home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестая

«Не буду много говорить о путешествии. Нас преследовала буря, словно сама Погибель приказала ей остановить нас. Моя жена чахла на глазах, тоскуя по зеленой травке. Только Скворушка веселил нас. Наконец, когда облака опустились совсем низко, мы достигли земли, где не было ничего, кроме льдов, скал, черных сосен».

Клуаран нетерпеливо вглядывался во мглу. Время было на исходе, а маленькое суденышко едва двигалось. Плавание через море оказалось стремительным: он не ошибся, избрав это легкое судно, бодро ловившее парусами попутный ветер. Но стоило показаться на горизонте земле, как ветер словно по волшебству стих, и рулевой уже не мог сдвинуть кораблик с места, как ни старался. Клуаран сел за весла вместе с гребцами, словно это могло помочь беде. Но когда туман сгустился, капитан велел ему оставить весла. Моряки смотрели на него косо, ближайший гребец даже отодвинулся, словно не хотел прикасаться к нему. Даже до того, как случилось это несчастье — полный штиль, они не доверяли пассажиру, затянувшему их в сторону от привычных торговых путей, забыв, что он платит за это чистым золотом. Теперь, окруженные белой пустотой, они готовы были поверить в сглаз и колдовство.

Клуарану только и оставалось, что кутаться в свои одежды и умолять землю быстрее приблизиться. Он даже подумывал о том, чтобы обратиться к ветру, хотя знал, что не обладает для этого достаточной колдовской силой. Впрочем, силы, правившие здесь, сами повели бы корабль к суше, если бы желали видеть его. Ничего хорошего это ему тоже не сулило…

На носу корабля промелькнула вспышка — это рулевой высек искру из кремня, зажег кусок ткани, обвернув им стрелу, и выпустил стрелу в туман. Первый выстрел ничего не дал. Моряки уже начинали роптать, но рулевой спокойно выпустил в туман еще одну горящую стрелу. Звука не последовало, но стрела обо что-то ударилась. Вспышка словно остановилась на лету и упала вниз. Капитан изменил курс, моряки мгновенно перешли от уныния к ликованию: они уже радовались, облегченно хлопая друг друга по спине. Клуаран испытывал такое же, как они, облегчение, хотя сохранял бесстрастное выражение лица. Какие бы опасности ни подстерегали его впереди, он устремлялся прямиком к цели.

Туман уже рассеивался, стали видны поросшие лишайником черные скалы. Выпущенная рулевым стрела застряла в лишайнике. Показалась и гавань, где притулилась маленькая рыбацкая деревушка — от силы полдюжины хижин, зажатых между берегом, скованным льдом, и густым лесом. Моряки мигом забыли свое недавнее отчаяние, налегли на весла и лихо привели кораблик в порт, если можно назвать так трехфутовую дощатую стенку под скалой. Канаты, привязанные к крючьям на борту, набросили на низкий каменный набалдашник, заросший льдом, — и причаливание состоялось.

Клуаран проверил, все ли на месте в его суме, еще плотнее завернул в непромокаемую обертку свою драгоценную книгу. Потом, выпрямившись на раскачивающейся палубе, перепрыгнул на берег. Скала была скользкой от льда, но он устоял на ногах.

— Вам не стоит здесь задерживаться! — крикнул он капитану. — Прощайте! Поспешите воспользоваться приливом!

Капитан не меньше своих людей спешил покинуть это негостеприимное место, однако чувствовал ответственность за своего загадочного пассажира.

— Как я погляжу, тебя здесь и встретить некому?

— Меня в деревне отлично знают, — ответствовал Клуаран. — Не тревожься, примут, как родного!

Матросы радостно взревели, когда суденышко стало разворачиваться. Некоторые, позабыв про сглаз, прощально махали руками одинокой фигуре на берегу. Крепчающий ветерок наполнил паруса, обещая быстро вернуть корабль на надежные торговые пути.

Клуаран зашагал по скале, то и дело оскальзываясь. Из-за штиля он потерял целых полдня; здесь, на севере, сумерки опускались рано, а ему надо было немало пройти до наступления темноты. В скале были вырублены ступеньки, ведшие вниз. В спешке Клуаран оступился и грохнулся на обледенелую гальку пляжа. Пока он приходил в себя после падения, из-за валуна выступил какой-то человек. Клуаран ощутил приставленное к горлу острие кинжала.

— Напрасно ты приплыл сюда, — сказал голос прямо ему в ухо.

Клуаран облегченно перевел дух.

— Ари! Я тоже рад встрече.

Кинжал остался у его горла.

— Тебе известно, что ты так и не прощен?

— Все равно я не перестал и не перестану ее любить, — тихо ответил Клуаран.

Человек с кинжалом не шелохнулся. Немного выждав, Клуаран отвел кинжал от своего горла и посмотрел на того, кто приготовил ему такую встречу. Ари был мертвенно-бледен, глаза его, зеленые и холодные, как вода, когда смотришь на нее сквозь лед, смотрели бесстрастно.

— Ты не изменился, — сказал ему Клуаран.

— В отличие от тебя, — отозвался Ари без всякого выражения на лице.

Клуаран зашагал по гальке.

— Ты явился пленить меня или помогать мне? Сам знаешь, почему я здесь: меч вернулся, его обладатель пленен. Боюсь, он уже на Эйгг-Локи.

— Еще нет, — поправил его Ари, наконец-то явив некоторое оживление. — Среди нас еще остались люди, помнящие об опасности. Мы наблюдаем за горой и за всеми, кто там оказывается. Три дня назад в небе видели дракона: сначала он летел к морю, потом назад, с людьми в когтях. Он выронил их над снежной равниной. Мы не нашли тел, только две цепочки следов, ведущих в лес. Дети живы и пока что в безопасности. Но за ними следят. Как бы они не попали в беду!

Клуаран не заметил, как ускорил шаг.

— Значит, необходимо найти их! — Его собеседник не ответил, и Клуаран нетерпеливо оглянулся. — Пойдешь со мной?

— Пожалуй… — Ари еще колебался. — Но первым делом пойти со мной должен ты. Они хотят видеть тебя.

— Как некстати! — не выдержал Клуаран.

Лицо Ари не дрогнуло, но он поймал худыми пальцами руку Клуарана.

— Очень даже кстати, — твердо возразил он. — Долг платежом красен. А потом я помогу тебе.

Клуаран не стал сопротивляться.

— Тем лучше, — пробормотал он. — Но учти, мы выступим без промедления и будем двигаться всю ночь, понял? Это на три лье дальше, чем я думал, и большая часть пути пройдет по льду и скалам. О лесной опушке придется забыть.

— К чему плестись пешком? — удивленно спросил Ари.

Они уже шли по снежной тропинке мимо хижин. В домах не было заметно признаков жизни, только у коновязи фыркали от холода две лошадки.

Превозмогая тревогу, Клуаран усмехнулся:

— Теперь я твой должник, мэтр Ари. Если меня ждет беда, то лучше встретить ее вместе!

Расположившись в глубокой горной расселине, дракон терзался тяжкими думами.

Давно он не терпел неудач: никто прежде не наносил ему таких ран, ни разу еще добыча не выскальзывала из его когтей. И вот теперь он ослеп на один глаз, передняя лапа вывернута не в ту сторону, и любое ее движение сопровождается ревом боли и ярости.

Драконом владело убийственное бешенство. В голове его оживал вулкан неистовства, он готов был залить кипящей лавой весь белый свет, оставить от него только обожженные камни и пепел. Временами бешенство сменялось спокойствием, и тогда голос благоразумия нашептывал, что жертвы не окончательно потеряны, что они по-прежнему бредут там, вдали. Что ж, раз не получается затащить их сюда силой, то, возможно, удастся их заманить?

В былые времена дракон не опустился бы до такого. Когда-то он парил в небесах и жил преследованием, набрасывался на беспомощную добычу, наслаждался, падая камнем вниз и терзая беззащитных, пьянел от густого вкуса свежей крови. Но когда в его голове поселились голоса, о былом раздолье пришлось забыть. Сожалеть тут не о чем, да и не был он создан для сожаления, но до чего сладостно было бы налететь на жертву, осмелившуюся оказать ему сопротивление, перекусить надвое ту светящуюся тростинку, что ударила его сначала в глаз, потом в лапу…

Он тоскливо завывал, пуская огненные струи, обжигавшие скалу. А потом, повинуясь голосам, выбрался из своей пещеры и, взревев от боли и ярости, расправил огромные крылья и воспарил в вечерние небеса. Он описывал широкие круги над снежной пустыней, безжизненно свесив одну лапу. По запаху, повинуясь охотничьему инстинкту и доверяя одному зоркому глазу, он пытался найти двух крохотных людей, которых не должен был убивать… пока.


Глава пятая | Битва драконов | Глава седьмая