home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4.

 Пробудившись от собственного крика, я некоторое время прислушалась к ровному дыханию мужа – Марк привык к моим кошмарам и уже не просыпался, как раньше. Прошел ровно год со дня смерти Карла, и ожидание ответа со стороны Ордена настолько измотали, что я почти перестала спать. Пат горел в ночных видениях… Порой и наяву мне чудился удушающих запах гари и слышались вопли людей – это сводило с ума.

 Нащупав на тумбочке свечу, я затеплила фитиль и взглянула на часы. Стрелки показывали половину шестого… За окном было еще темно – рассвет прятался за дождевыми тучами, оттягивая наступления утра. Стало заметно прохладнее, тепло от еле тлеющего камина быстро выдувалось через приоткрытые окна поднявшимся на улице ветром.

 Я набросила халат и поспешила в ванную. Что-то нехорошее ощущалось в воздухе. Впрочем, это могло быть всего лишь томление перед надвигающейся грозой – в отдаление, над лесом уже слышались раскаты грома.

 Спустя полчаса, полностью одевшись, выглянула в коридор. К моему изумлению, караул возле покоев отсутствовал - два офицера беседовали со своей сменой у лестниц. Не видно было и слуг – Линни по обыкновению приходила к семи, а остальная прислуга без ее ведома в Белый коридор не наведывалась.

 -Ма!

 Вздрогнув, я резко обернулась и встретилась взглядом с Полем. Сын подошел так тихо и быстро, что даже охрана с противоположенной стороны коридора, не обратила на него внимания. Когда-то, на тропинке, возле домика Фло, много лет назад все было точно так же... Только вместо уверенного юноши, передо мной стоял испуганный заспанный мальчик.

 -Сынок?

 Он торопливо кивнул и, молча взяв меня за руку, повел за собой. Пройдя метров сорок, мы остановились возле покоев Карла. Дверь была приоткрыта. Не задавая вопросов, я позволила ввести себя внутрь.

 На столе у дивана, разгоняя сумрак, горело несколько свечей. В их дрожащем пламени, я увидела племянника: мальчик сидел, поджав ноги и положив голову на подлокотник. Заметив нас, он поспешно встал.

 -Мама! - тихо произнес Поликарп. - Лирду необходимо немедленно покинуть Королевство. Его жизнь в опасности, и мы не сможем его защитить.

 Сказанные шепотом слова прозвучали для меня как гром среди ясного неба.

 -Что случилось?

 Лирдан бегло взглянул на Поля.

 -Простите, тетя, не могу сказать…

 -Что значит не можешь сказать? Когда вы приехали? 

 Мальчик заметно побледнел.

 -Мы с мамой бежали из Вибра несколько дней назад: кто-то устроил пожал в поместье и перебил нашу охрану. Это случилось ночью, спастись удалось чудом - помог какой-то старик, он сказал, что надо уходить к Замку через Ибрис. Мать хотела просить помощи у князя, но путь на север тоже оказался отрезан.

 -Где она сейчас? - быстро спросила я.

 -У дяди, он выслал людей на поиски того старика, думает, что тот мог знать нечто важное.

 -Она в курсе, что ты хочешь покинуть Королевство?

 -Да, - кивнул Лирд, резким движением смахнув слезы. - Она не сможет уйти со мной, ее долг сейчас быть здесь и сохранить для меня герцогство.

 Поликарп мягко обнял меня за плечи и развернул к себе лицом.

 -Мама, мы ведь не можем отпустить Лирда одного, верно?

 Я отрицательно замотала головой, понимая, что он имеет в виду. Сын был прав, но почему именно он?

 -Ты нужен мне тут, Поль! - отчаянно возразила я, понимая, что все равно не смогу отговорить его: за племянника я несла такую же, если не большую ответственность... Выбирать между ними было бессмысленно.

 -Я вернусь. Может быть не так скоро, как хотелось бы, но обязательно вернусь! - с чувством заверил юноша.

 Еще раз взглянув на перепуганного Лирда, я выдавила улыбку и кивнула.

 -Хорошо, Поликарп, будь по-твоему: исполни за меня долг перед братом.

 В коридоре послышались торопливые шаги. Вздрогнув, сын мгновенно отстранил меня и метнулся к кузену.

 -Тьма! - крикнул он на ходу. – Мама, задвинь засов!

 Я машинально повернулась к выходу, собираясь исполнить его просьбу, но дверь внезапно распахнулась, и в комнату ворвались четверо мужчин в форме Горготского гарнизона. Лица их были мне не знакомы, однако одного взгляда хватило, чтобы понять – Поль не ошибся. В коридоре уже слышались крики охраны, но я понимала, что моим людям понадобится как минимум два десятка секунд, а их у нас не было.

 Выхватив из ножен Молнию, я быстро заслонила детей. Сзади послышался звук разбившегося стекла – распахнутый ставень с силой ударился о стену.

 -Прочь! – низким басом приказал один из воинов и, сделав ложный выпад, оттолкнул меня в сторону.

 Устояв на ногах, я хотела было задержать его, но не успела – трое мужчин напали почти одновременно. У меня не было возможности помочь Полю - малейшая ошибка могла стоить жизни. Внезапно чья-то тень скользнула мимо, и, едва задев мое плечо, знакомый женский голос крикнул:

 -Бегите!

 Воспользовавшись моментом, я отпрыгнула назад и обернулась. Али-Нари висела на руке мужчины, не давая ему поднять оружие. Краем глаза успев заметить, как Поликарп, обняв двоюродного брата, прыгнул с подоконника вниз, забыла про все и кинулась к окну. На освященной факелами каменной лестнице, белели чистые ступени… Ветер, как всегда успел вовремя – это была судьба.

 Захохотав, я обернулась и наискосок рубанула по спине задержанного герцогиней убийцы. Ахнув, мужчина ничком упал вперед, выпустив уже лишившуюся чувств кузину. Трое оставшихся мужчин нерешительно замерли, затем один из них, с перекошенным от злости и страха лицом, сделал шаг ко мне навстречу. В этот момент в дверях показалась подоспевшая стража. Подняв бровь, я демонстративно опустила меч и опустилась на корточки возле Али-Нари. На посеревших щеках герцогини уже начинал проступать румянец, а на плече, чуть выше локтя, расплывалось пятно крови… Хрупкая нежная принцесса сумела остановить сильного мужчину и спасти своего ребенка. Это была истинная женщина и истинная дочь своего рода. Улыбнувшись, я погладила ее по голове - Карл не зря гордился женой…

 Влетев в комнату, Параман почти отшвырнул меня от сестры, и бегло осмотрев, осторожно взял ее на руки. Вглядевшись в его лицо, что я поспешила отдать своим людям приказ поскорее увести пленников. Белый замок был практически не преступен, учитывая количество охраны и кошек, которые не пропустили бы никого, кроме детей Крови, поэтому нападавших следовало допросить. Подобное не должно было больше повториться, а кузен находился не в том состоянии, чтобы думать адекватно.

   Вытерев меч, я вернула его в ножны и, еще раз оглянувшись на разбитое окно, вышла вон. Мне надо было попытаться понять, как произошедшее связанно с прошлым и будущим. Наши ряды стремительно редели: одноглазый Земар-ар, вопреки общему мнению, вовсе не медлил с ответными ходами. Что ж, подобной наглостью, он только развязывал мне руки на меры, куда более жесткие, чем я решалась предпринять доселе – народу следовало знать, что такое покушаться на законную власть!

 ***

 Вечером того же дня, загнав коня почти до смерти, в Замок прибыл Якир. Лорд Варута и Рета был мрачен и зол. Началось то, что мы больше всего опасались: по северным герцогствам медленно, но верно катилась волна мелких восстаний. Одно из них, чуть не превратило древний замок Варута в пепелище.

 -Они подожгли мои архивы! - я никогда еще не видела Якира в такой ярости. - Слава Богу, успел спасти древнейшие рукописи, но многое, очень многое из запасных фондов теперь потеряно навсегда! Это нелюди! Они подняли руку на свою историю! И при этом еще смеют что-то петь о нарушении древних укладов!

 Марк тихонько похлопал разбушевавшегося мужчину по плечу.

 -Тише, друг, - сказал муж, кивнув на невозмутимо сидевшего поодаль Парамана. - У нас тут тоже кое-что случилось...

 Спросив у меня взглядом разрешения, Белый герцог подробно рассказал о недавнем происшествии в покоях Карла. Не стану писать слова, которые при этом сорвались с языка лорда, но они были весьма красноречивы и далеко выходили за рамки этикета. Мнение его, впрочем, было таким же, как и у всех присутствующих: пора было созывать военный совет и что-то решать. Наученные собственным опытом, мы прекрасно знали, что даже из искорки, если ее не тушить, может разгореться пламя.

 Огонь…. Пат в моих снах горел, не сгорая, уже долгие годы. Однажды это должно было случится и наяву. Следовало действовать. Как не клялась я никогда не покидать стен Белого замка, предстояло нарушить это слово. Мое личное присутствие везде, где мерзость начала смущать души народа, становилось сейчас жизненно необходимо.

 Спустя пару дней, две стопы Горготского гарнизона, я, герцог Параман и Якир, выдвинулись на север к тракту. Из Бартайоты нам навстречу дядюшка Аармани выслал половину северного гарнизона. Сам он уже не смог идти со своими людьми, так как был стар и слаб здоровьем. Марк вынужденно остался в замке - как нареченный правящий герцог, он был обязан охранять свою вотчину. Я в отличие от мужа не очень переживала по этому поводу, ведь разлука обещала быть не долгой, да и времени скучать у нас обоих не предвиделось.

 Неуверенность в собственных предчувствиях, появилась примерно через два дня после начала похода. Ночь, проведенная за сплошными разговорами, большая часть которых затрагивала события прошлого, обернулась утренней усталостью и раздражением. Уже в пять утра Параман стал поднимать офицеров, а к шести очередь дошла и до меня. Еще час ушел на завтрак и в начале восьмого, когда все были в седле, с юга примчался гонец.

 Обе привезенные депеши были из Замка. Отстранив герцога, я взяла письма и, отъехав немного в сторону, взломала печати. Первое послание принадлежало руке Флоран. Герцогиня сообщала, что Мариэль слегла с горячкой, и следует опасаться самого худшего. В голову сразу полезли мысли о ядах… Выдохнув, заставила себя успокоиться и мысленно сосчитала до десяти… Паника не отступала. Тогда, собрав волю в кулак, я решительно убрала письмо в сумку и развернула второе.

 «Лирамель», - писал муж, – «сегодня ночью, прилетел ястреб от Натана: в Ровмене восстание. Как я понял, кое-кто неверно истолковал новые законы, в результате чего герцог Аурок был убит, и город поднялся против сил Горготского гарнизона. Генерал опасается, что Южные войска могут выйти из-под контроля и присоединиться к мятежникам. Ситуация меня пугает - это явная провокация. Считаю, что тебе следует немедленно вернуться в Замок и отослать приказ Кристиану взять контроль над северными областями – мы должны разделить их силы. Жду твоего решения».

 Я никогда не ругалась вслух, но тут что-то внутри оборвалось, и с языка слетели слова, которые когда-то давно довелось слышать в Академии Бартайоты… Якир мгновенно оказался рядом и, не спрашивая разрешения, выдернул бумагу из моих рук. Вокруг беспорядочно столпились офицеры.

 -Что будем делать? - мрачно хмыкнул лорд Варута, слегка прищурив зеленые глаза.

 Видя, что отвечать я не собираюсь, Параман, стоящий рядом с нами, обернулся и подозвал одного из палечников.

 -Голубь из Бартайоты у нас имеется? - спросил он.

 -Да, Ваше Высочество.

 -Сюда его.

 Достав перо и небольшой клочок тонкой бумаги, кузен протянул их мне.

 -Пиши брату, пусть выдвигает войска.

 Кивнув, я послушно нацарапала несколько строчек, которые дядюшка Аармани должен был передать Кристиану. Спустя минуту, голубь, вспорхнул из рук Парамана в утреннее небо.

 -Лирамель, - герцог Лаусенса положил тяжелую руку на мое плечо, - возьми людей и отправляйся в Ровмен. Думаю, только твое личное вмешательство может остановить это безумие. В деле Аурока необходимо разобраться самыми жесткими мерами. Убийство сына Ведущей линии за лояльность к Ордену, может отвратить от нас детей всех родов.

 -А вы? - спросила я, оглянувшись на Якира.

 -В одиночку мы с Якиром достигнем Пата намного быстрее. У меня достанет влияния, чтобы до прихода князя, удержать ситуацию под контролем.

 -Уверен?

 -Относительно.

 -Согласен, - кивнул лорд Варута, - хотя и не хочется отпускать тебя одну. Юг не север: гарнизоны преданны королеве, но простые люди… Сейчас слишком много перемен.

 Я улыбнулась.

 -Нашел за кого волноваться…

 Наши взгляды встретились. Время ничего не желало менять… Немного помедлив, он кивнул и, развернув коня, поехал прочь. Пожелав мне удачи, Параман последовал следом. Не отрываясь, я с минуту смотрела, как две белые лошади удаляются по пыльной дороге, а потом подняла руку и перекрестила их. Будущее продолжало свои туманные игры. Никогда бы не подумала, что судьба проложит мне путь на юг… Но видимо именно у моей судьбы была особая страсть к большим дорогам - ей нравилось гонять меня по Королевству, как перекати-поле.

 Как не болело сердце за дочь, я решила не терять времени и не сворачивать к Замку. Кроме слез, которые с тем же успехом могла лить сердобольная Флоран, я ничем не могла помочь своей девочке. Карл подготовил достаточно хороших лекарей, они должна были сделать все возможное.

 Написав Маркусу принятое решение, я попросила его держать меня в курсе относительно состояния Марии, а так же изолировать ее и Карле настолько, насколько это будет возможно, чтобы не вызвать подозрений. Больше я не имела права думать о семье - впереди были проблемы, требующие меня без остатка.

 Погода стояла отменная: жара спала, и температура круглосуточно держалась где-то на уровне двадцати градусов. Дождей в ближайшее время не предвиделось, ураганов тоже, поэтому настроение у всех, несмотря ни на что, было благостное. Я радовалась всему, что видела и ощущала - это было огромное преимущество. Мне по сердцу был покой и стабильность, но известные события прошлого насильно привили страсть к приключениям, напряжению ума и воли. Не знаю, хорошо ли это было или плохо, но жизнь лепила из меня то, что требовали обстоятельства, и потому я не смела роптать.

 Время полетело от рассвета до заката… В день удавалось пройти примерно три-четыре деревни, в четвертой, если позволяли условия, мы останавливались на ночлег. Мое войско насчитывало без малого полторы тысячи человек, поэтому паника среди населения была не такой всепоглощающей, тем более, в домах размещались только офицеры, простые войны с комфортом спали на улице. Настроение местных жителей пока выглядело вполне мирным, однако, по словам Фаэла, моего Третьего стопника, мы еще не достаточно продвинулись вглубь Южных герцогств.

 Примерно через каждые два дня Марк присылал весточку из Замка. По его словам, Мария шла на поправку, а Карле начал активно интересоваться делами - обе новости были бальзамом для моего истерзанного сердца. Милая Фло, осознав, что ей придется задержаться подольше, вызвала из Лаусенса своего сына Парфа - жизнерадостный рыжий мальчик был способен оживить любую, даже очень мрачную обстановку. Параман так же благополучно достиг Пата в предполагаемый срок, и больше новостей от него пока не поступало. Зато Кристиан написал ответ, обещав исполнить мою просьбу... Части мозаики потихоньку укладывались на свои места, и я очень надеялась, что покойный брат все же меня не переоценил.

 Шел полдень двадцать первого дня, с того момента, как мы вышли на Юго-Восточный тракт. Вдоль запыленной желто-серой дороги вместо привычных глазу елей и дубрав, раскинулись каштановые леса, обрамленные каскадом акаций настолько изумрудного цвета, что уставали глаза. Хлебных полей попадалось все меньше и меньше: жители юга в основном разводили скот: на сочной траве животные откармливались быстро. Деревеньки тоже несколько изменили внешний вид - вместо деревянных низких домов, белели на солнце каменные хижины. Мне все было в диковинку, и я не скрывала любопытства, стараясь замечать мельчайшие детали.

 Фаэл оказался прав - чем дальше продвигалось войско, тем тревожнее становилось вокруг. Старейшины встречали нас по всем правилам и с должным раболепием, но под всем этим чувствовались не то страх, не то враждебность. Я старалась выказывать интерес к их жалобам и просьбам, на пальцах объясняла свои решения, но паника Натана потихоньку становилось все более понятной.

 Первый инцидент произошел в небольшом городке ближе к вечеру. Поскольку небо затянули тучи, я приняла решение остановиться в доме местного лорда, коим оказался ни кто иной, как Фансел. Ужин прошел тихо, хотя хозяйка, молодая женщина, судя по чертам лица из нашего рода, заметно нервничала.

 Когда слуги подали чай, а я завела с лордом неспешную беседу о его планах на будущее, с улицы послышались крики. Офицеры, не дожидаясь моего приказа, мгновенно повыскакивали с мест и заблокировали дверь и окна, а Фансел, испросив взглядом разрешения, отправился выяснять причину волнений. Подождав напрасно его возвращения примерно с полчаса, я внутренне помолилась, достала свой крестик и, покачав головой в ответ на предостерегающие возгласы, приказала выпустить меня наружу.

 Садилось солнце. Ветерок слегка шевелил песчинки на серый ступенях, перекатывая их, словно крупицы сахара. Я стояла на пороге дома перед сотней гневно выкрикивающих мое имя людей, окруженных кольцом местных солдат, и улыбалась, стараясь скрыть страх и растерянность.

 -Каждый будет выслушан! - громко заверила я, перекрывая чуть стихший гул. - Только говорите по одному и сохраняйте спокойствие.

 Из толпы к дому решительно шагнул мужчина лет пятидесяти. Его раскрасневшееся лицо и облысевшая макушка поблескивали от капелек пота.

 -Ваше Величество, - громко начал он, дерзко глядя мне в глаза, - вы запретили обряд пролития крови и наши жрецы под страхом смерти не могут умилостивлять великого Земар-ар! Герцог Аурок, желая прекратить засуху, был вынужден нарушить приказ, и был тот час обезглавлен вашими людьми! Мы не согласны! Это нарушение всех канонов, надругательство над историей!

 Народ согласно загудел.

 -Мы просим Ваше величество разрешить нам пользоваться наследием предков! - набрав побольше воздуха, выдохнул он и рубанул рукой по воздуху, словно подкрепляя свои слова.

 Я перестала улыбаться и шагнула назад, встав на ступеньку выше.

 -Что касается герцога Аурока, - ответила я громко, чтобы всем было слышно, - то ни я, ни генерал Натан не имеем к его смерти никакого отношения. Это провокация Ордена, пытающегося поднять вас против законной власти. Я говорю прямо, потому народ Королевства должен знать правду. Земар-ар - не наследие предков, а их проклятие, которое они были вынуждены нести и терпеть многие века. Пророчество Арматея ясно и не двусмысленно указывает на то, что король Арматей желал освободить нашу землю от гнета кровавого культа, но не имел такой возможности. Я ее имею! Вам должно быть известно, что мною уничтожен Великий дракон и непобедимый Совет. Даже Земар-ар отступил перед тем Светом, в который поверили уже многие из детей Крови. И да, слухи говорят верно - я собираюсь завершить пророчество!

 Люди взволнованно загудели.

 -Это всего лишь красивые слова, Ваше величество! - с вызовом выпалила молодая женщина с покрасневшими, словно от бессонницы, глазами. - Факты говорят другое! Моя дочь умирала, а после того, как наш шаман пролил ее кровь на жертвенник Земар-ар - она поправилась!

 -Но осталась слепой калекой! - выкрикнул кто-то сзади.

 -Да! Ну и что же? Зато выжила!

 Сердце бешено забилось в груди… Было очевидно, что если сейчас я не смогу убедить их, они никогда не отступят от своего языческого страха перед змееподобным идолом.

 «Нельзя этого допустить!» - глубоко вздохнув, я подняла глаза к вечернему небу. На фоне розовых облаков зажигались бледные звезды. Вера… Как же мало ее было у меня!

 -Хочу увидеть вашу дочь, - спокойно сказала я, хотя спокойствие являлось, пожалуй, единственным чувством, которого сейчас не было в душе.

 Толпа безмолвствовала. Люди явно не ожидали такого ответа. Медленно кивнув, женщина повернулась и пошла назад. Я последовала за ней, сделав знак охране держаться на расстоянии. Идти пришлось не долго: пару коротких улиц вправо, затем через площадь к кучке маленьких одноэтажных строений…

 В доме было светло и чисто, хотя довольно бедно. Я остановилась и огляделась, на всякий случай стараясь запомнить положение предметов. За мной следом вошел Фаэл и еще около десяти человек, остальные, толкаясь, столпились возле окон.

 -Сюда, Ваше Величество, - поторопила меня женщина, ее голос заметно дрожал - ни она, ни народ не понимали моих действий.

 Послушно пройдя в узкую белую дверь, я очутилась в маленькой комнате. На кровати у окна лежала девочка лет семи с черной повязкой на глазах и перебинтованной ногой. Услышав шаги, она повернула голову и спросила:

 -Мама, кто-то пришел?

 -Солнышко, не бойся, эта женщина хочет с тобой познакомиться, - ответила она и умоляюще взглянула на меня.

 Подойдя к кровати, я присела на край и взяла ребенка за руку.

 -Здравствуй, милая, как тебя зовут?

 -Мирайя, - доверчиво ответила девочка. - А вас?

 -Лирамель, а еще – Бонара, впрочем когда-то меня звали и Лир-ан-Кир, но это было давно и недолго…

 -Почему у вас столько имен?

 -Так получилось. – я невольно улыбнулась, представив, как выглядит наш диалог со стороны. -Ты можешь звать меня просто Лия.

 Девочка кивнула:

 -Хорошо.

 -Скажи, Мирайя, - попросила я, выравнивая дыхание, так как от волнения было немного трудно дышать. - Ты знаешь, что облака меняют цвет на закате? Это очень красиво, можно бесконечно любоваться на игру красок – иногда они розовые или оранжевые, а если была гроза, то бордовые или фиолетовые...

 -Да, помню… Но я не могу больше видеть, теперь вокруг всегда темно.

 -А знаешь ли ты, кто создал день и ночь, небо и землю, тебя и меня? Подумай, это очень важно.

 -А разве все это кто-то создавал? Как кувшин или пряжу?

 -Конечно, ведь не могли же такая красота взяться ниоткуда?

 -Да, верно… Я не думала об этом, не знаю. А ты знаешь?

 -Знаю. Их создал Бог - весь мир, до последний звезды на небе.

 -Бог? Твой Бог? Мама говорила, что Он враг великого Земар-ар…

 -Твоя мама права.

 -Но если Бог создал все, что в мире, всю эту красоту – Он очень могущественный, и, наверное, непостижимо прекрасный… - задумчиво покачала головой девочка и внутри меня что-то согрелось… Это дитя отвечало так, словно ангел говорил ее устами.

 -Да, Мирайя! – с жаром воскликнула я. – И, думаю, если мы попросим Его, Он сделает так, что ты снова станешь здорова.

 Испуганно сжавшись в комочек, девочка, отпрянула.

 -Мне опять будут резать ноги?

 -Нет, милая, что ты! - я взяла ее за руку и поцеловала. Мне хотелось плакать при виде ее страха… - Тебе только надо попросить и все. Повторяй то, что я буду говорить, хорошо?

 Присев, она повернула ко мне голову и сосредоточенно нахмурилась. Не отпуская ее руки, я опустилась на колени. Тишина покрыла нас обеих пушистым платком.

 -Милостивый Владыка, - вздохнув всем сердцем, я откинула прочь сомнения и страх, - призри ныне на малое Твое дитя и милостью Твоею исцели от недуга, дабы восстав прославила она Имя Твое и возрадовалась.

 «Не ради меня, Господи, но для укрепления веры заблудшего моего народа, яви силу и милость Твою…» - добавила я мысленно. Взглянув на заострившееся от волнения лицо Мирайи, я решительно встала и, протянув руку, сняла с ее глаз черную повязку.

 -Поднимись, милая, ты здорова!

 Окинув меня удивленно-радостным синим взглядом, девочка поддалась вперед и встала. Ее немного шатало, но стояла она прямо. Не обращая внимания на поднявшийся шум, я присела на корточки и надрезала толстые бинты кинжалом - под повязкой оказалась совершенно здоровая чистая кожа.

 -Прославьте Бога! – мой голос разорвал напряженную тишину. – И покайтесь в ваших заблуждениях, ибо ночь кончилась, и солнце уже пылает!

 Со стороны окон послышались удивленные возгласы. Отойдя, я пропустила к девочке взволнованную мать и повернулась к выходу. Войны тут же окружили меня, оттесняя любопытствующих и не давая сомкнуться узкому проходу в колышущейся толпе. Уже у порога резиденции лорда Фансела, от пережитого волнения мне сделалось дурно и пришлось опереться на руку ближайшего офицера, чтобы не упасть – выказывать слабость сейчас было недопустимо.

 На следующее утро под окнами, к ужасу хозяев, вновь собралась толпа. На сей раз люди вели себя тихо, но напряжение, которым был, казалось, наэлектризован воздух, проникло в дом даже через закрытые ставни. Быстро одевшись, я поспешила на крыльцо. Судя по всему, вся деревня проснулась чуть свет, что бы пожелать королеве доброго пути, а заодно убедиться, что она действительно убралась восвояси.

 Увидев меня, народ заметно оживился. Из толпы отделилось несколько человек - четверо довольно рослых мужчин. Я не поняла сразу, что они задумали и только, когда заметила, тонкую каменную плиту в их руках, догадалась.

 -Ваше Величество, - обратился один из подошедших, когда жертвенник оказался у моих ног. - Никто из нас не решается что-либо сделать с этим…

 Спустившись со ступенек, я наклонилась над плитой и вгляделась в древние письмена. Колебаться и раздумывать, не было ни времени, ни смысла. Резко выпрямившись, я выхватила меч и, размахнувшись, перерубила камень пополам.

 Сталь вошла в гранит как в масло. Сзади потрясенно выдохнул кто-то из моих людей, послышался тревожный шепот: по ровному срезу жертвенника зажглись красноватые искорки. Сначала редкие, они мелькали все быстрее, рассыпаясь и сливаясь, пока плита не стала гореть, словно была из сухого дерева, а не камня. В ту же секунду земля угрожающе завибрировала, и прямо у моих ног разверзлась щель, размером не больше полуметра в диаметре. Сжав зубы, чтобы не закричать от нахлынувшего ужаса, я отступила на шаг назад и осенила себе крестным знаменем.

 -Кто пос-с-с-мел? - раздалось из-под земли приглушенное шипение, и те, кто стоял ко мне ближе всего, зажали уши, так жуток был этот звук.

 -Лирамель, дочь Лирдана, законная наследница Арматея из семени Тара Валлора! - дрожа всем телом, ответила я и гордо вскинула голову.

 -Наследница короля? Дитя Валлора? - из дыры вырос небольшой черный смерч. - Ты с-с-меешь бросать мне вызов? Твой сдохший братец расторг договор, но не исправил первопричину… Не думай, что у тебя есть власть посягать на мое достояние!

 -Не говори загадками, Земар-ар! - дерзко швырнула ему я. - И не лги: не тебе решать величину моей власти на этой земле! Я сокрушу твои алтари - один за одним, пока не очищу свой дом от скверны. И ты не сможешь помешать - время твое истекло. Рассвет уже давно наступил!

 -Посмотрим, королева трех пророчеств, посмотрим… Времена меняются, и грядущее время тоже может стать моим! И тогда все, кто восстал против - понесут кару моего гнева!

 Вглядевшись в крутящуюся черноту, я изо всех сил сжала рукоять Молнии и наискосок рубанула по вихрю.

 -Убирайся прочь! Убирайся и никогда не смей больше поднимать свою мерзостную главу там, где твоя тьма рассеяна верой!

 С жутким воем, от которого воздух пошел густыми волнами, ненавистное чудище исчезло. Земля в одно мгновение сомкнулась и успокоилась. Наступила тишина.

 -Все, - словно со стороны услышала я свой ровный спокойный голос и опустила меч.

 Спустя мгновенье, несколько сотен радостных возгласов заполнили кусочек моего Королевства. Народ был рад сбросить узы мрака, лишь воочию увидев, что это возможно - когда нашелся тот, кто взял на себя бремя ответственности.

 Боясь, что на радостях нас задержат, я дала знак ручникам поднимать солдат. Ситуация в Ровмене требовала быстрых решений и действий – пора было отправляться дальше.

 Через полчаса мы в спешке покинули злополучный городок и быстрым темпом направились на юг. Учитывая последствия своих поступков, я опасалась заходить на ночлег в населенные пункты. Хватило того, что из меня сделали героя народных сказок – не хватало стать еще святой и чудотворницей. Даже мои люди, многие из которых давно стали христианами и в большинстве своем участвовали в событиях последний войны и последующей смуте, теперь поглядывали на меня с благоговейным страхом. Жизнь обещала стать совершенно не выносимой…


предыдущая глава | Наследники отречения | cледующая глава