home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

 Начало весны выдалось настолько теплым, что Яблоневый сад зацвел на две недели раньше обычного. Я была рада хорошей погоде, единственное, что портило настроение - кошачьи свадьбы. У грозных стражей был один существенный минус, и он измерялся децибелами. Впрочем, ресурс, сам себя воспроизводящий, оправдывал подобные неудобства. Что касается котят, то все они в месячном возрасте изымались в специальный питомник: самых способных оставляли для внутренней охраны, сильнейших отдавали в гарнизоны, а тех, что не подходили ни туда, ни туда - кастрировали и выпускали на волю. Таким образом, контролировалась естественная популяция хищников в Королевстве. Если бы не эти меры, наши леса кишмя кишели бы кошками.

 Несмотря на все волнения, мне было скучно. Карл поселился в Архиве и усердно делал вид, что занимается поэзией, хотя на самом деле проектировал дороги, которые вскоре должны были связать Черную крепость и Королевство. Марк так же усердно подготавливал Замок к большому приему. Младший сын пропадал в лесах, готовясь к посвящению в Орден, а Флоран играла роль самой себя, предаваясь печали в апартаментах Парамана, и исподволь руководя сподвижниками…

 Время беспощадно летело, а маленькая Лиран, чья смерть была необходима для полного слияния Земар-ар с человеческой плотью, жила себе и жила. Герцогиня, связанная разумом со своим хозяином, начинала заметно нервничать. Они оба понимали, что план, так искусно продуманный и приведенный в исполнение, увы, может не осуществиться. На сей раз, я невольно вынудила Земар-ар играть по моему сценарию. Он хотел завершить наш поединок за один раунд, а теперь выходило, что потребуется два. Нет, он не сомневался в победе. Но сам осознание, что события вышли из-под многовекового контроля, задевало его гордость. Если, конечно, подобные понятия были применимы к этому существу. Вечерами, отдавая дань нашей семейной традиции, мы с мужем проводили время вдвоем. Гулять в Саду сейчас было не очень комфортно, поэтому свежим воздухом приходилось дышать на открытых террасах второго этажа. Это было довольно многолюдное местно, но по моей просьбе, после восьми вечера, обитатели замка здесь не показывались. Родственники, а всех детей Крови мы обозначали именно так, после моего возвращения, старались лишний раз на глаза не попадаться. Меня боялись почти так же, как Карла, но уважать, особо не уважали, считая лишь номинальной фигурой… Я, кстати, поняла это сравнительно недавно. Не скажу, что удивилась или огорчилась. Мне было все равно, хотя на самом деле, эти люди глубоко заблуждались: я никогда не выпускала скипетр из рук и не передавала его ни брату, ни мужу... Они несли его вместе со мной, но не вместо меня. Карле потребовалось прочесть мой дневник, чтобы это понять. Кроме него, все, чье мнение было дорого, знали достаточно, чтобы понимать истинное положение вещей.

 Розовые пушистые ветви ложились на перила, выстилая террасу шелком и ватой. Аромат кружил голову, наполняя каждую клеточку медовой негой. Если бы не черные тени, метающиеся внизу с агрессивным рычанием, можно было бы подумать, что вокруг раскинулись райские кущи. Держа мужа под руку, я мысленно считала шаги. Двести в одну сторону, двести обратно… Можно было бы сесть на диванчик, заботливо вынесенный сюда специально для нас, но мне нравилось беседовать в движении. Да и услышать нас было так труднее. Впрочем, о делах серьезных не разговаривали, тем и без того хватало.

 -Якир отписал, что вернулся в Варут, - зевнув, сказал Марк, скользя взглядом по перилам, мимо которых мы шли.

 -Да? - удивилась я. - странно, почему он не заехал…

 -Ты же знаешь, в его отсутствие там похозяйничали соседи. Я все-таки решил сообщить ему...

 -Рэмаки! - я улыбнулась, вспоминая кислое лицо лорда Энфа. - Они явно нарываются на скандал. Знают ведь, что Якир приближен к нам и все равно пытаются его спровоцировать. Пока Варут и Рэт принадлежат Крови, им не увидеть лесов. Это не просто земля - это наша история. Рэмаки еще не существовал как род, когда в Аммоно-Рэте Арматей бросил Морло вызов. Пока я жива, им не перепадет ни пяди!

 -Им не перепадет ни пяди, пока жив хотя бы один из Валлоров, - засмеялся Марк. - Сколько уже длиться этот спор, не помнишь?

 Я задумалась, вспоминая обрывки сплетен.

 -Лет шестьдесят. Карл знал о притязаниях на леса Рэта еще со слов отца.

 -Вот видишь…

 -Я вижу только то, что мне надоело закрывать глаза на подобную наглость! И надоело, что Якир постоянно вынужден заниматься ерундой, вместо дел, которые действительно сейчас важны.

 -Это его земли и его соседи, Ли. Он сам разберется. Между прочим, подобная наглость, как ты выразилась, является его прямой обязанностью. На месте лорда бы лучше побеспокоился, кому достанется титул лет эдак через сорок.

 -В смысле? - нахмурилась я.

 -У него нет наследников. Оба брата погибли в Последней войне, сестра оборвала линию, выйдя замуж за Невита из рода Альборы, а кроме них, больше некому передать наследство. Хотя такой куш, конечно, без хозяина не останется, нынче много желающих. И все же жаль… Мне кажется, ты могла бы поговорить с ним.

 Я остановилась и, чуть отстранившись, склонила голову на бок.

 -Поговорить о чем?

 -О будущем, - невозмутимо пожал плечами муж.

 -Считаешь, что я вправе приказать ему жениться?

 -По крайне мере, обратить внимание на этот вопрос ты вправе.

 -Я так не думаю, Марк. У Якира своя голова на плечах.

 -Так-то оно так, но думается мне, твое слово, было бы значимо, - непроницаемо заметил муж.

 Я почувствовала, как внутри у меня сжалась невидимая пружина. Вспомнился разговор с Кристианом. Глупый и ненужный разговор.

 -Ревнуешь? - спросила я, прищурившись.

 Марк слегка изогнул бровь и отвел взгляд. Я была плохим дипломатом, а он так и не научился быть хорошим политиком.

 -А почему бы и нет? Иногда видимая польза вполне гармонирует с невидимой целью. Ты прекрасно знаешь, что я с уважением отношусь к нему, однако и у меня есть предел терпению - вода камень точит.

 -А под камнем ты кого подразумеваешь? - с нескрываемой обидой, спросила я, игнорируя протянутую ко мне руку.

 Марк пожал плечами.

 -Я не хотел тебя обидеть…

 -Хотел.

 -Разумеется, нет! Лия, ты куда?

 -К Карлу! - через плечо бросила я, поспешно покидая поле боя.

 -Спасаешься бегством? - горько улыбнувшись, кинул он вдогонку.

 Я вернула улыбку и на всякий случай ускорила шаг.

 Коридоры мелькали, сливаясь в один длинный темный тоннель. Да, я с детства ненавидела проблемы и, самое главное, не хотела их решать. По крайне мере, проблемы такого характера. Мне они были, что плотнику наковальня - совершенно чуждая специфика. И что самое неприятное, так это то, что Марк был прав: головная боль с Варутом была нам не нужна, а Якир внял бы моим словам. Только говорить их я не хотела... Если он надумал бы решить проблему сам – обрадовалась бы и пожелала счастья, но прилагать к этому руку? Было не очень приятно, что всякий считал долгом учить меня, как жить!

 Архив Замка располагался в Восточной башне, вернее в ее подвалах. Потребовалось минут двадцать, чтобы долететь до оббитой железом двери и еще пять, чтобы достучаться до Карла. Брат запирался, чтобы его не беспокоили.

 -Кристиан! - недовольно крикнула я, растеряв у порога остатки терпения. - Открой же!

 Прошло еще пару мгновений, прежде чем с обратной стороны щелкнул замок.

 Толкнув со злости тяжелую створку, я нос к носу столкнулась с Карлом. Вид у него был почти такой же недовольный, как у меня.

 -Что ты кричишь на всю башню? - запирая дверь, проворчал он, скопировав интонацию дядюшки Аармани.  - В кое-то веки Флоран выползла из Замка, так и теперь мне нет покоя. Я работаю!

 -Нам надо поговорить.

 -Это я уже понял. О чем?

 -Почему ты не сказал, что Якир вернулся с юга? Ты же знаешь, как я ждала от него новостей! - с такой обидой выпалила я, что брат опешил.

 Склонив голову на бок, он некоторое время смотрел в пол, потом улыбнулся, и положил ладонь на мое плечо. - У Белого герцога кончилось терпение, а ты не ожидала?

 -Скажи, ну как я могу заставить Якипа продолжить свой род?!

 -Не можешь, верно. Не можешь и не хочешь.

 -Да не хочу! - воскликнула я, упрямо поджав губы. - И не понимаю, почему должна хотеть! Меня все устраивает, ничего плохого в этой ситуации не вижу.

 -Лирамель… - он взял мою руку и легонько сжал. - Проблемы с Варутом решить очень легко, нам даже на руку, освободись эти земли. А Якир… Я говорил с ним, очень давно, почти сразу после твоего возвращения из Бартайоты. Он сын нашего рода и с головой у него все в порядке. Уверяю, ни тебя, ни кого другого, он слушать не станет - это его жизнь. И, как ты, сказала, его она тоже вполне устраивает. То, что ты испытываешь к нему чувства, нормально. Вы выросли рядом, он любит тебя. Только полный эгоист остался бы безответен в подобной ситуации. Но любовь любви рознь. Я могу понять Марка, он находится несколько в ином положении, нежели ты… Но он тоже все понимает, иначе не молчал бы столько лет. Просто сейчас всем нелегко, чары Земар-ар действуют невидимо, но достаточно сильно.

 -Он сказал, что вода камень точит… - чувствуя, как утекает из души обида, пожаловалась я.

 -Так и сказал? - еще шире улыбнулся Карл.

 -Да.

 -Что ж, тогда напомню ему, что ты ветер, а не камень. Ветру вода не страшна. А Якир все равно примчится через пару дней. Хочешь, напишу ему.

 Я кивнула и заулыбалась.

 -Ну, вот и молодец. Больше не думай об этом, сейчас не время.

 -Хорошо, - пообещала я. - Спасибо тебе.

 Вздохнув, Карл вернулся в царство бумаг и пыли, и вновь погрузился в чтение. Посидев еще немного, я подошла и осторожно заглянула через его плечо. Выцветшие пергаменты, сразу же заставили отпрянуть и нахмуриться. Самое лучшее, что можно было сделать, это поскорее ретироваться, пока брат не придумал мне занятие и не всучил в руки очередную летопись.

 Тихонько поцеловав его в седую голову, я подобрала юбки и поспешила к выходу. На душе снова пела весна. Проблема, которая тайно подтачивала душу долгие месяцы, свалилась с плеч, как ненужная шаль. Даже удивительно, сколько было волнений из нечего, и это в тот момент, когда мы стояли на краю катастрофы! Действительно, дети... Неисправимые, глупые и упрямые.

 Мне вдруг стало легко и спокойно. Карл легко расставил все по местам. Несмотря на доводы рассудка, совесть молчала, когда речь заходила о чувствах к лорду Варута... Как бы ни выглядело все это со стороны, а собственную душу я знала лучше. И брат помог поверить в свою правоту, потому что тоже меня знал - знал и любил, в отличие от других, совершенно безусловной любовью.

 «Слава Богу», - думала я, поднимаясь по лестнице, - «слава Богу»!

 Пришлось просидеть два часа в столовой, пока Линни не сообщила, что Белый герцог ушел в опочивальню… Не хотелось пока обсуждать с Марком тему, которую он затронул, нужно было время, чтобы внутри все разложилось по полочкам и у него и у меня. Когда я буду готова, хватит всего трех слов, чтобы успокоить мужа, а пока не стоило даже пробовать.

 Было около полуночи, когда тихо откинув краешек гобелена, я прошмыгнула в спальню. Тусклый свет от нескольких свечей на трюмо, после темноты коридора, казался ярким. Было очень тихо. Кроме потрескивания поленьев в камине, не слышалось ни звука. Оглядев комнату, я ослабила шнуровку и сняла верхнее платье. Пламя свечи дрогнуло и вновь застыло. Не знаю от чего, но мне вдруг стало не по себе. Взяв в руки стилет, я затаила дыхание и, закрыв глаза, настороженно прислушалась.

 За окнами шелестел ветер, где-то совсем в отдаление, раздавалось ленивое рычание и одинокий топот копыт… Видимо, ветер дул в нашу сторону. В спальне тоже все было спокойно. Марк, устав за день, спал, разметавшись посередине постели. Его меч безмятежно покоился на сундуке у изголовья. Задержав на нем задумчивый взгляд, я отвернулась и бесшумно скользнула к дверям. Массивные створки из темно-коричневого дерева, были почти сомкнуты.

 По ту сторону стены тоже горел камин. Судя по сквозняку, гуляющему по полу, где-то было открыто окно… Или дверь. Впрочем, маловероятно, чтобы охрана стала бы нас беспокоить. Значит, слуги забыли прикрыть ставень, когда проветривали покои.

 Шорох… Я услышала его скорее кожей, нежели слухом. Знакомый звук опасности. Медленно, словно привидение, попятилась назад: нужно было что-нибудь посущественнее стилета.

 «Спокойно. Главное, это спокойствие», – напомнила я себе, стараясь заглушить всколыхнувшийся в глубине ужас.

 Не сводя напряженного взгляда с двери, нащупала на постели Молнию. Миллиметр за миллиметром острая как бритва сталь выползла из ножен и срослась с моей рукой. Теперь можно было немного расслабиться.

 Марк продолжал спать… Не хотелось его будить, пока оставался шанс, что все это лишь плод моего воображения. Сейчас нервы были настолько напряжены, что везде чудились враги.

 Минута бежала за минутой. Ничего не происходило. Однако сердце продолжало сжиматься от страха. Что бы не находилось сейчас за дверями, оно там было. Достав крестик, я повернулась, откинула одеяло и, подняв одной рукой подушку, с силой швырнула ее на постель. Марк сонно открыл глаза.

 -Ли?

 -Извини, что задержалась, - громко сказала я и, прислонив палец к губам, кивнула на дверь.

 Мгновенно проснувшись, он перекатился на бок и бесшумно взял свой меч. Кивнув ему, я отошла в сторону и, дунув, потушила свечи.

 -Спокойны ночи, - спокойно сказал муж.

 За окнами стояла весенняя лунная ночь. Слава Богу, в нашей спальне было четыре окна, поэтому всего через пару мгновений, зрение ко мне вернулось. Встав в густую тень, я развернула лезвие, чтобы сталь не отражала свет, и затаилась.

 Минут через десять за дверью слышались шаги… Очень осторожные и едва уловимые. Снова раздался непонятный шорох, затем легкий стук, словно положили на стол книгу. И снова шаги. 

 Прошло, наверное, еще полчаса, прежде чем в дверном проеме появилась черная щель. Сначала незаметная, потом все шире и шире. Ни я, ни муж не шевелились, Марк слегка похрапывал.

 Помедлив на пороге, высокая фигура скользнула внутрь.

 Человек двигался плавно, бесшумно и очень уверенно. Обойдя постель слева, он некоторое время постоял, прислушиваясь, а потом осторожно двинулся к двери сокровищницы. Я с удивлением следила, как исчезает в черном прямоугольнике его тень.

 «Вор?» - удивлению моему не было предела.

 Никогда прежде не доводилось слышать о воровстве в Замке. Почему-то с трудом верилось… Нет, разумеется, что красть у нас было - здесь хранились вещи поистине бесценные, но никто до этой минуты не осмеливался на подобное кощунство.

 Выйдя из тени, я быстро прошмыгнула мимо окон и забилась в угол. До двери было ровно три больших шага. Маневр был своевременен: загадочная фигура вновь отделилась от тьмы и так же бесшумно поплыла в ту сторону, где я только что стояла. Обойдя всю комнату, человек в растерянности остановился и обернулся к постели. По его поведению было очевидно, что он что-то искал и никак не мог найти.

 -Аленбард… - послышался его шепот. - Аленбард, ранэ!

 Сквозь черный чехольчик на моей груди, незримый огонь пролился на кожу. Вздрогнув, я удержала стон и крепче сжала рукоять меча.

 «Не вор», - мелькнула острая мысль.

 -Не всегда на зов приходит тот, кого зовешь, - холодно отозвалась я, решительно делая шаг вперед и в сторону.

 Тень резко выпрямилась и метнулась к двери. Кинжал блеснул в миллиметре от моего лица, но я успела отпрянуть и, развернув меч, наискосок полоснула по воздуху. Ожидая удар, он тоже смог увернуться, но мой меч все же достиг цели.

 -Стоять! - коротко бросил герцог, приставив клинок к горлу незнакомца. - Брось кинжал!

 Мужчина вздрогнул и выронил оружие. Тонкий клинок со звоном упал к его ногам.

 -Подожди, - остановила я мужа, видя, что он намерен позвать, а затем обратилась к своему противнику. - Кто ты? Что искал здесь?

 Он хмыкнул, слегка развернувшись, чтобы лучше меня видеть.

 -Вы похитили нечто, принадлежащее нашему господину. Я послан это вернуть. Мое имя - Инмар.

 -Если ты имеешь в виду Земар-ар, то он не господин мне. И у меня нет ничего, принадлежащего Ордену.

 -Вы лжете, королева! Зов жезла указал на вас. Неразумно думать, что его сила защитит непосвященного, он лишь приблизит смерть! Не надейтесь таким образом встать у нас на дороге!

 Его гневный тон немного сбил меня с толку. Этот человек верил в то, что говорил. Верил настолько, что лучшим было просто ему подыграть.

 -Как бы ни было, - улыбнувшись, сказала я. - Ордену придется смириться. Ни ты, ни кто-либо еще, не найдете побрякушку Земар-ар. А насчет моих возможностей, вы, сударь, тоже сильно заблуждаетесь.

 -Вы не посмеете! - игнорируя прижатое к горлу лезвие, фанатично крикнул мужчина. – Я не позволю!

 Меня спас лунный свет. Равнодушно сверкнув на клинке, он выдал его мысли прежде, чем они стали действием. Марк не мог заметить движения, но мы слишком хорошо друг друга чувствовали. Услышав мой вскрик, он резко отвел руку…

 Без единого звука тень рухнула на пол. Второй кинжал коротким лучом застыл рядом с первым. Я ошеломленно смотрела на черное бесформенное нечто у своих ног, понимая, что только что снова поцеловалась со смертью.

 Опустив меч, Марк шагнул вперед и, обняв, прижал меня к себе.

 -Олон! - резанул слух его короткий крик и, дернувшись от неожиданности, я судорожно всхлипнула.

 Послышалась возня - охрана открывала внешнюю дверь. Спустя пару секунд раздались торопливые шаги, и в спальню хлынул розово-рыжий свет. Несколько воинов нашей личной охраны в изумление застыли на пороге. Я отстранилась от мужа и посмотрела на человека, чье безжизненное тело лежало перед нами. К счастью, лицо его было так же не знакомо, как и имя.

 -Ваше Величество… - испуганно воскликнул офицер, с тревогой оглядывая меня с ног до головы.

 -Все в порядке, - Марк вытер клинок и кивнул на тело. - Унесите его. Обыщите Замок: проверьте покои, темницу, кабинет, конюшни. Не по воздуху же он попал сюда!

 -И позовите моего брата, - тихо добавила я, кивнув.

 Старший офицер поклонился и сделал знак своим людям. Через четверть часа, служанка уже стерла все следы и принесла нам горячий кофе. А еще через десять минут, хлопнув входной дверью, в спальню явился Карл. Вид у него был угрожающе спокойный и мрачный.

 Позволив себя осмотреть вдоль и поперек и рассказав все, что нам удалось узнать, я со спокойной совестью водворила Молнию под подушку и села на кровать. Вопреки всем бедам и предчувствиям, хотелось отвоевать у ночи хотя бы пару часов отдыха.

 Карл с Марком, наверное, в сотый раз монотонно перебирали подробности случившегося, пока я с перерывами на отстраненные реплики, видела десятый сон. Причем сон вполне хороший. Было как то до странности безразлично, наверное, сказывалась усталость. Помниться, перед началом Последнего похода, в душе творилось нечто схожее. Потом это прошло.

 -Лирамель Валлор! - Карл слегка потряс меня за плечо. Сон снова прервался.

 -Ну что? - поднимая тяжелые веки, недовольно пробубнила я и попыталась повернуться на другой бок.

 -Линни только что сказала, что Флоран с сыном вернулись в Замок. Сейчас шесть утра. У Ордена, судя по всему, крупные проблемы. Настолько крупные, что, боюсь, планы придется менять - нас это тоже может коснуться.

 Несмотря ни на что, просыпаться не хотелось.

 -Лия, послушай, герцогиня непременно явиться сюда. Земар-ар необходимо найти жезл, иначе советники просто не смогут замкнуть Круг и призвать его, когда настанет час. Я не думаю, что они стали бы устраивать столько шума, ни будь это жезл Главы Совета. Фирса кто-то изрядно подставил.

 -Это радует, - садясь, вздохнула я и потянулась.

 -Это не может радовать. Нам не хватает только третьей стороны в этой игре! Жезл необходимо найти. Орден должен осуществить задуманное, иначе пятнадцать лет ожидания превратятся в сплошной кошмар. Не знаю как ты, а мне хочется пожить спокойно.

 -Пятнадцать лет? Это вы о чем? - нахмурился Марк, недоуменно переводя взгляд с меня на брата.

 -О возможном будущем. Так, примерно, сказал, - Карл невинно улыбнулся и метнул на меня сердитый взгляд. – Вставай. Нам придется оставить тебя наедине с избранной. Делай вид, что ты ничего не поняла и очень испугалась.

 Не дожидаясь ответной реакции, брат тяжело поднялся.

 Оплавленные огарки свечей, оделись в красные блики восхода. Комната наполнилась светом и преобразилась: позолота на мебели заиграла солнечными зайчиками, белый ковер превратился в земляничную поляну, а на оконном стекле высветились пыльные разводы, оставленные когда-то пальчиками моих детей… Я запрещала их стирать. «Мама» - было написано маленькой Мари и обведено в два кружочка. Полем чуть ниже была нарисована машинка. Я помнила, как он ее малевал, объясняя маленьким братьям, как быстро она может ездить: «намного быстрее экипажа и даже всадника!». Мальчики, кстати, так ему и не поверили - и Марк и Карле, считали себя уже достаточно взрослыми для таких «сказок». Удивительно, но даже мой первенец не помнил реальности Большого мира…

 Вспомнив прошлое, я невольно заулыбалась. Вот из таких кратких счастливых моментов и состояла настоящая жизнь – это была ее соль, то, ради чего мы терпели все остальное.

 Немного покопавшись в гардеробной, оделась и коротко помолилась. Волшебные розовые блики уже исчезли, сменившись ярким солнечным светом. Начинался новый день. С некоторых пор я стала эти дни считать, чтобы как-то замечать течение времени… Времени, которое, порой, хотелось остановить.

 Хлопнула наружная дверь и, трижды постучав, в спальню вошла Линни.

 -Доброе утро, Ваше Величество! - приветливо улыбнулась женщина, ставя на трюмо поднос с завтраком.  - Как вы себя чувствуете?

 -Как всегда прекрасно, - отшутилась я. - Что твориться в Замке?

 -Ночью всех подняли, обыскивали комнаты… Сейчас везде люди внутренней охраны. По-моему их даже больше, чем тех, кого они охраняют. Естественно, все только о вас и говорят.

 -Какие версии?

 -Покушение на вашу жизнь.

 -Что, только одна?

 -А разве это не правда?

 Я пожала плечами.

 -Леди Флоран у себя?

 -Герцогиня спит. Когда она приехала, в Замке еще был переполох. Я отнесла с утра завтрак, но миледи сказала, что слишком устала, чтобы есть.

 Мне очень хотелось спросить ее про Лиран, но я побоялась. О девочке не следовало говорить вслух. Сама Линни знала только свою маленькую роль - быть сироте матерью, пока настоящие родители ее не заберут.

 -Хорошо, спасибо… Думаю, работы у тебя сегодня уже было достаточно - до завтра отдыхай, пусть тебя кто-нибудь заменит.

 Удивленно вскинув на меня глаза, женщина поклонилась и, подобрав с пола брошенное мною накануне платье, поспешила уйти.

 Завтрак неумолимо остывал. Он был невежлив и потому не хотел ждать, пока я разложу услышанное по полочкам. Пришлось уступить. Мои любимые булочки с изюмом и парное молоко, взбитое с клубникой в пышную пену, сразу улучшили настроение – напряжение, не покидающее последние часы, постепенно сходило на нет.

 В то, что Флоран спала, верилось с трудом. Карл сказал, что я должна быть напугана, но он не говорил сидеть и ждать ее. Если бы я не знала, кем она была на самом деле, то в данной ситуации поступила бы именно так – разыскала бы, чтобы излить душу.

 В коридорах и вправду было много охраны. Солдаты стояли через каждые двадцать метров, причем везде, где только можно. Наверное в Замок согнали всю внутреннюю стопу… Периодически кивая на робкие взгляды, я дошла до лестницы и спустилась на второй уровень. Параман, не смотря на свою принадлежность к Ведущей линии, даже во времена, когда его имя было первым в списке наследников, жил в Зеленом коридоре. Флоран не стала изменять вкусам мужа и осталась там же. Это было разумно, хотя я лично уверена, что предложи мы ей перебраться в Белый коридор, она бы тут же согласилась. Слава Богу, традиции этого не позволяли.

 Зеленый мрамор пола отражал солнечный свет, и, казалось, будто я иду по залитой льдом траве. Бросив мимолетный взгляд на дверь, которая когда-то вела в комнаты Али-Нари, я свернула в левый зал. В отличие от многих, Зеленый коридор был не прямым, а скорее напоминал недописанную букву «н».

 Апартаменты Парамана состояли из восьми просторных комнат и небольшого зала, а потому занимали добрую четверть всего пространства. Зеленый цвет принадлежал Каэлам, но этот род не очень любил гостить в Замке, а потому мой покойный кузен был, пожалуй, единственным, кто здесь обосновался. Остальные, в ком имелась примесь подобного цвета, концентрировались в Пате и, частично, в Горготе. Члены семьи Главы Совета жили на первом уровне - Белый замок являлся колыбелью Валлора и посторонние, кем бы они ни были, считались в нем гостями. К Флоран, кстати, это тоже относилось. Несмотря на то, что она была вдовой герцога Ведущей линии, ей были рады исключительно благодаря симпатии, а так же из-за Парфа, который в будущем мог восстановить свою генетическую линию.

 Душевная близость между сыном и матерью, заставляла задуматься. Я неплохо знала своего племянника, как-никак, а этот ребенок рос на моих глазах. Но теперь, после гибели Парамана, никто не мог дать гарантию, что мальчик последует примеру отца - Парф был намного жестче и так же умен. При сложившейся ситуации, встать на сторону Ордена для него было выгоднее, ведь наших планов он знать не мог. Это была еще одна проблема, которую предстояло решить. То был мой долг перед покойным кузено, да и перед самой собой.

 Спросив из вежливости, не покидала ли герцогиня покоев, я улыбнулась офицеру и попросила открыть массивные двери.

 В гостиной царил полумрак. Окна здесь выходили на запад, и потому солнечный свет попадал в комнату только после полудня. Оглядевшись, невольно вздохнула. Сердце с тоской заныло, вспомнив дорогой образ. После трагедии в Пате, мне впервые довелось посетить апартаменты двоюродного брата.

 Двери в спальню оказались не заперты, потому стучать я не стала. Мягко ступая по светло-зеленому ковру, тихонько подошла к кровати и нахмурилась.

 Свернувшись калачиком, Флоран Тоне спала. Ей было уже далеко за сорок... Когда-то золотистые волосы побелели у висков, а под глазами сеточкой легли морщины. В отличие от нас, детей Крови, время оставило на ее лице более заметные отпечатки. И все же она еще была по-своему красива. Только нездоровая худоба стерла с ее щек былой румянец и отняла у черт присущую им мягкость. Я вспомнила тот день, когда вернувшись из Большого мира, нашла в ее доме приют. Много лет мы любили ее, как сестру, делясь радостями и печалями. Наши дети часто играли вместе… Земар-ар оказался прав - мне было больно, очень больно. Но все же не на столько, чтобы дрогнула рука. Над моими собственными чувствами ледяной стеной высился долг.

 Что-то прошептав во сне, женщина вздохнула и улыбнулась.

 «А вдруг Марк все-таки прав? - вздрогнув, подумала я. – «Вдруг в ее душе еще осталась та Флоран, которую мы любили?»

 Карл, не допускал такой мысли. Его логика была неприступна. «Даже, если личность не повреждена, в чем я сомневаюсь», - говорил он. - «На ее действия это не повлияет. Не стоит тешить себя мечтами. Выбор был сделан раз и навсегда».

 Мне не хотелось ее будить. Внутри все горело от сдерживаемых слез, но крестик на груди был холоден. После почти бессонной ночи, прогулка по Замку утомила. Глядя на мирно спящую Фло, тоже хотелось лечь и вздремнуть. Отстегнув ножны, я села в кресло и поджала под себя ноги. Молния тяжелой дорожкой легла на колени. Прислонилась щекой к высокой спинке, вздохнула и закрыла глаза.

 Тишина давила на уши. Несколько секунд я не шевелилась, давая себе время собраться с мыслями. В комнате по прежнему царил полумрак, но, судя по всему, времени прошло довольно много. Неужели я проспала полдня? Еле сдержавшись, чтобы не вскочить, настороженно прислушалась. Крестик был уже теплым, но внутри все молчало. Я проснулась лишь потому, что по-настоящему выспалась. Глубоко вздохнув, выпрямила затекшие ноги и открыла глаза. Флоран спокойно сидела на кровати и читала книгу. Рядом с ней, на столике, стоял бокал с вином и двурогий подсвечник.

 -Привет, - отложив книгу, улыбнулась она.

 -Мне хотелось тебя будить, - объяснила я, изображая смущение. – Сама не заметила, как задремала.

 -Кристиан приходил. Сказал, чтобы ты поднялась к нему, когда проснешься. Правда, это было часа четыре назад.

 Я обернулась и бросила взгляд на окно. Вдалеке, над черной кромкой леса, алела тонкая полоска заката. Было уже не меньше десяти вечера.

 -Извини, Фло, хотела поговорить, но, похоже, уже нет времени, - искренне расстроилась я.

 -Догадываюсь о чем ты - Линни рассказала, что вам с Марком пришлось пережить. Больше я не покину Замок. Хорошо, что никто не пострадал и, надеюсь, Олон найдет, как этот негодяй проник в королвские покои. Немыслимо просто! При Парамане такого бы не произошло…

 Мы немного помолчали.

 -Фло… - тихо сказала я и, встав с кресла, подошла к ее постели. - Сегодня ночью я кое-что поняла. Думаю, будет лучше, если вы с Парфом все-таки уедете в Лаусенс. Не хочу, чтобы близкие люди подвергались опасности… Подожди, не перебивай. Понимаешь, чем ближе день, когда мне придется открыто выступить против Ордена, тем отчетливей понимаю, что не хочу больше никого терять. Параман, Карл… Этот список не должен продолжиться. Кристиан уговорил меня отправить Элладия к аллотарам. Мария уже там.

 -Все-таки простила? - наклонив голову набок, спросила она, заглядывая в мои глаза.

 Я кивнула.

 -Да. Он, был, в сущности, еще ребенком, когда все произошло. И уже достаточно наказан.

 -Ты права, Ли. Всегда верила, что ты простишь мальчика. Невозможно вычеркнуть из жизни собственное дитя. Я бы не смогла.

 «Смогла», - опустив взгляд, мысленно возразила я и до боли закусила губу.

 -Так ты уедешь?

 Она вздохнула и, поставив бокал на столик, покачала головой.

 -Я уже говорила, что разделю с тобой любой конец. А на счет Парфа – обсуди это с ним сама. Он упрям, но тебя, быть может, послушает. Последнее время я с ним не справляюсь.

 -Дети выросли, - я пожала плечами. - Тебе еще повезло: по сравнению с Карле, Парф ангел.

 -А, по-моему, они совершенно одинаковы. Но ты права. Я уже потеряла дочь и не хочу потерять еще и сына. Если считаешь, что здесь его жизни будет что-то угрожать…

 -Будет, если я проиграю. А такой вариант тоже нельзя исключать.

 -Ну, хорошо, хорошо.

 Крестик на моей груди уже пылал раскаленным железом. Я еле сдерживалась, чтобы не поправить чехольчик, так жег он кожу.

 -Спасибо тебе, Фло! - поблагодарила я, одаривая ее теплой улыбкой.

 -За что? - удивилась женщина.

 -За то, что ты есть. Мало осталось людей, кому я вот так могу поплакаться…

 Махнув рукой, она откинулась на подушки и задумчиво поджала губы. Ее взгляд скользнул по Молнии, верно прильнувшей к моему бедру и, чуть задержавшись, выпорхнул в окно.

 Кивнув прощанье, я медленно повернулась и пошла прочь. Разговор пошел не так, как планировалось, но все задачи были выполнены. Оставалось надеяться, что Парф Валлор унаследовал благородство своего отца, а брат уже нашел способ оставить моего первенца в Замке. Звенья цепи постепенно срастались - еще немного и я могла надеть ее на свою шею. 


предыдущая глава | Наследники отречения | Глава 7.