home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава третья

«Я уже состарился. Какой из меня спаситель мира? Теперь я кую плуги и котлы, мечи не для меня. Лучше я останусь с женой и сыном, куда они без меня? Эльфы не старятся, и жена казалась мне не старше, чем тогда, когда она рассталась со своим народом, хотя нашему парню уже должно было вот-вот стукнуть восемнадцать. Его веселый нрав и красота его матери — главные радости моей жизни. Неужто мне придется с ними расстаться? Гости предупредили, что меч придется нести в холодные края. Без него все погибнет».

Клуаран плотно затворил за собой дверь. Времени у него оставалось в обрез, и он не хотел, чтобы его беспокоили.

Он поднял фонарь и с угрюмым удовлетворением оглядел помещение. В неверном желтом свете оно казалось просторнее, чем было на самом деле. Стены — грубая скала — тонули во тьме. Тяжелая железная рама с кожаными лямками грозно высилась посередине. Впрочем, Оргрим, тот, кто мучил свои жертвы при помощи этого гадкого приспособления, находился теперь в узилище, безумный и незрячий. Клуаран был не робкого десятка и дрожать от страха не умел, но даже он отвернулся от железного сооружения, не желая его разглядывать.

Какое зловещее место — эта потайная камера Оргрима во чреве горы! Король запретил кому-либо сюда соваться, но Клуаран не был его подданным и разгуливал всюду, где хотел. Он повернулся к книжной полке и при свете своего фонаря стал изучать корешки фолиантов. В прошлый раз он унес отсюда колдовские книги Оргрима — доказательства измены главного министра, которые он предъявил королю. Но одну из стоявших на этой полке книг сам Оргрим никогда не видел; теперь ее не увидит никто и никогда.

Вот она: толстый кожаный переплет, выпачканный давно высохшей кровью. Клуаран открыл первую страницу, снова увидел знакомые слова. Они отозвались у него в голове знакомым голосом, которого он так давно не слышал — и уже никогда не услышит в своих бесконечных скитаниях.

Он захлопнул книгу и засунул ее глубоко в свою суму. Наконец-то у него есть все необходимое для предстоящего путешествия.

Парадная зала короля Беотриха была полна людей в пурпурных одеяниях. Минуло всего два дня с тех пор, как король объявил о созыве Совета. Клуаран представил себе суету по всему королевству, поспешное извлечение из недр сундуков выцветших мантий — если те же самые мантии не служили советникам последние четыре года одеялами… Сынам и братьям казненных Оргримом членов Королевского совета еще только предстояло вернуться из изгнания. Старик Аагард, общепризнанный предводитель, находился в пути, добираясь в столицу с Крайнего Запада. Но так или иначе, Совет возродился.

Входя в залу, Клуаран чувствовал на себе взоры всех собравшихся. Он был здесь единственным безбородым мужчиной и, судя по внешности, самым молодым. Его скромное одеяние — простая коричневая туника — не шло ни в какое сравнение с нарядами присутствующих, телосложение не отличалось внушительностью, тем не менее все смолкли, когда он поклонился трону. При его появлении король испытал явное облегчение.

— Добро пожаловать, магистр Клуаран, — молвил Беотрих негромко. Потом, повернувшись к собранию, повысил голос: — Я открываю Королевский совет и жду ваших мнений. — Традиционные слова прозвучали неуверенно, чего и следовало, по мнению Клуарана, ожидать после четырех лет небрежения и хаоса. Однако голос Беотриха быстро набирал силу. Мужественно глядя на подданных, он не скрывал своих недавних заблуждений. — Заявляю перед высоким Советом, что был введен в заблуждение и обманут лжесоветником Оргримом. Изменник заключен в тюрьму, те, кто был им неправедно обвинен, помилованы. Я сам заплачу семьям погибших, земли их вернутся их родне. Но теперь нам грозит новая страшная опасность. — Он оглядел зал, не пытаясь скрыть волнение. — Два юных создания, открывшие мне глаза на измену Оргрима, похищены чудовищем, а с ними верный мне капитан стражи Кэтбар. Так мстит зло за преданность. — Король немного помолчал, потом продолжил с суровым ликом: — Не сомневаюсь, что чудище послано Оргримом или демоном, которому он служит, и призвано навлечь на наше королевство войну. Ведь юноша, Эдмунд, приходится родным сыном королю Сассекса Геореду.

Все собравшиеся содрогнулись.

— Но, государь, в чем здесь ваша вина? — подал голос один из седобородых советников. — Мальчик был вашим почетным гостем.

Беотрих покачал головой:

— Был — всего несколько часов! А перед тем он был моим пленником. Георед не тянет с решениями. Что он подумает, узнав, что я приказал арестовать его сына? Хуже того, его сына похитили из моего тронного зала, обрекая на смерть.

— Он жив!

Клуаран произнес эти два слова как можно звонче, чтобы произвести впечатление на это сборище олухов.

— Тот, кто прислал сюда дракона, хочет получить похищенных живыми, — продолжил он в потрясенной тишине. — Государь, тебе грозит совсем другая опасность. К тому времени, когда Георед вернется с нынешней войны, тебе и ему, да и всем королевствам на этой земле, будут угрожать не драконы, а кое-что похуже. С этого мгновения вы либо сражаетесь вместе, либо гибнете.

Зал наполнился криками негодования, презрения, глумливым хохотом. Но Клуаран привык и не к такому, не зря он всю жизнь учился управлять буйными толпами. Голос его очень отчетливо прозвучал среди ропота зала.

— Хрустальный меч возвратился! Многие из вас видели его, и Совет лучше всех прочих знает, что это означает. Ему суждено было вернуться только при самой неотложной нужде: когда Скованный изготовится сбросить свои оковы. Меч — наша единственная надежда. Вот откуда исходит величайшая угроза!

Воцарилась тишина. Многие в зале мертвенно побледнели. Старик, бравший слово прежде, снова подал голос:

— Но ведь Оргрим в тюрьме. Если меч освободился его стараниями, то…

— Нет, он ни при чем, — перебил седобородого Клуаран. — Он не смог вскрыть даже сундук, в котором лежал меч. Оргрим — всего лишь слабый слуга нашего врага. Есть другие, более сильные слуги. Как иначе, по-вашему, мог быть выпущен на волю дракон, раз Оргрим превратился в незрячего калеку?

Завладев всеобщим вниманием, Клуаран заговорил медленнее, заставляя старцев у дальних дверей вытягивать шеи, чтобы не пропустить ни одного его слова.

— Дракон подался на север, в Снежные земли, к Скованному. Там, в недрах гор, находится его узилище, но он и оттуда сумел дотянуться, найти исполнителей своей злой воли. Дракон послан им или его слугами за Элспет, обладательницей меча. Ему нужен и Эдмунд, ибо он считает всех Провидцев своей собственностью, ведь их дар так близок ему… А меч — единственное на свете, что способно вернуть ему свободу. Если девочка окажется в его власти, мы погибли.

В зале повисла тяжелая, мертвая тишина. Клуаран с вызовом взирал на короля. Потом его взгляд заскользил по лицам советников, и те отводили глаза. Наконец, Беотрих изрек:

— Я дам тебе армию, сотню человек. Коли знаешь, куда дракон утащил детей, то следуй за ним, освободи их!

Советники глухо зароптали, один осмелился возразить:

— Не останется ли королевство без защиты?

Другие советники возгласами выразили свое согласие с этим сомнением.

— Армия мне не нужна! — крикнул им в ответ Клуаран. Он одержал первую победу и торжествовал. — Хватит сопроводительной грамоты, резвого коня и денег, чтобы нанять корабль. В одиночку я буду действовать намного стремительнее. Если опоздаю, то ни сотня, ни даже тысяча воинов мне не поможет.

Пока король отдавал распоряжения, Клуаран обратился к советнику, дважды высказывавшему свое мнение:

— Годрик, ты сможешь мне помочь, если захочешь.

Сказав это, он зашагал к дверям. Старик неуклюже поднимался с кресла, путаясь в мантии.

Уже наступил вечер, площадь освещали дымные факелы по бокам от дверей парадной залы. Клуаран сбросил с плеча суму и шагнул в густую тень сбоку от двери. Он хотел убедиться, что Годрик выйдет один. Дождавшись старика, он вышел к свету. Старик испуганно заморгал. Пришлось Клуарану успокаивать его мягким обращением.

— Годрик, я знаю, ты благородный человек, к тому же друг Аагарда. Тебе известно, что он возвращается?

Годрик просиял.

— Вот радость будет снова его увидеть, магистр менестрель, — и для меня самого, и для всего Уэссекса! Уж он-то все расставит по местам.

— С радостью помогу ему в этом, — отозвался Клуаран. Запустив руку в суму, он извлек оттуда сверток в тряпице. — Это колдовские книги Оргрима. Не буду уточнять, насколько они могущественны и опасны.

И верно, подробности были бы излишни: даже от этих скупых слов менестреля старик побледнел как полотно и не спешил притрагиваться к книгам.

— Их надо держать за крепкими запорами. Взглянуть на них может разве что сам Аагард, — предостерег Клуаран. — И больше ни одна душа! Только Аагард сумеет найти им мудрое применение.

Годрик с трепетом принял сверток, словно то было живое существо, способное укусить его, а потом с внезапной решимостью прижал книги к груди.

— Твое доверие — большая честь для меня, магистр Клуаран, — сказал он. — Ты прав: Аагарду достанет мудрости, чтобы пустить их в ход, не то что мне. Этих книг не увидит никто, кроме него.

Подержав руку Клуарана в своей, Годрик развернулся и растаял в темноте.

Оставшись один, Клуаран привалился спиной к каменной стене. Поза его была небрежной, словно он опирался на дерево в знакомом лесу, а не на стену королевского дворца. Слух подсказывал ему, что рядом для него седлают самого быстроногого коня из конюшен Беотриха. Не успеет взойти луна, как он уже будет в пути.

Но пока что на него самого никто не обращал внимания. Он снова запустил руку в свою бездонную суму, выудил оттуда тонкую книжицу, которую унес из пещеры, и почти ласково провел пальцами по ее корешку. Залитая кровью обложка казалась при свете факелов черной; в неверном свете блеснул изображенный на ней изогнутый серебряный меч. Клуаран осторожно открыл книгу. Убедившись, что никто не подглядывает за ним, он уставился на первую страницу.

«Сие есть начало Книги Меча…»


Глава вторая | Битва драконов | Глава четвертая