home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четырнадцатая

«Я закончил ковать цепи ясным, солнечным днем. На мой горн упала тень, я поднял глаза и увидел эльфов, отправивших меня сюда.

— Где меч? — спросили они.

Я отвечал, что не смог сделать его достаточно острым, потому выковал вместо меча эти цепи. Об Ионет я ничего не сказал.

— Ледяное племя поможет нам заковать его, — добавил я.

Они долго смотрели на меня и молчали.

— Это сможет его удержать, — молвил самый высокий с сомнением.

— Не удержит, — сказал другой — судя по голосу, женщина. — Но коль скоро он будет пытаться, мы поможем ему. Время уже на исходе».

«Так ли необходимо было расстаться с ними?»

Сомнение нарастало в душе у Элспет с того мгновения, как они с Эоландой зашагали прочь, оставив Эдмунда, Фриту и Кэтбара на другой стороне пропасти. Стремительность, с которой увела ее Эоланда, соответствовала ее нетерпению. Теперь она озиралась, но друзей уже не могла разглядеть. Назад, насколько хватало взгляда, тянулись по снегу две цепочки следов. Исчез из виду и край пропасти.

— Надеюсь, они в безопасности, — вырвалось у девочки. Только когда Эоланда посмотрела на нее, она сообразила, что сказала это вслух.

— Какие могут быть сомнения? — спокойно проговорила темноволосая женщина. — Ничто не мешает им вернуться в мое жилище в скале. Духи их не тронут. Если же они решат нас нагнать… Что ж, девушка, Фрита, всю жизнь провела в этих краях и знает, как выжить среди льдов. Мужчина, твой слуга, не похож, на мой взгляд, на того, кто неоправданно рискует. Но поджидать их у нас нет времени.

— Он мне не слуга! — начала было Элспет, но Эоланде было не до препирательств.

Тропа, по которой они шли, терялась впереди среди ледяных складок. Склон оказался довольно крутым, и Эоланда подхватила ее за руку, чтобы завести в удобную ледяную борозду.

— Нас ждет много препятствий, — предупредила она. — Идти придется осторожно, но и медлить нельзя. Хочешь добиться успеха — изволь быть у подножия горы до полудня. Вместе с Ионет.

Элспет замерла.

— Ты знаешь это имя? — Подледные жители шептали его, духи, пытавшиеся высосать из нее жизнь, — тоже. Но впервые она слышала, чтобы это имя произносил живой человек.

— Конечно, — сказала Эоланда. — Таково имя меча, который ты несешь. Неужели ты этого не знаешь? — Она произносила это на ходу, словно не хотела терять ни секунды.

Элспет нагнала ее.

— Откуда это тебе известно?..

— Я знала Ионет, когда она была живым человеком.

Перед мысленным взором Элспет возникла картина: молодая женщина, замершая в озаренной костром пещере с решительным выражением на лице. Схватившись за полотно меча, женщина рассеялась, растворилась. Меч при этом раскалился добела… «Я видела ее! Ионет, девушку в пещере! И мужчину, выковавшего меч!»

Эоланда ускорила шаг, не сводя глаз с тропы.

— У нее не было семьи, — сказала она. — Ее удочерил Ингвальд, вождь Ледяного племени, и его жена. Ингвальд и трое его сыновей помогли моему мужу сковать Разрушителя. Брокк пережил тот день, но Ингвальд и его сыновья погибли.

Элспет показалось, что она слышит тихий голос меча, но рассказ Эоланды занимал ее в ту минуту несравненно больше.

— Ионет оставили на попечении деда, вождя племени Эрлингра, но она после смерти отца не отходила от меня и от Брокка: стояла у его горна и наблюдала, как он трудится. Постепенно я узнавала ее все лучше — так мне казалось…

Теперь они шли по леднику вниз. Камни, устилавшие борозду, упрощали движение. Но постепенно она сужалась, в ней оставалось теперь место только для одной ноги, а впереди она и вовсе исчезала.

Эоланда вышла из сужавшейся борозды и перешла в другую.

— Сюда! — позвала она девочку.

После этого она надолго смолкла. Лед и камни под ногами требовали сосредоточенности.

— Что было дальше? — спросила ее Элспет, не справившись с нетерпением.

Эоланда оглянулась. На ее лице внезапно появилось тревожное выражение, словно она испугалась, что многовато наболтала. Ответила она спустя минуту, не сбавляя шаг:

— Брокк пришел в Снежные земли не только для перековки цепей для Локи. Его просили выковать меч, какого еще не бывало, меч, способный прикончить того, если потребуется.

У Элспет задергалась ладонь. Она старалась не отставать от Эоланды, заглядывала ей в лицо, забывая про камни и лед под ногами, лишь бы не пропустить в ее рассказе ни словечка.

— А убить его потребовалось. Локи сковали, но земля продолжала гореть, стали появляться голодные призраки в горных теснинах и в водах озера. Но Брокк твердил, что меч еще не готов. Он трудился над ним месяц за месяцем, но никак не мог доделать до конца и предупреждал, что такой меч не сделает положенной работы. И тогда Ионет сказала, что мечу нужна живая душа, только тогда он будет в состоянии погубить Локи. И предложила для этого собственную.

Ладонь у Элспет дергалась теперь так сильно, что вынести это было почти невозможно.

— Он согласился, — процедила Эоланда сквозь стиснутые зубы. Белизну вокруг на мгновение заслонило видение: пещера в красных сполохах огня, стройная женщина, вытянувшая руки, седобородый мужчина… Кузнец Брокк.

— Брокк был старше тебя? — спросила Элспет срывающимся голосом. — С седой бородой, с морщинистым лицом, карими глазами?

Эоланда остановилась и повернулась к ней с сердитым выражением на лице.

— Старше? — крикнула она. — Нет! Как ты смеешь?.. — Она зашагала дальше молча.

Некоторое время Элспет брела следом за ней в смятенных чувствах, не желая нарушать молчание.

«Но мне необходимо узнать! Если меч… Если Ионет теперь моя, то разве я не вправе узнать о ней больше?»

— Пожалуйста, — проговорила она тихонько, — расскажи, что было потом, после того, как меч был выкован.

Эоланда оглянулась, и Элспет убедилась, что она совладала с раздражением.

— Меня там не было, — начала она. — Брокк взял Ионет к себе в кузницу в горах, а воротился оттуда один. Он сказал, что меч готов и что Ионет отдала всю себя его изготовлению. Вот только никакого меча он предъявить не смог. Многие люди из Ледяного племени сочли его лжецом, неудачником, утверждали, что Ионет обнаружила, что у него ничего не выходит, а он ее за это убил. В ответ на угрозы Эрлингра он в присутствии всех вытянул руку и произнес имя Ионет, после чего из его ладони вырвалось пламя. Тогда ему поверили. Вскоре он в одиночку отправился на бой с Локи, и больше я его не видела.

Некоторое время они шли молча. Элспет понимала, что горе женщины заслуживает сочувствия, но все равно молчала. Эоланда опередила ее, не замедляя шаг даже тогда, когда уклон делался круче или когда приходилось преодолевать завалы из камней. Элспет уже шаталась от изнеможения. Почему нельзя замедлить шаг? Преодоление каждой новой преграды давалось ей все труднее. Но вскоре они оказались на ровном участке у края ледника. Эоланда напряженно оглядывалась, словно определяла, как низко они успели спуститься.

Солнце в бледно-голубом небе походило на яйцо малиновки, над ними высились белоснежные вершины Эйгг-Локи. Но лед тянулся вниз, и ему не было конца, громоздились только ледяные хребты, а дальше раскинулась снежная пустыня.

— Надо спешить. — С этими словами Эоланда взяла девочку за руку.

Элспет почувствовала, как сила меча пронзает ее руку от кисти до плеча, но боль сразу прошла, остался только несильный зуд. Она заторопилась за Эоландой по очередной ледяной расщелине.

Эоланда немного помедлила, чтобы Элспет могла с ней поравняться.

— Гора Эйгг-Локи пылала три дня, — тихо продолжила она свой рассказ. — При этом она сотрясалась, вход в тюрьму Локи завалило упавшими валунами и льдинами. После этого огня в нашем краю не осталось, вернулись снега, Брокка чтили как победителя Локи. Впрочем, находились другие, проклинавшие Брокка, ведь из-за него столькие приняли смерть! Ни его, ни меч так и не нашли. Сколько ни искали, обнаружить удалось только латную перчатку, выкованную Брокком, чтобы держать рукоять меча. Перчатку заперли в ларец, который спрятали и забыли… А потом его нашла ты.

Перед мысленным взором Элспет снова вспыхнул огонь, заискрилась сталь. Она увидела седовласого кузнеца в сполохах огня, потом его же, в ужасе глядящего на приросший к его ладони меч, стройную девушку с легкой улыбкой на лице, растворяющуюся в воздухе. И еще кого-то… В этом видении с подземной кузницей существовал кто-то третий — молодой человек, чьего лица она не видела. Он умолял Ионет отказаться от самопожертвования. «Лучше я!» — повторял он. Элспет гадала, кто бы это мог быть, почему о нем не упоминала Эоланда…

— Разве там не было еще одного человека?.. — спросила она — и тут же осеклась.

Они достигли края ледника и остановились. Из-под их ног уходила вниз скала. Слева тянулся прихотливыми завихрениями лед, справа возвышалась скала, вся в валунах. Эоланда начала спуск, забирая вправо, Элспет последовала ее примеру. Теперь она видела весь путь вниз, который они успели проделать: ледяной карниз, длинную цепочку следов, обрывавшуюся у трещины. А сбоку от трещины она разглядела три фигурки.

— Смотри! — крикнула она. — Они идут за нами. Давай дождемся их, Эоланда!

Но Эоланда предостерегающе дотронулась до ее руки. Она смотрела куда-то выше троих людей. Элспет опять ощутила боль в правой ладони, и на этот раз меч появился. Это произошло за мгновение до того, как небо над ними разом почернело.

В небе бесшумно парил дракон. Край одного его крыла блеснул серебром, на девочку глянул один огромный глаз. Черный силуэт затмил солнце. Даже издали Элспет ощутила смертельную угрозу во взгляде глаза с черной полосой. «Только бы он не заметил их!» — взмолилась она. Ей было уготовано облегчение: чудище пронеслось над Эдмундом, не замедлив полета.

Потом взгляд мерзкой твари сосредоточился на ней самой. Огромные крылья сложились. Дракон стал с нарастающей скоростью приближаться к горному склону.

Элспет успела добраться до камней и воздела вверх обе руки, загородившись горящим мечом. Дракон камнем падал вниз, острие меча скользнуло по темно-синей чешуе.

В следующее мгновение что-то зацепило на спине толстую меховую шкуру, защищавшую ее от мороза, и она взмыла в воздух. Как видно, дракон поддел ее когтем. Она с истошным криком замахнулась мечом. К ней приближалась другая когтистая лапа, грозившая разодрать ее. Когти сомкнулись у нее на поясе. Руки остались свободны, но размахивать ими не было смысла, меч из грозного оружия превратился в жалко мерцающий фонарик.

Дракон заложил еще один низкий круг, прямо над приросшей к месту Эоландой. Свободная лапа чуть не подцепила и ее, но женщина вовремя осела на камни — видимо, лишилась чувств. Элспет отчаянно извивалась в крепких когтях, стараясь дотянуться мечом до чешуйчатой лапы, но хватка дракона не ослабевала. Она услышала исторгнутый им торжествующий рев. А потом чудовище с головокружительной скоростью понесло ее к подножию горы.


Глава тринадцатая | Битва драконов | Глава пятнадцатая