home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



6

Черное пятно отреагировало на приказ Рианнон тем, что начало медленно вздыматься. Я в ужасе смотрела, как аморфная масса зла вновь начала обретать форму.

Мне удалось преодолеть боль, приподняться и сесть, но еще предстояло добраться до дерева, любого, первого попавшегося. По плану А лучше всего, разумеется, было бы доползти до одного из древних дубов. Я знала, какой великой мощью они обладали. Но эти великаны находились внутри круга, и путь к ним преграждал Нуада. Я в отчаянии повернулась к лесу. Ближайшее дерево росло примерно в ста футах. Видимо, настало время для плана Б.

Сцепив зубы, я попыталась встать и тут же шлепнулась обратно на задницу. Похоже, ноги не собирались со мной сотрудничать. Я открыла рот, чтобы позвать Клинта, и снова закрыла его.

Фриман стоял, вытянувшись в струну, и медленно поднимал руки к небу. До меня доносилось заклинание, но слов я не разбирала.

Я быстро перевела взгляд на Рианнон. Она не смотрела на Клинта или на меня, если на то пошло. Вместо этого дамочка методично двигалась вдоль границы круга, ласково нашептывая твари: «Мо муирнинн». Через каждые несколько футов она разрезала круг заостренным носком кожаного сапога. Прочертив линию в одном месте, мерзавка делала несколько шагов и повторяла странный ритуал, при этом не переставая ворковать.

Тут слова Клинта стали слышны, и я снова устремила на него взгляд. Аура шамана сияла и переливалась вокруг него всеми цветами радуги. Он казался таким сильным и всемогущим, что от одного этого вида на глазах у меня выступили слезы. Клинт стоял, расставив ноги на ширину плеч и вытянув руки над головой. Ладони были повернуты вверх так, словно он призывал небо спуститься к нам, а голова чуть откинута назад, совсем как у Клан-Финта на перед превращением.

Голос Клинта звучал напевно, не то что заклинания, которые я привыкла слышать в Партолоне. Каждое слово подчинялось примитивному ритму, который пульсировал в воздухе. Я внимательно прислушалась.

- Я владею могуществом, недоступным простому пониманию.

Я призываю духов, которые поддерживают мир, стихию и все живое.

Я повелеваю не словами, а бурей, снегом, дождем и яростью неукрощенной природы.

Я призываю духов, которых боятся люди. Они всегда среди нас, хотя находятся безгранично далеко.

Я обращаюсь к ним шлосом тихим и нежным, не способным испугать даже ребенка, ибо во мне живет сила растущих деревьев, шепота шуршащих листьев, солнечных лучей и цветущих бутонов.

Я призываю вас к себе сквозь ветер.

Клинт повернулся направо.

- Я призываю вас к себе сквозь дождь.

Он снова повернулся.

- Я призываю вас к себе сквозь огонь.

Произнося следующие слова, Фриман завершил полный оборот:

- Я призываю вас к себе сквозь землю.

Заклинание закончилось, руки Клинта безвольно опустились, и он начал озираться, словно только что очнулся от глубокого сна. Его голубая аура по-прежнему сияла, но вокруг все осталось как прежде, ничего не изменилось.

«Богиня,- молча взмолилась я,- Если то, что он делал, не сработало, помоги мне добраться до деревьев, тогда у нас будет шанс победить Нуаду».

С этой мыслью я оттолкнулась ногами, начала ползти к деревьям, на секунду подняла взгляд, чтобы оценить расстояние до иллюзорной цели, и опешила.

Я заморгала, решила, что рана как-то повлияла на зрение, и протерла глаза. Позабыв о Клинте и Рианнон, даже о Нуаде, я уставилась на деревья и колючий кустарник, обрамлявший древнюю поляну.

Нет, это не была галлюцинация. Это было волшебство. На этот раз я лицезрела чистейшее оклахомское волшебство.

Я охватила взглядом всю поляну. Это происходило со всех сторон. Из леса выходили фигуры. Величественно, один за другим, из-за деревьев появлялись древние мужчины, лица которых были настолько иссушены временем, что казались лишенными возраста. За каждым живым воином следовало несколько мерцающих духов. Поначалу мне трудно было различить каждого в отдельности, уж очень хорошо они сливались с белым снегом и серыми тенями. Но круг призрачных воинов сужался. Чем ближе они подходили, тем яснее я могла разглядеть их черты.

К нам приблизились старики и сразу затянули ритмичную песню. Я не понимала слов, зато сразу узнала тот самый первобытный ритм, в котором прозвучало заклинание Клинта. Духи воинов не разговаривали, а двигались вперед бесшумными шагами в такт песни старейшин. Я четко видела, как при движении поднималось и опускалось оперение их древних боевых нарядов.

Кольцо воинов, как живых, так и мертвых, продолжало двигаться, сужаясь петлей.

Я с трудом оторвала от них взгляд, чтобы посмотреть на Клинта. Он излучал чудесную силу и тоже присоединился к ритмичной песне старейшин.

Тогда я посмотрела на Рианнон. Она ничего не замечала, продолжала разрушать круг, созданный ею самой, и ласково ворковать что-то твари, сидящей в центре. Поганка почти добралась до той точки, откуда начала. Я взглянула на Нуаду и увидела, что его скользкое черное тело полностью сформировалось. Он представлял собой живую тень той твари, которую уничтожил Клан-Финтан. Монстр переминался с ноги на ногу и неотрывно смотрел на небольшой сектор круга, который Рианнон не успела разрезать.

На меня пахнуло легким ветром, словно кго-то провел по телу перьевой метелкой для смахивания пыли. Полупрозрачные фигуры двух воинов прошли так близко от меня, что я могла бы вытянуть руку и дотронуться до их светлых рубах, окаймленных бахромой.

«Приветствуем тебя, Избранная».

Мысли духов заполнили мой разум. Они звучали совершенно по-другому, нежели звонкий голосок моей Богини.

«Спасибо, что помнишь о нас».

Я удивленно заморгала. Должно быть, это те самые духи потерянных воинов с дороги Наги. Я уставилась на них с отвисшей челюстью, а они проследовали за живыми старейшинами к кругу, очерченному растаявшим снегом.

Рианнон разрезала носком сапога последний сектор круга, отошла назад, издала победный клич и столкнулась с одним из старейшин. От неожиданности она чуть не упала, но ее удержали сильные руки старого индейца.

- Отойди в сторону, колдунья,- прошуршал он, как осенняя листва,- У нас есть незаконченное дело.

Рианнон вырвалась и начала дико озираться. Ее взгляд повсюду натыкался на призрачное войско. Его ряды все время пополнялись, и вот уже всю древнюю рощу заполнили мертвые воины.

- Последуй совету шамана, колдунья,- Последнее слово Нуада произнес особенно ласково,- Я завершу то, что ты не успела.

Но едва он занес над разрезанным кругом свою черную когтистую лапу, как старейшины возобновили песнь. На этот раз в словах звучали призыв и напряжение. Ритм усилился, так что вскоре мое сердце забилось ему в такт.

Нуада открыл черную пасть с острыми клыками и зарычал на войско призраков.

Затем он сощурился, посмотрел на Клинта и угрожающе прошипел:

- Вот ты где, шаман. Теперь мы закончим начатое.

Монстр освободился из круга, и в эту же секунду я заметила, как по войску пробежала легкая рябь. Все воины одновременно издали древний боевой клич, взмывший вверх и отскочивший эхом от свинцовых облаков. Они как один ринулись вперед, сжимая круг.

Нуада замер перед внушительной стеной духов.

- Мертвяки на меня не действуют,- Тварь величественным жестом ткнула в бездыханное тело Бреса.

- Вот здесь ты ошибаешься,- медленно и четко произнес Клинт.- Брес был пришельцем из другого мира и потому не имел над тобою власти. Сейчас тебя окружают духи мертвых воинов, защитники этого леса и этого мира Я пробудил их, как однажды они пробудили меня.- По голосу Фримана я поняла, что он улыбается.- Сейчас мы навсегда прогоним тебя и твоего бога зла из этого места, где ни ты, ни он не должны находиться, обратно в твое царство тьмы.

Нуада зашипел как змея и бросился на Клинта. Со скоростью, которой ни одному живому человеку никогда не достичь, путь черной твари преградил призрачный воин и нанес ей удар смертоносным боевым топором. Вместо того чтобы пройти сквозь тело Нуады, не причинив ему урона, лезвие аккуратно впилось в черную плоть. Не успело смолкнуть эхо дикого вопля твари, как отрубленная часть превратилась в пепел и рассеялась в заснеженном воздухе.

На поляне прозвучал древний боевой клич в тысячу глоток, и призрачная армия окружила пронзительно вопившего Нуаду. Через секунду я уже ничего не видела, кроме извивающегося силуэта, облепленного со всех сторон разозленными духами воинов.

Затем наступила тишина.

Блеснув на прощание тусклым светом забытых снов, воины исчезли. От Нуады осталась лишь маленькая ямка с пеплом на белом ковре.

Снегопад прекратился.

- Шаман, мы еще тебе нужны? - почтительно обратился к Клинту один из старейшин.

- Нет, мой друг. Спасибо.- Аура по-прежнему обрамляла Фримана сапфировой дымкой.

Но старик не спешил уйти, вместо этого он торжественно продолжил:

- Мое сердпе чувствует радость оттого, что исцелилась рана белого шамана.

Он говорил красиво, словно каждый слог имел собственный тайный смысл. Потом старик прищурился, шагнул к Клинту и внимательно вгляделся в него. На секунду мне показалось, что он смотрел в его душу.

Лоб старого индейца наморщился от тревоги.

- Подумай как следует, сынок,- с невыразимой печалью прохрипел он,- Удостоверься, что именно этой дорогой ты хочешь идти. Она длинная.

На лице Клинта появилось, но тут же рассеялось удивление.

- Спасибо, великий. Я запомню.

- Увидимся снова, белый шаман. А до тех пор прощай, сынок,- сказал старик, повернулся и тихо покинул поляну.

- Прощай, отец,- ответил Клинт, глядя на сгорбленную временем спину.

Затем он переключил свое внимание на меня, быстро подошел и присел рядом.

- Как думаешь, ты сможешь идти? - тихо спросил Фриман, прижимая меня к себе.

Я вдруг согрелась в его объятиях, даже пронзительная боль в боку несколько утихла.

- Нет! - заорала Рианнон и бросилась на Клинта с ножом в руке.

Тот отреагировал мгновенно. Он поднялся, чтобы встретить атаку маньячки, и с уверенностью прирожденного воина отразил удар, вывернув ей кисть так, что нож упал на снег.

Не отпуская ее руки, Клинт наклонился, поднял оружие и мрачно сказал:

- Все кончено, Рианнон. Я больше не стану терпеть.

- Ты! - брызжа слюной, выпалила она.- Ты! Можно подумать, ты способен диктовать Богине,- Ее голос был насквозь пропитан презрением.

- Я никогда не посмел бы диктовать Богине, только ты не она.- Меня удивила нежность в его голосе.

- Ложь! - взвизгнула Рианнон.- Я Избранная Эпоны, Возлюбленная Богини, ее Воплощение. Я ношу дочь Эпоны.

- Нет,- тихо произнесла я, нарушив наступившее молчание.- Когда-то ты была Избранной, но только не теперь.

- Надо думать, ею стала ты,- фыркнула она в ответ.

- Да,- вздохнула я и медленно повернулась, чтобы смотреть ей в глаза,- Стала. Но я ничего не просила. Сначала мне даже этого не хотелось. Я не делаю вид, будто знаю все, что мне положено знать в этом качестве.- Я распрямила плечи, не обращая внимания на боль и усилившееся кровотечение,- Но сейчас я выбрала для себя этот путь. Я выбрала Партолону.

Прежде чем Рианнон успела возразить, привести очередной извращенный аргумент, я поинтересовалась:

- Как тебя называют деревья?

Рианнон помолчала, задумавшись.

- Деревья? Они здесь для того, чтобы усиливать мое могущество, увеличивать мою магию.

- Ничего подобного они не делают,- устало покачала я головой,- Да, они действительно перекачивают для тебя энергию из земли, но делают это неохотно. Рианнон, ты выбрала для себя Прайдери. Это означает, что ты предала Эпону.

- Эпона - ревнивая эгоистка. Она пытается заставить меня силой поклоняться ей, но я всегда принимаю собственные решения. С какой стати я должна молиться всего лишь одной богине, когда есть выбор?

- Как тебя называют деревья? - медленно, словно обращаясь к очень глупому ребенку, повторила я вопрос.

- Да никак они меня не называют,- огрызнулась Рианнон.

- А вот Шаннон они приветствуют как Избранную Эпоны,- тихо произнес Клинт.

- Не может быть! - прошептала Рианнон.

- Именно так,- сурово произнес Клинт, и эта поганка уставилась на него так, словно хотела проникнуть в его мысли,- Я видел все собственными глазами. Шаннон - Избранная Эпоны. Ее признали в обоих мирах. Она носит истинную дочь Эпоны.- Рианнон резко покачала головой, не желая верить, а Клинт безжалостно продолжил: - Богиня больше к тебе не благоволит, причем давно. Сама знаешь, мы говорим правду.

Рианнон так и стояла, беззвучно качая головой. Я видела в ней собственное отражение, все то, чего когда-то боялась сама. Все мои страхи, вся моя боль внезапно отразились на ее лице.

- Мне жаль, Рианнон,- ласково сказала я.

Она была сломлена, но я не торжествовала победу, испытывая только печаль и чувство потери.

Клинт отпустил ее руку. Рианнон попятилась, перешагнула через остатки окружности и тело своего слуги, а потом споткнулась о корень одного из древних дубов. Она упала и не стала подниматься. Ее рыдания отозвались в моей душе словно собственные.

Клинт опять присел рядом со мной.

- Ну что, Шаннон, девочка моя, ты готова вернуться домой? - решительно спросил он.

Голос куда-то пропал, поэтому я просто кивнула.

- Тогда для начала позволь мне взглянуть на рану.

Я закрыла глаза и прижала голову к его плечу, пока он

отнимал пропитанный кровью шарф от дырки у меня в боку. Я подавила стон, когда он дотронулся до раны.

- Прости, любимая,- Клинт чмокнул меня во влажный лоб.- Порез глубокий, но, похоже, основной удар приняло на себя ребро. Давай посмотрим, сумею ли я что- нибудь сделать, чтобы ты не истекла кровью.

- Было бы хорошо,- едва слышно проговорила я.

Клинт обмотал шарфом мой торс, сделав временную

повязку. Мне не хотелось производить много шума, но было чертовски больно, и я не удержалась, заскулила.

- Идти сможешь? - спросил он, оставшись доволен результатом своих усилий.

- Если ты поможешь,- прошептала я.

- Я всегда тебе помогу - Он коснулся моей щеки, потом его губы мягко встретились с моими,- Я здесь как раз для этого.

Фриман обхватил мои плечи одной рукой, второй поддержал за локоть и поднял меня с земли.

- Ой, черт, как больно.- Я тяжело пыхтела, меня прошиб пот.

- Знаю, Шаннон, девочка моя, знаю,- сказал он, помогая делать первые крошечные шаги.- Мы почти у цели. Как только достигнем деревьев, тебе сразу станет лучше.

До меня смутно дошло, что мы проковыляли мимо Рианнон, которая молча лежала, сжавшись в комочек, у подножия ближайшего дуба. Затем я тоже оказалась у основания дерева-гиганта. Клинт осторожно прислонил меня к стволу, покрытому бархатным мхом.

«Добро пожаловать, Возлюбленная Эпоны, Избранная Богини».

Для меня эти слова прозвучали как чудесная музыка.

- Привет,- пробормотала я, прижимаясь щекой к мягкому мху,- Пожалуйста, помоги мне. Очень больно.

«Мы слышим тебя, Избранная».

Я почувствовала внезапный прилив тепла во всем теле и мгновенно успокоилась, как после обезболивающего укола.

- Спасибо, старожил,- Я дышала ровнее, тело поддалось исцеляющей силе дерева.

- Легче? - Клинт опустил руку на мое плечо.

Я молча кивнула.

- Настолько хорошо, что сможешь поменять миры? - Голос его не дрогнул, но звучал довольно глухо.

Я посмотрела ему в глаза и неожиданно поняла, что если скажу: «Нет, давай подождем, пока рана затянется», то вообще никуда не двинусь с этого места. Останусь здесь навсегда и буду женой этого чудного мужчины, любовью всей его жизни.

«Это должно быть твое решение, Возлюбленная. Твое и шамана».

Я закрыла глаза и тяжело привалилась к дереву.

- На самом деле нет никакого выбора,- прошептала я, обращаясь к своей Богине.

В этом мире я была учителем английского, дочерью самого лучшего отца, могла бы стать женой человека, который очень сильно меня любил. В Партолоне я служила символом безопасности и свидетельством того, что Богиня благоволит к своим подданным и заботится о них.

Где- то глубоко внутри, словно взмахи крыльев пересмешника, я почувствовала легкий трепет, напомнивший мне, каков должен быть мой выбор.

Я открыла глаза и печально улыбнулась Клинту.

- Настолько хорошо, что смогу поменять миры,- заверила я его.

Он кивнул всего один раз.

- Мы знаем, что делать. Я помогу тебе встать над ручьем, а сам займу такое же положение по другую сторону деревьев. Ты начнешь звать Клан-Финтана.

Насмешливый хохот Рианнон прозвучал несколько натужно. Мы с Клинтом разом обернулись. Она по-прежнему лежала, свернувшись у корня дерева, всего в нескольких футах от нас. Волосы - спутанная копна, взгляд - остекленевший, рассеянный.

- Ты не сможешь вернуться.

От ее слов мне стало холодно.

- Разумеется, смогу. Мне это почти удалось, только появление Нуады помешало перемещению.

Теперь к смеху примешались всхлипывания.

- Тоже мне, Избранная! Ничегошеньки ты не знаешь,- съязвила она, а потом, видимо, собралась, утерла глаза и села прямо,- Ты можешь вызвать своего дружка- кентавра в рощу и, быть может, даже дотронуться до него благодаря магии деревьев, но тебе не удастся вернуться кнему без жертвоприношения,- Она мотнула головой совсем как я, и мне стало от этого неприятно,- Спроси у своей Богини, если не веришь.

Клинт подошел к Рианнон и присел рядом точно так же, как делал это для меня.

Я вновь удивилась мягкости, с какой он обратился к ней:

- Рианнон, мне не понадобилось никакого жертвоприношения, чтобы переместить сюда Шаннон. Я просто позвал ее, и она пришла.

Рианнон повернула голову, и ее лицо оказалось очень близко от лица Клинта. Со стороны могло показаться, будто ребенок делился секретом со своим товарищем по играм или любовница открывала какую-то тайну своему возлюбленному.

- Это я сделата,- Ее шепот прозвучат очень громко в тишине опустевшей рощицы,- Я призывала Нуаду много ночей подряд, чувствовала его, но никак не могла перетащить сюда, хотя жертвовала кровью, как полагалось. Что-то его удерживало.

- В ту ночь ты кого-то убила? - В голосе Клинта слышалось безграничное горе.

- Да,- Слово так и повисло в воздухе,- Вот почему тебе удалось завершить колдовство и переместить ее сюда,- Только тогда она посмотрела на меня, но вместо ненависти я увидела в ее глазах пустоту и усталость.

- А в тот день, когда здесь появился Нуада?

- Я принесла еще одну жертву. Только тогда Нуада явился в этот мир легко, по первому зову.

- Это может быть правдой,- нервно сказала я.

Клинт посмотрел на меня, одной рукой дотронулся до щеки Рианнон, мокрой от слез, а вторую крепко прижал к стволу болотного дуба. Он закрыл глаза и весь ушел в себя. Его аура мерцала так ярко, что мне пришлось прикрыть веки.

Когда свет погас, Клинт посмотрел на меня. В глазах его читалась безграничная печаль.

- Она говорит правду.

- Что ж, если нужна кровь, то вон ее сколько льется из моего бока! - в расстройстве завопила я.

Рианнон медленно покачала головой.

- Нужна только смерть. Этот урок я хорошо усвоила в Партолоне. Прайдери преподал его Бресу, а тот - мне.- Я с удивлением заметила, что лицо ее побелело.- Трехликая Тьма торжествует в смерти.

Я вспомнила рассказы Аланны о неудачных попытках Рианнон поменяться со мной местами. Аланна ясно дала мне понять, что те эксперименты были связаны с ужасными смертями, а потом я сама чересчур хорошо узнала, какое зло несет Прайдери.

- Отлично. Мы зарежем животное,- От мысли о том, что придется перерезать глотку какой-нибудь бедной зверюге, чтобы принести ее в жертву, мне стало немного не по себе, но все-таки это было лучше, чем альтернатива.

- Не поможет,- Рианнон не отрываясь смотрела на меня,- Ты должна пожертвовать человеческой жизнью, чтобы пройти сквозь грань.

Я беспомощно взглянула на Клинта. Он лишь кивнул в знак согласия.

Я совсем поникла.

«Путь назад заказан. Я никогда не сумею вернуться в Партолону».

Сознание этого буквально убивало. Я закрыла глаза, и мои слезы закапали в сырой мох.

«Какой же это выбор? - сердито спросила я Богиню,- Если таково правило, тогда выбор не имеет никакого отношения к нашему с Клинтом желанию».

«Вернуться или нет, решаешь ты, Возлюбленная. Но выбор - послать тебя туда или нет - остается за шаманом»,- промелькнул у меня в голове ответ, сбивающий с толку.

Я услышала шорох, открыла глаза и увидела рядом Клинта, который стоял, чуть ли не касаясь моего раненого бока. Он так и не отпустил Рианнон, но-прежнему крепко удерживая ее за руку. Однако она не вырывалась, а покорно стояла рядом. Должно быть, наша троица представляла собой странную картину. В центре - Клинт, по бокам - дамочки-двойники.

Я вопросительно посмотрела на Фримана. В его глазах сквозили глубокая печаль и решимость. Это меня напугало.

- Я сделал выбор, Шаннон. Всегда помни, что я пошел на это добровольно.

Не успела я ни о чем спросить, как он повернулся к Рианнон.

- Я не могу оставить тебя здесь одну. Ты это знаешь,- Его низкий спокойный голос звучал ласково.- С этого все и началось. Ты слишком часто оставалась одна. Рядом не было никого, кто направлял бы тебя по-настоящему.

Рианнон не ответила, но глаза ее округлились, а голова резко дернулась в кивке, словно подтверждая его слова.

- Я больше никогда не оставлю одну ни тебя, ни нашу дочь. Никогда,- по-доброму улыбнулся Клинт. Потом он повернулся ко мне: - Только теперь я понял. Помнишь, ты просила меня пожалеть ее? Но ей нужна не жалость, а сострадание. Ей нужно, чтобы о ней заботились, приглядывали за ней и удерживали от поступков, способных ранить других, ее и ребенка, которого она носит. В конце концов, она лишь сломленная часть тебя самой.- Он коснулся моей щеки,- Разве я могу не любить ее, Шаннон, девочка моя?

Фриман отнял руку от моей щеки, полез в глубокий карман своего пуховика и достал оттуда нож Рианнон.

- Клинт! - вскрикнула я, не сумев подавить страх.

- Ш-ш,- тихо сказал он,- Все решено.

Он притянул к себе Рианнон, отпустив на секунду руку и обхватив за плечи, чтобы прижать к себе как можно крепче. Одним быстрым движением Клинт приставил лезвие ножа к мягкой точке пониже своего левого уха. Не успела я шевельнуться, как он резанул сверху вниз и рассек шею вместе с двумя главными артериями, которые проходят в том месте очень близко к коже.

- Клинт! - завопила я.

Все во мне всколыхнулось, не желая верить тому, что он совершил.

Клинт выронил нож и прижал правую руку к стволу дерева. Голова его поникла, он прислонился лбом к стволу. Кровь била из раны, окутывая Рианнон и его самого алым покрывалом. Рианнон дико всхлипывала, пытаясь вырваться из железной хватки.

Я двинулась к нему, но он пригвоздил меня взглядом и прохрипел:

- Не смей. Так должно быть.

Я увидела, как он закрыл глаза, а его аура запульсировала еще сильнее.

Клинт прерывисто втянул в легкие воздух, затем открыл рот и огласил все вокруг оглушительным криком, перелетевшим из одного мира в другой:

- Клан-Финтан, приди!

Кора, покрытая мхом, дрогнула под моими обескровленными ладонями. Я видела, как Клинт толкнул ствол. Дерево поглотило часть его левого плеча и вырывающуюся Рианнон. Геркулесовым усилием он сумел повернуть голову и поймать мой взгляд. В лице его не было ни кровинки, если не считать тех, что брызгали из густого красного потока, льющегося из раны. Рука Фримана дрожала, когда он поманил меня.

- Идем,- одними губами, без звука, проговорил он.

Я схватила его похолодевшую руку и позволила утянуть себя в дерево.

Все звуки стихли, время остановилось. Мы словно погрузились под толстый слой воды. Клинт с трудом шел вперед, оставляя за собой кровавый след, и тянул нас обеих. Я не могла дышать, не могла думать. Меня охватила паника.

«Думай о Клан-Финтане!» - Голос Богини был той самой соломинкой.

Я сразу уцепилась за нее и послушалась Эпону.

Я заставила себя не смотреть на Клинта и Рианнон - ужасающее зрелище. Я не обращала внимания на боль в боку и тяжесть, давившую сверху. Я думала о своем супруге, вспоминала запах разгоряченной кожи, его смешливость и то, как он нежностью укрощал свою силу. Я думала о том, что он отец моего ребенка, пока еще не родившегося.

Тогда сквозь густую тьму передо мной начало пробиваться голубое свечение. Но этот сапфировый свет шел не от Клинта, который больше не держал меня за руку и не вел за собой.

Я оглянулась. Клинт обеими руками обнимал Рианнон. Она стояла лицом к нему, и он прижимал ее к себе, словно они были любовниками. На моих глазах Рианнон медленно подняла руки и обхватила его за плечи. Их окружала кровь, но вместо того, чтобы заглушить его ауру, алый цвет слился с пульсирующим сапфировым, создавая новый оттенок - насыщенный темно-фиолетовый. Я сразу кое-что вспомнила. Точно такой цвет спелой сливы окаймлял мою серебристую ауру.

Клинт, должно быть, почувствовал мой взгляд, потому что посмотрел на меня из-под прикрытых век. Губы его задрожали, и я прочитала по ним знакомое ласковое обращение: «Шаннон, девочка моя». Потом его глаза закрылись, он повернул голову и зарылся лицом в пышную шевелюру Рианнон.

Я почувствовала, как тьма вокруг нас начала твердеть, и повернулась туда, где прежде пульсировал голубой свет.

Сквозь густую тьму ко мне протянулась рука. Не раздумывая ни секунды, я вцепилась в нее изо всех сил.

Дерево исторгло меня вместе с потоком жидкости. Я лежала на земле, прерывисто дышала и стонала от боли в боку. Потом начался кашель и дикая рвота. Перед глазами все плыло, в ушах стоял нестерпимый звон. Учащенно билось сердце. Мне казалось, что я одновременно замерзаю и горю огнем.

«Должно быть, это шок»,- подумала я отстраненно.

Я ничего не видела, ничего не слышала, только орала от боли, когда сильные руки подхватили меня с земли. Я словно оказалась в знакомой колыбели и неслась в ней сквозь пространство. Голова коснулась теплой кожи, я узнала запах сладкой травы, лошади и мужчины.

«Вот я и дома»,- мелькнуло у меня в голове, прежде чем я провалилась в забытье.


предыдущая глава | Богиня по зову сердца | cледующая глава