home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



 Глава 5.

 По черному, усыпанному яркими звездами небу, тонкими белыми штрихами размазались облака. Тэрви, молодой парень, лет двадцати, только недавно зачисленный в гарнизон, шел впереди небольшого отряда, указывая путь – из двух тысяч воинов Горгота, которых я привела к стенам Ровмена, только он был рожден в его стенах. К счастью, юноша обладал врожденным любопытством, потому, узнав наши планы, выложил такие подробности, которые не были известны современным картографам.

 Южная столица была огромна… Ее водохранилища вмещали колоссальные объемы воды, а водостоки вполне могли заменить ворота, если бы не нечистоты. Однако город был настолько древен, что некоторые каналы, находящиеся на нижних уровнях, не использовались уже несколько столетий. Еще мальчишкой, Тэрви с товарищами облазил всю подземную систему тоннелей вдоль и поперек, и теперь вел нас к одному из заброшенных шлюзов. Мне начинало казаться, что все происходящее совершалось по заранее распланированному сценарию – это вызывало некоторое беспокойство и заставляло быть осторожнее…

 Темнота надежно скрывала нас, но стража на стене наверняка могла ожидать гостей, поэтому, поразмыслив, мы решили прибегнуть к небольшой хитрости - маленькое светопреставление с противоположенной стороны крепости должно было отвлечь их внимание.

 Подойдя на расстояние полета стрелы, воины остановились. Лорд Варута держался немного впереди, прикрывая меня от возможной опасности. Несмотря на то, что слово королевы было законом и для него и для всех, от кого я принимала присягу, этим вечером пришлось выиграть маленькую битву. Офицеры, во главе с Якиром, ни за что не хотели допускать моего участия в ночной вылазке. К счастью, ни времени, ни настроения на долгие препирательства, не оставалось.

 Когда раздался первый взрыв, люди вздрогнули. В небо огненным столбом рванул язык зелено-оранжевого пламени - последнее изобретение Карла, которое мы так и не успели опробовать на мой злосчастный день рождения. Конечно, до настоящего салюта этому гигантскому костру искр было далеко, но для Королевства, не видевшего доселе даже пороха – вполне достаточно. Злорадно усмехнувшись, я отдала приказ двигаться к городу. Путь был свободен.

 Наш отряд состоял всего из ста человек, две трети которых считались опытными офицерами, а десять приходились мне дальними родственниками. План был прост и безумен: по древнему водосточному каналу, мы собирались проникнуть в город и захватить Резиденцию, расположенную согласно чертежам, напротив казарм. Пятьсот человек Горготского гарнизона, который ушел в Ровмен вместе с Натаном, вероятнее всего, находились именно там. После освобождения генерала Натана, мои люди, с помощью сигнального костра должны были подать знак оставшимся за воротами частям, а заодно поспособствовать, чтобы эти самые ворота своевременно оказались открыты. Проследить дальнейший сценарий не составляло особого труда.

 Мы шли вдоль стены так медленно, что я уже стала сомневаться, хватит ли одной ночи. Наконец, Тэрви остановился и, нагнувшись, ощупал рукой землю.

 -Это тут, - тихо обернулся он ко мне и быстро прибавил: - Ваше величество…

 Потребовалось несколько человек и пять минут, чтобы подкопать под каменную плиту, почти уже вросшую в землю. Еще через пару мгновений на фоне ночи отверзлась прямоугольная дыра. У меня невольно сжалось сердце. Нырять в неизвестность подземелья, где метафизически властвовал мой вековечный враг, казалось верхом безумия. Но люди ждали, время шло… Якир, след в след начал спускаться за юношей и мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ними. Лорд Варута и Рэта крепко держал меня за руку, не давая паники возобладать над разумом, и только благодаря этому я сохраняла остатки самообладания.

 -Не вспоминай о нем, - шепнул он, не оборачиваясь, - это просто тоннель, его вырыли люди.

 Мы шли минут двадцать, постепенно тьма стала сереть, и идущий позади Фаэл поспешил убрать ладонь с моего плеча: наши силуэты смутно вырисовывались на фоне стены. Тэрви многозначительно показал рукой куда-то наверх.

 -Как раз над нами городская площадь, чуть дальше Резиденция и казармы.

 Якир с сомнением посмотрел на уходящий ввысь свод. Потом оглянулся на меня, пожал плечами и полез по полуразрушенной каменной лестнице наверх. Я зажгла факел и передала его одному из офицеров. Тени, доселе дремавшие на стенах, взметнулись к куполу и бешено заплясали. Я стала считать вздохи… Где то на цифре восемьдесят, приглушенный баритон сообщил сверху:

 -Город любуется фейерверками, моя королева! Я заметил только нескольких стражников.

 -Можешь их отвлечь?

 -В этом уже нет необходимости, - в его интонации слышалась улыбка. – Поднимайтесь быстрее!

 Сунув руку в широкую сумку на поясе, я достала корону и, поцеловав, надела на голову. Это оружие было по сильней любого меча. По крайне мере, пока... Алмазы полыхнули в свете факела и заиграли тысячами бликов, заставляя офицеров невольно отводить глаза. Я была в Ровмене впервые, а эта реликвия, наверное, не одну сотню раз… Много голов она сменила прежде, чем оказалась на моей, но кровь всех, кто когда-либо носил ее, текла сейчас в жилах горячей лавой. Вздохнув, я обнажила Молнию - уверенность заполняла тело ледяным покоем, мысли стали ясны и отчетливы.

 Снаружи ночь все так же сыпала звездами, а наши люди озаряли западную часть неба зелено-рыжими искрами. Сбросив плащ, я последовала за Якиром к трехэтажному каменному зданию. Десять высоких ступеней, четыре огромных колонны, подпирающих треугольный свод и золотой прямоугольник двери, чуть поблескивающий в свете полыхающего горизонта. Судя по окнам, мало кто спал под треск и грохот салютных пушек.

 Молча указав на четверых лежащих на ступенях стражников, Якир решительно двинулся к парадному входу.

 -Держись немного позади, - кивнул он и, подперев плечом высокую дверь, с силой толкнул ее.

 Белая полоска света медленно расширялась, пока не разлилась у моих ног в яркое озеро. Послышались встревоженные крики - внутри запоздало заметили наше вторжение. Отстранив Якира в сторону, я перешагнула порог. Глаза резануло болью, пришлось прищуриться. Несколько одетых в зеленое с коричневым воинов, обнажили клинки.

 -Эн сатим лет корвет! - громко сказала я. - Опустите оружие перед своей госпожой!

 Им потребовалось секунд пять, но, в конце концов, здравый рассудок победил, и шестеро солдат убрали мечи в ножны.

 -Ваше Величество? - неуверенно спросил один из них.

 Я кивнула.

 -Сколько охраны во дворце?

 -Человек двести, не меньше…

 -Предупредите их, что город взят, - я спокойно скользнула взглядом по их лицам и, обернувшись к Якиру, добавила. - Лорд, пошлите кого-нибудь в казармы, хочу переговорить с офицерами Горгота. И попросите Фаэла исполнить мою просьбу, он поймет какую.

 -Да, моя королева.

 Убрав Молнию, я сняла перчатки и бросила их одному из охранников. Затем огляделась и спросила:

 -Генерал Натан, если не ошибаюсь, где-то здесь?

 -Да, Ваше величество, он…

 -Проводите меня.

 Побледнев, воин оглянулся на своих товарищей и, не встретив поддержки, нахмурился.

 -Идите же! - поторопила я, вполне понимая причину его смущения.

 Миновав Парадный зал, мы прошли через боковые двери в столовую, затем свернули в смежный с ней коридор. Перепуганные слуги и стража, провожали нас удивленным шепотом – похоже, никто не мог поверить в происходящее.

 Я старалась запомнить путь, но после длинной и темной картинной галереи, задумавшись, сбилась и больше не обращала внимания на мелькающие мимо комнаты и залы. Дворец Ровмена уступал в размерах Белому замку, но что касается непродуманности архитектуры, являлся его старшим братом. Задержавшись у широкой лестницы, ведущей в городские темницы, я попросила стоящих по бокам стражников на всякий случай нас сопроводить – те, кому было, что скрывать, могли уже прознать о моем нежданном везите.

 Камера, в которой коротал дни генерал Натан, была самой первой от полукруглого входа в основной корпус и несколько отличалась от того, что я ожидала увидеть, основываясь на собственном опыте. В темницах Ровмена были предусмотрены все условия для комфортного содержания высокопоставленных узников. Однако заходить внутрь мне все же не хотелось…

 -Натан! - негромко позвала я, отступив от чересчур поспешно открытой передо мной двери.

 Разбуженный скрипом петель и ярким светом факелов, мужчина, спящий на постели, сел и, сдвинув брови, мрачно на нас уставился. Было видно, что сон все еще властвовал над его разумом.

 -Я сплю или умер? – остановившись на моем лице, наконец, улыбнулся он.

 -Не то не другое, мой генерал. Однако обидно слышать подобное из ваших уст – неужели сомневался, что я пропущу такое веселье?

 Быстро вскочив, он в три шага пересек камеру и сгреб меня в объятия. За пять лет неуклюжий юноша превратился в такого же неуклюжего мужчину: полноватого, медлительного, но весьма ответственного и умного. Я не ошиблась на его счет, хотя фехтовал он по-прежнему неблестяще.

 Немного растерявшись от подобной смелости, я не отпрянула, только успокаивающе похлопала друга по плечу. Судя по румянцу, вспыхнувшему на его щеках, для него собственный порыв тоже точно такой же неожиданностью. Нас слишком многое связывало в прошлом, да и будущее, похоже, было склонно позаимствовать некоторые штрихи – я была полна предчувствий, что роль, отведенная Натану судьбой, которая переплела наши пути, еще не сыграна до конца.

 -Не ожидал, что ты решишь лично навести порядок! – лукаво ухмыльнувшись, произнес он, справившись с волнением.

 Пожав плечами, я взяла его под руку и повернулась к выходу.

 -На севере тревожно, да и юг встретил не слишком приветливо. И все же, я тут.

 Мы не торопясь поднялись наверх. Натан, жестикулируя, рассказывал подробности о смерти дяди Аурока и последовавших за ней событиях. Я слушала в пол уха - письмо, которое мне переслал муж, было достаточно подробно, однако остановить генерала было не вежливо, ему требовалось выговориться.

 Герцога Ровменского несомненно убил тот, кому он доверял. Судя по тому, что я знала о своем двоюродном дяде, таких людей не могло быть много. Найти и определить среди них адепта Ордена, для меня не являлось трудной задачей. Но сейчас гораздо важнее было успокоить жителей и не дать восстанию распространиться на другие области Южных герцогств. Мое уверенное «город взят», было, конечно, преждевременным, но того требовала ситуация. Натан во главе Горготского гарнизона мог теперь силой успокоить мятеж изнутри Ровмена… И на этот раз, исход зависел исключительно от сознательности горожан. Со своей стороны я могла лишь совершить правосудие и молиться, чтобы люди вняли моим словам.

 Подошедший к нам Фаэл, коротко поклонился мне, а затем крепко обнял Натана за плечи.

 -Мой генерал! - с чувством воскликнул офицер, расплываясь в довольной улыбке.

 -Приветствую, Фаэл! Как успехи? Что с воротами?

 -Лорд Якир вывел гарнизон. Ворота открыты, возле стен еще идет сражение - офицеры внутренней охраны города не желают подчиняться.

 -Им известно, что я тут?  - вмешавшись в их разговор, я нахмурилась…

 -Да, моя Королева, но, боюсь, они или не верят или не хотят верить.

 -Сколько их?

 -Три стопы, не меньше. Некоторые жители тоже оказывают сопротивление. Если поднимется весь город, гарнизону будет трудновато.

 Я обернулась на воина, который все это время молча сопровождал нас, и внимательно вгляделась в его лицо: прямые русые волосы, широкий лоб, густые брови, обрамляющие чуть раскосые темно-карие глаза… На вид мужчине было лет двадцать пять, может меньше. Он был явным южанином и, скорее всего, местным.

 -Как ваше имя, молодой человек? - резко спросила я, заставив его вздрогнуть и поднять глаза.

 -Лим, Ваше величество, воин Правой руки Второй сторпы Ровмена.

 -Вы давно служите в охране Резиденции?

 -Пять лет...

 -Вполне достаточно, чтобы знать окружение покойного герцога, - я поймала его взгляд. - Мне нужны имена тех, с кем он виделся чаще обычного, Лим. И тех, кто по слухам был к нему приближен.

 Воин явно занервничал. Невооруженным глазом было видно, что отвечать ему не хотелось.

 -Лин… - повторила я уже мягче. - Это же не секретная информация, мы все равно узнаем. Твое имя никак не будет фигурировать, но помощь ты окажешь неоценимую. И не мне - городу. Сейчас дорога каждая секунда… Или тебе милее мысль хоронить товарищей по оружию?

 -Но…

 -Думать - моя обязанность, не волнуйся. На невиновного я не подниму руки. Мне известно гораздо больше, чем все жителям Ровмена вместе взятым, поэтому просто назови имена тех, кто был приближен к Ауроку в последнее время.

 Он кивнул.

 -По слухам, Ваше Величество, герцог весьма прислушивался к мнению лорда Наэла, а также к ручнику Мэрду – он приходился его светлости племянником, незаконнорожденным. Еще была женщина, она часто навещала его покои…

 -В его-то возрасте? - недоверчиво усмехнулся Фаэл и тут же умолк, слегка побледнев под моим яростным взглядом.

 -Продолжайте, - попросила я ровменца. - Как звали ту женщину?

 -Марэна, сводная сестра Мэрда. Она принадлежит к роду Квисты, так мне говорили.

 Я покачала головой. Картина была писана маслом и еще даже не обсохла. Слишком просто и очевидно, однако Орден спешил отвлечь меня, чтобы освободить Горгот, и это следовало принять во внимание. По крайне мере, интуиция победоносно улыбнулась. И все же, давать предчувствиям власть над событиями было не мудро: на карте стояла человеческая жизнь и, может быть, даже не одна. Мне следовало исключить любую ошибку.

 -Натан! - обратилась я к мужчине. - Ты в городе тоже не первый день. Прикажи привести всех, кого назвал сейчас Лин. И немедленно.

 -Да, моя королева! - молодой генерал порывисто поклонился.

 Через пятнадцать минут двое: седовласый мужчина и женщина лет сорока, стояли передо мной в Парадном зале. Оба они выглядели испуганно и растерянно. Мелким пешкам, судя по всему, не удосужились сообщить общего плана. Что ж, логично: предвидь они такой исход, герцог, возможно, здравствовал бы и по сей день.

 Я выдержала паузу на несколько секунд дольше, чем полагалась. Была интересна игра эмоций на их лицах – порой она являлась куда показательнее слов. Впрочем, оба подозреваемых держались достойно.

 -Без лишних предисловий, господа… - растягивая слова, сказала я, заметив смелый порыв лорда Наэла, поприветствовать меня. - Вы догадываетесь, зачем генерал Натан потревожил вас среди ночи? Ситуация сейчас такова, что на долгие судебные разбирательства уже нет времени: с каждой минутой чья-то жизнь глупо обрывается у городских ворот. Мой двоюродный дядя, сын Ведущей линии убит не по приказу Главы рода, и не моими людьми. Доподлинно известно, что его казнь была совершена руками Ордена. Вы знаете, что восемь лет назад, в Белом замке, герцог Аурок отрекся от власти Земар-ар и вторично присягнул мне в верности. Вам известно, что закон отныне карает любого, кто осмеливается проливать человеческую кровь на алтарь змея. Но в Ровмен я пришла не для того, чтобы напоминать об этом. Мне необходимо найти врага, поднявшего руку на сына рода Крови, на герцога из Ведущей линии! Закон, не я, и не мои вердикты, выносит этому человеку смертный приговор.

 -Ваше Величество, но… - лорд Наэл беспомощно развел руками.

 -Молчите, милорд! - тихо предостерегла я. - Я все сказала. Теперь каждый из вас подойдет и перед символом моей веры поклянется в верности роду Тара. Раз вы имели, что возразить, Наэл, будете первым.

 Побелев как полотно, лорд сделал ко мне шаг и припал на одно колено. Его левая щека нервно подергивалась, но черты лица оставались невозмутимыми.

 -Клянусь, что был верен Вашему величеству в словах и поступках, - отчетливо произнес он и, нахмурив черные брови, поднял глаза к мерцающему на моей груди кресту. Взгляд его стал несколько удивленным.

 Я благосклонно кивнула.

 -Благодарю за верность, лорд Наэл. Можете быть свободны. Надеюсь, столь волнительная беседа не помешает вам продолжить прерванный сон.

 Проводив его взглядом, я обернулась к женщине.

 -Вы сознаетесь сами или предпочтете последовать примеру Наэла? - спокойно спросила я.

 -Мой брат не виновен, - с вызовом ответила она.

 -Может быть и так… - я встала и сделала вид, что собираюсь подойти к ней.

 Женщина шарахнулась в сторону и завыла - жутко, словно раненый шакал или собака у которой умер хозяин.

 Я покачала головой и, повернувшись, села на место.

 -Ясно без слов. Мне жаль вас, - искренне призналась я, - но выбора нет.

 -У меня его тоже не было! - она плюнула в мою сторону и нервно расхохоталась.

 -У вас как раз был. Вы предпочли служить смерти, преподать смерть и вкусить ее сами. Пусть свершиться по вашей же воли, Марэна.

 -В тебе ведь тоже течет кровь Квисты, не так ли?! - словно придя в себя, выкрикнула она.

 Я посмотрела в ее зеленые глаза и, склонив голову на бок, ответила:

 -В реке моего рода много притоков и я вобрала их все. Я подойду непредвзято к делу твоего брата. Если он не виновен, то не пострадает. Желаю тебе понять перед смертью то, что ты сделала и искренне раскаяться... - Отведя от несчастной женщины взгляд, я кивнула Фаэлу: - Приготовь лошадей, едим к воротам.

 ***

 Судя по открывшимся фактам, Орден вовсе не собирался скрывать свое участие в этом деле - им было просто необходимо выиграть время. По логике, подойдя к Ровмену и узнав, что город своими силами взять не выйдет, мы должны были послать за помощью в Элистэ или Сапфор. Это заняло бы как минимум пару недель, плюс сама компания - итого ждать Горготский гарнизон на севере раньше полугода никак не приходилось. Однако на деле все вышло иначе: в этой партии я играла белыми, а им, в конце, была предсказана победа. Похоже, Карл оказался прав, понадеявшись на мою безумную импровизацию - пока это работало нам на руку.

 Ястреб тревожно дергал поводьями. Еще ни разу он не участвовал в сражении и, похоже, несмотря на свой дикий нрав, не очень-то желал практиковаться. Баталия у ворот тем временем развернулась не шуточная. На широких улицах шли бои, и пробиться сквозь мелькающее оружие, можно было только напролом, а значит очень медленно. Другие подступы к воротам оказались блокированы горожанами.

 Привстав в стременах, я нашла взглядом Якира: его белый жеребец упрямо продирался по главной площади чуть левее нас. За ним тянулся хвост из трехсот человек Горгота. Два отряда, которые прошли через взорванные ворота, рассеялись вдоль стены и теснили ровменцев. С восточных улиц подходило еще человек пятьсот наших солдат, но я знала, что основные силы, по ту строну крепостной стены, еще только готовились к лобовому удару.

 Я очень надеялась избежать массового кровопролития, но не исключала его. То, что народ смог поднять руку на своих же братьев по крови, было отвратительно. Никакого идеологического оправдания я не видела, и видеть не желала.

 Женщина по имени Марэна, та, которая убила моего двоюродного дядю и, фактически, являлась косвенной виновницей происходящего, ехала в седле Фаэла со связанными руками и опущенной головой. Она прекрасно понимала свою участь. Мысль о том, что придется лишить жизни человека - вызывала тошноту и чувство грязи на руках. Никогда еще я лично не отдавала подобных приказов, исключая уничтожение Совета, но то был особый случай, тогда было не до размышлений. Теперь участь королей настигла и меня - при всем желании, поступить иначе значило проиграть город.

 Мы подъехали к площади с севера - перед нами колыхалось неспокойное море стали и беснующихся лошадей. Впереди черным неровным контуром дымились ворота.

 -Вы принесли то, что просила? - спросила я у встретившего нас офицера.

 Мужчина низко поклонился и указал рукой вправо. Там, на земле, в зачинающемся рассвете, я увидела тонкую каменную плиту… Она была вдвое больше, чем та, которую пришлось расколоть на пути в Ровмен. Задуманное выглядело чистой воды безумием, но иного выхода привлечь всеобщее внимание и остановить резню, похоже, не существовало.

 Спрыгнув на землю, я сняла плащ и обернулась к Марэне: прежде, чем начинать представление, следовало заручиться ее поддержкой, как бы больно и противно не было.

 -Я хочу заключить с тобой сделку - тихо произнесла я и улыбнулась, заметив, какой яростью полыхнули ее глаза. Реакция была ожидаема.

 -Если нужно, чтобы я прилюдно призналась в содеянном, предав Орден - зря теряете время! - прошипела она и снова попыталась в меня плюнуть.

 -Да, именно это я и желаю. Однако, раз Земар-ар тебе дороже брата…

 -Не посмеете! И не докажете! Он тут не причем! - в ее голосе все-таки скользнула нотка тревоги. Трудно было убить в человеке все человеческое.

 -Я поверю. И даже не стану его допрашивать – ты верно поняла условия.

 -Даже так? - она сощурила глаза, пытаясь выглядеть уверенно и надменно, но слезы не хотели слушать голоса гордости.

 -Да, Марэна. Жизнь твоего брата в обмен на жизни тех, кто сейчас сражается перед тобой. Многих нам уже не спасти, но некоторые все еще могут вернуться в свои семьи и жить. Подумай, цена хорошая… Орден не сможет защитить твоего брата, как не смог и не счел нужным скрыть твое преступление. В последнем и я бессильна, но его жизнь пока в моей власти. Решай!

 -Хорошо, я сделаю это.

 Наши глаза - ее зеленые и мои синие на миг встретились. Я благодарно кивнула.

 -Спасибо. Мир тебе!

 -Мир нашей земле… - попыталась улыбнуться она и, не выдержав, отвернулась.

 Я запретила себе плакать. И думать. И чувствовать. Ничто не должно было остановить меня или помешать. Кивнув Фаэлу, медленно повернулась и пошла к плите. Мне тоже было страшно – удастся ли на этот раз выстоять против гнева Земар-ар? Прошептав про себя молитву, больше похожую на экспромт отчаяния, я подняла Молнию и рубанула с плеча в самую середину камня.

 Искры стекались медленно, миллиметр за миллиметром повторяя узор полупрозрачных белых прожилок. Воздух наполнялся металлическим звоном, постепенно перерастающим в гул. Земля мелко завибрировала под ногами… А потом наступила тишина: из рассеченной надвое плиты, вырастал огромный огненный смерч.

 Лицо обдало нестерпимым жаром, и я была вынуждена отступить на шаг назад. Но только на шаг. Крест на груди пылал так, что слепило глаза - этот свет прожигал не только тьму передо мной, но и меня саму - насквозь, до глубины души. Он рассеивал страх и то темное, что иногда вырастало в тайных помыслах, пугая и вызывая чувство досады от собственного малодушия и слабости.

 -Ты?! - громыхнул шипящий голос над моей головой, заставляя волосы шевелиться у самых корней. - Опять ты?! Проклятое семя Валлора!

 Я подняла голову.

 -Я дала слово сокрушать твои алтари, Земар-ар! И буду сдержать его, пока жива!

 Его огромная одноглазая голова склонилась вниз, почти до уровня земли.

 -Пока жива? Тебе не хватит одной жизни, маленькая королева! Ровмен я не отдам так же легко, как Шаом - слишком крупен кусок!

 -Неужели? - я подняла Молнию и, зажмурившись, снова ударила по каменной плите.

 Земар-ар злобно зашипел, его контур чуть дрогнул… Но он не исчез.

 -Мечом ты меня больше не сокрушишь, Лирамель, - змееподобный голос вдруг изменился и приобрел знакомую интонацию.

 -Не пытайся! - предупредила я следующий ход. - Миэль давно изгнан из моих мыслей и страхов.

 Он зло рассмеялся.

 -Жаль - это было довольно забавно…

 Я глубоко вздохнула и попыталась сосредоточиться на молитве. Смех оборвался… Подняв над головой сияющий крестик, до боли стиснула зубы и сделала шаг вперед - прямо в его пасть и сквозь нее. Каменная плита, у края которой я теперь стояла, вспыхнула, и языки пламени взметнулись кругом выше моего роста.

 -Убирайся прочь, Земар-ар! - крикнула я так громко, как только смогла и без сил упала, чувствуя, как невыносимый жар заполняет меня, словно пустой сосуд. Воздух наполнился запахом паленых волос.

 Спустя вдох, раздался жуткий вой и все исчезло. Я стояла на коленях на мелкой брусчатке, которой была выложена площадь, а крестик мягко светился на груди, словно свеча в полумраке… Было слышно, как ветер скользит по крышам и как прерывисто хрипит чуть поодаль мой конь… Опираясь на меч, я встала и посмотрела на застывших вокруг людей. Никто не смел шевелиться.

 -Ровмен! – мое голос голос эхом разнесся по площади. - Пади ниц перед своей королевой и Светом, который она принесла в твое лоно!

 Люди один за одним стали опускаться на колени… Даже мои офицеры.

 -Я пришла, чтобы совершить правосудие и принести вам мир, - продолжила я и, обернувшись к Марэне, кивнула. - Герцог Аурок был убит руками Ордена, чтобы смутить ваши умы. И я нашла виновного - она перед вами.

 Вскинув голову, женщина подалась вперед и громко произнесла:

 -Клянусь кровью своего рода - это правда.

 По толпе прошел тихий шепот. Марэна побледнела и обернулась ко мне.

 -Не хочу умирать, будучи его слугой! - шепнула она, в отчаянии заломив руки.

 Я подошла к ней вплотную и заслонила от толпы.

 -Отрекаешься ли ты от всех дел тьмы и ненавидишь ли их всех душой и всем сердцем?

 -Да!

 -Ты слышала о Том, в Кого верю я и те, кто следует за мной… Хочешь ли ты служить Ему?

 -Хочу… Если еще не поздно… Ваше величество…

 -Никогда не поздно, Марэна, - покачала я головой и, убрав Молнию в ножны, достала из-за пояса стеклянный флакончик с Агиасмой .

 -Встань на колени.

 Она послушно опустилась и склонила голову. Открыв крышку, я вылила немного драгоценной воды на ладонь и произнесла:

 -Крещается раба Божия Домника во Имя Отца. Аминь. И Сына. Аминь. И Святого Духа. Аминь, - хрустальные струи трижды окропили ее склоненную голову и рассыпались по волосам.

 Она подняла на меня спокойное лицо:

 -Простите, Ваше величество.

 -Прощаю, Домника. Лети с миром, - я вымучено улыбнулась и, кивнув Фаэлу, поспешила прочь.

 Странная судьба: теряя жизнь временную, эта женщина обретала Вечность… Видимо, в пройденном ею пути таилась какая-то загадка, нечто, сокрытое от людей, но открытое Богу. А я… Мне выпадала роль судьи и безмолвного свидетеля. Таков был закон и долг - нравилось это или нет.


предыдущая глава | Наследники отречения | cледующая глава