home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5

Для начала мне бросились в глаза поразительно зеленые болотные дубы. Даже снег им был нипочем. Живость здоровой летней листвы производила сильное впечатление. Все здесь было мне знакомо, в первый момент чуть ли не показалось, будто я находилась в рощице Партолоны. Хотя, конечно, снег здесь был совершенно неуместен, как и следы от снегоходов.

Я проследила взглядом, куда они вели, и наткнулась на машины, их оставившие. Снегоходы были брошены возле маленького ручейка, который, извиваясь, пересекал поляну. Я с трудом оторвала взгляд от зеленой листвы Дубов, перевела его на стволы, покрытые мхом, а затем - на двоих людей, стоявших рядом.

Рианнон расположилась у дерева на левом берегу ручейка. Здесь на снегу тоже был очерчен круг, как в парке Чикаго, но она стояла не в нем, а снаружи. Круг опоясывал оба дерева и часть ручья между ними. В самом его центре я безошибочно узнала съежившуюся фигуру Бреса. Он опустился на колени лицом к Рианнон и спиной ко мне. Я разглядела его голый торс и подумала, что ему, наверное, холодно. Потом быстро перевела взгляд ниже, надеясь, что остальное он все-таки прикрыл, и с облегчением поблагодарила Богиню. Брес остался в джинсах. Если бы он поднял голову, то сразу увидел бы меня. Но его голова оставалась склоненной, а руки были сложены перед грудью, словно он молился.

От одной мысли насчет того, о чем он мог молиться, у меня внутри все сжалось.

На Рианнон была та же рыжая лисья шуба, которую она носила в Чикаго. Что-то долго она ее не меняла.

Я направилась к ней, бормоча сквозь стиснутые зубы:

- Надеюсь, черт возьми, эта дамочка не собирается разоблачаться догола.

Я удивлялась, как она до сих пор меня не заметила, и внимательно ее рассматривала, пока шла. Она тоже склонила голову. Волосы неукрощенной гривой свободно падали на спину. Я дотронулась до собственных непокорных кудряшек и невольно спросила себя, не произвожу ли такое же впечатление на других людей. Однако сейчас на мне была тугая шапочка, натянутая до ушей, так что волосы не могли себе позволить особого буйства.

Тут мое внимание отвлекло какое-то движение на той стороне поляны. За живой изгородью, недалеко от двух дубов, на секунду мелькнула зеленая шапка Клинта. Я улыбнулась, постаралась молча просемафорить ему, что оценила хорошую диспозицию, потом быстро стерла с лица улыбку. С моим-то везением Рианнон могла заметить меня именно в этот момент. Она сразу просекла бы, что означали эти глупые ухмылочки. Сама не знаю почему, но мне не хотелось, чтобы она догадалась о присутствии Клинта. Просто я доверяла своим инстинктам, которыми часто управляла моя Богиня.

Я вновь сосредоточилась на Рианнон. Она не держала руки перед собой, как Брес, а вытянула их в стороны ладонями вниз и слегка расставила пальцы, словно изображая перевернутый знак победы.

Победа вверх тормашками. По мнению Рианнон, так было бы, если бы я взяла над нею верх.

- Надеюсь, так и будет,- пробормотала я.

Мой голос разнесся по всей притихшей поляне. Рианнон резко обернулась. Наши взгляды встретились, и мы обе замерли. Нас разделяло всего несколько шагов. Вокруг падали хрустальные яркие снежинки, словно Богиня сыпала с облаков блестки. До полудня было далеко, но небо над священным местом потемнело, усиливая атмосферу потусторонности.

Мы с Рианнон моргнули одновременно.

Я как раз подумала о том, что она злоупотребляет косметикой, когда эта поганка разомкнула губы, напомаженные бронзовым блеском, и заговорила моим голосом с партолонским мелодичным акцентом:

- Ты не так привлекательна, как я.

Волшебство момента мгновенно рассеялось.

- Вот как? - попробовала я съязвить,- А я как раз думала, что на тебе слишком много косметики. Это здорово старит.

Она вздернула бровь и скрестила руки на груди, я машинально повторила этот жест.

- Зачем ты здесь, Шаннон? - сразу перешла к делу Рианнон.

- Мне кажется, нам нужно поговорить.

«Черт возьми, какая ерунда».

Она улыбнулась и тихо рассмеялась:

- А с какой стати мне говорить с тобой, школьной училкой? - Последнее слово она произнесла как оскорбление.

«Не теряй самообладания,- сказала я себе,- Вдохни поглубже. Успокойся».

- На то есть причина, и не одна. У нас с тобой, видимо, много общего. Я подумала, что было бы неплохо с тобой познакомиться,- Я вовсе не собиралась этого говорить, но интуиция подсказывала, что нужно развязать ей язык.

Рианнон сощурилась, на безукоризненно гладком лице появились тонкие морщинки.

«Взять на заметку! Никогда не щуриться!»

- А мне не интересно с тобой знакомиться,- Но что-то в ее тоне подсказывало, что она не совсем искренна со мной.

«Или с собой»,- промелькнуло у меня в голове.

- Да брось ты! - расхохоталась я.- Ты не менее любопытна, чем я. Только посмотри на нас! Мы абсолютно одинаковы. Распрямить мне волосы, смыть с тебя косметику, напялить на меня длинную шубу, и получатся двойники,- Я опустила руки,- Наверняка у тебя найдется несколько вопросов, которые ты хотела бы мне задать. Я-то знаю, что у меня их целая пропасть.

- Пропасть - это сколько?

- Вот видишь! Это вопрос. «Пропасть» на американском сленге означает «очень много».- Прежде чем она успела что-то сказать, я продолжила: - Теперь моя очередь задавать вопрос. Что, черт возьми, здесь делает твой бойфренд?

Лицо Рианнон, на секунду расслабившееся, вновь обрело выражение хитрой настороженности.

- Брес вовсе мне не бойфренд. Он мой слуга, связанный со мной кровью и выполняющий мои приказы.

- Ты говоришь как в кино, но смысла в твоих речах не так уж много. Нельзя ли изъясняться современным языком, чтобы я могла понять?

Секунду мне казалось, что сейчас с ней случится один из тех приступов ярости, о которых так много рассказывала Аланна, но, видимо, она взяла себя в руки, потому что просто сказала:

- Очень хорошо.

Пальцем с наманикюренным бронзовым ногтем Рианнон ткнула в Бреса, а затем описала грациозную дугу, указывая на поляну, окружавшую нас.

- Брес готовится к зову.

Почему- то мне это не очень понравилось.

- Я по-прежнему не понимаю.

- Все время забываю, что ты ничего не смыслишь в древних тайнах. Мы двойники только внешне,- произнесла Рианнон так снисходительно, что я невольно стиснула зубы.- Я вызываю защитника, а Брес послужит сосудом, в который тот вселится.

- Боже правый! - выпалила я, как только до меня дошел смысл сказанного - Неужели ты считаешь Нуаду телохранителем? - У меня пошел мороз по коже.

- Нуада! - фыркнула она.- Так называет себя этот дух. А ты откуда знаешь?

- Знаю, потому что помогала разделаться с ним в Партолоне! Никакой он не великодушный защитник, а воплощение зла. Ты возродила к жизни дух предводителя тварей, демонов, которые чуть не разрушили твой прежний мир.

- Значит, этот Нуада обладает большим могуществом? - задумчиво спросила она, вместо того чтобы ужаснуться.

- Рианнон, он само зло, которое не будет никого защищать. Нуада не сохраняет жизни, а уничтожает их.- Подовольному выражению ее лица я поняла, что не добилась никакого толку, тогда вздохнула поглубже и добавила: - Он убил твоего отца.

- Ты лжешь! - огрызнулась дамочка.

- Мне очень жаль, что приходится говорить тебе об этом, но твоего отца нет в живых вот уже полгода. Это произошло на моих глазах. Фоморианцы атаковали замок Маккаллан. Его защитники оказались не готовы. У них не было ни одного шанса,- Я замолчала, стараясь унять дрожь в голосе.

Чуть не потеряв недавно собственного отца, я глубоко сочувствовала Рианнон.

- Эпона погрузила меня в магический сон и позволила стать свидетельницей битвы. Он сражался благородно, унес с собой жизни десятков тварей и пал смертью героя,- В лице Рианнон не осталось ни кровинки,- Когда ты призвала в этот мир Нуаду, он появился на этой поляне в одно время со мной, поэтому нашел меня вместо тебя и отправился в мой дом,- Я говорила слова медленно и четко,- Этот монстр чуть не убил моего отца.

- Ложь,- прошипела она.- Ты лжешь из зависти. Тебе невыносима мысль о том, что я обладаю большей властью, чем ты.

- Да мне наплевать, есть у тебя власть или нет, идиотка! - презрительно выпалила я,- Мне совсем не хочется оставаться в этом мире. Я давно вернулась бы в Партолону, если бы ты не возродила эту тварь. Единственная причина, по которой я до сих пор торчу в Оклахоме, состоит в том, что мне нужно разгрести за тобою грязь. В очередной раз.

- Ты не смеешь говорить со мною в таком тоне,- бесстрастно, но угрожающе произнесла Рианнон.

- Даже лицо ее изменилось и больше не напоминало мое. Она внезапно превратилась в совершенно незнакомое существо.

- Послушай, Рианнон, ты больше не в Партолоне, а я не твоя рабыня. Тебе не напугать меня. Я буду говорить так, как сочту нужным. Мне хотелось быть доброй с тобой, особенно после того, как Эпона продемонстрировала то прошлое, из-за которого ты стала такой зловредной.

- Рианнон дернулась, словно получила от меня удар, однако я продолжала гнуть свое:

- Но ты делаешь все, чтобы я забыла о доброте. Думаю, твоя проблема в том, что за всю жизнь тебе ни разу не сказали «нет». Вот ты и росла избалованной паршивкой, портила все на своем пути. Теперь ты стала эгоистичной, зловредной стервой. При обычных обстоятельствах я бросила бы тебя одну, чтобы ты выбиралась из всех проблем, как уж сумеешь. Надеюсь, в конце концов до тебя дошло бы, что ты нуждаешься в серьезном лечении. Но проблема в том, что ты перешла на темную сторону и каким-то образом умудрилась впустить в этот мир безумную злобную тварь. Черт, Рианнон, если ты не знаешь, то в Оклахоме обычно не бывает снегопадов,- сказала я с издевкой,- Это неестественно, как и то колдовство, к которому ты прибегла,- Я шагнула к ней.- А теперь я хочу, чтобы ты отослала ту дьявольскую тварь обратно в ад или еще куда, чтобы мне можно было вернуться домой, где и полагается быть.

- Я отошлю тварь туда, где ей полагается быть, - Голос Рианнон звучал холодно и очень сдержанно,- Смотри и запоминай, училка.

- Она резко отвернулась и с громким криком воздела Руки над головой. Брес начал молиться вслух. Слов я не разобрала, но мое тело на них отреагировало. Волосы встали дыбом, и мне показалось, что я угодила в самый центр грозы. К хриплому гортанному голосу Бреса присоединился певучий говорок Рианнон. Она подошла к нему ближе, но, как я заметила, старалась не переступать границу круга.

Не поднимая головы, Брес разжал пальцы и протянул к ней руки. В открытой ладони, несмотря на серый снежный день, зловеще сверкнуло лезвие.

- Ну вот, приехали,- пробормотала я, готовясь то ли рвануть вперед и выбить нож из его руки, то ли закрыть глаза, словно на киносеансе, где показывают ужастик.

Пока я решала, что делать, Брес поднял голову. Я с испугом увидела, как менялись черты его лица, будто вылепленного из мягкой глины. Сначала ноздри и губы сомкнулись, словно их запечатали, затем сверкнули злобным огнем глаза. Через секунду это были уже черные впадины, рот оказался утыкан клыками. Лицо его снова изменилось. Я тупо смотрела на невероятно красивого мужчину, каких в жизни не видела, потом заморгала и сглотнула желчь, подступившую к горлу, а Брес тем временем снова превратился в доходягу.

- Рианнон вообще никак не отреагировала на эти жуткие метаморфозы. Она отняла у него нож и двумя быстрыми движениями, словно Зорро, напрочь спятивший и забывший правописание, начертила у Бреса на груди огромный красный крест. Кровь тут же потекла из ран тонкими струйками.

- При ее появлении темп их молитвы резко усилился. Краем глаза я заметила, как в стороне шевельнулось темное пятно, мгновенно повернула туда голову и увидела то, от чего у меня екнуло сердце и похолодела кровь.

Чернильное пятно метнулось вперед. Рианнон, должно быть, тоже почувствовала его присутствие, потому что обернулась. Она увидела черную бесформенную массу, сощурилась и сменила слова молитвы, но я по-прежнему узнавала среди них только имя твари.

- Нуада айрих мо ду! Нуада айрих мо ду! Нуада айрих мо ду!…

Так продолжалось до бесконечности, словно играла заезженная пластинка. Черное пятно начало подниматься и принимать узнаваемые очертания Нуады. Из придатков, напоминавших руки, выросли когти. Из черной кляксы с дрожанием вылезли еще две конечности и приняли форму ног. Потом расправились крылья. По лицу твари пробежала дрожь, раскрылась пасть, чтобы произнести первые слова:

- Женщина,- пробулькал он гортанно,- Я здесь по твоему повелению.

Он не сводил глаз с Рианнон, а меня вроде бы не замечал.

- Я чту твое послушание,- обольстительно произнесла эта мерзавка,- Теперь слушай мой следующий приказ - вселись в тело моего слуги.

Из ужасного рта вырвалось то, что можно было с натяжкой назвать смехом.

- У тебя хватило могущества пробудить меня, женщина. Но твоего жалкого жертвоприношения кровью не достаточно, чтобы повелевать мною.- Он подполз ближе к тому месту, где мы стояли,- Ты поступила глупо. У меня нет ни малейшего желания быть твоим слугой, зато я желаю отведать тебя.

С неожиданной быстротой Рианнон схватила меня за руку.

- Что, черт возьми, ты делаешь! - завопила я, пытаясь вырваться и в то же время не упустить из виду Нуаду, который подползал все ближе.

Он услышал мой крик и замер.

- Я вижу, вас здесь двое,- прошептал монстр,- Тем лучше, женщины. Тем лучше,- Шипение, последовавшее за этим, означало смех.

Неожиданно Рианнон грубо притянула меня к себе и тем же быстрым уверенным движением подняла руку, в которой держала нож. Последующие события произошли молниеносно, будто кто-то нажал на гигантскую кнопку быстрой перемотки, и наши жизни отреагировали на это. Я почувствовала разрывающую боль в боку. Что-то тошнотворно заскрежетало о ребро.

Мысли сразу спутались.

«Богиня! Неужели Рианнон убила мою дочь?»

Тело начало неметь. Я ничего больше не чувствовала, кроме влажной теплой крови. Колени ослабели, в ушах загудело, но я все равно расслышала безумный крик Клинта.

Рианнон разрезала ткань куртки и принялась разрывать слой за слоем всю мою одежду, успевшую пропитаться красной кровью, чтобы обнажить глубокую уродливую рану в левом боку. Мне показалась, будто я превратилась в камень, когда увидела, как она по-змеиному высунула розовый язык и слизала кровь с лезвия ножа.

Нуада увидел мою кровь. Его тело затрепетало и задергалось.

- Теперь я повелеваю тобой! - Голос Рианнон зазвучал гораздо громче и пронесся эхом по всей поляне,- Этой кровью ты связан со мной. Ведь я пожертвовала кровью и телом жрицы, Избранной Эпоны, а это все равно что своими собственными. Ты должен подчиниться,- Мои колени подогнулись, но Рианнон какой-то неестественной силой удерживала меня прямо, поэтому я по-прежнему смотрела в лицо Нуаде,- Вселись в моего слугу! - пронзительно заверещала она.

После этого приказа тело монстра потеряло упругость и разлилось черной ядовитой лужей на белом снегу. Маслянистое пятно, бывшее когда-то Нуадой, переместилось в круг, и в то же мгновение из леса выскочил Клинт. Чернота облепила Бреса, продолжавшего молиться, дрогнула и исчезла внутри его тела. Нуада пропал. Молитва оборвалась. Брес медленно поднял голову. Его открытые глаза светились красным огнем.

- Шаннон! - голос прозвучал будто издалека, хотя я видела, что Клинт находился всего в нескольких футах от меня.

Я попыталась ему ответить, но Рианнон швырнула меня к нему и прорычала:

- Мне следовало догадаться, что ты будешь рядом.

Меня подхватили руки Клинта, а сам он опустился на колени, стараясь загородить мое тело.

- Что ты наделала, Рианнон? - Фриман осекся, рванул с себя шарф, свернул его клубком и придавил им кровоточащую рану в моем боку.

- А еще мне следовало бы догадаться, что ты предпочтешь ее.- Голос Рианнон источал сарказм,- Ты всегда был слабаком. Молюсь, чтобы твоя дочь унаследовала мою силу.

Клинт дернулся, словно его ударили.

- Дочь!… Нет, не может быть.

Рианнон расхохоталась:

- Разумеется, может. Хотя я пока не решила, оставить этого ребенка или нет.

Клинт переместил меня так, чтобы высвободить правую руку. Я почувствовала, что он расстегнул молнию на своей куртке, полез во внутренний карман и достал пистолет. Потом Фриман твердой рукой нацелил ствол на Рианнон.

Она не шелохнулась, только беспрестанно переводила взгляд с Клинта на то существо, которое неподвижно лежало в центре круга.

- Я должен был тебя убить в ту ночь, когда понял, какая ты на самом деле.- Клинт говорил спокойно и разумно, что никак не вязалось с дикой ситуацией.

- Но ты не мог убить меня,- промурлыкала Рианнон,- Мы ведь играли с тобой в наши маленькие игры. Только не притворяйся, будто не помнишь, что мы творили под покровом ночи. Ты ведь не забыл, как кровь, смешиваясь с семенем, брызнула из твоего пульсирующего члена, когда ты позволил мне вскрыть его.

Клинт только крепче обнял меня и ответил:

- До прошлой ночи я бы сказал, что ты права. Меня неотступно преследовали воспоминания о тех извращениях, которым мы предавались.- Клинт на мгновение перевел взгляд туда, где неподвижно лежал Брес,- Да, вместе с ним. Но больше это не повторится. Я излечился от тебя и твоей грязи,- Я ощутила, как напряглись его мускулы, когда он крепче сжал пистолет,- Лучшее, что я могу сделать для этого мира,- это избавить его от такой напасти, как ты и твое дитя.

С огромным усилием я заставила свою руку опуститься на локоть Клинта. Он тут же посмотрел мне в глаза.

- Помни свое обещание.

Я даже не ожидала, что мой голос окажется таким сильным. Однако он звучал так, словно это говорила не я, а кто-то другой, из другого мира.

- Ты поклялся мне.

Клинт стиснул зубы. Я видела, что он боролся сам с собой. Потом его рука с пистолетом медленно опустилась.

- Слабак и есть слабак! - издевательски рассмеялась Рианнон,- Что с тебя взять. Жалкая сломленная тень того, кем ты мог бы стать. Ты не представляешь для меня никакой угрозы,- Не переставая хохотать, она повернулась к нам спиной и направилась к кругу.

Не доходя несколько дюймов до черной окружности растаявшего снега, мерзавка остановилась. То существо, которое еще недавно было Бресом, пожирало ее красными глазищами.

- Нуада!…- проворковала она,- Ты не считал меня достаточно могущественной, чтобы потребовать от тебя подчинения. Ну а кто из нас глупец теперь? - спросила Рианнон с придыханием.

- Это я, госпожа,- покорно согласилась тварь.

- Кому ты будешь подчиняться, Нуада? - подсказала она.

Тело, обретшее нового хозяина, задергалось.

Ответ прозвучал как рычание:

- Я буду подчиняться тебе, госпожа,- Рабская покорность слов противоречила снисходительному тону, каким обычно разговаривают с избалованным ребенком.

Тогда Рианнон подняла руку и врезала по морде тому существу, в котором теперь обитал Нуада. Я успела заметить, что в этот момент в воздухе появилась рябь, словно ладонь преодолела какое-то невидимое препятствие. В то же мгновение на бледной коже Бреса вспух толстый красный рубец. Обычная пощечина таких не оставляет.

- Ты научишься со мной разговаривать. Я с удовольствием преподам тебе урок.

Я почувствовала, что Клинт напрягся от ее слов, и посмотрела ему в лицо. Оно было словно вырублено из камня. Он, видимо, тоже был посвящен в то, как проходили частные уроки Рианнон.

- Ну все, с меня хватит,- решительно сказал Фриман.

Не выпуская меня из объятий, он сбросил куртку, затем одной рукой быстро стянул с себя толстый свитер и остался в джинсах и футболке. После этого Клинт подоткнул свитер мне под спину так, чтобы голова и плечи не лежали на снегу, и укрыл меня курткой, все еще хранившей тепло его тела.

Эти хлопоты привлекли неподвижный взгляд твари. Рианнон заметила, что больше не является центром внимания своего раба, обернулась и угрожающе прищурилась. Она увидела, что Клинт стоит выпрямившись во весь рост, и сменила боевое настроение на игривое.

- Тебе что, тоже понадобился еще один урок послушания? - насмешливо спросила эта поганка.

- Не совсем,- ответил Клинт, поднимая пистолет и прицеливаясь.

Превозмогая боль, я сделала глубокий вдох, чтобы криком остановить его, но за секунду до того, как нажать на курок, Фриман перевел ствол с Рианнон на тварь, находящуюся внутри круга.

Выстрел прозвучал оглушительно, но все равно не перекрыл безумный вопль, исторгнутый из горла Рианнон, когда на лбу Бреса появилась дырка в алом обрамлении.

- Нет! - закричала она.

Тем временем тело сложилось в коленях и тяжело рухнуло лицом вниз, выставив напоказ окровавленный кратер, который еще секунду назад был затылком Бреса.

Рианнон оторвала взгляд от своего раба и уставилась на Клинта.

Потом она заговорила, брызжа слюной, которая так и летела с бронзовых губ, при этом вид у нее был слегка безумный:

- Ты убил его. Но ведь этого не должно было сл учиться. Ты не мог причинить ему вред, пока он находился в пределах нарисованного круга.

Клинт пожал плечами и спокойно воспринял ее дикий взгляд.

- Помни на будущее, что это Оклахома. Ты больше не в Партолоне, а пулям наплевать на круг из растаявшего снега.

- Особенно если стреляет верховный шаман,- добавила я.

Клинт и Рианнон удивленно заморгали, глядя на меня. Мой бок горел от боли, но голос звучал удивительно сильно. Тут напрашивались два варианта. Либо это был хороший знак, либо я испытывала последний всплеск адреналина, перед тем как трагически умереть.

За спиной Рианнон я увидела какое-то движение. Мертвое тело Бреса дернулось, начало извиваться, что опять привлекло наше внимание к кругу. С отвратительным хлюпающим звуком из трупа высвободилась жидкая тьма - Нуада.

- Вот черт,- сказала я.

Рианнон криво усмехнулась в ответ на мои слова. Ее смех истерически зазвенел, и тут я поняла, что она, должно быть, совершенно спятила.

- А что твои пули сделают с этим, шаман? - презрительно фыркнула она и повернулась лицом к твари: - Ты по-прежнему мой. Моя кровь повелевает тобой.- Трясущимся пальцем дамочка указала на Клинта,- Уничтожь его.


предыдущая глава | Богиня по зову сердца | cледующая глава