home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5.

 -Эденфар!  - развернув лошадь, крикнул Карл.

 Команда из уст в уста понеслась по рядам войск, пока не достигла стопника, ведущего переднюю шеренгу. Минут через пять, процессия остановилась.

 Открыв дверцу кареты, брат подал мне руку и помог спуститься на землю. Я огляделась. Высокие белые шпили Замка высились над черными корявыми ветвями. Контраст был так ярок, что казалось фотография мира превратилась в негатив. Расправив плечи, я подняла лицо к небу и глубоко вдохнула влажный воздух. Карл с улыбкой водрузил на мою голову корону и кивнул. Мы были дома, и будь Орден хоть трижды сильнее, здесь я его не боялась. Это было мое царство, мое наследие и моя крепость. Взлетев в седло, я подала знак всадникам. Две руки воинов, облаченных в белые камзолы, отделились от отряда и, обогнув пеших, в боевом порядке построились впереди.

 Ветер дул в спину, кидая на лицо непослушные пряди волос. Белый плащ развивался за спиной, словно огромное крыло. Сердце билось в такт движению, мысли потеряли нити смысла, чувства замерли. Дом, муж, сыновья и дочь - радость моего бытия, утешение в скорби и награда за все страдания. Только сейчас, наверное, душа призналась себе, как тяжела была для нее ноша этой долгой разлуки.

 «Господи, неужели все скоро закончиться? Неужели мир вернется на свою привычную ось и настанут дни, когда моя семья будет вместе?».

 Ворота Яблоневого сада распахнулись перед нами, и черные тени стражей метнулись в стороны, оглашая воздух грозным рычанием.

 -Эн сатим лет корвет! - голос брата громыхнул с такой силой, что даже лошади остановились.

 Ударив каблуками по бокам своей кобылы, я послала ее вперед. Каждый камень белой дороги радостно пел мне вслед, каждая яблоня кивала, раскачивая на ветру ветвями. Замок вырастал, постепенно застилая небо, словно любящая мать, распахивая передо мной объятья.

 Маркус стоял на нижней ступени и, не отрываясь, смотрел на нас. Его фигура приближалась с каждым вздохом, и размытые черты постепенно приобретали четкость и выражение. От волнения на глаза навернулись слезы. Плакать не следовало, но чувства были настолько сильными, что сдерживать их не получалось. На скаку вытирая ползущие по щекам дорожки, я рыдала и смеялась одновременно. Карл, держащийся сзади на полкорпуса, поравнялся со мной и, окрикнув, ободряюще кивнул. Он знал, что творилось сейчас в моей душе.

 -Держись подальше от Флоран, - одними губами произнес он на Древнем. - Я сам.

 -Хорошо…

 Метры съежились. Осадив лошадь, я спрыгнула на землю и на секунду застыла, а потом, не сводя глаз с мужа и забыв обо все на свете, сделала пару шагов и упала в его объятья. На долгий миг мир вокруг нас перестал существовать. Были только его лицо, его запах и горячие губы. Браки в Ведущей линии редко были основаны на любви, но мы стали исключением и не скрывали этого. Существовали моменты, когда протокол было невозможно соблюсти, и думаю, никто не осудил бы нас за проявленные эмоции.

 Когда зрение и слух вернулись, а слезы немного высохли, я подняла голову и огляделась. Память встрепенулась и растянула губы в вежливой улыбке. Сотни знакомых глаз пригвождали меня к мраморным ступеням.

 -Ваше Высочество, князь… - Марк приветливо кивнул Карлу и, повернувшись к воротам, взял меня за руку. - Добро пожаловать.

 Карл, выпустив на свет все свое обаяние, слегка поклонился.

 -Рад снова видеть стены Белого замка, великий герцог.

 Взяв под руку, сияющую Флоран, брат жестом пропустил нас вперед.

 -С корабля на бал, - наклонившись ко мне, шепнул муж. - Как дорога?

 -Все было покойно.

 Кивая знакомым и незнакомым лицам, я величественно шла по бесконечным коврам к Тронному залу. Народу было на удивление много, впрочем, люди нашего рода всегда отличались повышенным любопытством. Особенно в смутные дни. Вряд ли события в Горготе прошли мимо вездесущих родственников, как-никак, а на кон была поставлена судьба Королевства. Об этом, конечно, не говорилось, но воздух звенел напряжением и безмолвными вопросами. Так или иначе, на ближайшем совещании мне предстояло врать много и изощренно. Никто не должен был догадаться, сколько на самом деле мы узнали и что собираюсь предпринять. Последнее, правда, и для меня пока оставалось загадкой, хотя, по словам Карла, следовало сидеть тихо и вести себя кротко, пока из Большого мира не вернутся Лирдан и Поль. Почему - он как всегда объяснять не стал. Кроме того, я тоже хотела дождаться новостей о маленькой Лиран, так как прежде, чем вынуждать Земар-ар к удару, девочку было необходимо надежно спрятать.

 Вид у меня был счастливый и вполне беззаботный, что на самом деле почти соответствовало реальности, и потому, ожидающие бури, мгновенно успокоились. Адепты Ордена владели техникой проникновения в мысли. За долгие годы, проведенные в их обществе, я тоже овладела защитой от чужеродного вторжения – благодаря внутренней молитве сознание надежно закрывалось от темных щупалец. Однако общий фон все же оставался доступен метальному прочтению, поэтому эмоции все-таки требовалось контролировать. Сейчас я была рада расслабиться и дать им то, что они надеялись увидеть. Именно это свойство моей души - умение радоваться, невзирая на обстоятельства, Карл так ценил, уверяя, что оно сбивает наших врагов с логических линий. Впрочем, я всегда считала это безрассудством, а не тактическим преимуществом.

 Люди склонялись в поклоне перед моей тенью, скользящей по их головам. Я улыбалась направо и налево, стараясь не встречаться ни с кем взглядом. Лица сливались в одну белую линию, вытянутую от Золотых ворот к трону. На пьедестале, справа, там, где обычно стоял Карл, сидел высокий юноша. Как только мы вошли, он поспешно поднялся и расправил плечи.

 Перед глазами промелькнули обрывки жизни… Маленький ребенок в моих руках между звездами и облаками, серьезный мальчик, прижавшийся к Фло, гордый подросток, дерзнувший открыть свои помыслы… Сын, которого я никогда до конца не знала и не понимала, теперь стал совсем взрослым. Я смотрела в его лицо и видела многих, кого любила, но только не себя. Вместе с горечью, которая почему-то вдруг разлилась по сердцу, подняла голову материнская гордость.

 Принц лениво скользнул взглядом по моему лицу и равнодушно улыбнулся. Его поклон был небрежен, слова холодны, а черты лица исказило легкое презрение. Я позволила себе расстроиться, чтобы порадовать Флоран, хотя мой разум аплодировал. Брат как всегда оказался прав - мальчик был кровь от крови и плоть от плоти своего рода, против которого так рискованно блефовал. Детские черты погрубели, и теперь не так заметно повторяли мужа, а вот фигура, больше напоминала мою: высокий и худощавый, хотя и широкий в плечах, мальчик казался обманчиво хрупким. Несмотря на суровость и толику надменности, его внешность определенно располагала и заставляла позабыть о возрасте. Орден не зря сделал такую ставку.

 -Сын мой, - серьезно сказала я, улыбнувшись ему одними глазами. - Ты очень вырос.

 Карле выгнул бровь и слегка кивнул.

 -Благодарю, Ваше Величество, - вежливо ответил он и, подав мне руку, усадил на трон.

 Полтора часа, что длилась общая аудиенция, брат не отходил от Флоран, развлекая ее своим сочувствием и знаками внимания. Это было похоже на игру кота с мышью. Вынужденная отвечать взаимностью, герцогиня Лаусенса, сдержанно кивала и отводила глаза. Ее лицо было довольно бледным, но спокойным и непроницаемым. Несколько раз я мельком ловила на себе пристальный взгляд, и каждый раз по телу словно проходил заряд тока. Мой крестик под камзолом горел огнем, опаляя и защищая одновременно…

 Земар-ар находился совсем рядом, словно ожившая тень в тени у моего престола. Он считал себя мудрым и всемогущим, смотрел и запоминал, выжидая удобного момента, чтобы исполнить угрозы и вернуть власть. Ощущение было сродни тому, что испытывает сапер, обезвреживая бомбу: один неверный шаг - и взрыв. Если подобное напряжение будет довлеть надо мной два месяца, нервы могут не выдержать. Оставалось поступить так, как я обычно поступала, если не хотела ничего предпринимать - не думать, не видеть и не замечать...

 Выслушав краткие доклады и сообщив о тех изменениях, которые произошли между Королевством и Княжеством, я назначила дату совещания и с чистой совестью покинула возмущенных родственников. Никогда еще винтовая лестница в мои покои, не казалось столь короткой. Наконец-то я была дома!

 Белый полог кровати переливался сероватыми тенями. Я лежала, закинув руки за голову, и слушала ровное дыхание мужа. После двух часов, что длился мой рассказ, мы оба неплохо вспомнили греческий. Марк многого не знал, хотя о чем-то догадывался из междустрочия моих писем. Пророчество я решила утаить… Это было не совсем честно, но казалось единственно верным. Муж не отличался исключительной проницательностью, а мне не хотелось перекладывать на его плечи груз, который сама еле несла. Это не было недоверием, нет… Скорее любовью. Я считала, что ему будет легче пережить горе, когда оно придет, а не мучиться томительным ожиданием годы. Предоставь мне судьба выбор, я бы тоже предпочла не знать будущего.

 -Я не поверил, когда Карле рассказал о Фло, - Марк вздохнул и повернулся ко мне. – Она так искренне переживала смерть мужа... Не представляю, чтобы человек мог так претворяться. По-моему, это не возможно.

 -Что ты имеешь в виду? - спросила я, с раздражением почувствовав, как из глубин души вновь поднимается гнев. - Они были уже одно, когда убили его. Она сама отдала себя во власть Земар-ар, сама подписала Параману смертный приговор.

 -Я знаю. Просто, кажется, что ее разум не до конца…

 -Кажется! - зло отрезала я и закрыла глаза. Три глубоких вздоха и сердце успокоилось. - Давай больше не будем о ней… Не могу говорить спокойно, пока не отомщу за кровь брата.

 -Месть - грех, не разрушай себя, Лирамель…

 -Это мой долг. Я обязана совершить возмездие. Грех был бы, если бы мое сердце жаждало этого, но оно не жаждет, хотя и полно ярости. Я ненавижу не Флоран, а то, чем она стала, ее дела и замыслы. Я ненавижу зло. Но думать об этом пока не хочу.

 Марк покачал головой и, протянув руку, обнял меня.

 -Ну и не думай. Кристиан сказал, что Дарита наконец-то родила ему наследника?

 -Да, одной проблемой теперь меньше…

 -Похоже, намечается династический брак?

 -Несомненно. Но не в этом поколение, слишком близко родство. Когда-нибудь, Княжество должно перейти под власть рода. Я надеюсь, наши внуки завершат начатое.

 -Мари, должно быть, выросла… Как она?

 -Счастлива! - пожала я плечами. - У нее множество сестер и замечательная тетка. Она не скучает.

 -А Али?

 -Держится. Но рвется в Замок: как бы ни было тяжело, а дом есть дом. Ее можно понять.

 Раздражение улеглось… Подтянув одеяло, я перекатилась на бок и положила голову на его горячее плечо. Моя усталая душа свернулась клубочком и замурлыкала. Тепло и покой… Не хотелось, чтобы что-то их омрачало.

 Словно в ответ на мои мысли, в дверь постучали.

 Марк, уже было задремавший, мгновенно сел и тревожно обернулся туда, где за толстым ковром, находилась винтовая лестница. Тяжело вздохнув, я достала Молнию и протянула ему рукоять. Помотав головой, муж сдернул с постели алое покрывало и обмотался им, с искусностью древнего римлянина. Вид у него был настолько нелепый, что я не знала, смеяться или предложить халат. Последнее было бы разумнее, но стук звучал все настойчивей, и потому халат я поспешила накинуть сама. Кто-то явно забыл приличия и растерял здравый смысл. И это точно был не мой брат – он обычно вообще не стучал. Подойдя к ковру, Марк приподнял левый край и сухо спросил:

 -Кто там?

 -Я, отец, - немедленно последовал ответ.

 Войдя, Карле тут же закрыл дверцу и извинился. Я заметила на его щеках легкий румянец.

 -Дядя Кристиан взял над Фло шефство, так что у меня целых полчаса. Есть новости от брата.

 -Где он? - тут же спросила я, едва удержавшись, чтобы не вскочить с кровати.

 -В Замке, наши люди провели его в темницы. Я счел, что так лучше, раз исчезновение не обнаружилось. Охрану дядя приказал сменить и утроить.

 -Как тебе удалось переговорить с ним, если он с Флоран? - нахмурился муж.

 -Удалось.

 -А девочка? Он ее нашел?

 -Не знаю, не было времени расспрашивать. Эллад был один, но выглядел вполне спокойным. Остальное вам будет легче узнать самим, - сын устало улыбнулся и посмотрел на меня. - Сколько еще времени тебе нужно?

 -Два месяца, - догадавшись, о чем он, ответила я.

 -А потом?

 -Когда придет срок, я открою карты и сделаю все, что в моих силах, чтобы выиграть эту партию. Не волнуйся, сынок, у нас есть все основания надеяться на успех.

 Карле молча кивнул, а потом подошел, сел рядом на краешек постели и, закрыв глаза, прижался ко мне, словно малое дитя. Я боялась вздохнуть, чтобы не спугнуть непокорного сына, но он не шевелился и, осмелев, я нежно обняла его и приласкала. Принц был горд для витиеватых слов, но мне их было и не нужно - все сказала его душа. Лед между нами растаял - потерянный ребенок вернулся ко мне, признав матерью спустя столько лет ненависти и призрения. Я не зря молилась и верила… Время расставило все по местам, время - единственный беспристрастный и неподкупный судия, всегда было на стороне истины.

 Через полчаса Карле ушел. Никто из нас троих так и не произнес ни слова. Когда дверь за сыном закрылась, Марк вышел в гостиную и принес мне бокал вина. Я выпила и разрыдалась. Ни от счастья, ни от горя, а просто, потому что надо было куда-то выплеснуть эмоции. Не знаю, долго ли я плакала в его руках, но, вскоре вино победило, и сон осушил мои слезы. Еще одна мечта, подмигнув на прощанье, исчезла из списка и легла в копилочку светлых минут, заняв одно из самых почетных мест.


предыдущая глава | Наследники отречения | cледующая глава