“, она покупает все больше и больше билетов».

Черт! Это про меня.

«Разницу не заметил даже гребаный президент компании. У нас точнейшие копии. Все опрошенные из фокусной группы с ума сходят по этой игре. По зелененькому эльфу. Говорю тебе, на их фанатизме надо делать деньги».

Послышался шелест бумаги, молчание.

«Хорошо. Выглядит неплохо. Я должен возвращаться в офис. Высади меня у моей машины», — попросил мужчина.

Затем в голосе Барри прозвучала первая нотка напряжения.

«Эй, а как насчет того, чтобы подделать новую игру за десять долларов? Вы столько рекламы пустили на радио. Покупатели уже ее спрашивают».

Собеседник ответил прямо и тем же самодовольным тоном: «Ты шутишь? В этом и есть смысл всей бодяги с рекламой».


* * * | Конфиденциальный источник | * * *