home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восемнадцатая

«Мы боялись, что следующим драконом, выпущенным Локи, станет Каменный дракон, Кволь-Дреки, или Погибель, как прозвали его на своем наречии мы. Большая часть нашей армии отправилась на гору Эйгг-Локи, чтобы не дать этому дракону выбраться на волю.

А мне предстояло войти в огненную пещеру, где демон пытался избавиться от своих старых оков. Со мной пошли немногие: всего трое из Ледяного племени, самые храбрые из всех, ведь племя это пуще всего боится огня, еще полдюжины людей из Каменного племени и сами эльфы, в том числе моя жена. Скворушку тоже нельзя было оставить. Глядя на него, я видел, как он изменился со времени своего детства, когда он, смеясь, говорил мне в Гибернии те же самые слова».

Белый дракон как будто не замечал опасности. Быть может, для него это и не было опасностью? Такая мысль родилась у Эдмунда, в страхе следившего за приближением Погибели. Белый и головы не повернул в сторону Синего, хотя чешуя у него вздыбилась, крылья быстрее заходили вверх-вниз. Один их взмах — и дракон Погибель остался далеко позади.

— Наш дракон размером с целый ледник, — проговорила изумленная Фрита. — Ему никакой Кволь-Дреки нипочем.

— Но для нас он опасен! — возразил Эдмунд.

Встав на ноги, он устремил взгляд через нескончаемый хвост Ледяного дракона, которого пытался догнать Синий. Отброшенный волной воздуха к самым горам, он теперь снова набирал высоту.

— Осторожно! — крикнул Эдмунд. — Он пытается взлететь выше нас!

Кэтбара покинуло его прежнее молодцеватое воодушевление. Он напрягся, крепко сжимая меч.

— Оба за мою спину, живо! — гаркнул он.

Фрита подчинилась. Опустившись на колени, она достала из своей сумы лук. У Эдмунда оружия не было, не считая его дара Провидца. Он распластался на драконьей чешуе, крепко зажмурился и снова попытался завладеть зрением Ледяного дракона.

«Взмой выше! — призвал он его. — Тебя догоняет враг!»

Дракон знал о преследовании, но оно его разве что слабо раздражало, не более. Он слегка повернул голову, чтобы лучше разглядеть приближающуюся нечисть. Страха не было. Почему он должен бояться такого плюгавого создания?

«Это огонь! Огонь и гибель!» — не унимался Эдмунд. Он чувствовал себя, как человек на вершине горы, чей крик бессмысленно уносит ветер. Разбудить в драконе страх ему не удавалось. Зато проснулась злоба: Джокул-Дреки ненавидел огонь. Эдмунд заставлял дракона представлять пламя, вырывающееся из горы на равнину, превращающее в воду снега, в кипящую лаву — несокрушимые скалы. И Погибель, парящего над всем этим ужасом и ревущего от восторга, разделяемого его господином.

По всему туловищу Ледяного дракона пробежала судорога. Он вскинул голову и по-лошадиному захрапел. Упругая струя ледяного пара, вырвавшаяся из его ноздрей, достигла Синего дракона. Изрыгаемое тем пламя мигом погасло, Синий дракон закувыркался в воздухе и немного отстал.

Битва стала неминуемой. Белый дракон был в ярости от нападения, к тому же он не мог вынести, что этот чужак готов испепелить безжалостным огнем его любимые ледяные просторы. Но главным его ощущением стало недоумение: как такое вообще возможно?

Эдмунд призвал на подмогу все свои силы и восстановил в памяти чудовищный пожар и неодолимую насмешку, встретившие его, когда он мысленно сунулся под гору. Локи! Вот оно, воплощение всепожирающего пламени, опустошения, гибели всего живого! Но он способен подчинить себе любую волю, даже такого могучего дракона, как Джокул-Дреки.

Чувствуя, как нарастает ярость Ледяного дракона, Эдмунд прогнал эти мысли. Главную угрозу представлял сейчас дракон Погибель, разинувший пасть, снова выбрасывавший мощные струи синего пламени, изготовившийся к новой атаке. Правда, если смотреть на него глазами Белого дракона, выглядел он помельче и не таким страшным. «Им управляет Повелитель огня», — внушал Белому Эдмунд. Белый верил и все сильнее наливался злобой.

Эдмунд посмотрел на окружающее своими собственными глазами. Фрита стояла рядом на коленях, вкладывая в лук стрелу. Кэтбар держал наготове меч, для большей надежности схватившись свободной рукой за спинной гребень чудища.

— Белый примет бой, — объявил им Эдмунд. — Если он сможет остаться наверху, нам останется только крепче держаться.

Оба кивнули. Фрита, впрочем, не стала опускать свой лук.

Через мгновение огромное драконье тело под ними затряслось. Его соперник, Погибель, уже атаковал их, пламя из его пасти ударило Белому в плечо. Он спикировал, и троим людям пришлось судорожно вцепиться в его гребень. Новый выстрел синим пламенем из пасти Погибели. Вдвое меньше Белого, это чудище было гораздо стремительнее и наносило огненные удары, весьма чувствительные для Ледяного дракона. Тот не ревел, но плевался морозным паром, угрожая противнику передними лапами.

Синий уклонился. На мгновение он завис совсем близко, и люди увидели его свирепый желтый глаз с черной прорезью зрачка. Потом он взмыл ввысь, наполнив небо треском своих гигантских крыльев. Раздался свист: Фрита выпустила первую свою стрелу, но та лишь скользнула по драконьему брюху, не причинив чудищу никакого вреда. Девушка тут же вложила в лук вторую стрелу. Она действовала уверенно, руки ничуть не дрожали. Кэтбар выкрикивал предостерегающие слова, размахивая мечом, но дракон Погибель был далеко за пределами его досягаемости.

Фрита послала вслед взмывшему вверх дракону новую стрелу. Та догнала чудовище и вонзилась ему в переднюю лапу. Это не замедлило свирепого падения дракона на них, не убавило у людей страха от вида его разинутой огнедышащей пасти. Но в последнее мгновение Белый дракон рванулся вверх, задел соперника краем крыла и отшвырнул его в сторону.

— Он воротится, — мрачно предсказал Кэтбар. — Нам достаточно одного его удара — и…

Эдмунд не спорил. Ледяной дракон был неповоротлив, сказывалось долгое забытье. Он мог попытаться управлять Белым, заставить его обогнать врага, но победить того в бою было немыслимо. У них на глазах Синий снова взмыл ввысь, на сей раз сзади, и снова стал падать вниз, разинув огненную пасть и растопырив когтистые лапы.

— Фрита, дай мне стрелу! — потребовал Эдмунд.

Девушка безмолвно повиновалась. Он спешно размотал тряпицу, в которую отец Фриты завернул хлеб, провожая их в дальнюю дорогу. Тряпица оказалась великовата, но он сумел обмотать ею острие стрелы и завязать бечевкой.

— Сможешь прицельно выстрелить этим? — спросил он.

Фрита спокойно кивнула. Его поразило самообладание девушки. Она стряхнула с себя недавний страх, полностью сосредоточилась на происходящем и на своих действиях. «Надеюсь, я тоже так сумею…» — промелькнуло у него в голове. В это время он уже полз вдоль спинного гребня навстречу надвигавшейся опасности.

Быть может, увидев Синего дракона глазами Белого, он все же поборол свой страх. Зрелище было пугающее: злобный глаз, кривые когти, клыкастая пасть, плюющаяся огнем. Тем не менее юноша уже не чувствовал прежней беспомощности. Правда, потребовалась вся его отвага, чтобы выпрямиться перед настигающим их драконом. Он дождался, пока злобная тварь заслонит все небо, пока приблизятся мерзкие ноздри, яростно втягивающие воздух, чтобы ярче разгорелось убийственное пламя. А потом он растянулся, накрыл голову шубой. Одну руку он выставил наружу, сунув стрелу в огонь.

Шум наверху свидетельствовал, что дракон пронесся у него над головой. Он сбросил мех и встал на ноги, осторожно держа стрелу. Тряпка, которой он обмотал острие, была подожжена самим драконом — таким и был его план.

Их враг уже разворачивался в небе для очередной атаки. Кэтбар встречал каждое его приближение взмахами меча, не доставая до брюха, но и не позволяя чудищу опускаться.

Видя замысел Эдмунда, он глотал ругательства, как его ни подмывало ими разразиться. Фрита уже заняла позицию для выстрела и протягивала руку за горящей стрелой.

— Целься в глаз, дочка! — посоветовал ей Кэтбар. Они с Эдмундом притаились у нее за спиной и стали ждать.

Дракон забирался все выше, чтобы нанести неотразимый удар. В этот раз он решил пустить в ход когти, хватать и рвать. Послышался нарастающий свист — это приближалась Погибель. Но вот горящая стрела Фриты взмыла ей навстречу.

Она вонзилась в раненый глаз. От истошного воя темно-синего чудовища люди повалились с ног. Даже огромный Ледяной дракон задрожал от головы до хвоста. Дракон Погибель исчез из виду, камнем свалился вниз.

Эдмунд растянулся на спине у Ледяного дракона и видел только подрагивающую в полете чешую. Голова болела от напряжения и усталости, любое движение усиливало боль, поэтому возможностью передохнуть нельзя было пренебрегать. Они проводили взглядами Синего, с ревом канувшего в ту самую расселину, из которой он прежде вылетел. Джокул-Дреки устремился следом за ним — по крайней мере, летел в ту же сторону. Преследование должно было помочь отыскать Элспет.

Ледяной дракон описал в воздухе широкий круг и начал снижаться. Эдмунд еще раз прибег к его зрению, опасаясь слишком тяжелого приземления. С обеих сторон он видел стремительно приближающиеся, увеличивающиеся в размерах скалы, небосвод — но не то, что лежало внизу. Однако желание Эдмунда рассмотреть место приземления было, к его удивлению, быстро исполнено. Казалось, Ледяному дракону хочется теперь, после столкновения с Погибелью, чтобы им управляли; не исключалось, впрочем, что ему просто стало скучно, что он утомился. Сам Эдмунд был так изможден, что не гордился одержанной победой и подозревал, что так же настроены и его друзья. Кэтбар, впрочем, по своему обыкновению похлопал его и Фриту по спине и назвал обоих молодцами. Девушка в ответ одарила их улыбкой, но почти ничего не сказала. Теперь она неподвижно сидела рядом с Эдмундом, наблюдая за его попытками помягче посадить дракона на скалы.

Предупредив друзей о готовящемся крене, Эдмунд снова приказал дракону заложить вираж. Опуститься надо было на краю снежной равнины, подальше от Эйгг-Локи, иначе никакой мягкой посадки не вышло бы. Но и улетать слишком далеко от гор тоже было нельзя. Впереди зияло ущелье. До него можно было бы добраться от подножия горы, но тогда оказалось бы слишком трудно найти нору Погибели, выследить самого дракона и отыскать Элспет… «Если она жива…» — уточнил внутренний голос. Эдмунд не пожелал его слушать.

Глазами Белого дракона он увидел нагромождения камней у подножия горы. Но не только… Что это, лошади? У кромки снегов он разглядел двоих всадников, наблюдавших за снижением огромного летящего чудовища. От удивления он чуть было не забыл про драконьи глаза. Кто эти люди? Дракон отнесся к ним просто как к любопытным неведомым существам: ни приветствовать их, ни угрожать им он не намеревался, просто слегка подправил направление полета, чтобы не задеть их.

— Кто это? — раздался рядом с Эдмундом шепот Фриты. — Как их сюда занесло?

— Главное, чтобы они не оказались разбойниками, — заметил Кэтбар и тут же просиял. — Не думаю, что они станут нам мешать, вон какой у нас скакун!

Последовал сильнейший толчок. Эдмунд и Фрита ухватились друг за друга, чтобы не скатиться с ледяной драконьей спины. Огромная туша пропахала снега и замерла среди скал. Кэтбар лежал, все еще держась за спинной гребень небывалого «скакуна» и тяжело дыша.

— Как я погляжу, здесь обошлись без меня, — раздался знакомый голос. Один из всадников слез с коня и бесстрашно подошел к огромной драконьей лапе, скинув капюшон. — Я преодолел сотни миль, чтобы спасти вас, а вы тут сами на драконах разъезжаете!

Клуаран!

Эдмунд заморгал, глядя на менестреля уже не драконьими, а своими собственными глазами. Дракону мир представал немного размытым, в беловато-жемчужной дымке, теперь же все вокруг снова обрело четкость, яркость. В ушах еще стоял душераздирающий скрежет: нелегко было сразу забыть, как дракон ехал брюхом по скалам, как сотрясал своих всадников, пока складывал необъятные крылья. Эдмунд схватил протянутую руку Клуарана, спрыгнул на землю, зашатался с непривычки, потом бросился к нему в объятия. Что бы он ни думал о нем в прошлом, сейчас эта встреча была огромной радостью. Что за счастье — знать, что о них с Элспет не забыли!

— Ты действительно искал нас? Но откуда ты знал, где нас найти?

— Я ни минуты не сомневался, что дракон утащит вас на Эйгг-Локи. — Сказав это, Клуаран оглянулся. — Познакомься, это Ари, он из Ледяного племени, без него я не нашел бы дорогу.

Спутник Клуарана тоже сбросил капюшон и приветственно кивнул. Лицо у него было молочной белизны.

Эдмунд представил Клуарану Фриту и Кэтбара, вместе с ним помогая им спуститься на землю. Менестрелю северянка приветливо улыбнулась, но от Ари шарахнулась.

— А где Элспет? — спохватился Клуаран. — Разве она не с вами?

Эдмунд сразу помрачнел.

— Ее унес дракон Погибель! — выпалил он. — Мы думаем, что он утащил ее в свою пещеру. — Мальчик окинул взглядом скалу, казавшуюся на дневном свете черной. — Мы специально заставили Ледяного дракона опуститься здесь.

Ари смотрел на него с нескрываемым изумлением.

— Ты подчинил себе Джокул-Дреки? — недоверчиво спросил он.

— Надо же мне было как-то добраться до Элспет, — отозвался Эдмунд. Его снова охватило нетерпение. Он почувствовал, что его качает, и вынужден был схватиться за Ледяного дракона, чтобы устоять. Сейчас не время было проявлять слабость! — Ты с нами, Клуаран? — спросил он.

— Мы оба с вами, — ответил Клуаран, глядя на Ари. — Но в эту пещеру соваться не надо: за ней крутой обрыв. Тут есть тоннель, он длиннее, зато надежнее. Идем!

Он взял свою лошадь под уздцы и повел ее вдоль подножия горы, позвав за собой остальных. Как ни торопился Эдмунд, он не смог не задержаться рядом с Белым драконом, высившимся на снегу, как огромный холм. Большой продолговатый глаз — зеленый, как стекло, и бездонный, как океан, — приоткрылся и глянул на него.

— Спасибо… — пробормотал Эдмунд, не зная, будет ли понят. «Ты устал, — сказал он дракону мысленно, — я тоже. Теперь можешь выспаться».

Долго глядел на него Ледяной дракон. Потом глаз закрылся, чудище слилось с пейзажем, опять превратилось в снежный холм. Эдмунд побежал догонять остальных.

Клуаран привязал обеих лошадей к камню у подножия горы. Он и Ари достали из вьючных мешков еду и одеяла.

— Напоить коней нечем, — проговорил Клуаран с сожалением, — зато здесь им не угрожает Погибель. А нам нельзя медлить. Говоришь, дракон унес ее утром? — обратился он с вопросом к Эдмунду.

— Солнце едва успело взойти над горой. — Отвечая, Эдмунд чувствовал, как много времени уже прошло. — Они с Эоландой успели пройти половину спуска, как вдруг…

Клуаран схватил его за руку.

— Кто, говоришь, был с Элспет? — Голос его посуровел, взгляд окаменел.

— Эоланда… — повторил Эдмунд. — Высокая темноволосая женщина. Мы встретили ее внутри горы, она говорила, что знакома с тобой. Она повела нас к Локи…

Стоявшая рядом Фрита кивками подтверждала его сбивчивый рассказ.

Клуаран и Ари переглянулись. Эдмунду показалось, что они встревожены. Когда Клуаран снова заговорил, голос его был полон плохо сдерживаемой ярости.

— Ну и дурень же я! Что он с ней сделал? — Он повернулся к остальным. — Времени больше нет. Если я поведу вас внутрь горы, держитесь за мной и слушайтесь, понятно? Даже ты, капитан стражи! Против Локи бессильно любое оружие, кроме одного-единственного, к тому же он хитер. Он без труда сведет вас с ума…

Он осекся и ничего больше не сказал. Все молча побрели следом за ним через нагромождения камней у подножия горы.

Перебираясь с камня на камень, Эдмунд обдумывал слова менестреля и тон, которым они были произнесены. Что тот знает об Эоланде? Эдмунд и сам подозревал, что эта женщина навлечет на Элспет беду. Почему встреча с Клуараном не произошла раньше? Он бы успел их предостеречь! Впрочем, теперь было не до вопросов. Клуаран так спешил, что все задыхались от быстрой ходьбы, но Эдмунд все равно предпочел бы еще прибавить шагу.

«Она жива! — твердил он про себя. — Иначе быть не может! Мы скоро отыщем ее. Что бы с ней ни происходило, я ее спасу!»


Глава семнадцатая | Битва драконов | Глава девятнадцатая