home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава10

 Старый Каэл слушал, не перебивая и не задавая вопросов. Серый рассвет постепенно разгорался, и золотые лучи просачивались сквозь мутную пелену облаков. Колеса мерно поскрипывали, прокладывая по осевшей пыли тонкие колеи. Лошадь заметно подустала и брела, уныло понурив голову. После бессонной ночи, свежесть утра бодрила лучше любого кофе, поэтому нам, людям, было несколько легче.

 -Знаешь, Ли…  - после непродолжительного молчания ответил Шаддан в ответ на мой вопросительный взгляд. - Думаю, Карл был прав: ты являешься пересечением всех путей. Я не мудрец, чтобы браться толковать данное пророчество, но ясно одно - эта девочка, Лиран, станет последней гранью судьбы Королевства. Впрочем, ты и сама это поняла. Не уверен только, что поступила верно, сохранив ей жизнь… Впрочем теперь хотя бы ясно, что вопрос с престолонаследованием разрешится сам собой, хотя и не так, как я бы считал справедливым. Думаю, о последней картине, можно будет умолчать - пусть все идет, как идет.

 Лицо сына вновь всплыло в сознании, и на глаза навернулись слезы. Я бы тоже предпочла о много не знать. Но, видимо, так было нужно для будущего.

 -Несмотря ни на что, Шаддан, - мой вздох слился с ветром и с ним же улетел ввысь,- не соглашусь с тобой. Справедливость - понятие относительное. Твои догадки насчет Карла оказались не безосновательными - Катрин, его с Кристианом мать, была дочерью герцога Керна, того самого, что пропал без вести, когда Совет начал убирать свидетелей. Брату пришлось удочерить меня, сделав своей наследницей. И он не изменил однажды принятого решения, когда родился Лирд, не изменил, даже учитывая, что мой первенец не нес в себе полноты крови. В том, что семя Валлора вернет себе трон, я не вижу ничего несправедливого. У каждого свой срок на Земле, не все умирают от старости. И очень часто, именно те, кого Бог призывает раньше, сияют среди смертных ярче звезд. Даже без пророчества, я всегда подозревала, что Элладий сгорит намного раньше, чем многие из нас – он слишком спешил жить. Что касается Карла… Брат должен был стать королем. Ты не можешь отрицать, что он более всех этого достоин. Я искренне рада, что его потомство исправит каприз истории. И ты прав: ни Эллду, ни Лирдану, не следует знать о том, что будет после. Возможно, мы этого уже и не увидим… А дети разберутся сами, ведь в них течет та же кровь, не правда ли?

 Старик снова кивнул и, закашлявшись, отвернулся. Потом перехватил поводья в левую руку и, обняв меня, прижал к себе. Положив голову на его широкое плечо, я тихо сказала:

 -Знаешь, Шаддан… Очень странно иногда происходит на свете. Ты лишил меня отца, когда я только начинала свой путь, а теперь, когда до конца осталось совсем чуть-чуть, ты же и заменил его. Скажи, почему так?

 Он напрягся и некоторое время молчал.

 -Потому что иногда нам дано исправлять ошибки, - наконец ответил он и снова закашлялся. - Если позволишь, я не хочу об этом говорить. Моя жизнь вышла не менее запутанной, чем у твоего брата. Но, в отличие от него, те, кого любил я, не всегда этого заслуживали. Впрочем, тебе ли не знать, что любовь не разбирает лиц. С годами я пришел к выводу, что главное верно найти то, что надо ненавидеть. Тогда и любовь не будет слепа.

 -И ты нашел?

 -Нашел! - усмехнулся он и поцеловал меня в лоб.

 -И что это?

 -Тьма, Ваше величество. Тьма в нас и вовне.

 -Тогда мы ненавидим одно и тоже…

 Дорога качала и пела. Дорога лилась по земле бесконечной рекой с тонкими притоками и редкими островками. Фургон плыл вперед, поднимая клубы пыли, похожие на пенные волны… Я засыпала. Шаддан устроился по удобнее и укрыл меня плащом, набросив на лицо капюшон. Было тепло и хорошо. Думаю, ни Карл, ни мой покойный отец, не осудили бы меня… Я привыкла верить сердцу, а оно улыбалось, потому что как бы ни старался мрак, ползущий по пятам, любовь каждый раз оказывалась сильнее. Она была могущественнее всего, что существовало на этом свете. И на том - тоже. Две истины: любовь земная и Любовь небесная - лишь они были абсолютны для тех, кто знал цену жизни и понимал, что ни одного срока человеческого не хватит, что бы ее оплатить.

 После нескольких лет, проведенных в темницах Бартайоты, мой слух стал значительно острее, чем у большинства людей. Даже с закрытыми глазами я безошибочно угадывала, что происходит вокруг. Сейчас природа готовилась к холодам. О них пел ветер в полуобнаженных ветвях, о них тоскливо стрекотали птицы, вспоминая о своих распавшихся семьях, о них трубил одинокий лось, пробираясь в зарослях по краю дороги... Крестьяне на полях завершали работы. В ближайшие снежные месяцы царство людей должно было погрузиться в спячку. Косы и плуги отправлялись в сараи, а их трудолюбивые хозяева уходили на дальние стоянки охотиться, оставляя женщин и детей ткать бесконечные метры полотен, да пересказывать старые новости и слухи…

 Слушая хрипловатое дыхание старого Каэла, я растворялась в мире, становясь с ним единым целым. Я любила свою землю, любила как жизнь и даже больше нее. Королевство было моей плотью и кровью, и, как открылось ныне, они принадлежали ей по праву. Было немного грустно от того, что на мое место совсем скоро придут другие: для них будут сиять солнце и звезды, им будет нашептывать ветер и благоухать белые кроны яблонь в замковом Саду. Для них будет приходить весна и зажигаться осень, мести метели и греметь грозы… Для них, все для них. Даже мой отчаянный последний шаг. Колесо жизни - бесконечное вращение судеб и поколений, где каждое предыдущее лишь пушинка в подушку для последующего… Долг королевы и долг матери, и ничего для себя. Ничего, кроме упования на Божественную милость Того, ради Кого я не поднимала головы перед жестокой судьбой и не склоняла ее пред мраком.


 Глава 9. | Наследники отречения | cледующая глава